Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Понедельник, 25.10.2021, 13:19
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4069

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Преступления против русских в Чечне. Часть 4.
Преследования на религиозной почве
 
До 1994 года в Чеченской республике было десять приходов православного вероисповедания. При Масхадове остался один храм святого Архангела Михаила в Грозном.
 
Вот некоторые факты преследований православных верующих на территории Чечни:
 
В ночь с 10 на 11 июля 1992 года в станице Асссиновкая бандиты ограбили и подвергли издевательствам игумена Анатолия Данилова и всех, живущих при церковном дворе. Дом был расстрелян из автоматического оружия как снаружи, так и изнутри.
 
В октябре 1995 года зверски избит второй священник грозненского храма отец Александр (Смывин).
 
29 января 1996 были взяты в заложники посланник патриарха Московского и Всея Руси в Чечне протоиерей о. Сергий Жигулн и настоятель грозненской церкви Михаила Архангела о. Анатолий Чистоусов. Грозненский священник был найден убитым. Представителя Московского патриархата протоиерея Сергия Жигулина бандиты потребовали обменять на бывшего охранника Дудаева. Однако через пять месяцев освобождение произошло без предварительных условий. В плену протоиерей подвергался пыткам. Священнику на допросах сломали правую руку, несколько ребер; били кнутом, не давали пить, держали полураздетым на морозе. Допрашивал священника военный прокурор ЧРИ Магомед Жаниев, пытали и избивали его сотрудники Департамента ГБ ЧРИ.
 
В январе 1997 года угнаны в рабство иеромонах отец Евфимий Беломестный и послушник Алексий Равилов.
 
В период с 23 декабря 1997 года по 1 января 1998 года на церковную общину г. Грозного и храм Архистратига Михаила были совершены террористические нападения. В ночь с 23 на 24 декабря 1997 года вооруженные чеченцы проникли на территорию храма и попытались через окно забраться внутрь помещений с целью ограбления. Однако получив отпор со стороны прихожан, скрылись. Чеченская охрана никого не задержала. 29 декабря около 22 часов на территорию храма была брошена боевая граната, которая взорвалась под окнами здания. Люди не пострадали, но зданию был нанесен материальный ущерб. 1 января 1998 года около 3-х часов ночи группа чеченцев, находившихся в состоянии сильного алкогольного и наркотического опьянения, предприняла попытку взлома дверей и прорыва внутрь храма. Охрана ввязалась в переговоры с ними, но вскоре все они были отпущены.
 
Весной 1999 года похищены в станице Ассиновской русские священники отец Петр Макаров, отец Петр Сухоносов и еще один иеромонах (имя не установлено).
 
19 июля 1999 года прямо из храма в Грозном уведен в рабство иеромонах о. Захария, а вместе с ним церковный староста Яков Рощин и прихожанин Павел Кадышев.
 

Как выживали прихожане последнего православного храма св. Архангела Михаила, рассказывается в письме настоятеля храма иеромонаха отца Захарии Ямпольского, написанном в мае 1998 года:
 
"Жизнь прихода составляют верующие люди, их молитвами к Господу Богу теплится и живет приход. Ещё год назад мы могли с уверенностью сказать, что это настоящий приход из-за количества верующих, которые посещали храм. Сейчас же мы являемся лишь жалким отголоском прошлого. Наш приход постепенно умирает, каждый день каждую минуту мы теряем своих прихожан. Кто имеет возможность, тот уезжает, покидая эту Республику навсегда, некоторым не к кому податься, и они смирились с судьбой. Для нас, жителей и прихожан г. Грозного время приобрело особое отношение к жизни - если вы прожили сутки и вас не ограбили, не унизили ,не надругались, не взяли в рабство и, тем более счастье, если вас не убили, то это чудо и счастье. Если говорить о нашем быте, то это жалкое подобие человеческого существования. Все, что нажил приход за свое столетнее существование, было разграблено, разрушено и сожжено. Остатки церковного имущества постепенно разворовываются грабителями, хотя мы имеем и охрану и сторожа.
 
А о жизни простых прихожан можно говорить только с болью сердца. Бандиты могут в любую минут ворваться в дом, вынести из него все, что угодно, вдобавок избить. Есть случаи, что и убивают безнаказанно. И нет никого, кто бы мог нам выйти из этого места кишащего неправдой, разбоем и беззаконием. Мы просим вас, если есть у вас возможности, помочь нам нашему приходу и остаткам русского населения. Нас в г. Грозном осталось не так уж много - по одним данным три тысячи, по другим - полторы тысячи человек. Мы говорим не обо всех, но только о тех кто посещает храм, а их очень мало - может быть, полтораста человек. Гуманитарная помощь в данном случае не нужна, так как лишь сотая часть доходит до нас. Мы просим вас о помощи, чтобы вывезти прихожан нашего прихода за пределы Республики. Для нас, здесь живущих уже достаточно этих никому не нужных жертв и поруганий".
 
Из письма отца Захарии Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II:
 
"Невозможно человеческими словами описать ту страшную жизнь, которой мы здесь живем. Это жизнь в аду, среди наглого зла и полного беззакония... Чеченцы не хотят мирно трудиться с людьми других национальностей, предпочитают жить разбоем, воровством, похищением людей. Многие из них вооружены, растаскивают и грабят все, что возможно, в быту и на производстве. Работорговля в Чечне стала нормальным явлением, на всем делают бизнес. А нам, православным, уготована участь рабов".
 

Русская Православная Церковь стала для режима Дудаева-Масхадова признаком российской государственности, который подлежал уничтожению. Насаждая ненависть к России и русским, лидеры преступного режима отвергали право на свободу вероисповедания, превращая Чечню в исламское государство, в котором даже немусульмане должны были жить по законам шариата. Таким образом, православные верующие лишались всяких прав, православные священники рассматривались как враги и агенты Москвы, а православные храмы позволено было грабить и разрушать.
 

Военные преступления против мирных жителей
 
Известны многочисленные факты использования мирного населения чеченскими бандформированиями для достижения военных целей.
 
В декабре 1994 с выдвижением российских войск к административным границам Чечни по пути следования колонн российской армии по территории Ингушетии создавались препятствия, на которые боевики подталкивали мирных жителей. Затем на блокированную технику совершались нападения с применением оружия. Как правило, впереди нападавших выставлялось большое количество детей, женщин, стариков. Используя их в качестве "живого щита", боевики вели прицельный огонь на поражение российских военнослужащих.
 
11 декабря 1994 г. на станции Назрань бронепоезд российских войск был блокирован автобусами, а затем обстрелян из автоматического оружия. В этот же день у села Экажево Назрановского района более 400 человек ингушей блокировали, а затем обстреляли автоколонну с тыловым и медицинским имуществом. Три автомашины выведены из строя.
 
У села Барсуки была блокирована и обстреляна часть войсковой колонны, облит соляркой и подожжен мост, повреждены три бронетранспортера и четыре автомашины..
 
В г. Назрани более 2000 местных жителей под прикрытием детей и женщин блокировали автоколонну батальона связи 42-го корпуса российской армии. Были перевернуты и выведены из строя 6 автомашин, 2 сожжены, имущество батальона разграблено, похищены автомат, 15 бронежилетов. Военнослужащие подверглись избиению.
 
В аналогичной ситуации было совершено нападение в г. Назрани на колонну с медицинским имуществом и медработниками войсковой части. Толпа, подбадриваемая боевиками, разграбила колонну. Медицинские работники - сержанты Попрядухина, Мудалиева и Валиева жестоко избиты. Попрядухина получила тяжкие телесные повреждения - перелом позвоночника.
 
В начале 1995 боевики, переодетые в форму российских военнослужащих, вели обстрел колонн беженцев, покидающих Грозный. В населенные пункты, лояльно настроенные к федеральным войскам, высылались подвижные группы, которые при появлении российской авиации открывали огонь, провоцируя на ответные действия. Совершались акты насилия и мародерства боевиков, переодетых в форму российской армии. 6 января 1995 года по данным ФСК на одной из улиц Грозного зафиксирован факт сожжения боевиками ребенка 5-7 лет. Бандиты совершили убийство в форме солдат российских войск и записали его на видеопленку. Все эти факты зафиксированы российскими спецслужбами.
 
В Грозном было создано специальное подразделение, занимающееся захватом в заложники детей из русских семей для использования их в качестве живого прикрытия при ведении боевых действий в городе.
 
В 1995 во время боев в Грозном Дудаев наотрез отказался от предложения образовать на территории ЧР зоны безопасности и гуманитарные коридоры для эвакуации мирного населения (Интерфакс, 06.02.95). Во время боев в Грозном дудаевские снайперы вели огонь по мирным жителям, целясь главным образом в ноги. Были случаи, когда мужчинам и женщинам надрезали сухожилия или приковывали их цепями. Такими бесчеловечными способами хотели помешать мирным жителям, в первую очередь русским, покинуть город и тем самым в какой-то мере обезопасить себя от обстрелов.
 
В дальнейшем боевики широко применяли карательные акции против мирных жителей, отказывающих им в поддержке. Боевики также активно использовали в качестве прикрытия детские сады, школы и больницы, в которых размещали свои боевые позиции.
 

Андрей, русский ("Белая книга" , 1995): "Провокации - их душевное состояние. Вот пример. По-моему, с 28 на 29 декабря группа наемников-руховцев с двумя танками подошла к селу Старая Сунжа. Местные жители потребовали от них убраться. Те отошли к лесу и обстреляли село. А все потом свалили на российскую армию. И дудаевцы делают то же самое. Ни для кого уже не секрет: ставят танки или орудия у жилых домов, детских садов, открывают огонь, а когда российская армия отвечает, сами уходят, а ее обвиняют в обстреле мирных жителей".
 

В боевых действиях и при выполнении задач военного назначения боевики широко использовали несовершеннолетних. Прапорщик Эдуард Шахбазов (74-й мотострелковая бригада) свидетельствует: "31 января я сидел в засаде, когда увидел бегущего к нам низкорослого чеченца. Взвел курок автомата, прицелился. Но присмотревшись, увидел: совсем мальчишка. Невольно опустил автомат. До нашей БМП ему оставалось метров пятнадцать, когда раздался крик "Аллах Акбар!" и щелкнул выстрел чеченского снайпера. Оказалось, мальчик был весь обвешан пластитом, вязким взрывчатым веществом, по своей разрушительной силе во много раз мощнее тротила. От удара пули на спине парня сработал детонатор. Его разорвало на куски. При этом ранило трех моих солдат и повредило нашу БМП. Взрывной волной меня свалило на землю. Вскочив, я увидел еще около десятка подростков, бегущих к нашим машинам, таких же "живых снарядов"".
 

Бандформирования практиковали массовые бессудные расстрелы мирных жителей. Так, в течение ноября-декабря 1995 г. только в Грозном было совершено около 10 групповых убийств рабочих и строителей, прибывших в Чечню на восстановительные работы. ("Век", 46 1995). Также под предлогом захвата тайных агентов российских спецслужб неоднократно происходили похищения строителей и участников восстановительных работ. Случайно спасшиеся или освобожденные рассказывали о том, как в плену их морили голодом, не давали воды, избивали палками и вынуждали к непосильной работе. Возвращавшиеся из чеченского плена становились калеками, их психическое здоровье было подорвано.
 
С возобновлением боевых действий не территории Чечни, бандформирования снова и снова возвращались к карательной практике против мирного населения.
 
10 октября 1999 около 40 жителей селения Верхний Наур погибли и получили ранения в результате минометного обстрела боевиками полевого командира М.Межидова за требования покинуть их село. Аналогично действовал и другой отряд боевиков, выпустив 15 мин по поселку Озерная. Среди жителей есть раненые.
 
12 октября 1999 за требование покинуть населенные пункты сепаратистами расстреляно 32 человека из числа местных жителей.
 
18 октября 1999 в станице Знаменская боевиками "за содействие федеральным силам" расстреляно более 40 человек. По тем же мотивам были расстреляны глава Надтеречного района Ш.Лабазанов и группа старейшин из станицы Ищерская.
 
Антирусская истерия, пропаганда мести мирным жителям за нанесенные боевикам поражения со стороны российской армии привели к чудовищному преступлению. 7 октября 1999 житель станицы Чернокозово Ибрагимов расстрелял 42 русских жителя и 5 чеченцев этой станицы и станицы Мекенская. Несколькими днями раньше он зарезал семью Алленовых в станице Алпатово. Чеченцы, жители деревни осуществили самосуд, забив Ибрагимова на центральной площади железными прутьями до смерти.
 
В марте 2000 в ходе контр-террористической операции в Ножай-Юрте был обнаружен архив так называемого министерства шариатской госбезопасности Ичкерии /МШГБ/. Архив состоит из нескольких тысяч печатных листов, среди которых обнаружены и материалы так называемых аттестационных комиссий МШГБ. В них содержатся подробные сведения о том, где, когда и сколько тот или иной соискатель вакансии в МШГБ убил, ограбил, изнасиловал или совершил какое-либо другое преступление в отношении русских или людей других национальностей. Как свидетельствуют материалы аттестационных комиссий, подобные факты служили доказательством лояльности претендентов на ту или иную должность и являлись решающими для назначения. Обнаружены также наградные листы, в которых описаны "подвиги" лиц, отмеченных "наградами Ичкерии".
 
Преступления против гражданских лиц были повсеместной практикой чеченских бандформирований. Захваты заложников, бессудные расправы и убийства, карательные акции, использование гражданских объектов и людей в качестве "живого щита" - те меры, которыми бандиты стремились достичь преимущества перед российскими войсками.
 

Преступления против военнослужащих: пытки и казни
 
Жестокое отношение к попавшим в плен к боевикам военнослужащим стало одним их характерных признаков военных действий, ведущихся в Чечни в 1994-1996 и 1999-2000.
 

Свидетельства очевидцев таковы (по книге "Чеченская трагедия. Кто виноват."):
 
"После неудачной новогодней атаки в районе Нефтянки, окраины Грозного, в руки дудаевцев попали две БМП с семью бойцами. Троих раненых тут же положили на землю, облили бензином и подожгли. Затем на глазах онемевших от этого дикого зрелища горожан боевики раздели догола оставшихся четырех солдат, подвесили их за ноги. Потом стали методично отрезать им уши, выкалывать глаза, вспарывать животы.
 
Изуродованные трупы провисели три дня. Местным жителям не разрешали хоронить погибших. Когда один из мужчин стал особенно настойчиво просить предать останки солдат земле, его тут же застрелили. Остальных предупредили: "Так будет с каждым, кто подойдет, к телам".
 
...Неподалеку от контрольно-пропускного пункта МВД в Старопромысловском районе Грозного есть могила неизвестного солдата. Очевидцы рассказывают: когда боевики подожгли боевую машину пехоты, один из российских солдат вытащил раненого товарища и, отстреливаясь, отнес его в подвал. Дудаевцы смогли взять солдата в плен лишь после того, как у него кончились патроны. Российского парня отволокли в баню, где более двух суток жестоко пытали. Ничего не добившись, бандиты в ярости перебили ему автоматными очередями руки и ноги, отрезали уши. На спине пытались вырезать кровавую звезду. Уже мертвым солдата бросили на дорогу, по обыкновению запретив хоронить. Но под покровом ночи местные жители все же предали его тело земле.
 
...Воспользовавшись затишьем, морские пехотинцы, в том числе старший матрос Андрей Великов, стали вывозить в безопасное место раненых и убитых. Уже под вечер они отправились на окраину поселка, где, по сведениям разведки, местная женщина прятала тяжелораненых. Когда машина подъехала к дому, свет фар выхватил из темноты повешенного на воротах солдата. Неподалеку в луже крови лежал второй. Хозяйку дома нашли на полу за печкой. Нагая, обезображенная до неузнаваемости, с бумажкой на лбу. На листке было выведено: "Русская свинья".
 
...При вскрытии тела лейтенанта-пограничника А.Куриленко военные медики обнаружили следы прижигания кожных покровов грудной клетки, множественные рубленые и резаные раны, а также симметричные колотые отверстия на предплечьях результат подвешивания. Примерно таким же образом были изуродованы тела двух его товарищей лейтенанта А.Губанкова и рядового С.Ермашева. Они не принимали прямого участия в боевых действиях, а были похищены боевиками в районе станицы Ассиновская.
 
...У станицы Ассиновская были зверски убиты два офицера из экипажа вертолета, предназначенного для перевозки раненых. На телах следы глумления.
 
...по свидетельству генерала Льва Рохлина, командующего 8-м корпусом при штурме Грозного, при овладении зданием Совета Министров в проемах окон были обнаружены распятые тела российских военнослужащих".
 

Вот другие краткие свидетельства:
 
Солдат (личность не установлена). Вырезан левый глаз. Изнасилован. Убит двумя выстрелами в упор.
 
Рядовой В.Долгушин. Погиб от взрывной травмы. При исследовании тела обнаружено: уже после смерти у солдата было отрезано правое яичко.
 
Младший сержант Ф.Веденев. На шее резаная рана. Повреждены гортань, сонные артерии. Отрезано правое ухо.
 
13 января 1995 г. лейтенанты Губаков А.Н. и Куриленко А. В. уехали из расположения мотоманевренной группы 32-го Пограничного отряда на автомобиле ЗИЛ-131 под управлением рядового Ермашева С. А. в сторону станицы Ассиновская. Обратно они не возвратились. 15 января изуродованные трупы указанных военнослужащих были выданы чеченской стороной.
 

13 января 1995 неподалеку от станицы Ассиновская бандиты напали на пограничный пост и похитили троих военнослужащих - лейтенантов Алексея Губанкова и Александра Куриленко и рядового контрактной службы Сергея Ермашова. В связи с происшедшим руководство Кавказского особого погранокруга выдвинуло ультиматум старейшинам станицы Ассиновская. И только 15 января около 12.00. когда срок ультиматума уже истекал, тела убитых россиян были подброшены пограничникам. Над похищенными зверски издевались - тела военнослужащих были страшно изуродованы: у пограничников были выколоты глаза, оторваны кисти рук и вспороты животы (из сообщеения пресс-службы Погранвойск).
 
Чеченец, не назвался ("Белая книга", 1995): "Это случилось 31 декабря или 1 января в районе завода "Электроприбор". Бандиты окружили капитана и рядового. Офицер разрешил солдату сдаться, но те не пожалели мальчика: убили пулей в глаз (это у них почерк такой - быстрее, мол, умрет). А капитан подорвал себя гранатой".
 

17 января 1995 на пресс-конференции в Москве начальник главного военно-медицинского управления генерал-полковник И. Чиж сообщил, что в Чечне погибли 4 военных врача. "Все они были убиты снайперами при оказании помощи раненым", - отметил он.
 
К российским войскам выдвигались требования прекращения огня под угрозой смерти пленных (радиоперехват 26 февраля 1995, МК 10.12.1995).
 

Изуверским пыткам и издевательствам подвергались российские военные и гражданские лица, содержавшиеся в так называемом следственном изоляторе Департамента госбезопасности ЧРИ.
 
7 января 1995 после взятия в плен группы бойцов 22-й отдельной бригады спецназа ГРУ в Шалинском райотделе ДГБ ЧРИ чеченцы требовали вызвать вертолеты, как бы на эвакуацию отряда. За отказ отвечать они подвергались методичному избиению: "Вопрос нет ответа удар". Комбат Иванов получил в первые дни плена черепно-мозговую травму с частичным временным параличом после удара бутылкой по голове" ("Сегодня", 18.04.1995).
 

Бывший пленный Сидоров свидетельствует об обстановке в лагере ДГБ ЧРИ: "Жили мы даже не в помещении, а, можно сказать, на улице, потому что здание было полуразрушенное. Наверное, это был бывший клуб, потому что были большие залы. Спали на койках, без матрасов, вообще без ничего. В здании холодно было. Но главное не болел никто. Приходили туда уже вечером, ложились. Но те, кто нас охранял, наверно, им становилось скучно, обратно нас выгоняли работать под фонариками. Окопы копали. <...> Вообще-то нам не давали общаться друг с другом. На работы водили постоянными пятерками. В них мы находились все время, нас не разделяли, не меняли. Наверное, для того, чтобы мы не обменивались именами и не знали, кто откуда. Если мы работаем, то сзади охранник стоит наблюдает. Если мы начинаем переговариваться, то он подзывает, а когда подходишь, снимает автомат и прикладом в живот бьет. Скажет: "Понял, за что?" Помашешь головой и снова идешь работать" (НВО, НГ 27.06.1996).
 
Бывший заложник-энергетик свидетельствует: "И утром, как для профилактики, выстраивают всех, типа как перекличка. Посчитались. Начинают морду бить, на колени ставили. Один не стал офицер вставать. Они его били, били, потом все-таки поставили на колени, а потом всех на колени. Они с автоматами, куда ты денешься. Приходилось и на коленях стоять перед ними. Вот так и унижали." (НТВ, "Сегодня". 24.03.96. 19.00).
 

Особая жестокость по отношению к пленным стала проявляться с марта 1996, когда начальником лагеря ДГБ стал племянник Дудаева Ахмед. Поскольку лагерь много раз менял места дислокации, пленным и заложникам приходилось спать на снегу, рыть себе землянки, питаться одной черемшой. Охранники - подростки от четырнадцати до восемнадцати лет, били за любую "провинность" и просто без причины.
 

Подполковник Н.П.Максименко свидетельствует: "Теперь все пленные каждый день работали, лопатами и топорами углубляя вырытые кем-то до них пещеры в горах. Уставали страшно, а кормили их один раз в день кукурузой и мучным отваром. Охранники постоянно издевательски напоминали: "Вы не на курорте"" ("Труд-7", 12.07.1996).
 
Бывший пленный Сидоров свидетельствует: "Наутро подняли нас, утреннюю зарядку сделали: ну начинают нас бить это у них "утренняя зарядка" называется. Бьют и говорят: "Вот, кости все отлежали. Плохо работать будете. Надо вас размять". (+) Как новенький появится, так боевики приходят. Сначала один. Постоит, посмотрит, а потом бить начинает. Этот уйдет другой появляется. Поначалу били не очень, а потом... уже на людей не были похожи. Один раз они нас очень сильно избили. Очень уж злые были. Потом мы узнали, что Дудаева убили. <...> Был там также офицер, капитан. Вернее, его привезли откуда-то в белом маскхалате. Жутко вспомнить, что с ним сделали. Его, наверно, уже нет в живых, потому что они его много избивали. Но если жестоко избивали, значит, он им ничего не сказал. Они заставили нас выкопать яму, а потом его туда бросили и начали кидать в него камни. Один из чеченцев взял палку и начал его в этой яме толочь, как картошку. Другие тоже последовали его примеру. До такого состояния его избили, что он в этой яме валялся без сознания. Мы не хотели смотреть, отворачивались, а они снова нас разворачивали: "Смотрите!" Мол, если попытаетесь бежать, вас такое же ожидает. Потом этого офицера куда-то увели. Больше его не было. Видать, уже все: закопали его где-нибудь" (НВО, НГ 27.06.1996).
 

За период существования изолятора (до сентября 1996) погибли до трети пленных и заложников, среди них не менее 55 гражданских лиц.
 

По свидетельству освобожденного заложника Кирилла Перченко за месяцы, проведенные им в чеченском плену, он видел целый ряд казней и издевательств:
 
Жучков Андрей Александрович, подполковник СВР в отставке. В плену боевики насмерть забили его палками.
 
Дмитрий Бобрышев, сотрудник МЧС. Похищен в Назрани. Погиб, когда попытался дать отпор одному из охранников. Его казнили публично - на глазах других заложников ему заживо отрезали голову двуручной пилой.
 
Еще одному русскому жителю Грозного, фамилии которого Перченко не знает, боевики отрезали голову ножом, а одной из пленных женщин нанесли 40 ударов тяжелыми буковыми палками только за то, что она повесила сушить выстиранные носки боевиков возле печки и они пропахли дымом. Еще у двух человек отрубили пальцы.
 
В октябре 1999 в Грозном чеченскими боевиками была захвачена группа спецназначения ГРУ. Бандиты пытались пытками и избиениями заставить руководителя этой группы полковника ГРУ Иванова дать ложные показания перед видео-камерой о том, что он совершал взрывы в Москве и других городах. За отказ полковника зверски убили. Только одного из младших офицеров под пытками и издевательствами вынудили сказать несколько слов.
 
В апреле 1999 полевым командиром Темирбулатовым были казнены трое российских военнослужащих. Двоим из них было перерезано горло, третьего Темирбулатов лично застрелил выстрелом в голову. Казнь была снята на видео-кассету, показанную по каналам российского телевидения в марте 2000 после ареста Темирбулатова.
 
Освобожденному в ночь на 3 февраля 2000 в Урус-Мартане Николаю Заварзину, десантнику бандиты отстрелили все пальцы на правой руке.
 
Пытки и казни военнопленных стали повсеместной распространенной практикой, которая не преследовалась режимом Дудаева-Масхадова, но была результатом пропаганды этого режима, рассматривающей российских военнослужащих в качестве объекта самой изуверской мести.
 
 
Категория: Чечня | Добавил: rys-arhipelag (03.06.2009)
Просмотров: 49602 | Рейтинг: 3.5/15