Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 25.05.2024, 05:37
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4121

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Да воскреснет Бог! (10)
Алексия Гравицкая
 
Молюсь за тончайшей завесою...
 
Молюсь за тончайшей завесою
За них, за себя - так недвижимо,
Беззвучно, смиренно, пристыженно,
За ширмой меж мною и бесами.
 
Завеса от ветра качается -
Становится ясным и видимым,
Кого я когда-то обидела.
Земля подо мной разверзается.
 
И рыже-кровавою раною
Стекает под ноги вся жизнь моя -
Такая ничтожно дешевая,
Такая заслуженно рваная.
 
Не стонами, даже не битвою
Себя оправдать и возвыситься.
Но ниже к земле - чтоб очиститься
Святой покаянной молитвою.
 
 
Битва
 
В единый гул и гром слились
Биенье сердца, топот, крики.
И пред глазами пронеслись
Гербы щитов и копьев пики.
 
И пыльным светлый воздух стал,
Расколот надвое мечами.
Железа лязг загрохотал
Раскатом молний над плечами.
 
Но вдруг явился некий знак
И поняла я - в нем спасенье, -
Остановился ход атак,
Поддавшись силе промедленья.
 
И меж воинственных сторон
(Своих и ставших вдруг врагами)
Я под пророчества ворон
Ступаю твердыми шагами.
 
И платья белого подол
Целует землю с крови вкусом -
Омыть бы всех живой водой,
Но ворон павших не отпустит.
 
Вздеваю руки к небесам
И вижу - внемлет сердце битвы
Произнесенным мной словам,
Словам божественной молитвы:
 
Бросают воины к ногам
Щиты, оружие, кольчуги -
За веру искренним слезам,
Не за противника заслуги.
 
Так оросите ж, как и я,
Водою слезной братьев павших,
Омойте бранные поля
Смиренной долей потерявших.
 

В МОНАШЕСКИХ ОДЕЖДАХ...
 
В монашеских одеждах, смиренно, не спеша
По неизвестной тропке плелась моя душа,
И робко оставались, скрепя, в снегах следы.
Пустое - за спиною, но вечность - впереди.
 
И черносмольный ворон метался надо мной,
Крылами отгоняя прочь воздух ледяной.
Такой же птицей черной была я и сама,
Когда кругом стелилась пребледная зима.
 
Звенел морозный воздух и с ним колокола.
На каждый звук удара я тихим шагом шла
Все ближе ко спасенью и к Отчему крыльцу -
К безмерно милосердному Небесному Отцу.
 
Торжественною рясой ложился белый снег
На темные одежды, на кротость нежных век.
Перед Отцом и Богом упала я Рабой.
С чужой Судьбой простилась - простилась я с собой.
 

Ксения Осенняя
 
В ОПТИНОЙ ПУСТЫНЕ
 
Всюду алые тени и отблеск заката.
Как пасхальные свечи сосны горят…
Так здесь будет всегда. Так здесь было когда то.
Все здесь – воздух, земля - эту память хранят.
 
Вечер тает как воск, зажигаются звезды.
Как свежо, как приятно всего лишь дышать!
Мир для этого тихого счастья был создан
Мы ж его и себя обрекаем страдать.
 
Где – то там вдалеке заливается птаха…
И мне кажется, так должен выглядеть рай.
Там у скитских ворот два гуляют монаха –
То отец Варсонофий и брат Николай.*
 
Их следы на душе, как на пыльной дороге -
Проступают отчетливо, словно узор.
Они вновь говорят о молитве и Боге,
Мне как будто бы слышится их разговор.
 
Я прошу их молитв и сама возсылаю
Тихий голос своей многогрешной души.
Он летит к небесам – я Творца восхваляю.
Песнь молитва звучит в благодатной тиши.
 

Простенькая вышивка.
 
"Воспоминание о снеге"
 
Какой волшебный падал снег в тот зимний вечер!
Он был так нежен, ласков, смел, очеловечен.
Его любила синева январской ночи,
Его лепила я в слова и в многоточья.
 
У фонарей сбивался он в отары, стаи,
Летел, кружился, прыгал, шел и все не таял.
Меня он сделал неземной, смешливой, белой,
Как будто я - одна душа, без стенок тела.
 
Циничный город обомлел и стал ребенком,
Агукал радостно и пел. Большим котенком
Мурлыкал сладко от его пушистой ласки.
Любил прохожих и стихи и верил в сказки.
 
Спасибо, Господи, Тебе за это чудо,
Я вышью в памяти его и не забуду.
Стежочки строчек по канве бумаги белой...
Как мне понравилось тогда летать без тела!
 

Листопад опять ворвался в сны...
 
"Точек зренья вечная война; Дерзновенье, страсть, полёт Икара... Мы живём – не в этом ли вина? Мы умрём – и в этом Божья кара!" АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО
 
Листопад опять ворвался в сны,
Все пожаром осени объяты.
Мы горим, не чувствуя вины
За октябрь, вновь дождем распятый.
 
Грустно улыбается нам вслед,
Желтый клен, в пунцовых язвах рдея.
Мы спешим уже… так много лет,
Незаметно для себя старея...
 
Ли-сто-пад опять ворвался в сны…
СТО ЛИ ПАДших листьев не взлетело?
Вновь грехом, как осенью, больны
Разум и душа, и даже тело.
 
Гордый дух взметнётся, как Икар,
Как Денница, получивший знанье
И любовь Творца не в плату, в ДАР.
Миг – полет…паденье…покаянье?
 
МЫ – творцы, создатели всех кар,
НАША вольная гордыня-гнилость…
Мы живем – и это Божий дар,
Мы умрем – и это Божья милость.
 

"Любовь-надежда-вера"
 
Какую скорбь скрывает этот мир,
Который весь апрель засыпал снегом?
Земля-мишень, вокруг пространство – тир,
И снова мелкой дробью сыпет с неба.
 
Расстрелена земля, душа с утра.
Тепло как кровь, из наших ртов сочится.
Подъем! К метро! - обычная муштра,
В казарму превращается столица.
 
Под толстым слоем фальши, на «ать-два»
Мы браво маршируем в полдень серый.
И теплится внутри едва-едва
Тот огонек с «любовь-надежда-верой».
 
Он нужен мне, чтоб помнить, ЧТО не так,
ЧТО стало только суетой бездарной;
Что этот день уже стремится в брак
С конвеерности жизни календарной.
 
Он нужен мне, чтоб попытаться ЖИТЬ,
И помнить, что не все мечты в утиле;
И для того, чтоб взять и изменить
Себя…и все, что изменить я в силе.
 

Анастасия Журавская
 
Воскресенье
 
Все расцветает в эти дни,
И лес наполнен пеньем,
И вешний мир цветет, звенит,
Сегодня – воскресенье!
 
И храм обходит крестный ход,
«Христос Воскресе!» льется.
Душа ликует и поет,
Сияет крест на солнце.
 

Колокол
 
Звени как утешенье сердцу,
что плачет горько над потоком,
звени, о колокол рассветный,
и пусть не будет одиноко
 
бредущим пыльными тропами,
идущим в гору. И в долине
звени, ликуя, над холмами,
зови на службу. И отныне
 
твой голос пусть в сердцах хранится,
твой благовест в ночи мятежный.
Пусть учится душа молиться,
и горечь лечится надеждой.
 

***
Чистота, белизна необъятных снегов,
Начинается таянье, каплет, не спится.
Каждый год к нам весна возвращается вновь
И надеждою светлою в сердце стучится.
 
Под березами, елями – всё островки,
Где земля и трава, остальное - под снегом,
И усыпан он шишками…
Будьте легки,
Уплывайте, пока ветер гроз вам не ведом.
 
Воробьи и синицы, и ветер в ветвях,
Дни наполнятся скоро и звоном, и пеньем.
А пока – тишина, соль в усталых глазах,
А душа замирает – вблизи –
Воскресенье…
 

***
Бывает горько на душе,
Хоть по сравненью с болью мира
Мои что скорби?! Но уже –
В слезах, и не хватает силы
 
Молиться долго, труд простой
Меня совсем не оживляет.
Сижу безгласна и с тоской
Смотрю, как день мой угасает.
 
И вдруг ясно радость  озарит:
Ведь с нами Бог! И понемногу
Душа очнется, вот творит
Уже молитву. Слава Богу!
 
 
***
Весна, без слез не вспомнить о тебе,
Где бологовских звезд медлительные струны
И снежный день в заброшенной Москве,
Запорошенной, но все так же юной.
 
Смотри на эти бледные слова,
Смотри с холма на лесенку крутую,
А если вдруг внезапно голова
Закружится, то посмотри в другую
 
Ты сторону, а там течет река
Свободно, будто не было в помине
Льдов городских, плывущих как века,
Скопившихся, как щепки на плотине.
 
Не хочется отсюда уходить, -
Хотя бы час оставьте мне, простите.
Здесь дышится  свободнее… Как быть? –
Нет времени, и вы домой хотите.
 
Нечасто так  могу  я  так редко постоять,
Чтоб ветер дул, и купола сияли.
Да, догоню, придется уж бежать,
Но ничего… Зато здесь – как в начале:
 
И вместе все, и все без седины;
До Пасхи – день, и радость на пороге,
И аромат ликующей весны, -
Небесный свет, врачующий убогих.
 

***
Теряя горькие цветы –
ночных фиалок отраженье,
плыви, венок, струись, теченье,
звени над холодком воды
 
Рассветная лесная весть,
слетайтесь, птицы, славить Бога!
Лети до горнего Чертога,
О благодарственная песнь!
 
 
***
О светозарная ночь, единственная в долгом году, и никто не ведает сна!
Сердца трепещут от радости, и смерть уже не страшна!
 
Благодатный огонь, пройдя по свечам, отразился на лицах.
Душа замирает – так дивно – явь? И правда, не снится.
 
Гроб пуст и отверст, как будто мы там, сделай шаг, загляни в пещеру.
Эта ночь показует любовь Господню, питает веру.
 
«Пребывайте с Ним, - говорил Святейший, - и тогда чего нам бояться?!»
Когда с нами Он, и мы с Ним, и лишь бы не разлучаться!
 
Мы прожили этот год, во спасение скорби узнали,
Возрадуемся сегодня, нам простилось то, в чем огорчали.
 
О милосердный Господь, простивший нам согрешенья,
Как хочется не распинать Тебя вновь грехами, не приносить огорченья…
 
 
***
Пречистая Царица мира!
Душой, отзывчивой как лира,
Пусть всяк поет хвалу Тебе,
Скоропослушливой к мольбе!
 
О Радость всех рабов скорбящих!
Прими недужных и болящих,
В печали, в радости, с мольбой,
Все на коленях пред Тобой.
 
Отрада наша, Утешенье,
Прими молебственное пенье,
И духом истинной любви
Надежду, веру оживи!
 

Понедельник Светлой Седмицы
 
Торжествующая Церковь ликует – Господь воскрес!
Да почувствуем это сердцем, что в час любой
Загорается чистой радостью – к нам с Небес
Нисходит благая весть, и наш грех и боль
 
Врачуются этим светом, этим теплом,
Безграничной Его любовью, побеждающей всё!
Как солнцем рассветным наполняется каждый дом
И душа – надеждой на то, что Господь спасет!
 
Как бы ни было трудно, да не опустим рук,
Немощны, но верны, потрудимся во спасенье.
Да минует нас горечь худшей из всех разлук –
Разлуки с Творцом… Да войдем в Его Воскресенье!
 

***
И стайка голубей у Плевенской часовни,
И первый тихий снег, и радость белизны.
Колокола вдали, и свет спокойный, ровный,
И осени иной чуть призрачные сны.
 
Дорожные огни. И город в сонной дымке,
И длинный список дел как ключ зажат в руке.
Часовня, дальше сквер – все так же, как на снимке,
И снова я бегу из лавки. Налегке?
 
Отвечу сразу: нет. Но это и не страшно –
Мне в радость груз земной, ведь знаю, это  -  крест.
И вот, на этот  снег гляжу легко, отважно,
И любоваться им душе не надоест.
 
И с радостью смотрю на день, который длится.
Снег скроет эту грязь еще до фонарей.
И льется чистый звон, и кажется, что снится
Часовня, первый снег и стайка голубей.
 

Коломенское
 
Вздохнуть из глубины души,
Вдохнуть холодный ветер чистый.
Высокий берег, холм и мглистый
Предзимний воздух чуть дрожит.
 
И можно слезы не стирать,
Их скроет все ноябрь снежный.
Здесь так всегда легко стоять
Почти посередине, между
 
Двух дивных храмов. До зимы
Осталось так уже немного.
И шум вокзальной кутерьмы
Приблизился.  Пора в дорогу.
 
Остаться дольше? Нет, душе
Такое пиршество не к пользе.
Вокзал.  Смеркается уже.
Я сохраню, не беспокойся,
 
Твой вид: сияют купола
В голубизне. И солнце – выше.
Земля спокойна и бела.
Лучистый день и снег на крышах.
 
И замерев, услышу вдруг
Колокола: «У нас – спокойно».
Лети, снегирь! И вот, из рук
Он вырвался.
- Душа?
- Не больно.
 

Сербия
 
Напев певучий, ручей струится,
К горам высоким чуть ближе солнце,
О край далекий, страна-сестрица,
Небесный свет да в твои оконца!
 
На скорби сербов, разруху, горе
Какое сердце без слез не взглянет?
О Црна Река, о Фрушка Гора,
Храните веру, а мир настанет.
 

***
Настоем на росных травах покажется день раздольный,
Еще одна передышка, беги в лучистое поле,
 
Кружи по тропинкам узким, свирель доставай скорее,
Старинный напев веселый пусть сердце твое согреет.
 
Душа, научись же песне – одной – и ее довольно!
В ней сразу трезвон и трепет, неважно, легко иль больно.
 
Пройду по ручью, усталость вмиг смоет его теченье,
И кажется временами, что здесь всегда воскресенье.
 
И дышится здесь вольнее, и сердце иначе бьется,
Особенно, если ясно, ветра?, облака и солнце.
 
Таким здесь покоем веет! (Нет дыма, утро настало),
Что я, собираясь в город, так рада, что повидала
 
Свободные эти дали…
 
 
***
Как мило это селенье! «Домой!» – восклицает сердце.
И светит огонь в тумане, окошко, печная дверца –
 
Размытым немного светом,  который надеждой греет,
И пусть никогда не гаснет! И, видно, туман редеет.
 
Целебные эти дали напо?ят зеленым цветом,
Пока он густой, глубокий, и длится сиянье лета.
 
Застыл над далеким лесом весь розовый край заката,
И пышно цветет шиповник под окнами, как когда-то.
 
Суха тропинка, и полем день катится в дол румяный,
А воздух – настой на травах! и яблочный дух медвяный.
 
Нет этой сини нежнее! И как облака прекрасны!
А небо в тиши как купол, нет туч, и светло, и ясно.
 
Как мило это селенье! И в городе, как устану,
Так вижу тебя, деревня, и помнить не перестану.
 
Как дивно это творенье! Моим неумелым слогом
Его описать не просто. Умолкну же. Слава Богу!
 

***
Звени и пой! Смотри, душа, -
Сегодня снег, ликует сердце,
Ладонь подставит не дыша
И убежит в лачугу греться.
Там печи нет, одна свеча,
Но как же ярко разгорелась!
Как снег светла, и горяча,
И бедная душа согрелась.
 

Песнь странника
 
Луга, холмы, вся чаша бытия,
наполненная радостью и светом,
благодареньем Богу и ответом
на горечь сердца: «Господи, ведь я
 
стремлюсь к Тебе, и только лишь в Тебе
спокойствие и радость обретаю!
Все скорби за дары Твои считаю,
учусь любить других, ищу себе
 
не славы, а дороги к Небесам.
«О, если б все спаслись!» - я восклицаю,
и снова восхищенно замираю,
подняв глаза к плывущим облакам.
 
 
      *** 
О Пресвятая Дево!
Покрый Своим покровом
От страсти и от гнева,
От помысла худого.
        Слез даруй источник,
        И дух сокрушенья,
        Моленье сред ночи,
        Терпенье, терпенье…
        Стенаю и плачу
        В греховной печали.
        Вдруг жизнь всю растрачу
        И как пред очами
        Явлюсь пред Твоими,
        О блага Податель,
        С грехами одними,
        Творец и Создатель?!
        На  милость же Божью
        Одно упованье,
        Спасти лишь Он может,
        Услышит рыданье.
        И с новой надеждой, и с новою силой
        Твержу всей душою: «О Боже, помилуй!»
 

***
Плачет грешная душа,
То в болезни, то в смятенье,
То бредет едва дыша…
Встань же молча на колени,
Вспомяни грехи свои –
Где начало покаянья?
Дух евангельской любви?
Ты сама себя в изгнанье
Отправляешь, а потом
Плачешь, мечешься с тоскою.
Так утешься, в Божий дом
С покаянною мольбою
Поспеши, душа моя…
 
 
СВЕТЛАНА ЗОЛОТОВСКАЯ
 
 ***
 
А вы не думали, что жизнь полна чудес?
Что мы живем и видит Бог с небес
Все мысли, чувства наши и грехи
И терпит все безропотно:
Стихи, что я пишу,
Меня, тебя, ошибки наши,
Терпит все, любя и зная то,
Что мы к Нему придем
И сердце наше встрече распахнем.
И эта встреча с Богом так нужна
Душе, которая грехом поражена
И ищет очищения она.
Томится, ждет момент, когда
Творец на волю выпустит ее
И полетит она, забыв про все свое.
Былые думы, скорби, теснота
И детская наивная мечта –
Все растворится в небе голубом,
Таком далеком и таком родном.
И ангелы ей грозные дадут
Те два крыла,
Что понесут на Суд.
Пройдя мытарства, обретет она
Покой и тишину – те два крыла,
Которых так страшится сатана.
И будет так душа удивлена
Той полноценностью земного бытия
Которую дарует нам Господь
Лишь в тот момент,
Когда мы умерщвляем плоть.
 

       ***
 
Вся наша жизнь борьба:
Борьба добра и зла,
Борьба духа и плоти
Их вечная игра.
Игра страстей немых,
Достойных поруганья,
Тех самых, что пытаются сломить
Извечные основы мирозданья.
 
.
       ***
 
Россия…
Сколько много силы
Скрывается в душе твоей
Кровавых слез, молитв, насилий
И стоны соловецких лагерей,
Тепло крестьянских изб,
усадьбы,
Луга, обширные поля,
В весенний вечер песни свадьбы,
В снега одетая земля.
Парное молоко коровье,
навоз
и море женских слез.
Дорога, что ведет на взморье,
Обоз, что едет под откос.
Все это ты, моя родная,
Святая русская земля.
И не забуду никогда я
То, как вскормила ты меня.
Вскормила песней материнской,
Чистой струей из родника,
Струей воды живой лучистой
Под звуки крыльев мотылька.
Ты темной ночкой укрывала,
Будила утренней росой,
Зарю встречать ты заставляла
Под колокольный звон лесной.
И не любить мне невозможно
Тебя с той девичьей красой
Полей, лугов, озер таежных
Под тихой сенью дождевой.
 
P.S. написано на Соловках после поездки на Секирную гору, где был самый страшный карцер во времена ГУЛАГа
 

       ***
 
Отчего так кричат журавли?
Отчего так чайки кричат?
Может, что-то хотят сказать,
А не могут сказать, так молчат?
От жестокости гибнет мир,
Мир добра, чистоты, любви;
Может, тот журавлиный крик
Не так просто с небес летит?
Может, хочет до нас донести,
Чтоб хранили души тепло,
Не разменивали на зло,
На обиды, страданья, боль,
Чтоб ценили людское добро,
Умножать бы стремились его.
Так закройте же нас, журавли,
От кровавых распрей и бурь,
От жестоких ссор и разлук,
Защитив голубую лазурь.
Категория: Да воскреснет Бог | Добавил: rys-arhipelag (14.01.2009)
Просмотров: 1263 | Рейтинг: 5.0/2