Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 25.05.2024, 06:03
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4121

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Да воскреснет Бог! (4)
В. ПЕТРУШЕВСКИЙ
 
МОЛИТВА
 
Господь Всемогущий! Ты слышишь рыданья,
Ты слышишь, как стонет Твой бедный народ,
Ты видишь все горе, всю бездну страданья
И море, великое море невзгод.
Господь Всемогущий! Одна лишь дорога –
К Тебе обратиться, Тебе я молюсь,
Прошу у Тебя, Милосердный, немного –
Пусть снова воскреснет великая Русь.
Пусть снова, как в старые, добрые годы,
Без рабства, без крови, без чуждых оков,
Под властью Монарха, без горькой "свободы",
Россия увидит Твой Божий Покров.
И нивы ее, бесконечные нивы
Пусть так же желтеют в июльские дни.
И храмы, что ныне стоят сиротливы,
Пусть снова затеплят лампадок огни.
 

А.Н. ПЛЕЩЕЕВ
 
Легенда
 
Был у Христа-Младенца сад,
И много роз взрастил Он в нем.
Он трижды в день их поливал,
Чтоб сплесть венок Себе потом.
Когда же розы расцвели,
Детей еврейский созвал Он;
Они сорвали по цветку, -
И сад весь был опустошен.
"Как Ты сплетешь теперь венок?
В Твоем саду нет больше роз!"
- Вы позабыли, что шипы
Остались Мне, - сказал Христос.
И из шипов они сплели
Венок колючий для Него,
И капли крови вместо роз
Чело украсили Его.
 

***
Он шел безропотно тернистою дорогой,
Он встретил радостно и гибель и позор;
Уста, вещавшие ученье правды строгой,
Не изрекли толпе глумящейся укор.
 
Он шел безропотно и, на кресте распятый,
Народам завещал и братство и любовь;
За этот грешный мир, порока тьмой объятый,
За ближнего лилась Его святая кровь.
 
О дети слабые скептического века!
Иль вам не говорит могучий образ тот
О назначении великом человека
И волю спящую на подвиг не зовет?
 
О нет! не верю я. Не вовсе заглушили
В нас голос истины корысть и суета;
Еще настанет день... Вдохнет и жизнь и силу
В наш обветшалый мир учение Христа!
 

А.С. Пушкин
 
МОНАСТЫРЬ НА КАЗБЕКЕ
 
Высоко над семьею гор,
Казбек, твой царственный шатер
Сияет вечными лучами.
Твой монастырь за облаками,
Как в небе реющий ковчег,
Парит, чуть видный, над горами.
 
Далекий, вожделенный брег!
Туда б, сказав прости ущелью,
Подняться к вольной вышине!
Туда б, в заоблачную келью,
В соседство бога скрыться мне!..
 
***
Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Все чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.
 

***
Перед гробницею святой
Стою с поникшею главой...
Всё спит кругом; одни лампады
Во мраке храма золотят
Столбов гранитные громады
И их знамен нависший ряд.
 
Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех ее врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.
 
В твоем гробу восторг живет!
Он русской глас нам издает;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
"Иди, спасай!" Ты встал - и спас...
 
Внемли ж и днесь наш верный глас,
Встань и спасай царя и нас,
О, старец грозный! На мгновенье
Явись у двери гробовой,
Явись, вдохни восторг и рвенье
Полкам, оставленным тобой!
 
Явись и дланию своей
Нам укажи в толпе вождей,
Кто твой наследник, твой избранный!
Но храм - в молчанье погружен,
И тих твоей могилы бранной
Невозмутимый, вечный сон...
 
ПРОРОК
 
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
"Востань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей."
 

К.Р. (В.К. Константин Романов)
 
Хвала Воскресшему
 
Хвалите Господа с небес
И пойте непрестанно:
Исполнен мир Его чудес
И славой несказанной.
 
Хвалите сонм бесплотных сил
И ангельские лики;
Из мрака скорбного могил
Свет воссиял великий.
 
Хвалите Господа с небес,
Холмы, утесы, горы!
Осанна! Смерти страх исчез.
Светлеют наши взоры.
 
Хвалите Бога, моря даль
И океан безбрежный!
Да смолкнет всякая печаль
И ропот безнадежный!
 
Хвалите Господа с небес
И славьте, человеки!
Воскрес Христос! Христос воскрес!
И смерть попрал навеки!
 

***
Когда креста нести нет мочи,
Когда тоски не побороть,
Мы к небесам возводим очи,
Творя молитву дни и ночи,
Чтобы помиловал Господь.
 
Но если вслед за огорченьем
Нам улыбнется счастье вновь,
Благодарим ли с умиленьем,
От всей души, всем помышленьем
Мы Божью милость и любовь?
 

Протоиерей Иоанн Слободской
 
«Я сплел Тебе венок, Святая Дева...»
Венок сонет
 
I
Набрав живых цветов в саду воспоминаний,
В их сочетании восторженной душой
Я вижу, Чистая, нетленный образ Твой,
Предмет младенчески-прозрачных созерцаний.
 
В них слышен аромат святых повествований
О рождестве Твоем, о старине седой
С ея величием и чудной простотой,
С ея надеждами и силою желаний.
 
Имея предками своими ряд царей,
Твои родители Иоаким и Анна —
Чета безплодная: «о Боже, дай детей»,—
 
Весь век свой молятся и просят неустанно.
Молитву слышит Бог и назначает срок...
Тебе, пречистая, сплетаю я венок.
 
II
Тебе, Пречистая, сплетаю я венок
Из рифм узорчатых и дружных ударений,
Цветистых образов и искренних хвалений,
Свободных сердца чувств и равномерных строк.
 
Одной вяжу струной я розу и вьюнок,
И скорбной муки стон, и бурю восхищенья;
Не Ты ль величие и редкий дар смиренья,
Составив песнь Свою, свила в один моток?
 
Не Ты ль, молитвы Дочь, родителей услада,
Со дней младенчества была разлучена
С заботой матери и тенью вертограда
 
И в храм, суровый храм, как жертва отдана?..
Но с радостью идешь Ты чрез святой порог,
С сердечным трепетом неся любви залог!
 
III
С сердечным трепетом неся любви залог,
Богатство славное духовнаго наследства,—
И разум родовой, и непорочность детства,
Ты в церкви обрела укромный уголок.
 
Сюда входила Ты, отрясши прах от ног,
Скрываясь от толпы и пышнаго соседства,
В смиренной чистоте приобретая средство
Молитвенно ловить безплотной речи ток.
 
Внимая Ангелам, Ты постигала тайны
Молитвенных путей, и были не случайны
Твое решение и детския мечты,
 
Остаться девою для высших упований...
Так, совершенствуясь, слагалась явно Ты
В одушевленный храм небесных осияний.
 
IV
В одушевленный храм небесных осияний
С благою вестию слетает Гавриил,—
В жилище плотника, куда Господь сокрыл
Свое сокровище от дерзких притязаний.
 
И тень безвестности, и бедность одеяний
Хранили Чистую от мира злобных сил;
Ей покровителем Иосиф старец был,
Носитель разума и опытных познаний.
 
Воображением я шествую за Ней,
Иду к источнику... Водой его холодной
Наполненный кувшин несет Она скорей
 
На гору в хижину; походкой благородной
Вошла... И я за Ней вхожу стопой мечтаний,
Внимая Вестнику таинственных вещаний.
 
V
Внимая Вестнику таинственных вещаний,
Я слышу: «радуйся!» он Деве говорит:
«О, Благодатная, Всевышний осенит
Тебя Божественным крылом обетовани q .
 
Их исполнение прими без колебаний,—
В них глубочайший смысл Премудростью сокрыт...
Се, Дева Чистая Спасителя родит,—
Писал Исайя на свитках предсказаний,—
 
И люди нарекут Его — Эммануил,
Что значит: с нами Бог, и в Царстве безконечном
Поставит Он престол, как видел Даниил,
 
В дому Иакова Царем Он будет вечным».
И все исполнилось,— был прав святой пророк:
В пещеру темную вхожу я, как в чертог.
 
VI
В пещеру темную вхожу я, как в чертог:
Там луч немеркнущий тьму ночи озаряет,
Собранье пастырей колена преклоняет
И в яслях для скота лежит Младенец-Бог.
 
Процвел старинный жезл, зеленый дав росток,
Давида царский род для славы оживает,
И в воздухе ночном безплотных песнь летает,
Вливаясь в тишину, как шумных вод поток.
 
«Мир Божий на земле, ко всем благоволенье
И слава Вышнему в далеких небесах!»
Так Ангелы поют, и люди слышат пенье,
 
И чудо радости рождается в сердцах.
А я, почувствовав небесных сил приток,
Ищу звезды надежд, взирая на восток...
 
VII
Ищу звезды надежд, взирая на восток,
Я в жуткой вышине, где Царь — Верховный Разум:
Он повелел звезде небесным стать указом,
Чтоб волю Божию узнать премудрый мог.
 
И вот, в глуби высот блеснул златой кружок,
И посреди кружка излучистым алмазом
Сверкал, блестел, горел и дальнозорким глазом
Смотрел на землю вниз спасенья первый слог.
 
Его прочли волхвы и с дальнего востока
Решили в путь идти вослед звезды высокой,
И злато, и ливан, и смирну понесли
 
Младенцу в Вифлеем, откуда, средь рыданий
Несчастных матерей, н из Святой Земли
В страну былых чудес бегу чрез степь скитаний.
 
VIII
В страну былых чудес бегу чрез степь скитаний
Я вслед Иосифу, Марии и Ему,
Дитяти малому и Богу своему,
От изверга-царя и детских содроганий.
 
И мне не перечесть безчисленных сказаний
Об относящихся ко времени тому
Великих чудесах; не моему уму
Научно оценить удельный вес преданий.
 
Одно отмечу я, что эти чудеса»
В Египте бывшия, имеют знак единства:
На жаждущей земле упавшая роса
 
Блестела, как слеза любви и материнства.
Пусть кто-либо полней изобразит предмет, —
Мой путь ведет меня в смиренный Назарет.
 
IX
«Глас вопиющаго» разносится в пустыне.
О близком Царствии вещает громко он:
Покайтесь, грешники, огонь уже зажжен
Для вас, изеохшие в лукавстве и гордыне...»
 
Встречает думою тревожною о Сыне
Святая Горлица пустыни красный звон;
Она припомнила, как старец Симеон
Ей в храме говорил о будущей кручине:
 
"Тебе Самой пройдет сквозь душу острый меч ».
И вот, приходит час,— уже не уберечь
От мира и борьбы Того, Кого скрывала
 
Простая хижина в теченье юных лет:
Рука Крестителя Мессию указала,
Во тьму народную нисходит горний Свет.
 
X
Во тьму народную нисходит горний Свет,
И слово Божие по городам окрестным
Стал сеять Иисус... Делам Его чудесным
Подобных на земле и не было и нет.
 
Толпы учеников, за Ним ходивших вслед,
Он приглашал вступить путем прискорбным, тесным
Чрез узкия врата в союз с Отцом Небесным
И с Богом обновить нарушенный завет.
 
Любви Божественной открылися объятия...
Мария! Новый мир творит Твой дивный Сын, —
Нас всех в Свою семью зовет Он, люди-братья,
 
Где Мать для всех одна, Отец для всех один.
Но, Матерь, плачешь Ты! О чем Ты плачешь ныне? —
И злоба и вражда растут вокруг святыни!
 
XI
И злоба и вражда растут вокруг святыни...
Спасителю любви народной не простят,
Враги идут за Ним и уловить хотят,
Запутавши в своей злохитрой паутине;
 
Сообщника нашли они в Его дружине,
Невиннаго на суд к правителю влачат...
«Распни Его, распни!...» — священники кричат,
И римлянин увяз в болотной их трясине.
 
Свершили гнусный суд и ложь и неприязнь;
Пилат умыл свои неправедныя руки,
И Агнца Божия, избив, ведут на казнь...
 
Святая льется кровь в невыразимой муке,
И, видя Господа Распятаго Христа,
Рыдает скорбная Мария у Креста.
 
XII
Рыдает скорбная Мария у Креста...
Увы! Настало то, чего Она боялась,
Пред чем Она досель, предчувствуя, смирялась,
И тьма надвинулась, как черная фата!...
 
«Свершилось!...» Пройдена заветная черта, —
И дрогнула земля... Завеса разорвалась,
Святыня алтаря пустою оказалась,
И жертва новая на небе принята.
 
Ночь надвигается... Замолкли иудеи,
Кладут во гроб Его. Тяжелая плита,
Закрывши темный вход, уныло прозвенела...
Пред ложем вечности безмолвствуют уста!
 
XIII
Пред ложем вечности безмолвствуют уста..
Но третий день настал,— и слаще птичек пенья
Распространилась весть Христова Воскресенья
И стала истиной безсмертия мечта.
 
Блистаньем Ангелов пещера залита,
И словом: «радуйся!» сомкнулись цепи звенья,
Начало и конец великаго спасенья...
Недаром жизнь Твоя, о, Дева, прожита!
 
Прими же песнь мою, Звезда святаго утра,
Царица ясных зорь в короне из лучей!
На яркой синеве средь тучек перламутра
 
Сияешь миру Ты, и нет Тебя светлей!..
Я сплел Тебе венок духовных трепетаний,
Набрав живых цветов в саду воспоминаний.
 
Петроград, 1917 г.
 

Юрий Терапиано
 
***
Матерь Божья, сердце всякой твари,
Вечная, святая красота!
Я молюсь лишь о небесном даре,
О любви, которая чиста,
 
О любви, которая безгрешна,
О любви ко всем и ко всему,
Я молюсь - и снова мрак кромешный
К сердцу приступает моему.
 
Милость ниспошли свою святую,
Молнией к душе моей приди,
Подними и оправдай такую,
Падшую, спаси и пощади!
 

***
Когда нас горе поражает,
Чем больше горе – в глубине
Упрямой радостью сияет
Душа, пронзённая извне.
 
Есть в гибели двойное чудо:
Над бездной, стоя на краю,
Предчувствовать уже оттуда
Свободу новую свою.
 
Вот почему мне жизни мало,
Вот почему в те дни, когда
Всё кончено и всё пропало,
Когда я проклят навсегда,
 
В час, в трудный час изнеможенья,
Мне в сердце хлынет тишина –
И грозным светом вдохновенья
Душа на миг озарена.
 

***                      
Господи, Господи, ты ли
Проходил, усталый, стократ
Вечером, в облаке пыли,
Мимо этих простых оград.
И на пир в галилейской Кане
Между юношей, между жён
 
Ты входил, не огнём страданья,
Но сиянием окружён.
В час, когда я сердцем с Тобою,
И на ближних зла не таю,
Небо чистое, голубое
Вижу я, как будто в раю.
В чёрный день болезни и горя
Мой горячий лоб освежит
Воздух с берега светлого моря,
Где доныне Твой след лежит.
И когда забываю Бога
В тёмном мире злобы и лжи,
Мне спасенье – эта дорога
Средь полей колосящейся ржи.
 

***
Клонит ко сну, наплывают тяжёлые мысли,
Отблеском мутным мерцает вверху потолок.
Ни о каком вдохновенье, о правде, о смысле
Я не могу рассказать. Темнота и песок,
Берег высокий и строй одиноких мечтаний.
Небо ночное омыто недавним дождём,
Ясная осень, холодный простор расстояний,
Каменный, мерно дрожащий под грохот автобусов, дом.
И пламенеют цветы на убогих лиловых обоях,
Нежность в груди нарастает, звуча в тесноте, как прибой;
Смутная женственность, как мне поладить с тобою,
Как мне смириться, и дальше – как быть мне с тобой?
 

***
Утром, в ослепительном сиянье,
Ночью, при мерцающей луне,
Дальний отблеск, смутное сознанье
Вдруг становится доступным мне.
«Господи, – твержу я, – как случайны
Те слова, в которых благодать,
Господи, прошу, нездешней тайны
Никогда не дай мне разгадать.
Не хочу последнего ответа,
Страшно мне принять твои лучи.
Бабочка, ослепшая от света,
Погибает в пламени свечи».
 

Алексей Толстой
 
***
Горними тихо летела душа небесами,
Грустные долу она опускала ресницы;
Слезы, в пространстве от них упадая звездами,
Светлой и длинной вилися за ней вереницей.
 
Встречные тихо ее вопрошали светила:
«Что так грустна? И о чем эти слезы во взоре?»
Им отвечала она: «Я земли не забыла,
Много оставила там я страданья и горя.
 
Здесь я лишь ликам блаженства и радости внемлю,
Праведных души не знают ни скорби, ни злобы —
О, отпусти меня снова, создатель, на землю,
Было б о ком пожалеть и утешить кого бы».
 

Ф.И. Тютчев
 
***
 
Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла,-
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.
 
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно устыдилась
И тайн, и жертв, доступных ей.
 
Ах, если бы живые крылья
Души, парящей над толпой,
Ее спасали от насилья
Бессмертной пошлости людской.
 
 
 
НАШ ВЕК
 
Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует...
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.
 
Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит...
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры... но о ней не просит...
 
Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
"Впусти меня! - я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!.."
 
1851
 
 
 
***
 
Уж третий год беснуются языки,
Вот и весна - и с каждою весной,
Как в стае диких птиц перед грозой,
Тревожней шум, разноголосней крики.
 
В раздумье тяжком князи и владыки
И держат вожжи трепетной рукой,
Подавлен ум зловещею тоской -
Мечты людей, как сны больного, дики.
 
Но с нами Бог! Сорвавшися со дна,
Вдруг, одурев, полна грозы и мрака,
Стремглав на нас рванулась глубина,-
Но твоего не помутила зрака!..
Ветр свирепел. Но... "Да не будет тако!" -
Ты рек,- и вспять отхлынула волна.
 
Между 1 и 6 марта 1850
 
 
 
***
 
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется -
И нам сочувствие дается,
Как нам дается Благодать...
 
27 февраля 1869
 
 
 
***
 
О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги, -
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия!..
 
Так ты - жилица двух миров,
Твой день - болезненный и страстный,
Твой сон - пророчески-неясный,
Как откровение духов...
 
Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые -
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.
 
1855
 

ПОСЛЕДНИЙ КАТАКЛИЗМ
 
Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!
 
 
 
***
Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто в летний жар и зной
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по жаркой мостовой;
 
Кто смотрит вскользь через ограду
На тень деревьев, злак долин,
На недоступную прохладу
Роскошных, светлых луговин.
 
Не для него гостеприимной
Деревья сенью разрослись,
Не для него, как облак дымный,
Фонтан на воздухе повис.
 
Лазурный грот, как из тумана,
Напрасно взор его манит,
И пыль росистая фонтана
Главы его не освежит.
 
Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто жизненной тропой
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по знойной мостовой.
 

***
День православного Востока
Святись, святись, великий день,
Разлей свой благовест широко
И всю Россию им одень!
 
Но и святой Руси пределом
Его призыва не стесняй:
Пусть слышен будет в мире целом,
Пускай он льется через край,
 
Своею дальнею волною
И ту долину захватя,
Где бьется с немощию злою
Мое родимое дитя, —
 
Тот светлый край, куда в изгнанье
Она судьбой увлечена.
Где неба южного дыханье
Как врачество лишь пьет она...
 
О, дай болящей исцеленье,
Отрадой в душу ей повей.
Чтобы в Христово воскресенье
Всецело жизнь воскресла в ней...
 

Алексей Хомяков
 
Вечерняя песнь
 

Ночь на восходе с вечерней звездою.
Тихо сияет струей золотою западный край.
Господи, путь наш - меж камней и терний,
Путь наш во мраке: Ты, Свет невечерний, нас осияй!
Во мгле полунощной, в полуденном зное,
В скорби и радости, в сладком покое, в тяжкой борьбе -
Всюду сияние Солнца Святого,
Божия мудрость, и сила и Слово... Слава Тебе!
 

К детям
 
Бывало, в глубокий полуночный час,
Малютки, приду любоваться на вас;
Бывало, люблю вас крестом знаменать,
Молиться, да будет нас благодать,
Любовь Вседержителя Бога.
 
Стеречь умиленно ваш детский покой,
Подумать о том, как вы чисты душой,
Надеяться долгих и счастливых дней
Для вас, беззаботных и милых детей,
Как сладко, как радостно было!
 
Теперь прихожу я: везде темнота,
Нет в комнате жизни, кроватка пуста;
В лампаде погас пред иконою свет.
Мне грустно, малюток моих уже нет!
И сердце так больно сожмется!
 
О дети, в глубокий полуночный час
Молитесь о том, кто молился о вас,
О том, кто любил вас крестом знаменать.
Молитесь, да будет и с ним благодать,
Любовь Вседержителя Бога.
 

Подвиг
 
Подвиг есть и в сраженьи,
Подвиг есть и в борьбе.
Высший подвиг в терпеньи
Любви и мольбе.
Если сердце заныло
Перед злобой людской,
Иль насилье схватило
Тебя цепью стальной;
Если скорби земные
Жалом в душу впились, -
С верой доброй и смелой
Ты за подвиг берись:
Есть у подвига крылья,
И взлетишь ты на них,
Без труда, без усилья,
Выше мраков земных, -
Выше крыши темницы,
Выше злобы слепой,
Выше воплей и криков,
Гордой черни людской.
 

Не терпит Бог людской гордыни
 
Не терпит Бог людской гордыни,
Не с теми Он, кто говорит:
Мы соль земли, мы столп святыни,
Мы Божий меч, мы Божий щит!
Не с теми Он, кто звуки слова
Лепечет рабским языком,
И, мертвенный сосуд живого,
Душою мертв, и спит умом.
Но с теми Бог, в ком Божья сила,
Животворящая струя,
Живую душу пробудила
Во всех изгибах бытия.
Он с тем, кто гордости лукавой
В слова смиренья не рядил,
Людскою не хвалился славой,
Себя кумиром не творил.
Он с тем, кто духа и свободы
Ему возносит фимиам,
Он с тем, кто все зовет народы
В духовный мир, - в Господень храм!
 

Ночь
 
Спала ночь с померкшей вышины,
В небе сумрак, над землею тени,
И под кровом темной тишины
Ходит сонм обманчивых видений.
 
Ты вставай, во мраке спящий брат,
Освяти молитвой час полночи,
Божьи духи землю сторожат,
Звезды светят словно Божьи очи.
 
Помолися о себе, о всех,
Для кого тяжка земная битва,
О рабах бессмысленных утех
Верь для всех нужна твоя молитва.
 
Ты вставай, во мраке спящий брат,
Разорви ночных обманов сети,
В городах к заутрени звонят,
В Божью Церковь идут Божьи дети.
 
Ты вставай, во мраке спящий брат,
Пусть зажжется дух твой пробужденный,
Так, как звезды на небе горят,
Как горит лампада пред иконой.
 

Воскрешение Лазаря
 
О, Царь и Бог мой! Слово силы
Во время оно Ты сказал, -
И сокрушен был плен могилы,
И Лазарь ожил и восстал.
 
Молю, да слово силы грянет,
Да скажешь "встань!" душе моей, -
И мертвая из гроба встанет,
И выйдет в свет Твоих лучей.
 
И оживет, и величавый
Ее хвалы раздастся глас
Тебе - сиянью Отчей славы,
Тебе - умершему за нас!
 

***
 
"Мы - род избранный" говорили
Сиона дети в старину:
"Нам Божьи громы осушили
Морей волнистых глубину".
"Для нас Синай оделся в пламя,
Дрожала гор кремнистых грудь,
И дым, и огнь, как Божье знамя,
В пустынях нам казали путь.
Нам камень лил воды потоки,
Дождили манной небеса;
Для нас закон, у нас пророки;
В нас Божьей силы чудеса!>
Не терпит Бог людской гордыни,
Не с теми он, кто говорит:
"Мы соль земли, мы столб святыни,
Мы Божий меч, мы Божий щит!>
Не с теми Он, кто звуки слова
Лепечет рабским языком
И, мертвенный сосуд живого,
Душою мертв и спит умом.
Но с теми Бог, в ком Божья сила,
Животворящая струя,
Живую душу пробудила
Во всех изгибах бытия.
Он с тем, кто гордости лукавой
В слова смиренья не рядил,
Людскою не хвалился славой,
Себя кумиром не творил.
Он с тем, кто духа и свободы
Ему возносит фимиам;
Он с тем, кто все зовет народы
В духовный мир, в Господень храм!
1851
 
***
 
Вставайте! оковы распались,
Проржавела старая цепь!
Уж Нил и Ливан взволновались,
Проснулась Сирийская степь!
Вставайте, Славянские братья,
Болгарин, и Серб, и Хорват!
Скорее друг к Другу в объятья,
Скорей за отцовский булат!
Скажите: <Нам в старые годы
В наследство Господь даровал
И степи, и быстрые воды,
И лес, и ущелия скал!>
Скажите: <Мы люди свободны, -
Да будет свободна земля,
И горы, и глуби подводны,
И долы, и лес, и поля!
Мы вольны, мы к битве готовы,
И подвиг ваш честен и свят:
Нам Бог разрывает оковы,
Нам Бог закаляет булат!>
Смотрите, как мрак убегает,
Как месяц двурогий угас!
Смотрите, как небо сияет
В торжественный утренний час!
Как ярки и радости полны
Светила грядущих веков!..
Вскипите ж, Славянские волны!
Приснитеся, гнезда орлов!
1853
 

Звезды
 
В час полночный, близь потока,
Ты взгляни на небеса,
Совершаются далеко
В горнем мире чудеса.
 
Ночи вечные лампады,
Невидимы в блеске дня,
Стройно ходят там громады
Негасимого огня.
 
Но впивайся в них очами -
И увидишь, что вдали,
За ближайшими звездами,
Тьмами звезды в ночь ушли.
 
Вновь вглядись - и тьмы за тьмами
Утомят твой робкий взгляд;
Все звездами, все огнями
Бездны синие горят.
 
В час полночного молчанья,
Отогнав обманы снов,
Ты вглядись душой в писанья
Галилейских рыбаков,-
 
И в объеме книги тесной
Развернется пред тобой
Бесконечный свод небесный
С лучезарной красотой.
 
Узришь - звезды мыслей водят
Тайный хор свой вкруг земли;
Вновь вглядись - другия всходят,
Вновь вглядись, и там вдали
 
Звезды мыслей, тьмы за тьмами,
Всходят, всходят без числа,
И зажжется их огнями
Сердца дремлющая мгла.
 
 
 
Давид
 
Певец Давид на подвиг ратный
Не брал ни тяжкого меча,
Ни шлема, ни брони булатной,
Ни лат Саулова плеча;
 
Но духом Божьим осененный,
Он в поле камень брал простой,
И падал враг иноплеменный,
Сверкая и гремя броней.
 
И ты, - когда на битву с ложью
Восстанет правда дум святых, -
Не налагай на правду Божью
Гнилую тяжесть лат земных.
 
Доспех Саула - ей окова,
Саулов тягостен шелом:
Ее оружье - Божье слово,
А Божье слово - Божий гром.
 
 
 
Вход в Иерусалим
 
Широка, необозрима,
Чудной радости полна,
Из ворот Иерусалима
Шла народная волна.
 
Галилейская дорога
Оглашалась торжеством:
"Ты идешь во имя Бога,
Ты идешь в Свой царский дом!
 
Честь Тебе, наш Царь смиренный,
Честь Тебе, Давидов Сын!"
Так, внезапно вдохновенный,
Пел народ. Но там один,
 
Недвижим в толпе подвижной,
Школ воспитанник седой,
Гордый мудростию книжной,
Говорил с усмешкой злой:
 
"Это ль Царь ваш, слабый, бледный,
Рыбаками окружен?
Для чего Он в ризе бедной,
И зачем не мчится Он,
 
Силу Божью обличая,
Весь одеян черной мглой,
Пламенея и сверкая
Над трепещущей землей?"
 
И века прошли чредою,
И Давидов Сын с тех пор,
Тайно правя их судьбою,
Усмиряя буйный спор,
 
Налагая на волненье
Цель любовной тишины,
Мир живет, как дуновенье
Наступающей весны.
 
И в трудах борьбы великой
Им согретые сердца
Узнают шаги Владыки,
Слышат сладкий зов Отца.
 

Лидия Чарская
 
***
Земля и солнце,
Поля и лес —
Все славят Бога:
Христос воскрес!
 
В улыбке синих
Живых небес
Все та же радость:
Христос воскрес!
 
Вражда исчезла,
И страх исчез.
Нет больше злобы —
Христос воскрес!
 
Как дивны звуки
Святых словес,
В которых слышно:
Христос воскрес!
 
Земля и солнце,
Поля и лес —
Все славят Бога:
Христос воскрес!
 

Николай Языков
 
МОЛИТВА
 
Молю святое провиденье:
Оставь мне тягостные дни,
Но дай железное терпенье,
Но сердце мне окамени.
Пусть, неизменен, жизни новой
Приду к таинственным вратам,
Как Волги вал белоголовый
Доходит целый к берегам.
Категория: Под пятою Иуды | Добавил: rys-arhipelag (14.01.2009)
Просмотров: 2177 | Рейтинг: 0.0/0