Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 25.05.2024, 04:58
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4121

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Под пятою Иуды (13)
Лаура ЦАГОЛОВА
 
ВСЕМ ТЕМ, КОМУ ХРИСТОС - НЕ СПАСИТЕЛЬ, А РОССИЯ - НЕ ОТЕЧЕСТВО...
 
Я слышу:
 
Истязавшие некогда тело Моё,
Напитавшие сумерки манной кровавой,
Ваша истина – тлен, ваше слово – копьё,
Ваши гончие демоны сыты расправой…
Ваши смертные дети играют в любовь -
В безнадзорные оползни спаянной плоти.
 
Вами названный вождь – коренной Душелов
Расцарапывал высь,
Как надежду в киоте
Обесценивал вдребезги Красный Гонец –
Арендатор земли в чернозёмах смиренья…
 
Ваш мистический страх – Мой терновый венец
И Пасхальная Весть о свободе Спасенья.
 
11 апреля 2006 года
 
 СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА
 
Даже, если погаснет лампада
На исходе убранства высот,
В эти сумерки пасынки ада
Не получат карающих льгот!
Не дождутся попятного стона
От души, облачённой в печаль.
Слишком явен у тверди амвона
Аромат, призывающий Даль!
 
Апрель 2006 года.
 
***
Какая тлеющая хворь
Так исказила правду Неба?!
Земля заказывает требы
За упокой целебных зорь…
 
Июнь 2005 г.
 
...
 
Осипу Мандельштаму...
 
Отмолчаться.
Предать тишине
Имена уличённых в раздоре.
 
И всего лишь?
 
За что это мне:
В изнурительно-слаженном хоре
Декламировать личный пример,
Отбывая безмолвные годы…
 
Бунтари выбирают прицел
Персонально объявленной ноты!
 
Отмолчаться?
Покорно испить
Ядовитое варево смуты?
Чтобы правом на смертное «жить»
Приумножить наследство Иуды?
И свою испоконную горсть –
Соль Земли, подслащённую Богом,
Променять на советскую злость,
Ту, что рвёт сухожилья пророкам.
А потом, в сумасшедшем из снов,
Где кишат мертвецами прозренья,
Намолить этой злостью любовь
Или выковать Чашу Терпенья –
Неподъёмное чрево невзгод…
Как Царь-Колокол – нем и не нужен,
Та диковина переживёт
Слабокрыло воздетые души.
 
Отмолчаться?
Забиться в тиски –
В неприступную глушь подсознанья?
Обличением кровной тоски
Избежать процедуры дознанья…
 
И всего лишь?
 
За столько крамол
Нарифмованных от Сотворенья!
 
Но мой собственный письменный стол
Приведёт приговор в исполненье.
 
1998 г.
 
САМОСУД.
 
"Везде грабежи, поджоги,
убийства верных слуг Церкви и Царя...
Какая везде скорбь,
какие болезни, неурожаи!
И за что всё это?
За беззакония наши, которым нет числа"...
Святой праведный Иоанн Кронштадский.
 
Мы будем эталонно умирать!
Нас этим обнадёжило рожденье…
 
Двадцатый век – искомым наважденьем
Вторгается в размеренную гладь…
 
Мы будем грызть пульсацию времён
Закостенелой прозою проклятья,
Сколачивая новые распятья
Под алыми раскатами знамён…
 
Нам имя – горсть протравленных семян.
Мы превзошли купца из Кариота!
Нас выземлила грязная работа:
Славяне, оскопившие славян,
Обречены на вечный геноцид -
На немоту отвергнутого Бога…
 
Теснённая предательством дорога –
Безудержный
Народный
Суицид.
 
***
Будет однажды разгадана
Вся моя тайная жизнь:
Пальцы Святого Анатома –
Ангела для укоризн
Вскроют опальную музыку,
Мысленных струн торжество…
Всюду узлами (не узами!) –
Это моё волшебство…
Всюду штормящими нотами
Обезображена гладь…
Знать бы, какими свободами
Небезопасно играть!
Знать бы, которую истину
Ополоумила ложь!
Каждому вздоху – по выстрелу
В сентиментальную дрожь…
Каждому взгляду – по тлению
Чревовещательных лун…
Все подрасстрельные гении
Знают свой Судный Канун:
Час, когда Высь полновластная
Изобличает тоску…
 
АНГЕЛ, поставив на к р а с н о е,
ДУШУ ПРИСТАВИТ к виску!
 

ПОЭТАМ, ОСТАВШИМСЯ В РОССИИ
 
Сергею Есенину, Марине Цветаевой,
Николаю Рубцову, Леониду Губанову,
Борису Авсарагову...
 
Мы ждем все судьбы напролет…
Мы каждый век пережидаем…
В укромный час тела меняем…
Посмертный сделав оборот,
Спешим в отпущенную брешь
Меж молотом и наковальней…
Но мир надежный для невежд,
Для испытателей – фатальный!
Его заполонил прогресс
И списки тел для комуфляжа…
 
Над млечностью библейских мест
Давно сгустилась бездна,
та же,
Которую бессонный Бог
Омыл освобожденным светом…
 
Мы каждый день вдыхаем смог
Братоубийственной победы.
Откормленные злостью слов,
Себе пророчим бремя власти,
Покуда Демон-Душелов,
Нам дамой пик грозит на счастье.
Он точно знает, до каких
Грехопадений оставаться.
А мир не милует своих,
Уставших тленностью спасаться.
Нам явь рифмует прозу сцен,
Добившись выстрела из зала,
Или дойдя ножом до вен,
Или сорвавшись с пьедестала…
 
Нас опускают в пыль времен
Под именами на потребу…
И сорок дней от похорон
Мы смертно ждем…
…………………воды и хлеба!
 

ХОДАТАЙ
 
Всё бы так, да вот беда:
Патоку моления
Оплетает лебеда.
Знать горчит сомнением
В покаянных тропарях
Радость маловерная…
 
Старый креститься монах:
«Дело твоё скверное!»
 
От свечей тернистый чад…
На душе распутица.
То не вороны кричат, -
Бесы баламутятся.
То не прошлые грехи,
Тяжба настоящая:
За безбожные стихи -
Серебро звенящее.
За лукавое моё, -
Тяготы прозрения:
«Коль посеяла быльё,
Не пожнёшь Спасения,
Не отыщешь в закромах
Зёрнышко медовое».
 
Слёзно молится монах
За меня, бедовую…
 
Август 2000 года.
 

СТРАСТНАЯ НОЧЬ
 
И сон вспорола тень Креста!
И явь кровавым мхом разлита...
 
Что делать мне?
Считать до ста?
Страница Библии открыта
На той Главе, в которой Путь
Преткнулся глыбою Голгофы…
 
В кромешной древности уснуть?
Смирить в себе все притчи-строфы?
 
Представить вдруг, что Он не Тот,
Ниспосланный в низины рока:
Что целовал Искариот
Лишь самозваного пророка,
Что голоса учеников
Не предвещали: «Ты – Спасенье!»…
Венец терновый от врагов -
Не богоборное глумленье.
 
И Третий День – не Отчий Вдох,
А только хитрость приближённых.
 
В останках узников эпох
Не числятся сердца крещённых.
 
И все библейские места, -
Лишь мира прибыльная небыль …
 
НО СОН ВСПОРОЛА ТЕНЬ КРЕСТА,
И РАЗРАЗИЛОСЬ СКОРБЬЮ НЕБО!
 
Апрель 2006 года.
 
"ЕСЕНИНЩИНА"
 
«Доказано, что нога поэта не ступала в «Англетер»…Он находился в арестантской (проспект Майорова, 8/23), где его четверо суток допрашивали, пытали, а затем убили и притащили мёртвое тело в гостиницу, где и свершилась кащунственная акция самоубийства». Из книги Виктора Кузнецова «Есенин. Казнь после убийства». «Поэт погиб потому, что был несроден революции». Из статьи Л.Д. Троцкого. Авторы доносов на С.А.Есенина: 1920-й, сентябрь – А.Рекстень, 1923-й, сентябрь М.Родкин, 1924-й,январь – Ю. Эрлих, 1924-й, февраль – Л.Майзель, М.Крымский, 1924-й, март – братья Нейман. Данные секретных архивов и спецхранов, обнародованные в книге «13 уголовных дел Сергея Есенина».
 
Было сердце…
Стыло
Ныло…
Колыбелило тоской…
Неразборчиво любило…
Принимало на постой
Первых встречных святотатцев
В эполетах шутовских,
Корифеев провокаций
Из подземных мастерских…
 
Было тело…
Похмелялось
Манной скошенных лугов…
Кровожадно поминалось
Терпкой завистью волков
Разьярённого кагала.
Хищношёрстным часовым
От щедрот перепадало –
«Все пройдёт, как с яблонь дым»…
 
Было СЛОВО…
Бередило…
Набродило колею:
От рожденья – до могилы
Бутафорскую петлю,
Заключительную небыль
С тайной выноса в тираж…
 
Было всё…
 
Паденье в Небо -
Высший Русский Пилотаж!
 
НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА
 
В 1991 году убит православный
автор-исполнитель Игорь Тальков.
В 1995 году убит православный
певец (мальчик 17 лет!) Максим Трошин.
В 1998 году убиты православные барды:
архидиакон Роман Тамберг и иерей Алексей Грачёв.
В 2000 году было подорвано здоровье
любимого всеми иеромонаха Романа (Матюшина).
Теперь он не может петь,
не может говорить и ничего не слышит.
КТО следующий?
 
Чей черёд по трафарету
Тяжесть тела искупить?
Взялся мир, идущих к Свету
Беспросветностью землить.
 
День пылит чахоткой боя,
Ночь кадит угарным сном.
Зло черпает кровь прибоя
Синтетическим крылом.
 
Наградной заточкой гложет
Преткновение свобод…
Уличён угодник Божий
В разжигании высот!
 

РАЗРУШЕННЫЕ ХРАМЫ
 
Не вершины Господни!
Бездонные пропасти смут,
Что вобрали в себя
Вопиющее эхо радений…
В оскверненных пределах
Купели не голуби вьют!
Волчья стая ворон
Собирает осколки падений…
 
Всюду перья да пух –
Православные памятки душ…
 
Славить, право, кого
За увечно истертые лики?!
 
Все вершили свой грех
В бескрестовом азарте кликуш.
Все оставили здесь
Пятизвездия Красной Улики.
Пять скребущих лучей,
И еще сотни сотен по пять
Сняли кожей с Христа
Позолоченный след упований…
Стены сдавлены мхом,
Чтоб святые не смели роптать,
Оглушая живых
Русским зодчеством иносказаний.
 
Июль 2002 г.
 

К РОССИИ
 
Твои поля проела моль междоусобных лет.
Следы твоих богатырей лакает волчий след.
Тобою вскормленных птенцов баюкают войной
И камни взорванных церквей – расписаны золой.
И никого, чтоб возлюбить остаточную даль!
Всем миром, душами в горсти, выплачиваем дань.
Кто точит лезвие ночей для памятных расправ,
Кто чёрным хворостом могил терзает проседь трав.
Твоим присяжным звонарям не снится тишина:
Набат вымучивает весть: «Ты Выси лишена!»
 
*
Здесь нет небес!
От смут земных…
И Свет, как тьма стоит, бескровен…
Крестами сброшено с часовен,
Сердцебиение святых…
 
 
 
 
"Борьба с Церковью и Православием продолжается от времени её зарождения и будет до последнего дня земной жизни мира. И все верующие церковные люди - от мирянина и священника до иерарха - участвуют в этой борьбе за чистоту Православия, но каждый на своём месте и своими средствами. Можно не вступать в открытый бой, но противопоставить своё стояние в Истине мы обязаны".
 
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин).
 
ИНОСКАЗАТЕЛЬНАЯ ЯВЬ
 
Петля издёвки вековой –
Тропою каторжных хождений…
 
И мир, как пёс сторожевой,
Пугает злобою прочтений…
 
И ошипованный разбой
Больных прогрессом поколений…
 
Прикладом потчует Конвой
Попытку вольных отступлений.
Ни шагу в собственную Высь.
Неподчинение – побегом!
 
Мы слишком кротко родились
Под, заострённым твердью, Небом.
 
Мы – обреченные птенцы
Фатальных схваток истребленья.
 
Плетут терновые венцы
Блаженным узникам Прозренья!
 
Дрессура спаянных времён –
Живучий охлыст святотатства…
Нас отдирают от икон
За веру в ангельское братство,
За расточительную страсть
Всея Души, спасая души…
 
Слепящий серп – слепая Власть,
Законодателей удуший,
Трудоспособный инструмент
Для трепанации юродства…
 
Но смерть – спасительный фрагмент
Библейской тяжбы первородства!
 
Ноябрь 2005 года.
 
 
 
 
Россия - во мгле. В хаосе лжи и смуты она бредет, истощая последние силы, сама не зная куда, -лишенная веры и здравой исторической памяти, преданная вождями, оболганная клеветниками, окруженная хищной толпой претендентов на ее грандиозное многовековое наследие.
Россия - над бездной. Разоренная междоусобием, тщеславием и стяжательством, задыхающаяся в тисках экономического кризиса, межнациональных конфликтов и политических склок, одурманенная пропагандой разврата, насилия и вседозволенности, она чудом удерживается на краю пропасти, в мрачных недрах которой ее ждут ужасы гражданской войны и окончательного государственного распада.
 
Митрополит Иоанн Снычев.
 
МЁРТВЫЕ СРАМУ НЕ ИМУТ...
 
Простор оклеветали красной чернью…
Отечество - на жертвенных крестах…
И лишь набат зовет ежевечернее
В церквушку, где расстрелянный монах
Поёт псалом Сладчайшему Иисусу
Над истиной заплёванных икон…
И некогда языческие русы
Идут на искупительный поклон.
Из бурелома древних поселений,
Из сухожилий сгорбленных начал…
Посланники погибших поколений,
Несут огонь поруганным свечам!
 
 
Ганина Яма.
 
 
 
 
Синодик известных новомученников Российских для храмового молитвенного поминовения во исполнение постановления Всероссийского Церковного Поместного Собора 1917-18 гг от 5/18 апр. 1918 г.
 
Протоиерея Иоанна Кочурова, ноябрь 1917 г; служил в Америке, построил собор в Чикаго. В Царском Селе обличал вооруженную толпу за злодеяния; зверски замучен, стал первомученником духовенства.
 
Архимандрита Родиона и иеромонаха Анастасия, 1917 г., Отец Родион- настоятель Спасова скита Змиевского уезда Харьковской губ. и благочинный духовник; казначей и эконом обители о.Анастасий- зверски убиты.
 
Протоиерея Петра Скипетрова. + 1/14 февраля 1918 г. 84-летний настоятель церкви Бориса и Глеба с чудотворной иконой Божией Матери "Всех скорбящих Радости" в Петербурге. Застрелен на паперти собора Александро-Невской Лавры, когда с крестом в руках пытался остановить вооруженный отряд, ломившийся в храм.
 
Митрополита Владимира (Богоявленского). + 26 янв/7 февр. 1918 г. , митрополит Киевский, ранее занимал Московскую, затем Петербургскую кафедру. Зверски убит у стен Киевско-Печерской Лавры.
 
Тринадцати мучеников Тульских и исповедника епископа Тульского Корнилия. +15 фев. 1918 г. При расстреле крестного хода в г.Туле убито 13 православных христиан, епископ ранен.
 
Иерея Михаила Лисицына, +22фев./7 марта 1918 г. в станице Усть-Лабинской, после 3 х дневных мучений и глумлений был убит.
 
Иерея Иоанна Краснова. + апр. 1918 г., Станица Долженская Кубанской обл.(ст. Данкайская), сожжен живьем в паровозной топке.
 
Иерея Николая Златомрелова. + май 1918 г. Томск.
 
Иерея Алексея Мелиоранского. +май 1918 г. Застрелен в станице Новощербинской Кубанской обл.
 
Протоиерея Философа Орнатского. +весня 1918 г. Настоятель Казанского собора в Петрограде, проповедник, строитель детских приютов для бедных.Убит под Петроградом на берегу Финского залива.
 
Иерея Иоанна Пригоровского. +Пасхальная ночь 1918 г. Убийцы выкололи о.Иоанну глаза, отрезали язык и уши и закопали живьем в навозной яме. Станица Незамаевская (Неломаевская)
 
Иерея Александра Подольского и иже с ним. +весна 1918 г. О.Александр в станице Владимирской Кубанской обл. , после глумлений и избиений, был зарублен на свалке. Пытавшийся его похоронить прихожанин- застрелен на месте.
 
Иерея Григория Дмитриевского.+весна 1918г. Убит в селе Соломенском Ставропольской губ Перед казнью коленопреклоненно молился. Отрублены нос и уши, потом голова.
 
Иерея Григория Никольского. +27 июня 1918 г. Магдалинский монастырь Кубанской обл. После литургии убит за оградой выстрелом в рот с криками: "И мы тебя приобщим"
 
Всего 8100 новомученников
 
Соловецкая Голгофа.
 
"...вырытых за лето четырёх траншей -
на триста трупов каждая -
не хватило и до середины зимы...
Приходилось срочно заготовлять новые -
и по склону Голгофской горы
днём и ночью горели костры
для оттаивания закаменевшей почвы"...
Из лагерных дневников
Ольги Второвой-Яфе.
 
1.
«Кого ещё не окрестили?!»
Забавы красных холуёв…
В бараке за ночь жизнь скостили
Блаженной сотне юнкеров…
С цепей бойцовые срывались…
Потел в усердии конвой…
На вышках тени чертыхались:
«Погнали стадо на убой!»…
 

2.
Перекличка неблагонадёжных.
Лагерных старателей возня.
Бьются клювы воронов острожных:
Косит оперение резня
За жетон на личное злодейство,
Радость допущения до тел…
Проклятое небом фарисейство
Ритуальный празднует расстрел.
 

3.
На рубахе запеклась
Вязкая морока -
Окровавленная грязь
Конченого срока…
И озябшую приволь
Сердца под холстиной
«Заключенный Номер Ноль»
Отпустил с повинной…
 

4.
Разошлась по щебенке тлетворная ржа…
То ли бурая кровь, то ли плесень чефира…
Этой ночью ветра будут (мясом с ножа!)
Выедать тишину измождённого мира.
Будет вызванный снег ретушировать плоть,
Чтобы рваные сны не фалдили уликой…
А под утро сойдёт самозваный Господь,
Исполнителем нот Поминального Крика…
 

Ноябрь 2005 г.
 
СТРАСТОТЕРПЕЦ
 
Обезжизненный чёрствой Землёй,
Он был вынужден стать знаменитым!
И стекает добро в перегной
Эликсиром давно позабытым:
Эта капля – дарует Любовь,
Две другие – маршруты страданий…
Есть ещё…
И ещё!
Будто новь –
Нескончаемый сок покаяний.
 
И Судьба, оперившая Суть,
Студит плоть, облачённую в рану,
Небеса возлагая на грудь,
Как икону святого Стефана!
 

1997 год.
 
НОВОМУЧЕННИКАМ РОССИЙСКИМ
 
Только с 1918 по 1920 гг.
верными ленинцами было убит
1 000 000 казаков и членов их семей...
 
Не знаю, как это было...
Но очевидно - сбылось!
Они нещадно парили:
Смолой пылающих ос
Стекали вольные крылья,
Опровергая Запрет...
Пока их всех, пофамильно,
Не сокрушили в рассвет,
Препоручив бестелесность
Ветрам острожных затей.
Не-раз-делимую местность
На кладовые смертей
Разбили...
Сдали в утиль
Неподконтрольное счастье.
 
Небес намоленный штиль
В земное ввергли ненастье!
 
Не знаю, сколько их было...
Но Были - не избежать.
Они опасно любили
Непонаслышке летать...
Они попарно уснули
На склоне праведных фраз...
 
И что им первые пули,
Не повторившимся в нас!
 
1997 г.
 
Те, кто...
 
"Я человек не первой молодости,
а всё же надеюсь не умереть прежде,
чем увижу красные знамёна
на развалинах Петропавловской Крепости
и Зимнего Дворца"...
Из лекции в парижском Русском Колледже,
прочитанной весной 1906 года
Александром Амфитеатровым.
 
Они проповедуют:"Не укради!",
Присвоив символику злых поколений.
 
Они вырезают кресты на груди:
Серпами распороты ризы молений.
 
Затравлен,
залаен,
запружен Исток:
Назначена памяти дата забвенья...
 
Они повернули на Запад Восток,
Созвав вавилонское столпотворенье.
 
Они раздают утешительный рай,
Смертельным маршрутом небес под прицелом.
 
В эпоху протяжной команды:"Стреляй!",
Они разживаются красным на белом.
 

 «Убийство Императора Николая II и его Семьи является исключительным как по виновности в нем русского и других народов, так и по его последствиям. Не сразу оно совершилось, подготавливалось постепенно.
Гнусная клевета поколебала преданность Царю и даже доверие к нему значительной части русской общественности. В связи с этим наступившему искусно вызванному мятежу не было дано должного отпора ни властями, ни обществом. Малодушие, трусость, предательство и измена во всей полноте были проявлены ими. Многие поспешили искать доверия и милостей от преступников, пришедших к власти. Народ безмолвствовал сначала, а потом быстро начал пользоваться создавшимися новыми условиями. Каждый старался о своей выгоде, попирая Божественные заповеди и человеческие законы. Открыто не было ничего сделано в защиту Государя и Престола. Молчаливо принято было известие о лишении Царя и его Семьи свободы. Втайне лишь возносились молитвы и воздыхания теми немногими, кто не поддался общему искушению и понимал преступность тех деяний. Посему Государь оказался всецело в руках своих тюремщиков и новой власти, знавшей, что может сделать все, что хочет.
Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени: кто прямым мятежом, кто его подготовкой, кто изменой и предательством, кто оправдыванием совершившегося или использованием его в выгоду себе. Убийство Царя-Мученика есть прямое следствие их.
Кровь Его на нас и на чадах наших (Мф. 27, 25). Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к Цареубийству».
Святитель Иоанн (Максимович).
 
ЦАРЮ НИКОЛАЮ.
 
Между жизнью и Жизнью
Кощунствует Смерть -
Плотоядная жрица времён поднадзорности…
Ты попался в её пересыльную сеть
На терновом пути иллюзорности…
Ты молился за тех, кто тебя опознал
По приметам спасительной Млечности…
Но Земля погребла свой небесный овал
В теневой стороне человечности!
 
И черствели колосья в гортани полей,
Зарекаясь растрачивать золото…
И сверкали клыки у домашних зверей,
Одичавших от пришлого холода…
 
Ты ложился на ткань для внезапных утрат,
Как на ветер ложатся пернатые…
И тебя провожал колокольный набат,
Тот,
которым
рыдают
распятые.
 

СВОБОДА ОТ...
 
Обезумевший вихрь разбил фонари,
Замостил тротуары небесной смолою…
 
Петербург, Петроград, мы твои дикари!
Беспризорная паства, лишенных покоя!
 
Наши белые храмы оспорила гарь…
Наши лучшие мысли черствеют расправой…
В лихорадочной яви низложенный царь,
Вольнодумные сны посещает кроваво…
 
И уже не смирить чужеземных стрельцов…
И уже не спугнуть потрошителей Неба…
 
Петербург, Петроград, принимай подлецов!
Дай, безбожным, познать горечь зрелищ и хлеба!
 
 
ПРОРОЧЕСТВО ОТЦА ИОАННА
 
Конец заклятью.
Сотни лет – на кон!
Разбужен ад для гиблых поколений…
Кипящей кровью множится Харон…
Вздымаются кресты землетрясений…
 
Исполнилось!
Помазанник убит!
Вот пища псам всеядной Иудеи…
Молитесь, православные!
Навзрыд.
Вы сами на себя осиротели!
Повсюду обезбожены дома,
С намоленными красными углами…
 
Престол Державный
Занял сатана.
И Молот занесён над куполами…
 
 «… По причине безбожия и нечестия многих русских, так называемых интеллигентов, сбившихся с пути, отпадших от веры и поносящих ее всячески, поправших все заповеди Евангелия и допускающих в жизни своей всякий разврат, — русское царство есть не Господне царство, а широкое и раздольное царство сатаны, глубоко проникшее в умы и сердца русских ложно ученых и недоучек и всех, широко живущих по влечению своих страстей и по ложным, превратным понятиям своего забастовавшаго ума, презирающаго Разум Божий и откровенное Слово Божие. И потому, смотрите, что творится в нем в настоящее время: повсюду забастовка учащихся и рабочаго — в разных учреждениях — люда; шум партий, имеющих целию ниспровергнуть настоящий, установленный Богом монархический строй, повсюдное распространение дерзких безумных прокламаций, неуважение к авторитету власти, Богом постановленной, ибо несть власть, аще не от Бога, сущия же власти от Бога учинены суть, по апостолу (Римл.15, 1); дети и юноши вообразили сами себя начальниками и вершителями своей судьбы; браки потеряли для многих всякое значение, и разводы по прихоти умножились до безконечности; многия дети покинуты на произвол судьбы неверными супругами; царствует какая-то безсмыслица и произвол. Это ли царство православное, это ли царство Господне?
Если в России так пойдут дела, и безбожники и анархисты — безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония»…
Святой праведный Иоанн Кронштадский.
 
 
ВОЛЬНИЦА
 
Охваченные Смертностью
У времени в тисках.
 
Марает лица бледностью
Освобождённый страх:
Латает лютым холодом
Юродивую блажь…
То патокой, то молотом
Берёт на абордаж.
То песнями, то стонами
Тиранит тишину…
То стягами, то звонами
Чеканит Вышину…
То сонмами умученных,
То каторжным жульём, -
Рождённые по случаю,
До случая живём.
Прощённые – обидою.
Простившие – бедой.
Похмельные - омытыми
Крещенскою водой.
Святые - осквернёнными
Разгулом ворожбы.
Расстриги - оскоплёнными
Кликушами вражды.
 
Да все ли сбыты небыли?
Да нЕмы ли уста?
Да всем ли вдоволь неба и
Нательного Креста?
 

ПОРУКА
 
Насладились нервным стрессом.
Раскумарило тоской…
Племя вызревших под прессом.
В стоках ямы долговой
Смачно пенится отрава
Отфильтрованных небес.
Случки, мазаные правом
Переваривать лигбез
Иноземной профессуры -
«БАРБИ.ПЕПСИ.КОКАИН.»
Виртуальная дрессура.
Все способны, как один.
Все одним вольны испугом:
От объятий – до битья.
Все пускают смерть по кругу
Новой Книгой Бытия…
 

ПОЛИТИКАМ
 
Преуспевающие в том,
Что называется рассудком,
Крапленым ржавчиной серпом,
Вскрывают вены незабудкам.
Порабощая Божий Дар
Не отшлифованной природы,
Несут загубленный нектар
На грязный жертвенник Свободы.
 
Вот почерневший в муках Крест.
Вот мясорубки наковален.
В моей стране с лихвою мест,
Где воздух памяти – фатален!
Где мысли вслух, в конце концов,
Ломают преданные маски,
На лицах проклятых бойцов,
Осуществляющих развязки…
 
Неразумение во всём…
Скупые сводки погребений…
И крошит небо чернозём
Лебяжьих стай для удобрений!
Для пущей удали семян,
Мобилизованных на случай…
Пока генетика славян
Себя
забывчивости
учит.
 
Май 1999г.
 
 
 
ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.
 
Плащаницу высот,
Как проеденный молью покров,
Гложет Время Чужих,
Самовольно черпающих Вечность…
И слоится безбрежность
Под натиском гончих ветров.
И мелеет в сердцах,
Отвечающий за Человечность,
Нимб Безгрешной Любви –
Сиротливо болящая даль,
Вековая тоска
По врожденной поэтике Рая.
И кровит на иконах
Победная русская старь,
Близость Судного Дня
Богомольцам своим предрекая.
 
Мир куёт пустоту,
Как когда-то кресты золотил:
Без оглядки на сон,
Претворяющий бренную славу.
И стучат мертвецы
В колокольные своды могил,
Воскрешая живых
Для духовной войны за Державу.
 
Февраль 2006 г.
 
ИЗ СНОВ СТАЛКЕРА
 
А мы уже устали!
Чернеет серебро
Предательства – крестами
Клеймёное добро.
 
По крохам, да по ранам,
По людным площадям,
По отлучённым странам,
По вымученным дням…
 
А мы не то чтоб соты
Разграбленной земли…
Но только каждый сотый –
В апокрифах Дали
Не рукоположЁнный –
Отбившийся от рук,
Торжественно лишённый
Венца душевных мук.
 
А мы уже…
Как странно...
Виновных в были нет!
Пространство у Экрана
Затравленно…
Но Свет
Ещё вбирает звенья
Вращающихся фраз…
 
А мир помазан Тенью…
А Бог уже не в нас…
 
1993 год.
 
ДАННОСТЬ
 
"Перестали понимать русские, что такое Русь.
А Она есть Подножие Престола Господня"...
Св.Прав.Иоанн Кронштадский.
 
Говори – не говори.
Всё – ответное безмолвье.
От зари и до зари
Решена в одно условье
Осаждённая страна,
Посрывавшая распятья:
Разгуляли до красна,
Причастили на проклятье
Поимённый бунт души,
Православного испуга…
В раскулаченной глуши –
Ни хозяина, ни друга.
Всё одно – ковыль-трава…
Всюду проглядь запустенья!
Бестолковая молва,
В тряске самосохраненья,
Присягает тем богам,
От которых меньше боли…
 
И читает притчи Храм
Мертвецам на гиблом поле.
 
29 ноября 2005 года.
 
КРАМОЛА.
 
Опять история страны
Страшится будущей огласки…
 
В основе замысла – развязка
Всех преступлений старины.
В зерне языческих хлебов –
Горчащий привкус вероломства.
 
Ума лишённое потомство
С упорством загнанных волков
Бросает в сторону долин
Свои предсмертные угрозы…
Но кровью вспыхнувшие слёзы
Пойдут на краску для картин!
 
Так на портретах мудрецов,
На ликах правящих провидцев,
Глаза убитых очевидцев
Проявятся…
… в конце концов!
 
* * *
 
Позволю высказать Закат…
Пусть тяжелеет
Постепенным
Перечислением утрат,
Как-будто колокол Вселенной,
Качает небо по живым,
По многодетным усыпальням,
Покуда спит Последний Рим
В непостоянстве виртуальном…
 
А те, что вычерпали гарь
Вечернего самообмана,
Идут в намоленную даль,
Неся в себе привычку рано
Вставать.
До первых петухов.
До зим,
К теплу не подпускавших.
Былого времени улов
Оставлен, как неоправдавший
Библейской близости высот…
 
Когда имён на покаянье
Слезам святых не достаёт,-
Позволю высказать…молчанье.
Протяжный перечень смертей
В междоусобном гимне века…
 
Не будь Земли,
Все те, кто в ней,
Не замышляли бы побега!
 
Февраль 1996г.
 

Властителям России
 
Преуспевающие в том,
Что называется изменой,
Крапленым ржавчиной серпом,
Вскрывают будущего вены:
Порабощая первоцвет
Не отшлифованной природы,
Несут загубленный сюжет
На грязный жертвенник Свободы.
 
Вот почерневший в муках Крест.
Вот мясорубки наковален.
В моей стране с лихвою мест,
Где воздух памяти – фатален!
Где мысли вслух, в конце концов,
Ломают преданные маски,
На лицах прОклятых бойцов,
Осуществляющих развязки…
 
Неразумение во всём…
Скупые сводки погребений…
И крошит небо чернозём
Лебяжьих стай для удобрений:
Для пущей удали семян,
Мобилизованных на случай…
Пока генетика славян
Себя
забывчивости
учит.
 
 
ПРЕДВЫБОРНО-ЛИРИЧЕСКОЕ
 
Заигрались в поддавки: удавили
Тени прочих, не прикормленных злом.
 
Здесь две взлетных полосы: или – или,
Да некошеных равнин окоём.
 
Здесь не сказочные всюду персоны…
Гарантийный срок мотает капкан
Механизмом бутафорской короны
Того ПРыНЦА, что лобает обман,
Как дворцового мотив этикета
В пересудах родословных улик…
Здесь на глянцевый орнамент паркета
Не пуЩают перехожих калик.
Тут иные чудеса - курам на смех:
В каждом клюве привозное зерно.
И живётся набело, будто наспех,
Так что в нашей светлой сказке - черно.
Тут ни метра без пристрелянной стали.
Тут ни ветра без попутного «ПЛИ!».
Ощетинились стрельцы на скрижали,
Изловчились в суеверной пыли:
Покромсали чистый замысел истин.
Делу правых не указ монастырь…
Сократили до верительных мистик
Певчим ангелам привычную ширь.
 
И сластят пути кисельные воды,
Да не водится в них путный улов…
Доигрались… Проиграли свободу
Долгожители…
Страны…
Дураков…
 
 
СВОБОДА.РАВЕНСТВО.БРАТСТВО
 
Обезумевший вихрь разбил фонари,
Замостил тротуары небесной смолою…
 
Петербург, Петроград, мы твои дикари!
Беспризорная паства лишенных покоя!
 
Наши белые храмы оспорила гарь…
Наши лучшие мысли черствеют расправой…
В лихорадочной яви низложенный царь,
Вольнодумные сны посещает кроваво…
 
И уже не смирить чужеземных стрельцов…
И уже не спугнуть потрошителей Неба…
 
Петербург, Петроград, принимай подлецов!
Дай, безбожным, познать
горечь зрелищ и хлеба!
 
 
КРОВАВЫЙ СНЕГ
 
В этот день нам прислали посылку из дома.
Среди прочего в посылке было и моё любимое лакомство,
что продавалось тогда в Союзе в ларьках "Мороженое".
Когда начался обстрел, я стояла на балконе и ела московскую
клюкву в сахаре.
 
Мне снилась клюква...
...в пудре сахарной –
Вкус детства с ранней сединой…
И плац, бойцами перепаханный,
На метры тяжбы разрывной…
И рядовой из пополнения,
Что принял бой лицом в рассвет.
 
Оставлен, миру на съедение,
Трофейной жизни амулет.
 

Мне снилась клюква…
Но за давностью
Снега приспущенных высот,
Несли кровавый привкус явности,
Как щедрый ягодный приплод…
И вихри птиц, учуяв крошево,
Чернили снежный благовест…
 
Душа убитого из прошлого
Держала смертное за Крест,
Пока дозор небесных знахарей
Готовил пропуск в Божий Свет…
 
...И я спасаюсь...
...клюквой в сахаре.
Под Новый Год…
Все двадцать лет!
 
Кабул-Москва
 
(31.12.1982-31.12.2002 г.)
 
 
Падение в 1918-ый
 
Кленовый лист!
К чему тебе гореть
гордыней Данко?
В оспинах прельщенья,
 
он думал, будто яростная смерть
повымучит распутицу отмщенья.
Про то, что вечный Чёрный Часовой
нашёптывал в окошечки мертвецкой...
Ты падаешь?
Ты па...
Мой отрывной!
Взгляни на мир:
похож ли он на детский
рисунок, где и солнце, и луна -
одним рывком в осеннюю ранимость?
Похож ли век на келью в три окна,
где Бог - Отец,
и Сын,
и повторимость
Святого Духа в каждом рядовом
зовущего к покою Листопада?
Умри легко!
На память о живом
парении, которому отрада -
стать первой кровью
Царского Села...
 
 
КРАМОЛА
 
Опять история страны
Страшится будущей огласки…
 
В основе замысла – развязка
Всех преступлений старины.
В зерне языческих хлебов –
Горчащий привкус вероломства.
 
Ума лишённое потомство
С упорством загнанных волков
Бросает в сторону долин
Свои предсмертные угрозы…
Но кровью вспыхнувшие слёзы
Пойдут на краску для картин!
 
Так на портретах мудрецов,
На ликах правящих провидцев,
Глаза убитых очевидцев
Проявятся…
… в конце концов!
 
 
СМЕРТЬ КАЗАКА
 
Эх, маменька, какие холода!
Донская осень празднует кончину!
Мне режет горло стылая вода…
И слёз не греет скудная лучина…
 
Ай, маменька, буди своих святых!
Пускай звонарь простонет отходную…
Пришла пора крылатых понятых!
И требует Распятый поцелуя:
На выдох - Крест дрожащею рукой,
Как водится в минуту примирения.
 
Ой, маменька, ты ставенки закрой!
За упокой...
В канун новорождения!
 
 
ПРОШЕНИЕ
 
Пощади меня, Ветер с Востока!
 
По застывшему воску Земли
Моросит, исказившее Бога,
Беспощадное небо Дали.
 
В нём уликою всех инквизиций –
 
Оперенье прозревших дотла…
И стоят мавзолеи убийцам
В скорбном инее Вечного Сна.
Достояния зодчих порока,
Умножаются спорами бед…
 
Отпусти меня, Ветер с Востока,
Покаянный вынашивать Свет,
Что молитвенным семенем зрея,
Отражается в нимбах святых…
 
Это я не спасла Назарея,
Убиенного царством живых!
 

282*
 
Уже облаяны попутные ветра.
Уже охаяны крещенские морозы.
Не чует радости кириллица нутра,
Покуда мается поблажкою наркоза
Лоскут сознания в наростах гематом -
Особо тяжкие статьи сердцебиенья.
Исправно мечены беспошлинным бинтом
Попытки вырваться за меру пресеченья.
 
Уже опознаны зазубрины вериг.
Уже разосланы на гибель приглашенья.
У чернокнижников достаточно улик
Для обвинительной
игры
воображенья.
Категория: Под пятою Иуды | Добавил: rys-arhipelag (14.01.2009)
Просмотров: 800 | Рейтинг: 5.0/1