Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 25.05.2024, 05:56
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4121

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Под пятою Иуды (15)
Елена СЕМЁНОВА
 
***
 
Разгалделось в поднебесье вороньё,
И с трибун вещают фарисеи,
И темно Отечество моё,
То, что было всех краёв светлее.
Что ж мы, братцы, снова под ярём
Клоним шеи? Иль истлели силы?
Ведь горит в сердцах святым огнём
Вечный Храм - Великая Россия!
 
Разгулялась по родным просторам мразь,
Нацепили фиговые листья,
Затоптать вконец стремятся в грязь
Свет небесный осквернённых истин.
Как же смеем, братцы, мы молчать?
Иль нас немочь чёрная сразила?
Нам завет от предков защищать
Вечный Храм - Великую Россию!
 
Ныне бесы рядятся в святых,
Ныне честь и совесть вне закона.
Только тот, чьи помыслы чисты,
Не явится к Каину с поклоном.
Только вера наполняет грудь.
Не смолкает верных литургия.
И во тьме нам озаряет путь
Вечный Храм - Великая Россия!
 
За неё нестрашно умирать.
С нами Правда в поединке этом.
Наше дело - камни собирать,
Разгоняя затхлый морок светом.
Нас лишить пытались уст и глаз...
Только мы пощады не просили.
Только живы мы, пока жив в нас
Вечный Храм - Великая Россия!
 
 
Транскрипции
 
Просеяна чрез сито
Догматов наша жизнь,
В транскрипции зашита:
Замри! Не повернись!
 
От жвачных красноречий
Слипаются мозги.
Смертельное увечье -
Духовности изгиб.
 
Транскрипции свободы
Нам с щедростью плюют
Идей и партий -воды
Из племени иуд.
 
Единою резиной
Все склеены нутром.
С экранов образины
Врываются в наш дом.
 
В транскрипциях готовых
Застенков мудрецов
Любое наше слово,
Любой наш вздох. Блиц-ом
 
Оформлены все мненья -
Отряд гнилых имён.
А для событий древних -
Транскрипция времён.
 
Транскрипция России -
Живёт лишь буква "Р".
И Бога исказили
Транскрипциями вер.
 
Прочерченные грани
Сдвигают, дух сдавив,
Внедряют в подсознанье
Транскрипции любви.
 
Транскрипции искусства...
До каждой запятой
Все выверены чувства!
И этой пустотой
 
Захлёбываясь, к Храму
Мы вечному бежим,
Чтоб не внесли в программы
Транскрипции Души...
 

***
 
Впиваются в память... Пинцетами      
Всё лишнее жаждя извлечь.
И вновь говорят пред скелетами
О жизни и здравии речь.
 
А, вот, "милосердные" каты,
На дыбу поднявшие честь,
Как чинно пред агнцем распятым
Стоят: их в святые б возвесть!
 
Повсюду их цепкие руки,
Клевателей душ и зениц,
Как скользкие щупальца спрута,
Продеты сквозь щели бойниц.
 
Застрельщики, счастьем объяты,
Собой пресекали поток...
По ним пройдёт в громе парадов,
Стирая в пыль кости, каток
 
Со знаменем алканной эры
На кровью залитой броне
И новым апостолом веры
Из прежних убийц на коне.
 
Застрельщики новых страданий,
Безумцы... На этих плечах
Взмывают средь матерной брани
Герои секир и бича,
 
Герои всех дыб и доносов,
Клеймёные чёрным тавром...
Весну обещают все грозы,
Но нам достаётся лишь гром.
 
И всё ж, как свиней стадо, с трона
Вниз ринутся каты в свой час...
И лица мильонов казнённых
Проявятся, словно наказ...
 

***
 
Как часто видим мы пророков
В своих грядущих палачах.
Не рок идёт на нас, но рока
Мы сами ищем и бича.
 
Глаза зажмурив, безраздельно
Отдаться власти вожака!
С груди срывает крест нательный
В экстазе бешенном рука.
 
Уверовать и покориться.
И пасть пред новым гуру ниц,
Чтоб вновь затем остервениться
И рвать, не разбирая лиц,
 
И тех топтать с особой страстью,
Кто был кумиром лишь вчера,
И уж иных "отважных" власти
Вопить с готовностью: "Ура!"
 
Из бури, поднятой в стакане,
Устроят целый "Сталинград"...
И поведут нас на закланье
Под старый гимн на новый лад.
 

***
 
Я слышу вой грядущих войн,
Стучат минуты холодной смуты
В моих висках.
Сегодня бой в преддверье бойнь.
Шагаем строем к заупокойной
Во лжи тисках.
 
А легион взошёл на трон.
Мелькают маски из страшной сказки,
Где мы живём.
Сойти с ума... Душа нема.
В ней вместо боли осколки Тролля...
А честь? Пропьём...
 
По руслам рек промчался век,
По светлым росам стучат колёса.
И зверь лесной
Умолк навек. И чёрен снег.
И небо скосили. И рубят Россию
Бензопилой...
 
Здесь небоскрёб. Шикарный гроб!
Снимай же кожу с земли, безбожный
Царь всех калек!
Отчаянный зов. В нём - кровь лесов.
Бездумный варвар, пожни свою славу!
Жни, Человек! 
 

***
 
Задраены забрала.
Слепые на слепых!
И серых генералов
Не ведают своих.
Со внешним злом сраженье:
Его не сокрушить,
Коль злобы ударенья
На всех слогах души!
У праведного гнева
Фундаментом - любовь.
От ненависти сева
Кошмарной жатвой - кровь!
Поднявший меч возмездья,
Себя очисть сперва!
Возмездье (правда!) с местью
В реальности - слова
Не однокоренные!
И бешенства слюной
Не скрепится Россия,
Разбитая войной
В сердцах ожесточённых:
Не Истины в них глас!
И роты помрачённых
Сплошь ждут команды "фас!"
От идолов. В бездонье
Сердец одно: круши!
И беса не изгонит
Кто сам им одержим!
Но загнаны в кавычки,
За скобками судьбы
Оставлены цинично,
Мы рвёмся для борьбы.
Жить душно под нажимом:
И сами кличем гром.
И в хоре одержимых
Мы все теперь поём.
И души, как пробелы.
Любой - своё пиши.
Их почерком умелым
Иной марать спешит.
Вычёркнуты из текста,
Мы ищем тайный лаз.
Где точки - неизвестно.
Поставят их за нас.
И серых генералов
Не ведая своих,
Задраили забрала:
Слепые на слепых!
 

***
 
В сумраке душных эпох,
Выпотрошённых наружу,
Не возвращается Бог
В наши культяпые души,
Где был когда-то распят,
Вырезан лезвием острым...
В поисках вышних утрат
Рвёмся спасаться на остров,
Чтобы от лжи отдохнуть,
И удалённый садистом
Орган сверхсущий вернуть,
Снова вдохнуть воздух чистый...
 
В чём благодать мудреца,
Если ей скорбь не утешить?
Свечи затеплим в сердцах
Веры, Любви и Надежды.
Средь ослеплённых ночей,
Где лишь в земле искры тлеют,
Может, от наших свечей
Станет кому-то светлее.
О, неисчерпанный мрак
Взорванного новолунья!
Нам бы дождаться утра
С ласковым взором июня.
 
Друг мой, меня позови!
Верь мне, заря заалеет!
Может, от нашей любви
Станет кому-то теплее.
Полно смотреть на кресты.
Полно вдыхать дух могильный.
Может, от нашей мечты
Кто-то обрящет вдруг крылья.
Может, от наших надежд
Кто-то вновь к жизни вернётся,
Переступая рубеж
Свой роковой, обернётся.
 
Может, не станет и нас.
Только улыбки и слёзы
Чьих-то далёких нам глаз
Будут рождать наши грёзы.
Нужно беречь слух души
И огорчаться не надо!
Может, и эти верши
Станут кому-то отрадой.
Пульс наших дней учащён,
Век доводя до бессилья...
Но, может, встретим ещё
В белом сиянье Россию?..
 

***
 
Мир урезанных горизонтов,
Оскоплённых надежд и мечты,
Небеса в чёрных дырах озонных
Беспредельно и страшно пусты.
 
В этом городе под ноги смотрят,
Насмерть сдавлены глыбами стен,
Магистральным движеньем затёрты -
И никак не расторгнуть наш плен...
 
Чёрный рай достижений прогресса!
Выпит сердца живительный сок.
А ведь где-то ещё пахнет лесом!
А ведь где-то... Но гонит нас ток.
Мы забыли, что в мире небесном
Жив бессмертный, всё видящий Бог...
 

В годовщину начала Первой Чеченской
 
Стреляли - там. Стреляли - не в меня.
Но пули ударяли рикошетом...
Шальные пули... Сердце от огня
Не заградить, увы, бронежилетом.
 
Средь тысяч пуль там не было чужих...
Кому-то - в лоб... И я ложусь убитой.
И тяжка кладь свинца на дне души,
В холодном морге безучастно вскрытой.
 
И много лет расплавленный свинец
В крови кипит, выковывая строки,
Летящие, чтоб тысячам сердец
Сказать как ждали, ждали там подмоги,
 
Как корчился и бился паренёк,
Подорванный, в последние мгновенья,
И как смертельно раненый в висок
Шёл в бой старлей... Нет, наше поколенье
 
Достойно славы прадедов своих...
В тумане исчезающие роты...
И ангел Божий шёл тогда меж них,
Таким же точно, как они, двухсотым,
 
И, как они, на все века живым,
И, как они, продрогшим и усталым,
Ничем от них совсем неотличим -
Он проводник... в заоблачные дали.
 
Их не дожди, а пули орошат.
Не грозы их разбудят на рассвете,
А взрывы... И другой идёт отряд
За провожатым сквозь огонь в бессмертье.
 
И нет конца, пока по именам
Мы всех погибших воинов не узнаем,
Не погребём... Свистели пули - там -
Но, как одна, в душе моей застряли...
 

***
 
Не бойся ночного убийцы,
Летящих при свете дня стрел.
Случится лишь то, что случится,
И это ещё не предел.
 
Смотри и свидетельствуй миру,
Глаголь слово Истины в час,
Когда тронет Он струны лиры,
Пройдя незаметно меж нас.
 
Не бойся ни бури, ни мора,
Ни следом ползущую тать.
Нестрашно ничто вещим взорам,
Доколе с тобой благодать.
 
Молись и души не баюкай,
Светильник зажжённым держи.
Не на мотовство, но в науку
Даётся земная нам жизнь.
 
Не бойся наветов и злобы,
Не бойся суждений земных.
Кто душу свою сделал гробом,
Того нет и в Книге Живых.
 
Смотри, не кади истуканам
И идолу славы не пой.
Ведь даром, служащим обману,
Хулится всяк миг дух святой.
 
Не бойся ни зноя, ни стужи,
Не бойся потерь и тюрьмы.
Своею зови только душу:
Она не даётся взаймы.
 

***
 
Кружит счастья птица синяя
Перемётною сумой.
Мы блуждаем обессиленно
Между Храмом и тюрьмой.
 
Ненавидящие - молимся...
Шаг вперёд и снова вспять...
Пишем кровью оду вольности
В обгоревшую тетрадь...
 
Но стирают мысли ластиком,
С ними память: "Топай, Вань!"
На заборе - мат да свастики,
Под забором - псы да пьянь.
 
Даже в полдень - всё-то сумерки...
Вводят сквозь экран наркоз
В наши души. Но не умерли
Мы ещё. Знать, райских лоз
 
Не вкусить нам... Под подушкою
Вечно сушим сухари.
Счастье лживою кукушкою
Далеко в лесах парит.
 

***
 
Сохрани их, Господи, тех, кому так тяжко,
Кто под ношей горькой головой поник.
Беспощадно скомканы судьбы, как бумажки,
Фантики... Страницы бесполезных книг...
 
Сохрани их, Господи, тех, кому так страшно...
Кто оставлен всеми, брошен и забыт.
Белоснежность судеб жизнь марает сажей
Звёзд дотла сожжённых, дымом грёз кадит.
 
Сохрани их, Господи, тех, кому так душно,
Кто так ждал и верил, что настанет свет.
Сколько их, усталых, времени не нужных,
Сброшенных с дороги в жизненный кювет.
 
Сохрани их, Господи, тех, кому так больно...
Вытянуты жилы веком-палачом.
Не расправить плечи, павшие безвольно.
Жизнь - процентщик алчный - выставляет счёт.
 
Сохрани их, Господи, защити, помилуй,
Каплею живою души ороси.
Тех, кого жизнь в шкуру чёрную зашила,
Не оставь во мраке, Господи, спаси!
 

***
 
Стучат в окошко лапы клёнов,
И в бедной комнате темно.
Среда. Восьмое. День продлённый -
До бесконечности... Руно
 
Дождей смешалось с листопадом,
Стекает золото с берёз,
Лежат парчовые наряды
В грязи, как пепел летних грёз.
 
Конец осенним карнавалам.
Зима, все раны заморозь,
Укрой их белым покрывалом,
Мети метелью вкривь и вкось.
 
Нам так нужна анестезия
После ноябрьских непогод.
Баюкай Свет-Зима Россию,
Пока не явится восход.
 
Продлённый день... Скользят виденья,
А за окном в тонах сырых
Кленовое сердцепаденье
Душеспасительной поры.
 

***
 
Отец, благослови на брань, что век кипит!
Покуда свет Любви в сердцах ещё горит.
 
Пусть тьмы идут полки, а нас - по пальцам счесть,
Но не сойти с дуги, пока есть слово Честь.
 
Наш путь - в руках с мечом. Обратно - на щите.
И будет грех прощён за то, что мы - не с ТЕМ.
 
Благослови, отец! Меч пращуров остёр.
И наших огнь сердец сливается в костёр.
 
Мы станем на краю под градом чёрных стрел.
И ждут места в раю всех тех, кто будет смел.
 
Уходят братья. Мне ль, когда они в крови
Лежат, быть в стороне? Отец, благослови!
 
Как ярым оком Спас взирает с высоты!
Он призывает нас. И пусть сгорят мосты!
 
Крысиные бега в разгаре! Кто быстрей?!
Перед лицом врага изменники видней.
 
Парад шакалий! Вот - знамение времён!
Сведённый мукой рот и погребальный звон.
 
Ты образом святым меня благослови.
Пока нас чёрный дым ещё не отравил.
 
...Был сумрачный восход, и мало было нас...
А снилось, весь народ живой восстал в тот час.
 
А были только мы. Но, Господи спаси,
Сияли среди тьмы мы айсбергом Руси.
 
Мне было двадцать семь... Благослови, отец!
Не плачь над мной, но всем скажи: Христос Воскрес!
 
Русским офицерам, судимым за мнимые преступления в Чечне
 
Страну бросали под сапог
Визжащей нечисти,
Плевали хамы в потолок,
Грозили вечности
И лили кровь своих солдат -
Да за "зелёные" -
И говорили, бросив в ад,
Нам речи тронные.
 
А кто-то шёл на смерть, храня
Всё верность Родине,
Шёл перекрёстками огня,
Под хай отродия.
А кто-то в спину им стрелял,
А кто-то лживые
Доносы спешно составлял
В суды фальшивые.
 
На суд слеталось вороньё
И злобно каркало,
И в души с ранами боёв
Со смаком харкало,
И отдавала им страна
Своих защитников,
И правил балом сатана -
Кому отчитывать?..
 
За верность дорого платить
Герою русскому -
Извек приходится ходить
Дорогой узкою.
Тот, кто предал своих солдат -
С руками чистыми -
Он умывал их, как Пилат,
Распявший Истину.
 
В чести бандиты, правят бал -
Орда несчётная.
А кто свою кровь проливал -
Да за решёткою.
Кто в нас стрелял, прощён давно
И усмехается.
А кто Россию защищал -
Судом карается.
 
Стервятник скор на приговор,
Но вечно прокляты
Благословившие позор
Кивком безропотным.
Очнись, Россия, ото сна,
Неопалимая!
Защитой стань своим сынам
Неодолимою!
 
 
Памяти погибших при штурме Грозного
 
Вспомним их сегодня поимённо,
Сгинувших в том страшном январе,
Офицеров и солдат зелёных,
Кто, сражаясь, в пекле том сгорел.
 
Прокляты предатели и трусы,
Общечеловеческая гниль,
Изуверофильтвующий мусор -
На счету Возмездия они.
 
Братцы, вспомним павших этой ночью.
Первый тост, не чокаясь, за них.
Кажется, что взрывы вновь грохочут...
Помолчим минуту о своих.
 
Нам и ныне снятся эти стены,
Площадь и жужжание "Шмеля",
Лица, не вернувшихся из плена,
В снежно-алом месиве земля.
 
Не свершится в памяти измена.
На одну минуту замолчим,
Вспомним их сегодня поименно,
Не вернувшихся из той ночи...
 
 
ТАК НАМ ГОВОРЯТ
 
Забудь своё имя и имя страны,
Которая больше не будет твоею,
Исполнись сознаньем великой вины
Пред сбродом, который глумится над нею,
пади ему в ноги и рабски прославь,
И стань в обречённом строю имяреков,
И память сотри, и надежду оставь,
Что право имеешь ты быть Человеком.
 
Так нам говорят.
Мозг и дух истоптав,
Плюя в ясный взгляд
И лобзая в уста.
Две тысячи лет
Миновало. Опять
Готовятся Свет
Силы мрака распять.
Века и века
Не смолкает "Распни!".
И тот же оскал
В наши грозные дни.
 
Забудь, что прославлен и горд был твой род.
Отныне в колодках и с камнем на шее
Твой путь - через реки клевет злобных вброд,
В огне и лишеньях сгорая и тлея.
Отдай им свой голос и вечно будь нем,
Поскольку свобода здесь их только слову.
И грезить не смей даже в снах о том дне,
Когда хватит сил, чтобы сбросить оковы.
 
Так нам говорят.
Словно анти-завет.
Казнивши Царя -
На Державу - Запрет.
И Слово, и мысль
Вне закона. И жизнь.
И только для крыс -
Право жира и лжи.
Ещё не века,
Но который уж год -
Подвалы ЧК
И за Правду - в расход.
 
Забудь! Но не в силах душа забывать,
Лжецам, мертворожденным трусам в угоду
И имя родное, и предков, бежать
"На цирлах" на свист каинитского рода.
Не смеет забыть сердце славных побед,
Оставить свой крест, пресной сделаться солью,
Облечься в ливрею... И русский завет:
Народность, Отечество, Вера и Воля.
 
Так мы говорим!
И да станут немы
В тот час упыри,
Как возьмём слово - мы.
Традиция - вот,
Основной наш закон.
Не клика "господ
Смердяковых", но Трон
И Правда. Реванш
А не алчная месть.
И вечный пароль наш:
Россия и Честь!
 

Н.И. Жданову-Луценко
 
"Молчаньем предаётся Бог..."
Молчанье - тихая измена.
Иной глас не убьёт острог,
Другие же, не зная плена,
Прикусят сами языки,
Истопчут разум, онемеют...
Скопцы духовные, звонки
Они бывали, но не смеют
Издать хоть звук, когда ведут
Их братьев на убой, шельмуя...
Молчанье - лживым поцелуем
Преданье на неправый суд.
Молчанье - шёпотом донос.
Молчанье - взор поспешный в землю.
Молчанье - сбитый крест, погост...
Душа навек ушедшим внемлет.
Молчанье - лживость наших глаз.
Молчанье - "руки умываю".
"Умру я завтра, ты - сейчас!"
"Мы пыль, и наша хата с краю..."
Когда страну на части рвали,
Где были мы? К себе вопрос.
Страну свою мы промолчали -
Здесь и ответ, здесь и прогноз.
Смолчим, когда героев наших
Глумленью мрази предадут,
Когда за Русь и Веру вставших
"За экстремизм" потянут в суд,
Когда жемчужины искусства
Под ноги выбросят скотам,
А за заслуги в лизоблюдстве
Получит орден вор и хам,
Когда покроют снова ложью
Прах наших дедов и отцов,
И плюнут, посмеясь, в лицо,
И ошельмуют Имя Божье...
Всё перетерпим. Промолчим.
Поддакнем, взор скосив привычно.
Тогда какого же ворчим,
Что жизнь в навоз опять нас тычет?!
Молчанье - преступленье есть
Пред Богом, Родиной, отцами,
Детьми... С заклеенными ртами
Не восстанавливают честь.
И лжесвидетельству сродни
Порой молчание бывает.
Молчанье это оправдает
Преступных вакханалий дни.
Глас вопиющего в пустыне
Достигнет слуха. И один
Во поле воин. Не остынет,
Глагол, летящий из груди.
Молчанье - подлость по закону.
Христос распятый обличит
Молчанье - трусость - игемона.
И каждого, кто промолчит.
 

***
Нас расстреливали влёт,
Словно белых лебедей.
Правда в душах не живёт
Обезбоженных людей.
 
И охотничий азарт
Так велик, что не сдержать.
Дан охоте новый старт.
Нечем сделалось дышать.
 
Жили вольные стрелки,
Словно в крепости, в лесах.
И боялись их враги,
И хранили небеса.
 
По лесам прошёл топор,
В просеках один конец -
Там разводится костёр
Для ещё живых сердец.
 
Только уж не в простоте -
От усердия в огонь
Хворост бойко бросят те,
С кем мы шли ладонь в ладонь
 
Лишь недавно. Каждый "свой"
Кинет прут, чтоб доказать,
Что отныне не живой,
А такой же прах и тать.
 
Годы многие пройдут.
Уцелевшие в свой час
Наши песни допоют
И помолятся за нас.
 
Если только донесёт
Память выживших детей,
Как расстреливали влёт
Их отцов и матерей...
 

1993-й
 
15 лет прошло, как не бывало,
И скоро поколенье возрастёт,
Что залпов тех и криков не слыхало,
Но только нам - забыть ли этот год?
 
И ныне всё пред взором жуткой явью:
Кровь русская на улицах Москвы,
Гвалт упырей, что Каина восславил,
И этот вопль, как звоном тетивы
 
Пронзающий: "Опомнитесь! Мы братья!
Мы русские!" И залп ему в ответ
На пораженье от продажной рати
И хор теле-кощунственных клевет.
 
Нет, не забыть октябрьских дней суровых,
Тех мальчиков 16-ти годов...
Их сверстникам сегодня, может, снова
Подняться, не щадя своих голов,
 
Судьбой России суждено. И снится
Мне год который страшная та ночь.
Горят огни, и празднуют убийцы,
И ничему уже нельзя помочь.
 
Сирены, танки, выстрелы и крики,
Глаза убитых, кровь и звон стекла,
Плач матерей и смех кровавой клики,
И Русь во тьме предательства и зла.
 
Так задымался над Москвой застылой
Расстрелянный, раздавленный рассвет,
Рассвет над горькой братскою могилой,
Прологом для чреды великих бед.
 
Мы помним всех, за Родину убитых,
И поимённо помним палачей.
И будет час, когда вся эта Свита
Нам даст ответ за ужас тех ночей. 
 

Мы русские
 
Мы русские! За то на нас объявлен
Поход крестовый. Только без креста.
За век, видать, нас мало свежевали,
Не меркнет ненасытная звезда.
 
Мы русские! За это нас в остроги
Бросают по воскреснувшей статье.
"Десятку", "четвертак" - давали сроки
Совсем недавно. Палачи всё те ж!
 
Мы русские! За это нас упорно
Стремятся скопом вывести в расход,
Заткнуть нам рты и с тем придать позору,
Чтоб память отнялась, что мы - Народ.
 
Мы русские! За это геноциду
Нас обрекают уж который год.
Отечество в опасности! Обиды
Сегодня не должны идти в расчёт.
 
Мы русские! Великого народа
Мы дети и хозяева земли,
Что созидалась им лишь, а не сбродом,
Средь грозных битв из пепла и пыли.
 
Мы русские! И выродков угрозам
Не запугать нас, если жив наш дух,
Могучий, вольный дух Великороссов,
Нас выводивший изо всех разрух.
 

***
Сквозь плен непроходимых терний
Мы ищем в ослепленье свет
И вытоптанных поколений
Едва дрожащий силуэт.
 
Когда-то звоном разных гласных
Богат был русский алфавит.
Теперь - молчание согласных
Всегда, во всём, за всех. Лимит
 
На глас. На голос. Диссонансом
Согласных мы оглушены.
Шеренгами шагают массы,
Народом бывшие страны.
 
Врагов своим питая мясом,
Идут - согласие в рядах...
Когда же станет биомасса
Народом, нацией, когда?
 
Электоральные химеры -
Тузы без счёта в рукавах.
А кто за Родину, за Веру -
Тому статья два-восемь-два.
 
И кесарю отдали Божье,
И ложью вымостили храм.
Средь скоморошества и торжищ
На трон опять восходит хам.
 
Но, может, минут дни ненастья,
И схлынет смрадная волна...
И на обломках хамовластья
«Напишут наши имена...»
 

В.Ц…ой
 
Где нет ни Родины, ни Веры,
А золотой телец - божок,
Там вместо голоса - фанера,
А вместо сердца - кошелёк.
 
Тому, кто дар имеет Божий,
В эфир заказана тропа.
Тряся бельём и корча рожи,
Там балом правит шантрапа.
 
На маскараде "вызвездённых"
Козлами модно голосить.
На том балу мертворождённых
Не зажигать бы, а гасить!
 
Но чур! У истинной России
Совсем иные голоса!
И в них вся ширь её, вся сила,
Разгул и светлая краса.
 
Песнь настоящую, живую
Не заглушит фанерный гром.
Она волнует и врачует
И дарит верой и теплом.
 
От сердца к сердцу песня льётся,
Летит туда, где нужен свет.
Когда душой она поётся,
Ей вторят сотни душ в ответ!
 
Живой души живая песня -
Отрада! Господи спаси!
Всё живо, всё ещё воскреснет,
Пока есть голос у Руси!
 

А.Н. С…у
 
Избравши путь, не ведайте унынья.
В боях земных Арбитр вышний есть.
И Он воздаст не предавшим святыни
И не забывшим Родину и Честь.
Он видит всё, хоть мы понять не можем
Его перста. Всему придёт свой срок.
Пусть кто-то путь уже наш подытожил,
Но будем верить: это не итог.
Из горечи предательств, поражений,
Родится, может, золото побед.
И, как награда верному служенью,
Из чёрной мглы блеснёт однажды свет. 
 
 
Весеннее
 
В моей стране на голос права нет.
В моей стране для Истины - застенок.
В моей стране Ложь пишет свой "завет",
"Завет новейший" - злобы и измены.
 
В моей стране для русских места нет.
В моей стране честь признана пороком.
И, может быть, очередной Поэт
Спалит себя без жалости до срока.
 
Меч головы высокие сечёт,
Те головы, что вечно не желают
Прах созерцать. Они горят свечой,
Зажжённой солнцем, путь нам освещая.
 
Нас бьют и за дела, и за слова.
Нас обложили красными флажками.
И в этой схватке - наша голова
Трофей и ставка, как велось веками.
 
Довольно же! Нет мочи повторять
Всё в сотый раз, по пропастям шагая,
И душу болью горькой заливать
О той стране, что кажется нам раем.
 
Довольно! Безнадежность и хандра
Советчики и лекари дурные...
Порой мне снится кроткий свет утра
И небеса лазурно-золотые...
 
Тогда Любовь, разверзнув облака,
Сошла на землю свежестью весенней,
Улыбкой детской, нежностью цветка,
Колоколов воскресным песнопеньем.
 
Она прошла по ландышей коврам,
Она возжгла погасшие лампады,
Ей всякий лес - нерукотворный храм,
И каждый цвет - узор её наряда.
 
Сквозь сень берёз, как отсветы от риз,
Лучи небес струятся, оживляя
Сердца, что позабыли свет зари,
От слёз и мрака зрение теряя.
 
Чем дольше в пропасть смотрит человек,
Тем эта пропасть ближе, ближе, ближе...
Но есть ещё небес бескрайний свет,
И благовест ещё дано нам слышать.
 

***
В своей стране мы будто бы чужие,
Им - можно всё, для нас - на всё запрет.
Куражится нерусская Россия,
России русской будто бы и нет.
 
Нас грабят, нас бесчестят, убивают
На улицах своих же городов!
А мы покорно щёку подставляем,
Досрочно обращаемся в рабов.
 
Тебя не бьют - молчи и не впрягайся,
Пригни главу и встань смиренно в строй,
И идолам, и бесам поклоняйся...
И в очередь встаём мы на убой.
 
В своей стране без прав и без защиты
Мы на глумленье отданы врагам.
Который год глотаем мы обиды
И воздеваем руки к небесам!
 
Поддержка - им! Им - право и свободы!
Для нас: СИЗО-судилище-острог.
За то, что перестали быть народом,
Скрутили нас теперь в бараний рог.
 
Они - везде. На улицах, в экранах.
Они кишат. Но, братья, где же мы?
Опять в потёмках бьёт Иван Ивана,
Опять бессильны лучшие умы.
 
Так жить нельзя. Бесславно, горько, тускло.
Себя от безнадежья хоронить.
России невозможно быть нерусской.
Россия только русской может быть!
 
 
***
Союз глупцов и подлецов
Обильно трусами питаем.
Вчерашний друг кривит лицо,
Клеймит нас, совесть продавая.
 
Умножился иудин род,
Сбиваются шакалы в своры.
А наша "стая" - вновь вразброд,
Всяк ищет повода для ссоры.
 
А что ж вокруг? А тишина!
И вечное: "А что мы знаем?"
Несётся под откос страна,
Что быть могла почти что раем...
 
Разгул нетрезвый, пир чумной,
Иль лицемерное смиренье,
И непосилен грозный бой
Безвольно ставшим на колени.
 
Позорней не сыскать стези!
Но гордое кичится сердце -
Твердит безумец из грязи:
"Несть яко прочи человецы!"
 
Давно пора уж бить в набат,
Да колокол обезъязычен,
И взором чуждым смотрит брат,
Втянясь в ток жизни безразличный.
 
И равнодушьем поражён,
И повторяет: "Всё напрасно!"
И погребальный близок звон
По многовековому царству.
 
О, немощь чёрная души!
"Всё кончено" и "Всё провально"...
Да неужели можно жить
Под лейтмотив суицидальный?!
 
Где воля выжить? Победить?
Порыв, отвага и дерзанье?
Безволия нельзя простить,
Измене - нету оправданья!
 
Кто хочет двигаться вперёд,
Не знает слова "невозможно".
Он действует, горит, идёт
И извлекает меч из ножен,
 
Когда Россия призовёт.
Пусть близок уж обрыв отвесный,
Но верю: светлый час пробьёт!
Да расточатся! Да воскреснет!
 

***
От всех измен и треволнений
До срока отгораем мы,
Издёрганное поколенье...
Мы от судьбы и от сумы
Не зарекаемся. Меж ними
Мы торим свой жестокий путь,
Прощаясь всякий день с родными,
Которых, Боже, как вернуть?
 
От бесконечного позора
Черно в глазах и на душе.
И средь всеобщего раздора
И с ближним - быть настороже.
Каким плечам - такая ноша?
Уж скоро стукнет сотый год,
Как нас опутывают ложью,
А лучшие идут "в расход".
 
Отчаянье вновь силы точит,
И, кажется, нет мочи встать.
И мнится день темнее ночи,
И жутко - веру потерять.
И надорвавшись в вечной брани,
Мы жадно верим, что придёт
День Торжества и Покаянья,
И Крестным ходом Русь пойдёт...
 

Родина. Признание в любви
 
Там тихий дол и звон росистых трав,
И вдалеке напевы колоколен,
И говор хмурых старчески дубрав,
И юный ветер над бескрайним полем...
 
Там Русь моя. Там так легко дышать.
И я бегу, заре раскрыв объятья.
Земля моя, о как ты хороша!
И о какой ещё мечтать награде?
 
Я русская, и тем награждена.
Я дочь твоя, пресветлая Россия.
Кому такая Родина дана,
Тому грешно пенять на малосилье.
 
Ты мне дала простор и песен звон,
И славы свет родимого преданья,
И красоту суровую икон,
Поэзию любви и состраданья,
 
И кротость неземных своих церквей,
И высоту небесного чертога...
Незря земли коснувшийся твоей
Поэт сказал, что ты граничишь с Богом.
 
Меня ты воспоила красотой,
Печалью светлой, правдою и верой.
Я не желаю Родины иной -
Но всё принять с тобой полной мерой.
 
И, вот, тебе я кланяюсь земно,
Моя любовь и боль, и упованье.
Мой вечный свет, тебе, тебе одной
Пою всем сердцем, всем моим дыханьем.
 
И день и ночь я о тебе молюсь:
Чтобы тебя из праха воскресил Он.
Живи! Живи! Моя Святая Русь!
Живи! Моя Великая Россия!
 

***
Отражённая в кривозеркалье,
Осквернённая шайкой воров,
На погибельном карнавале
Видит Родина падших сынов.
 
Чечевичною сыты похлёбкой
Восприявшие рабий закон,
Заглушают честь горькою стопкой
И потомков бросают на кон.
 
Это ль русские?! Господи Боже!
Потерявшие образ свой!
Затянувшие дух толстой кожей,
Берегущие мнимый покой!
 
Предающие Веру и братьев,
Чужаки посреди чужаков,
Отдающие Родину татям
На покрытье их личных долгов.
 
Вы откуда, надменны, спесивы?
Вы откуда, забиты, немы?
Святый Боже, ужель то Россия?
Святый Крепкий, неужто то мы?..
 
Разорившие кров безрассудно,
Славу дедов, отцов позабыв,
В равнодушии спят беспробудном...
Это ль русские?! Это ж рабы...
 
Искалеченная, сотрясённая,
Русь, простишь ли своих сыновей?
Что оставили мать полонённой,
Не разбили все все цепи на ней?..
 
Сколь ты много за век свой сносила...
И теперь, я прошу, не сломись!
И за верных последних, Россия,
Помолись! Помолись! Помолись!
 

***
Мы живы ещё. Нас осталось немного.
А против - те, имя кому легион.
Под спудом запретов, из мрака острогов
Разбить нелегко стольколетний полон.
 
Порою взвивается ввысь наше знамя,
Слепя чёрный глаз всех приспешников тьмы.
Твердим: "С нами Бог!" И, конечно, Он - с нами.
Но - с Ним ли мы сами? С друг другом ли - мы?
 
На русском просторе мы - рать одиночек.
Но своре шакалей страшён и один.
И рано пока ставить жирную точку
На нашем неровном, но верном пути.
 
Разорваны силы на частные мненья,
И пламенем жадным охвачен наш дом.
И всё же назло вездесущему тленью
Мы живы ещё. И ещё поживём.
 
 
***
Не унывай, соратник! Под луною
Ничто не вечно, как сказал поэт.
И холод побеждается весною,
И тьму ночей утра смывает свет.
От искр, сбережённых в чьих-то душах
Вновь воскресает Феникс в сотый раз.
Я пью за Слово, что нельзя нарушить,
И пью за Веру, что всё греет нас.
 
Не унывай, соратник! Зорких взоров
Пред мраком смога не спеши смыкать.
Чтоб отражать отравленные споры,
Врага всегда в деталях надо знать.
Настанет час, и это пригодится,
Чтоб рать врага в бою перебороть.
Благослови, Небесная Царица!
Не унывай, соратник! Жив Господь!
Категория: Под пятою Иуды | Добавил: rys-arhipelag (14.01.2009)
Просмотров: 681 | Рейтинг: 5.0/1