Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 25.06.2024, 22:56
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4122

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Под пятою Иуды...
РАЗНОЕ
 
СУДНЫЙ ЧАС
Покрывается сердце инеем -
Очень холодно в судный час...
А у вас глаза как у инока -
Я таких не встречала глаз.
 
Ухожу, нету сил.
Лишь издали
(Все ж крещеная!)
Помолюсь
За таких вот, как вы,-
За избранных
Удержать над обрывом Русь.
 
Но боюсь, что и вы бессильны.
Потому выбираю смерть.
Как летит под откос Россия,
Не могу, не хочу смотреть!
 
Юлия Друнина
 

МОЛИТВА
 
Длинные осени, длинные зимы,
Тысячи лет до весны.
Тянутся в ночь замороженным дымом
Долгие думы и сны.
Лед на окошке не скоро растает -
Тонет Россия в снегу.
Всех заблудившихся, Мать Пресвятая,
Выведи через пургу.
И растопи им на душеньке стылой
Инеем севшую грусть.
Господи Правый, спаси и помилуй
След потерявшую Русь.
 
Юрий ОРЯБЬЕВСКИЙ
 

+ + +
Я лечу над Россией быстрее и выше орла,
Мчит с востока меня самолет, обгоняющий солнце,
С ровным гулом турбин, с трепетаньем большого крыла
С фиолетовой далью, сияющей в круглом оконце.
Уходя в синеву, под крылом проплывают леса,
Из серебряных нитей ткут реки ковровые дали,
Развернулись равнины, а горы каймят небеса,
Необъятную землю, что деды для нас отстояли.
Здесь отчизна моя распахнулась могучим крылом,
Сердцем радуясь вольным широким краям и округам.
Наши предки сюда подошли не с огнем и мечом,
А стучать топором, чернозем перепахивать плугом.
Зря, злорадствуя, травят — Россия стара и слаба,
Зря хоронят ее — она вновь как весна оживает,
У нее, у великой, великая в мире судьба:
За себя постоять она сможет — пусть недруги знают!
 
Н.С. Москалёв
 

+ + +
Игумены застав, угрюмые старлеи,
из танковых пещер швыряющие гром,
прощаясь впопыхах у огненной траншеи,
я об одном прошу, молю вас об одном.
 
Вы, штурманы пурги, что над песками взмыла,
вы, шофера лихих пехотных колымаг,
и вы, искатели тротилового мыла,
прошу вас, выверяйте каждый шаг.
 
Не смейте погибать! Вы нам нужны живые.
Родные вы мои, не смейте погибать!
В тоскующих полях заждавшейся России
вам уготована иная рать.
 
Юрий Лощиц
 

РУССКИЕ
В глазах у каждого демросса
Мы — дикари, в том нет вопроса.
Французы, немцы, шведы — да!
А мы — пьянчуги, лебеда.
Но почему ж во время оно,
Когда Европа к нам пришла
И полчища Наполеона
Творили мерзкие дела —
Москву ограбили, сжигали,
Везли, что можно увезти,
И даже Кремль взорвать пытались,
Вот так, с культурой по пути!
Когда же Русские в Париже
Стояли, не пугая дам,
Они не поджигали крыши,
Остались Лувр и Нотр-Дам.
Ушли, не прихватив товаров,
Был каждый воин горделив
И ни погромов, ни пожаров,
Мстя за Москву, не учинив.
Французам спеси поубавив,
Но не судя, кто прав — не прав,
Ушли, все в целости оставив,
Не отомстив, не наказав.
 
Н.С. Москалёв
 

ВИДЕНИЯ РОДИНЫ
 
Мы Родину, сколь помню, хоронили.
Был так задуман важный ритуал,
чтоб торжество присутствием почтили
все, кто пинал её и в клочья рвал,
все, кто молчал, когда она стенала.
Нас собралось на проводы немало:
все бывшеграждане бессчётные её
означили участие своё.
 
За катафалком, серый и согбенный,
великий в малом плёлся, неизменный,
в своей привычке важное вещать.
Вот и теперь в кармане речь лежала,
и в ней слеза уместная журчала
по той, которая была нам мать,
но вот, увы, слегка не дотянула
до славного всемирного загула, —
да стоит ли бедняжку укорять.
 
Ему на пятки чуть не наступала
колонна новорусского кагала:
плечища, шеи, лобики, зады…
Две синодальных сивых бороды
вослед за ними истово кадили.
Но жадных чрев смердящие плоды
тем паче жаркий воздух ворошили.
 
Чем дальше от начальства и от свиты,
тем откровенней шастал по рядам
гул облегченья: "Наконец мы квиты!
Все эти монументы-монолиты,
пора их в ямину как ржавый хлам!"
"Давно пора!" — им вторила сердито
мамоны цепкая правозащита.
"Идея патрии поизносилась.
Из всех учебников ее — навынос!
Из всех головок — хриплую шарманку!
Пора дышать и мыслить наизнанку,
без комплекса любви к своей мама.
По ком рыдать? Нам родина — тюрьма",
 
А вот и те, что значились в запрете.
Как много же меньшинств на белом свете!
Лихие наводители мостов,
они же сокрушители основ,
на полную катушку веселились:
оттягивались и при всех мочились,
и спаривались с резвостью ослов.
 
Как конюх от сдуревшего коня,
опасливо дистанцию храня
от ржущих содомитов, шли понуро
лавряты — сановитые фигуры —
витии гимнов, ораторий, маршей,
обласканные некогда мамашей,
как звали Родину в своём кругу,
но враз умолкли все, и ни гу-гу!
Мелькали феминистки, пацифистки
из комитета бдящих матерей,
что от "дедов" отчизну защищали
и потому под юбками держали
своих великовозрастных детей.
 
Вспухала полуденная жара.
Уже героев описать пора,
небрежно, но с иголочки одетых,
что сквозь толпу неслись в своих беретах
и, яростью бессильною дыша,
просили, по привычке, "калаша", —
тогда бы навели в стране порядок, —
но и рогатки не было в отрядах.
И к ним лепились полчища зевак,
охочих до истерик, склок и драк.
Шли ордена украдкой, точно лесом,
шли клубы, разделясь по интересам
к оккультным разным сферам, то бишь, к бесам.
 
И там и сям метались бестолково
те, кто надеялись услышать слово
подсказки, соучастия и веры,
но им одни словесные химеры
подсовывали лжехристы и маги,
антропософы и антропофаги,
гадатели на птичьих потрохах
и рериховцы с пеной на губах.
 
Порою кто-то вскрикивал гневливо:
"Что за поминики? Мы крепки на диво!
Бюджет растёт и рубль процветает.
Держава-мать почти что воскресает!"
 
А сзади всех клубились тьмы и тьмищи
тех, кто народом звался сотни лет,
но без вождей одряб и поослеп, —
тех, кто давно уже добра не ищет
ни в чём, кроме получки ли, подачки,
заначки, ежеденной тележвачки,
кроссвордов, "окон", пересудов злых
и сотовых термитных позывных…
Похоже, полушарье оползало
из были в небыль, из цветенья в хиль.
Толпа до горизонта пыль вздымала,
а там сама перемещалась в пыль.
 
Но чуть поодаль, под подошвой горной
искрился, будто снег, остаток скорбный:
младенцы, старцы, жены в белых платах;
их охранял строй юношей крылатых…
Казалось, то сама душа Отчизны
в истоме горести и укоризны
была готова отлететь куда-то —
в заоблачные звонные палаты,
но напоследок медлила…
 
Она уйдёт и унесёт всю славу,
всю стать и честь, добытые по праву,
все песни дивные, заветные преданья,
все алтари, все мощи, все рыданья
своих невинных чад,
рассветов алость, —
всё, что Святою Русью нарекалось,
и там до судного Христова срока
пребудет, жалостно вперяя око
в кромешный край неугомонной пыли,
где ей свои однажды изменили.
 
……………
И се — видение: Архангел на коне,
Врагов испепеляющий в огне.
 
Юрий Лощиц
 

+ + +
Во дни безумной неурядицы
В тяжелый для России час
Мы зрим затылки, спины, задницы
Людей, сбегающих от нас.
Жить страшно в злую непогодину,
А там – в раю, за рубежом
Спешат забыть святую родину,
В чужой пристраиваясь дом.
 
Н.С. Москалёв
 

Я вернусь     
 
Мне хотелось бы жить лет пятьсот или целую тысячу.
Ну а вдруг для того и придуманы нити дождей.
И однажды за них ухвачусь я руками и выскочу
Из того, что зовется презренною плотью моей.
Между явью и сном на тропе, вводящей в бессмертие,
Где уставшее сердце становится вновь молодым
С этим миром прощусь и беззвучно пойду сквозь столетия,
Став бесплотной как призрак, свободной, как ветер и дым.
 
Вглубь веков уходит тропка узкая,
Взмахи сабель, крики воронья,
Предки мои, предки, люди русские,
Что могу сегодня сделать я?
Если вы на мой вопрос ответите-
Как спасти потерянную Русь?
В тот же миг сойду с тропы бессмертия
И в свое столетие вернусь.
 
Не посилам пусть мне будут муки и подвиги ратные,
Пусть о том, что вернулась, потом пожалею не раз.
Все равно я вернусь, даже если пути нет обратного.
В этот мир, в этот век, в эту землю, где я родилась.
И не расстанусь с Отчизной моей невезучей и светлою,
Пусть вернуться назад запрещает вселенский закон,
Над сибирской тайгой промелькну бесшабашной кометою,
Над ручьем по весне боязливым взойду тростником.
 
Вглубь веков уходит тропка узкая,
Взмахи сабель, крики воронья,
Предки мои, предки, люди русские,
Что могу сегодня сделать я?
Если вы на мой вопрос ответите-
Как спасти потерянную Русь?
В тот же миг сойду с тропы бессмертия
И в свое столетие вернусь.
 
Вглубь веков уходит тропка узкая,
Взмахи сабель, крики воронья,
Предки мои, предки, люди русские,
Что могу сегодня сделать я?
Если вы на мой вопрос ответите-
Как спасти потерянную Русь?
В тот же миг сойду с тропы бессмертия
И в свое столетие вернусь.
 
Не расстанусь с Отчизной моей невезучей и светлою,
Пусть вернуться назад запрещает вселенский закон,
Над сибирской тайгой промелькну бесшабашной кометою,
Над ручьем по весне боязливым взойду тростником.
 
Леонид Дербенев
 

+ + +
Не ной, не страдай по России
Не верь, что погибнет страна,
За тысячу лет не впервые
За жизнь воевала она.
Хазары, татары, поляки
Французы и немцев орда
На Русь нападали, но всякий
Пришлец погибал без следа.
А Русь из побоищ и пепла
Вздымалась, бралась за азы
Росла, хорошела и крепла,
Как дерево после грозы.
 
Н.С. Москалёв
 

ПЬЯНЫЙ КУЧЕР.
 
Темных туч хоровод над дорогой осенней.
Наша тройка летит, подминая бурьян.
Ну зачем, ну зачем в эту бричку мы сели?
Мы ведь видели ясно, что кучер был пьян!
 
Мы к прогулкам таким не имели привычки,
До сих пор не спеша мы ходили пешком.
Ну зачем, ну зачем в эту бричку мы сели?
Словно кто-то ударил нас пыльным мешком.
 
Что ж, простимся, господа, на всякий случай.
Знать до одури напился дуралей!
Пьяный кучер, пьяный кучер, пьяный кучер
Гонит, гонит, гонит взмыленных коней!
 
Припев:
То ли вороны над нами, то ли тучи…
На душе темно, а ночь еще темней.
А над кручей, а над кручей, а над кручей
Пьяный кучер гонит взмыленных коней.
 
И кого обвинять нам, усталым и грешным,
Что с обрыва вот-вот полетим под уклон?
Что мордатый мужик, от вина охмелевший,
Нашу жизнь, не спросив нас, поставил на кон.
 
Леонид Дербенев
 

Вячеславу Клыкову
 
Когда ты спросишь — «Что великого
Потомкам сохранит эпоха?»
Я назову умельца Клыкова
И слово прозвучит неплохо.
С ним Русь всеславная без вымора
Нам воскрешает зов столетий.
Мы зрим крестителя — Владимира,
И Жукова запомнят дети.
И в смрадном нынешнем разброде
Когда сдирают с русских шкуру,
Он дал Кирилла и Мефодия:
Истоки грамоты, культуры.
Он твёрдо верит — мы, славяне,
Выходим с боем из неволи
Мы победим врагов и встанем,
Как храм на Прохоровом поле.
И пусть ответят полной мерой,
Кто чмокает, народ коря,
Кто разрушает нашу Веру,
Кто грабит, кто убил царя.
Нам надоело жить в обиде
Ваятель, будь как свет во мгле!
Творец прекрасного, наш Фидий
Сплочай всех русских на земле!
 
Н.С. Москалёв
 

РОССИЯ
И опять, как в первый день творенья,
Помолясь заброшенному богу,
В ситцевом платке долготерпенья
Ты одна выходишь на дорогу.
 
А в пути незнаемом и длинном
Боль-тоска переполняют лоно.
И твоим заслуженным сединам
Уж никто не жалует поклона...
 
Праведница, грешница, разиня,
Добрая в душе, а не со страху,
Милая, пресветлая Россия,
Не отдай последнюю рубаху.
 
Людмила Щипахина
 

Россия моя
Косой освежающий дождь,
И поле в тумане ночном,
Усталая шепчется рожь,
Забывшись нечаянным сном,
 
На озере лёгкая рябь –
Разводы от капель дождя,
Кувшинки построились в ряд –
Всё это Россия моя.
 
Упрямой погоды разгул
Заставил задуматься лес,
Вот тополь у поля заснул,
Дождинками вымытый весь.
 
Качается, шепчется рожь,
Змеится тропинка в поля.
Смотрю, как на чудо, на дождь,
Ведь это Россия моя.
 
Простор необъятной страны
Прекрасен в сверканье росы.
Ослепли России сыны –
Не видят печальной красы.
 
Россия, Россия моя!
Я здесь родилась и умру…
Змеится тропинка в поля,
Качается рожь на ветру…
 
Марина Шубина
 

ДУША...РОССИИ.
Когда проснёшься ты, моя родная,
Прими венок из утренних лучей,
Я подарю тебе свои признанья,
И зарыдаю на твоём плече.
 
И сердце для тебя, ещё живое,
И отраженье благодарных глаз,
Возьми меня и уведи с собою,
Прими меня, прими в последний раз.
 
Так где-же тот, далёкий берег счастья,
То счастье, что испытано судьбой.
Скажи мой друг, в моей ли это власти,
Чтобы всегда, навеки быть с тобой?
 
И моря гладь, где тёплое приволье,
Где замирает вечности слеза,
Я подарю тебе любви раздолье,
И те слова, что раньше не сказал.
 
Слова любви о том, как ты красива,
И молода в беспечности своей,
И жизнь свою я отдаю... России,
И душу отдаю я только ей.
 
Николай Трофимов
 

* * *
Дворцы, заборы и замки,
Телепрограммный срам...
А где Россия, земляки?
Куда деваться нам?
 
Пойдешь направо - казино.
Налево - секс-притон.
Неужто нам упасть на дно,
Свалиться под уклон?
 
Сквозь темень бед иду на свет,
На след былого дня.
Кричу: "Ау?" России - нет...
Россия - без меня.
 
Но ходят слухи по дворам,
Как призраки во мгле:
Недолго быть бездомным нам
На собственной земле.
 
И ненависть под грохот гроз
Свою отмерит мзду...
Ведь над Россиею Христос
Уже зажег звезду.
 
Людмила Щипахина
 

За крушенье надежд и мечтаний
За крушенье надежд и мечтаний,
За глумленье над Русью моей,
За века безнадёжных страданий,
Вереницу ужасных смертей,
За убитые души людские,
За мученья страны дорогой,
За бесстыжие нравы России,
Принесённые чёрной рукой,
За развратные фильмы и песни,
За грызущую нас «саранчу»
Застрелите иль даже повесьте,
Никогда, ни за что не прощу!
 
Марина Шубина
 

Родная сторона
Родная сторона,ты так близка,
Мне каждая тропинка здесь знакома.
Картины детства вспоминаю и тоска,
По матери,по радостям родного дома,
Застыла слоем жгучего песка.
 
Осмеянный,покинутый навеки,
Заброшенный судьбою в этот мир,
Мучительно я поднимаю веки,
Вдыхая воздух,слыша звуки лир,
Я вижу кровью залитые реки.
 
Остановись вселенная на миг,
Границей стань простая бесконечность.
Жизнь отражается,её я вижу лик,
Замри во времени,застынь седая вечность,
И преклони пред разумом колени...
 
Николай Трофимов
 

***
У нас страна - не захолустье.
Не трусьте, русские,
не трусьте.
На гребне каверзных событий,
Терпите, русские,
терпите.
В прогноз конца и скорой смерти
Не верьте, русские,
не верьте.
В ряды невидимые стройтесь,
Не бойтесь, русские,
не бойтесь.
От сна и ужаса очнитесь.
Молитесь, русские,
молитесь.
И вновь — доспехи надевайте.
Вставайте, русские,
вставайте!
 
Людмила Щипахина
 

В русском поле
В русском поле под русскую песнь
Эту жизнь я оставлю навеки.
Позабуду про липкую лесть,
Ненавистную мне в человеке,
 
Позабуду про ложь и молву,
Про земные с друзьями раздоры,
Прокляну эту злую толпу
Дураков, затевающих споры.
 
Без оглядки уйду в тишину,
Без обиды на жизнь и напасти,
Только память с собой заберу,
Чтобы помнить прошедшие страсти.
 
Но сначала я землю мою
Дорогую в слезах расцелую.
Об отсрочке я смерть не молю -
Только б в поле под песнь удалую…
 
Марина Шубина
 

Песня о Руси
Тебя истязали мечом и кнутом,
А ты улыбалась в ответ супостатам,
нередко была на подъёме крутом,
и падала сызнова в бездну куда-то.
Ещё одна ямка тебе предстоит,
ещё одна горка тебя ожидает,
а сердце за мамку болит и болит,
а тучка над Русью висит и не тает.
Тебя, моя родина Русь, не понять:
всего тебе Богом отпущено много,
зачем же ты кружишь в тумане опять,
когда под ногами дымится дорога?
Эй Сивка-конёк, позовут - появись,
боец без коня не боец, а букашка!
Иван-богатырь, я прошу, протрезвись,
Не время гулять, если родине тяжко!
Хазары и гунны тебя не сожгли,
и коршен-стервятник не выклевал очи.
Опять над тобою трубят журавли,
и грезит о чём-то в полях колокольчик.
Живи ж, моя родина Русь, не болей,
беги, перескакивай с горки на горку!
Зачем ты из всех ароматов полей
один-разъединственный выбрала - горький?
 
Иван Стремяков
 

* * *
Неведомые ищешь тропы
В невиданную благодать.
Недаром варвары Европы
Спокойно разучились спать.
Не на тебя ль сквозь вздох эфира,
Прикрывшись флагом мнимых дружб,
Настроены антенны мира
И окуляры тайных служб?
Святая крепость на границе,
Как заповедали века:
Быть не соринкою в зенице,
А костью в горле у врага.
Друзей от гибели спасала,
И светлым будущим жива,
Ещё ты миру не сказала
Свои последние слова!
 
Людмила Щипахина
 

К русским
Я к Русским обращаюсь. Целый мир
не сможет нас поставить на колени.
Одежда наша сношена до дыр,
погрязли в рабстве сотни поколений.
 
Но живы мы, и сила нам дана
победу защитить мечом и честью.
За нами необъятная страна,
над нами рой безумцев, полных спесью.
 
Мы живы - значит, Родина жива,
мы дышим - и беречь её готовы.
Пускай пищит беззубая молва,
пускай кричат, что нам не снять оковы.
 
Пускай кричат - оставим это им.
Что делать обозлённым этим мухам?
Я говорю: наш дух не победим,
и мы непобедимы с этим духом.
 
Марина Шубина
 

***
 
     Россия не поет, Россия пьет и плачет,
     Россия тихо стонет по ночам…
     Весь мир о нашей гибели судачит.
     О Господи, открой, что это значит?
     Кто нашу жизнь как лодку раскачал?
     Неужто все отпали мы от Бога —
     И впереди лишь к пропасти дорога?..
     
     Но Боже мой — святые на Руси!
     Мы Господу поем в церквах молитвы!
     Мы — грешники!
     Но Ты и нас прости,
     Для жизни праведной из мертвых воскреси,
     И мы искупим грех в духовной битве…
     Москве погибель вся земля пророчит,
     Но ведь в Москве иконы мироточат!
     
     Колокола гудят как будто стон,
     Но на ноги нам просто не подняться…
     И грезится — и ночь, и чудный сон:
     К нам Ангелы летят со всех сторон,
     И россы с иудеями роднятся —
     Вот это бред, лукавые слова…
     Колокола гудят — колокола!
 
Борис Федорович Споров
 

НА ПРОСТОРЕ
Дуб под ветром встряхивает тело,
Взяты травы хладью луговою.
Молодость так быстро пролетела, —
Белый снег кружит над головою.
 
Мы одни с тобой, моя подруга,
В эту хмурость порешили вжиться.
Впереди звенит и плачет вьюга,
Белый снег кружится и кружится.
 
Где же дали, с поволокой синей,
Хоры звёзд, в серебряных орбитах?
Белый снег кружится над Россией,
Над крестами деревень убитых.
 
Только мы с тобой, моя подруга,
В непогодь выходим на дорогу
Улыбнуться, оберечь друг друга,
В нищем храме поклониться Богу.
 
Мир отравлен, отчий край отравлен,
Жадностью отравлена природа,
Потому и русский храм ограблен,
Как душа великого народа!
 
 Сорокин Валентин Васильевич
 

Дивный край
Я знаю дивный край берёз и рек,
Его люблю я с детства без оглядки.
Но здесь на почесть падок человек,
Ничтожны и смешны его повадки.
 
Здесь рабству и обидам нет конца,
Здесь в сердце у людей живёт тревога,
Здесь каждый уповает на творца,
Не думая, куда ведёт дорога!..
 
Кому-то же сначала всё дано,
Они-то и кричат, что всё в порядке.
Каков удел людей - им всё равно,
Что им? - когда и явь, и сон так сладки?
 
Что им? они всегда во всём чисты,
У них рука другую руку моет.
Пусть стонет целый мир от нищеты,
Кого чужие беды беспокоят?..
 
Что им? Для них в стране идёт прогресс,
Для них и власть, и строй -вкуснее мёда.
Кричат, что это медленный процесс:
Страну развить для целого народа.
 
Когда я слышу, что кричит молва -
Слетает с губ невольно укоризна,
Но на сегодня правда такова,
И такова, к стыду, моя Отчизна.
 
Но знаю дивный край берёз и рек,
Его судьба моей судьбою стала.
На бой способен русский человек,
На схватку до победного финала.
 
Марина Шубина
 

* * *
Под великим куполом небес
Приютилось милое селенье:
Справа луг и речка, слева лес —
Целый мир сокровищ и чудес...
Нет лишь молодого поколенья.
Одряхлели отчие края —
Вымирает русская земля.
 
Борис Федорович Споров
 

МОЛЕНИЕ
Были брошены храмы на слом,
Слава Богу, из пропади мглистой
Возвращается медленным сном
В душу русскую звон золотистый.
 
По ликующим травам иду,
Слышу солнечный колокол в небе.
Вот сейчас я к холму припаду,
Словно к синему озеру лебедь.
 
О погибшем я сыне молюсь,
Я о детях молюсь и о внуках.
Ничего я давно не боюсь —
Сжёг я страхи в неистовых муках!
 
Сиротливей кукушки в бору
Мать седая рыдает в просторе,
А над нею звенит на ветру,
Пеплом сеется чёрное горе.
 
Мы держались и крепли трудом,
А сегодня в разладе глубоком
Вся Россия, как взорванный дом, —
На азийском пути одиноком.
 
Вам, чьи ранены ложью уста,
Вам, которые грабить охочи,
Не подняться уже до креста,
Из безлунной не выбраться ночи.
 
В звёздных высях у каменных врат,
Где воркует молитва живая,
Встал сынок наш — второй Коловрат,
Меч уральский к груди прижимая!..
 
Валентин Сорокин
 

Родина. Дым. И погосты
Родина. Дым. И погосты.
Души убитых вождей.
Жить и молиться непросто,
Русь возродить – посложней!
 
Жить и молиться упрямо,
Родине блага желать.
Омут, бездонная яма
Нас ожидают опять.
 
Как же заставить открыться
Тысячи дремлющих глаз?
Или врагам покориться?..
Этот удел не для нас!
 
Родина. Бунт и гоненья
Ждут, догоняют меня.
Жизнь положу без сомненья,
Русь, за тебя, за тебя!
 
Буду бороться и верить,
Буду в тюрьме погибать,
Душу сумею проверить,
Всё до крупинки отдать.
 
Родина. Мысли и песни –
Всё о тебе, о тебе.
Нету светлей и чудесней
Чувства на этой земле...
 
Марина Шубина
 

* * *
Под ударами ветра и града
Поле житное полегло...
Ни хозяина нет, ни стада,
Даже просто ползущего гада —
Только бедствие, только зло.
Тихо гибнут колос за колосом —
Опадают русые волосы.
 
Борис Споров
 

ПТИЦА ПОЛНОЧИ
Птица полночи стонет и стонет,
Тяжела на болоте вода,
А за лесом, в пустом небосклоне,
Загорается нервно звезда.
 
Значит, завтра в пути окаянном
Снег настигнет нас или же дождь,
В поле, спаханном трактором пьяным,
Некривого столба не найдёшь.
 
Одолевшие море и сушу
Непонятных народов сыны
Скособочили русскую душу
И легли у кремлёвской стены.
 
Избы, избы, погосты, погосты.
На курганах — распятая быль,
А в глазастые русские вёрсты
Сеет ветер библейскую пыль.
 
В страдных думах о хлебе и Боге
Утоленья счастливого нет,
Словно выронил я на пороге
Свет молитвы и матери свет.
 
И недаром, податлив от века,
Вздохом памяти крепок и густ,
Устремился тропой человека
Чуть колеблемый таловый куст.
 
Я ли честно с бедою не бился,
А висит надо мною укор.
Не жалею, что здесь я родился,
Удивляюсь, что жив до сих пор!
 
Валентин Сорокин
 

Колос
Я в рожь колокольчик вплету,
Пускай он поёт для народа,
Как колос дрожит на ветру,
Как клонит его непогода.
 
Пускай колокольчик поёт,
Что схожи Россия и колос –
Их ветер качает и гнёт,
И глушит тоскующий голос.
 
Дрожит колосок, наклонясь,
А ветер, на подлости волен,
Всё треплет его, осердясь.
Он согнут, но всё же не сломлен.
 
Вот так же Россия моя
Согнулась в поклоне позорном,
Всё терпит и терпит земля
Нападки в бездумье упорном.
 
Пора, колосок, пробудись,
Пускай тебя солнце согреет,
Ты ветру назло поднимись –
Сломать он тебя не сумеет.
 
Марина Шубина
 

* * *
О, сотряси нас, колокольный звон!
Воскресни, жизнь, явись, живая вера!
Испепели наш полурабский сон
И огради крестом со всех сторон
От атеиста и от лицемера!
О Русь моя, заложница плененья,
Господь взывает нас к воцерковленью.
 
Борис Споров
 

ЖУРАВЛИ
По-над Волгою молча пройдусь я,
нет за ней ни любви, ни земли…
Как прощальная песня над Русью,
через сердце летят журавли.
 
Улетают всё дальше и выше.
И больней, – как любая мечта…
На холме Божью церковь я вижу
и извечный погост без креста.
 
Ах, бескрайние дали России,
глохнет плач исчезающих птиц.
Лишь печально кружит в небе синем
одинокий берёзовый лист…
 
Ах, как грустно смотреть в эту даль над рекой.
Набегает слеза, как на отмель волна.
Да простит меня Бог, что грущу я душой,
а душа, словно Волга, полна.
 
Сергей Соколовский
 

Родина
Родина милая, матушка Русь,
Я за тебя, как за счастье держусь!
Выйду на волю в просторы полей,
Родина, душу сияньем согрей!
Пусть на восходе прекрасной зари
Песню о счастье поют соловьи,
Пусть на закате прошедшего дня
Рожь о любви пропоёт для меня,
Пусть даже ночью в дрожащей тиши
Шепчут о будущем мне камыши.
 
Родина милая, матушка Русь,
Я за тебя, как за сына, боюсь!
Наши просторы господь не хранит,
Знаю я это – и сердце болит.
Вижу страданья России моей:
Много бесцветных, безрадостных дней.
Я никогда не сумею простить
Тех, кто Россию не может любить.
Тот, кто смотрел на родные поля,
Слов не теряя, поддержит меня!
 
Родина милая, матушка Русь,
Я тебе в верности нынче клянусь!
Я не забуду твои тополя,
Что от дождя укрывали меня,
Я не забуду поля и луга,
Мрачно молчащие сена стога,
Ветры осенние, зной и дожди:
Родина, вечно ты будешь в груди!
Я не забуду Россию мою,
Я её больше, чем солнце, люблю!
 
Марина Шубина
 

* * *
Война не кончилась, она вовсю гремит:
И торжествует зло,
И льется кровь невинных;
И плавится полунощный гранит,
Волна речная пламенем горит,
Но леденеет в атомных глубинах.
И в этом капище безумья и разврата
Ликует смерть — брат убивает брата.
 
Борис Споров
 

О, РУСЬ МОЯ
Как надоело жить в Москве скандальной!
Хочу на тройке, голос чтоб окреп,
проехать по Руси многострадальной,
где люди жнут свой горький, грешный хлеб.
 
Кто нас казнит, кто тешит злую ревность?!
Прости земля, прости, родная мать…
Хочу взглянуть в лицо старухе древней
и чёрную ладонь поцеловать.
 
О, Русь моя, прекрасная и страшная,
с тобой на месте лобном помолчу,
и, распевая песню бесшабашную,
на тройке гиблой в небо улечу.
 
Но через миг, под сердцем этот груз тая,
вернусь опять в свою земную плоть…
И небу прокричу: "Ведь мы же русские!"
И, думаю, поймёт меня Господь…
 
А надо мной шальные ветры кружат,
но надо удержаться всё равно.
Народ живёт – и выдюжит, и сдюжит.
Он выдержит и сдюжит – всё равно!
 
А вьюга злая путь последний чертит,
но надо до конца судьбу пройти.
И все вперёд, как раненые черти,
несутся кони, выпучив белки.
 
Навечно отведу от глаз ладони –
ведь мне здесь умирать, судьбу храня.
И кони, обезумевшие кони,
опять куда-то вынесут меня.
 
На русском поле встану на колени,
за тех, кто пал здесь, тихо помолюсь.
И молча рядом встанут предков тени.
И над землёй взойдёт Святая Русь...
 
Сергей Соколовский
 

ПУСТЫРИ
Не отвести немого взгляда
От этих голых пустырей,
Где в тёмных трещинах распада,
Как будто бы в морщинах ада,
Стоит печаль моих полей.
 
Ещё недавно восходила
Пшеница в терпкий Божий день.
Но землю пагуба схватила
И ни на миг не отпустила,
И поселила в поле тень.
 
Над пустырём полынь скрепила
С землёй себя в один присест.
И до небес взошла крапива…
Как на погосте, сиротливо
Здесь появился смертный крест.
 
Россия! Взяв штыки и вилы,
В себя, опальную, смотри!
Неужто бесы чернокрылы
Продавят нас через могилы –
На пустыри?!
 
Владимир Скиф
 

***
 
- Пропала Россия, пропала! -
И бомж, и крутой эрудит,-
Пропала! - мне кто ни попало
Во самое ухо твердит.
И в слове сквозит умиленье
И вместе - живая слеза,
А я, хоть и в здравом сомненье,
Крещусь всё же на образа.
 
И вдруг в нашем нынешнем лихе
Услышал, сколь уши смогли,
Что плач этот долгий и тихий -
Из тысячелетней дали.
Там, кажется, нет и прогала
Большого, чтоб мира вдохнуть... -
Пропала Россия, пропала! -
И бьют себя в гулкую грудь.
 
Но ведь поднималась из пепла,
Опершись на твердую власть!
И быстро мужала и крепла,
Чтоб... снова в отчаянье впасть.
Но это ли доброе дело
С хмельною умильной слезой
Живое закапывать тело,
Заваливать тяжкой землёй!
 
Борис Сиротин
 

Русский крест
Рождаемости падает кривая,
Смерть оседлала прочно свой насест:
Лежит Россия, молча вымирая,
И вымирание зовётся «русский крест».
 
Ещё живём, ещё покуда целы,
Но женихов уж меньше, чем невест…
На схемах перекрестием прицела
Скрестились линии – фатальный «русский крест».
 
Очнитесь, ведь Россия вымирает,
В домах родильных тьма свободных мест,
Увы, не всякий русский понимает,
Как страшен для России «русский крест».
 
Шаром кати сегодня в русских сёлах,
Они стоят, как вырубленный лес,
И детский смех не слышен в сельских школах,
Словно топор над Русью «русский крест».
 
Александр Симонов
 

***
Воют в небе трубы медные,
На земле гудят балы.
Тут и там сияют смертные
У бандюг в руках – "стволы".
 
Поминают всуе Господа
Бандюганы все окрай,
Думают – шоссе Рублёвское
Приведёт в заветный рай.
 
А на небе – только Господу
Виден истинный расклад,
Что ведёт шоссе Рублёвское
За Москвою – прямо в ад.
 
Владимир Скиф
 

* * *
Российская бездна погибших святынь...
Останки большого народа...
Храни себя, сердце, не сетуй, не стынь,
Не майся, как поп без прихода!
 
Да как же не маяться?! Что утолит
Тоску, и любовь, и тревогу?..
Ни ключ, чья вода уже не исцелит,
Ни поле, постылое Богу...
 
Ни лес, где не только не стало чудес, -
Но что ни урема - кладбище...
Ни город, где, - что ни жилище, - то бес
В луче голубеющем рыщет.
 
В груди для дыханья так много тепла.
Да мало под небом простора.
Ответь: добровольно ль ты в ночь с ним ушла,
Отчизна - наложница вора?!
 
Раиса Романова
 

Болевая точка
Если вы бы меня спросили,
Почему без стихов не могу,
Я б ответил: «Болит за Россию
Болевая точка в мозгу».
 
Потому-то, пока я в силе,
Я пишу, торопливо, спеша,
Потому что болит за Россию
Болевая точка – душа.
 
И не вяжется с рифмою строчка,
Всё бросаю, не завершив,
Ведь в душе – болевая точка,
Болью выткан стихов мотив.
 
И не счесть болевых тех точек,
И пульсирует боль в мозгу,
Когда вижу: сановный росчерк –
И ушли острова к врагу.
 
И несу подлецов по кочкам,
Навсегда для себя всё решив,
Погасить болевую точку
Можно только душу убив.
 
Даст ли Бог России отсрочку,
Иль ей гибнуть в огне войны?
И в душе – болевою точкой
Боль «горячих точек» страны.
 
Мне Россия – и мать, и дочка,
Рвут на части её, круша,
Вся страна – болевая точка,
Потому и болит душа.
 
Александр Симонов
 

МУЖЕСТВО
Неужели истлела порода?
Кто нам, русичам, дал укорот?
Ходит мужество мимо народа,
И никак не воспрянет народ.
 
Выйдет мужество в поле, как витязь,
Крикнет в темень, где прах и разброд:
"Кто на битву пойдёт, отзовитесь!"
Промолчит, не ответит народ?..
 
Владимир Скиф
 

ПРОРОЧЕСТВО
"Союз нерушимый республик свободных
сплотила навеки великая Русь..."
(Государственный гимн СССР)
 
И, как видно, напрасно сплотила....
О, Россия! - видать неспроста
отлучила нечистая сила
твой народ от Исуса Христа.
 
И вчерашние кровные братья
по укромным углам, втихаря
крест готовят тебе - для распятья.
Но - о дружбе в глаза говорят.
 
Всё как в Новом Завете: Иуда
объявился, он здесь, среди нас.
И пока - разговоры, покуда
шум да гам, он Россию предаст.
 
Прокуратор ладони обмоет,
оглядев разношёрстную рать.
Эта рать, обезумевши, взвоет
кровожадно и злобно: - Распять!
 
И, не зная, какой катастрофой
обернутся деяния те,
рать Россию введёт на Голгофу
и распнёт, как Христа, на кресте.
 
И отметит гульбой и весельем
день распятья лукавый народ.
Но за смертью придёт воскресенье,
воскресенье, конечно, придёт...
 
Александр Росков
 

Россия, вспомни годы ратной славы...
Россия, вспомни годы ратной славы
И сбрось ты этот «рыночный» базар,
Ведь под ударами дружины Святослава
Бежали полчища несметные хазар!
 
Орда иная нынче одолела,
Командные высоты заняла,
Им до России очень мало дела –
Обтяпывают грязные дела.
 
Россия в честной схватке побеждала,
Она врагов рубила до седла,
Но вот внутри врага не ожидала,
И потому себя не сберегла.
 
Александр Симонов
 

Это наша Россия!!!
Солнце робко пробилось сквозь тучи,
Поглядело на грешную землю,
А внизу только лес был дремучий,
Мир, который давно не приемлю.
В этом мире не люди, а волки,
В этом мире охота - забава,
Правды нет, есть одни кривотолки,
За облавой - другая облава.
Здесь растут и тарифы и цены,
Здесь сдирают последнюю шкуру,
Здесь в огромном почете измены,
Каждый ищет свою синекуру.
Здесь девчонки стоят на панели,
Продают свои души и тело,
Здесь осанну Мамоне пропели,
А работа - последнее дело.
Здесь на улицах нет кислорода,
Только смрад и вонючие газы,
Изменилась людская порода,
Процветают хапуги-пролазы.
Здесь теракты привычно-обычны,
Здесь нужда и отчаянье бродят,
Милосердие здесь неприлично,
Миллионы в могилы уходят.
Это "наша" Россия!!!
 
Василий Пурденко
 
Категория: Под пятою Иуды | Добавил: rys-arhipelag (14.01.2009)
Просмотров: 1450 | Рейтинг: 5.0/1