Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 01.12.2021, 16:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Александр Каплин. «Через наш бурный век он прошел евангельски кротко и апостольски безстрашно...» (1)
К 150-летию со дня рождения митрополита Антония (Храповицкого; 17/30 марта 1863 - 28 июля/10 августа 1936) …

После кончины митрополита Антония о нём было сказано и написано немало доброго. Особенно теми, кто его знал лично - архиепископом Никоном (Рклицким)[i], преп. Иустином (Поповичем) и др.

Но время изглаживает память. И у сегодняшних поколений православных - многотрудная задача: обойдя тиражируемые до сих пор отголоски лжи и клеветы врагов Святой Руси и Православия, увидеть подвижническую личность выдающегося русского православного архипастыря.

+ + +

Будущий митрополит Антоний (в миру - Алексей Павлович Храповицкий) родился 17 марта (здесь и далее все даты до 1918 г. приводятся по юлианскому календарю) 1863 г., в день преподобного Алексия, человека Божия (в честь которого и был назван), в селе Ватагино Крестецкого уезда Новгородской губернии.

Он был третьим сыном (а всего в семье было четверо сыновей) в старинной дворянской семье. Отец, Павел Павлович, служил в Дворянском, а в последствии - в Крестьянском - банках и был образцовым семьянином. Мать Алексея - Наталия Петровна, была дочерью помещика Харьковской губернии Веригина и отличалась благочестием и молитвенной настроенностью, читала Евангелие своим сыновьям. Владыка навсегда сохранил благоговейную память о матери, которая скончалась в Ватагино уже после 1917 года.

Будучи способным, любознательным и трудолюбивым ребенком, Алеша достаточно рано научился читать. Особенно сильное впечатление на него в те годы произвело описание Оптиной пустыни. И уже с тех пор в его душе зародилось желание посвятить свою жизнь служению Богу в монашеском звании.

Это желание еще более окрепло, когда семья переехала в Новгород, где в то время было четыре монастыря, 53 церкви и несколько часовен. Все братья неопустительно посещали воскресные и праздничные богослужения (чаще всего в приходских церквях и в Софийском соборе), Алеша любил бывать и в монастыре преп. Антония Римлянина. С особенным интересом отрок стал изучать церковную службу.

Неизгладимое впечатление на 7-летнего Алешу произвело путешествие с матерью в Харьковскую губернию через Москву (где мальчика особенно поразил храм Василия Блаженного).

В Новгороде семья Храповицких прожила менее года, переехав в С.-Петербург, оставаясь здесь в течение семи лет. Здесь Алексей стал принимать участие в архиерейских богослужениях в качестве жезлоносца и книгодержца. У него появилось желание учиться в духовном училище. Но родители считали иначе.

В девять лет он поступил в одну из самых строгих петербургских классических гимназий, которую закончил с золотой медалью. Во все гимназические годы Алексей много читал духовной литературы, творений отцов Церкви, жития святых. С 14-ти лет он был чтецом на клиросе в Исаакиевском соборе, а в последних классах гимназии самостоятельно написал на церковно-славянском языке службу святым славянским просветителям Мефодию и Кириллу (которая в 1887 г. была одобрена св. Синодом для богослужебного пользования). Важным событием в жизни юноши стало его знакомство и беседы с просветителем Японии, начальником японской православной миссии архимандритом Николаем (Касаткиным) и его сотрудниками, которые бывали в их доме.

Кроме этого Алексей много читал и классической литературы (особенно ценил славянофилов, а среди них - А.С. Хомякова), посещал литературные вечера, слушал лекции Вл. С. Соловьева. Но самое сильное впечатление на него производил Ф.М. Достоевский, благоволение к творчеству которого Владыка сохранил на всю жизнь[ii].

Родители предполагали, что после окончания гимназии Алексей поступит в Училище правоведения или в Царскосельский лицей, что обеспечит блестящее ему будущее. Но сын, тщательно подготовившись, поступает в С.-Петебургскую духовную академию.

Здесь он сблизился с Михаилом Грибановским (впоследствии епископом Таврическим), который первым после двадцатилетнего отсутствия в столичной академии постригов студентов в монашество принял иночество. Эта дружба и пример, укрепила в Алексее Храповицком желание посвятить себя служению Церкви в качестве ученого монаха. И тому были немалые основания. Алексей полюбил академический храм, где уже студентом 2-го курса произнёс свою первую проповедь. На 3-м курсе под руководством профессора логики, психологии и философии А. Е. Светилина Алексей приступил к написанию кандидатского сочинения (затем переработанное в магистерское) «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности». Работа молодого ученого получила одобрение и вышла отдельным изданием (а затем и переиздана в 1888 году).

Окончив академию со степенью кандидата богословия, Алексей Храповицкий 18 мая 1885 г. был оставлен в академии профессорским стипендиатом и принял монашеский постриг. 12 июня того же года он был рукоположен во иеродиакона, а 30 сентября - во иеромонаха и назначен субинспектором.

На следующий 1886/87 учебный год он был направлен преподавателем гомилетики, литургики и церковного права в Холмскую духовную семинарию, лишь десять лет назад преобразованную из униатской в православную. Здесь ему открылся широкий простор для приложения сил в педагогической, просветительской, миссионерской деятельности, чем молодой преподаватель и воспользовался вполне. Но уже через год его вновь возвращают в качестве преподавателя в родную академию, где он стал исполнять обязанности доцента по кафедре Священного Писания Ветхого Завета. В 1888 г. за расширенное и переработанное кандидатское сочинение советом С.-Петербургской духовной академии иеромонаху Антонию была присвоена ученая степень магистра богословия, а с 1889 г. он уже исполнял обязанности инспектора академии (вместо уехавшего о. Михаила (Грибановского)), читая курс введения в круг богословских наук.

По поручению академической корпорации он пишет работу по библеистике «Толкование на книгу пророка Михея» (СПб., 1890), раскрывающее мессианское значение книги.

К этому времени сформировались богословские взгляды иеромонаха Антония, вызывавшие впоследствии немало споров; в эти же годы состоялось его знакомство со святым праведным Иоанном Кронштадтским, продолжавшееся и впоследствии[iii]. Большое значение для его дальнейшей судьбы имели и знакомства с О. Ф. Миллером, С. А. Рачинским, будущим обер-прокурором Св. Синода В. К. Саблером... Несмотря на растущие обязанности, молодой богослов много пишет и публикуется в журналах (за подписью «С.С.Б.», что значило «служитель Слова Божия).     

Церковно-апологетическая деятельность иеромонаха Антония разворачивалась в ту эпоху, когда в интеллигентской среде немалым вниманием пользовались сочинения Вл. Соловьева. Вполне естественно, что полемике с ними он посвятил немало страниц (статьи «Превосходство православия над учением папизма в его изложении Вл. Соловьевым» (1890), «Подделки Вл. Соловьева» (1891) и др.), где обличал философа в отклонении от истины.

В 1890 г. иеромонах Антоний был назначен ректором С.-Петербургской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита, а уже через четыре месяца (в возрасте неполных двадцати семи лет) - ректором Московской духовной академии. В ее истории это был первый случай назначения ректора в столь молодом возрасте.

Но архимандрит Антоний к тому времени был одним из лучших знатоков церковно-богослужебного устава, блестящим проповедником. Имея возможность как ректор занять любую из кафедр академии, он выбрал пастырское богословие, поскольку считал подготовку просвещенных пастырей одной из первоочередных задач духовной школы. По сути дела, он создал новое направление пастырского богословия, обосновывая его на своих богословских и философских воззрениях.

В первый период ректорства архимандрит Антоний сформировался и как церковный администратор. Благодаря ему в 1891 г. в Московской духовной академии начал выходить новый журнал «Богословский вестник». В начале 1890-х гг. архимандрит Антоний сблизился с инспектором академии архимандритом Сергием (Страгородским) (будущим Патриархом Московским и всея Руси) и вдохновил его издать и защитить в качестве магистерской диссертации (1895) сочинение «Православное учение о спасении», которое ректор рассматривал как важнейшую веху в становлении самостоятельного православного богословия, свободного от западных влияний.

В эти же годы архимандрит Антоний познакомился с Л. Н. Толстым, религиозные, философские, нравственные идеи которого он критически разбирал во многих своих сочинениях, настойчиво пытаясь вернуть знаменитого писателя в лоно Церкви[iv].

Как одну из важных забот ректора, архимандрит Антоний считал привлечение студентов к принятию иночества, видя в нем своего рода передовой отряд Церкви воинствующей[v]. Такой подход привел к конфликту с митрополитом Московским Сергием (Ляпидевским), полагавшим, что не следует постригать в монахи кандидатов до 30 лет, в то время как возраст выпускников академии в среднем составлял 23-24 года.

Разногласия с правящим архиереем послужили одной из причин, приведших к переводу архимандрита Антония в 1895 г. на должность ректора Казанской духовной академии, где он продолжил чтение курса пастырского богословия, на основе которого стал издавать лекции и статьи[vi].

В Казанской духовной академии было специальное миссионерское отделение, отсюда неудивительно, что новый ректор в 1897 г. выступил инициатором проведения в Казани 3-го Всероссийского миссионерского съезда. Успехи на новом поприще были по достоинству оценены: 7 сентября 1897 г. архимандрит Антоний был хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии, а с 1 марта 1899 г. с открытием в Казани второго викариатства, он назначается епископом Чистопольским, первым викарием Казанской епархии, с оставлением в должности ректора.

В следующем году (14 июля) епископ Антоний был переведен на самостоятельную Уфимскую и Мензелинскую кафедру, на которой вскоре был избран в почетные члены Казанской Духовной Академии[vii]. Ввиду того, что немалая часть населения Уфимской губернии исповедовала ислам, новый правящий архиерей прилагал немалые усилия для развития православной миссии, привлекая для этого выпускников Казанской академии. Много внимания епископ Антоний уделял налаживанию в епархии уставного богослужения и проповедничества.

В апреле 1902 г. епископ Антоний был назначен правящим архиереем на Волынскую и Житомирскую кафедру (в те годы самую крупную по числу приходов в Русской Православной церкви), а также священноархимандритом Почаевской Успенской лавры. Новый владыка прежде всего решил покончить со взяточничеством и поборами с духовенства, ввел неукоснительный порядок уставных богослужений; стремился укрепить в духовенстве любовь к пастве, обратить его «от буржуазности к народности, от светскости к Православию», в то же время он постоянно заботился о материальном положении клириков.

Активизировал новый епископ и противостояние католической пропаганде, сектантству, расколу, особое внимание обращая на почитание местных святынь.

Епископ Антоний энергично взялся за восстановление находившегося в руинах древнего Овручского во имя свт. Василия Великого монастыря[viii].  Особое внимание епископ Антоний уделял возрождению Почаевской Успенской лавры, в которой сразу после своего назначения на кафедру начал строительство нового храма во имя Св. Троицы - копии Троицкого храма в Троицко-Сергиевой лавре[ix]. Были восстановлены три скита, при лавре организовано типографское братство, насчитывавшее до 150 человек. Издаваемые братством «Почаевские листки» быстро расходились по всей России.

В вопросах церковно-государственных отношений волынский Владыка был сторонником принципа симфонии церковной и светской властей - тесного союза Церкви и государства при независимости Церкви от той формы государственного контроля, которая была введена Петром I. Выступая как горячий ревнитель восстановления Патриаршества, в начале 1905 г. епископ Антоний составил проект доклада Государю Императору о созыве Поместного Собора и избрании Патриарха[x]. После издания императорского указа «Об укреплении начал веротерпимости» (17 апреля 1905 г.) епископ Антоний представил в Кабинет министров записку «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви».

Имя волынского епископа становится всё более известным и авторитетным в России. На разосланную в 1905 г. Св. Синодом правящим архиереям анкету о возможных церковных реформах епископ Антоний ответил 4 докладными записками, в которых изложил свою позицию по вопросам состава будущего возможного Собора, восстановления патриаршества, а также реформы духовной школы. Апеллируя к византийской практике и к канонам, он высказался за исключительную власть епископов в Церкви, полагая, что только они могут быть членами Поместного Собора.

В четвертой докладной записке епископ Антоний отметил: «Такова нужда России в каноническом Первосвятителе. Нужно ли доказывать, что он должен именоваться патриархом, как духовный глава поместной Церкви, многократно превосходящей населением и пространством все четыре вселенских патриархата, вместе взятых, - и как начальник по крайней мере семерых митрополитов» и дальше: «Патриарх был и будет в глазах клира и паствы олицетворением славы Христовой Церкви, выразителем народного единодушия в православной вере. Он - духовный вождь разноплеменной православной паствы, предмет общей восторженной любви и сосредоточие церковного самосознания христиан».

В январе 1906 г. Государь Император утвердил состав «Предсоборного присутствия» при Святейшем Синоде, которое заседало в Александро-Невской Лавре с марта по декабрь 1906 г. и единодушно высказалось за восстановление Патриаршества. В «Предсоборном присутствии» епископ Антоний председательствовал в VI отделе «По делам веры: о единоверии, старообрядчестве и других вопросах веры», поскольку считал единоверие важной частью миссионерской деятельности. 

За свои труды 6 мая 1906 г. владыка Антоний был возведен в сан архиепископа.      В марте - апреле 1907 г. он руководил Высочайше назначенной ревизией Киевской духовной академии (в рамках проводимых Св. Синодом ревизий духовных академий), в связи с выводами которой был вынужден покинуть академию ее ректор епископ Платон (Рождественский)[xi]. В июле 1908 года архиепископ Антоний председательствовал на 4-м Всероссийском миссионерском съезде в Киеве, в январе 1912 года - на 1-м Всероссийском единоверческом съезде.

Но владыка Антоний прежде всего оставался и активно себя проявлял как правящий архиерей. Значительными событиями в жизни Волынской епархии стали организованные им празднования в связи с 300-летием со дня кончины защитника Православия в Западном крае князя Константина Константиновича Острожского (1908), 150-летие Холмской духовной семинарии (1910) и др.

Епископ Антоний поддерживал тесные контакты со многими правыми деятелями и монархическими союзами. 22 апреля 1906 г. он был избран членом Госсовета от монашествующего духовенства, состоял в группе правых[xii], а также стал первым архиереем - членом Русского собрания. Именно в Волынской епархии, при благожелательной поддержке правящего архиерея возникла самая многочисленная монархическая организация - знаменитый Почаевский Отдел Союза Русского Народа, который возглавил архимандрит Виталий (Максименко). При помощи Почаевского Отдела создавались народные кооперативы, Народный банк. А сам владыка был избран почетным председателем отдела[xiii]. Нередко он выступал с докладами в Русском Собрании, которые становились известны всей России[xiv]. Это снискало ему в либеральных и революционных кругах репутацию черносотенца.

Принимал он участие и в ряде монархических форумов. На Съезде Русских Людей в Москве 27 сентября-4 октября 1909 г. («Восторговский» съезд) был избран почетным председателем Съезда, наряду с еп. Серафимом (Чичаговым). 1 октября 1909 г. в день праздника монархических организаций в сослужении протоиерея И. И. Восторгова, архимандрита Макария (Гневушева) и Сильвестра (Братановского) он отслужил литургию в Храме-памятнике русской скорби на Ходынском поле и сказал слово о значении Съезда монархистов. Во время процесса над Бейлисом по делу о ритуальном убийстве Андрея Ющинского владыка Антоний откровенно высказался об этом в житомирской газете «Жизнь Волыни» (от 2 сентября 1913 г.).

Несмотря на столь активную деятельность, архиепископ Антоний не оставлял и свою деятельность на поприще богословия, проповеди. К тому времени он был известным духовным писателем, автором многочисленных сочинений по апологетическому, догматическому, нравственному и пастырскому богословию, библеистике, вопросам церковного управления, а также работ на общеполитические, исторические, историко-литературные темы. В 1911 г. вышло в трехтомное 2-е издание значительно расширенного Полного собрания его сочинений. А 14 июня того же года «во внимание к научным достоинствам сочинений», пользовавшихся «широкой известностью не только в духовном, но и в светском мире» Советом Казанской духовной академии архиепископ Антоний был удостоен степени доктора богословия[xv].

Кроме того С.-Петербургская, Московская и Казанская духовные академии за научно-богословские труды и выдающуюся широкую церковно-общественную деятельность избрали волынского владыку своим почетным пожизненным членом. Пользовался он уважением и во Вселенском Православии, славянском мире.

Видя, что за два последних века из сознания русского православного народа исчезает само понятие о патриархе, архиепископ Антоний старался при всякой возможности напоминать о патриаршестве. Он полагал, что поучительно будет увидеть в России служащего патриарха и с этой целью был инициатором приезда в 1913 г. первого православного патриарха, после двухсотлетнего перерыва, Антиохийского Патриарха Григория.

В 1912-1913 гг. архиепископ Антоний участвовал (будучи членом Святейшего Синода) в работе Предсоборного Совещания, посвященного вопросу о восстановлении Патриаршества, в это время он выступил как решительный противник имяславия, сравнив новое учение с хлыстовством, не имеющем основания в Св. Писании и Учении Церкви. Волынский Владыка принял самое живое участие в подготовке и проведении церковной части мероприятий, посвященных празднованию 300-летия Дома Романовых. В 1913 г. по просьбе Государя Императора он привез в С.-Петербург для поклонения в дни празднования чудотворную Почаевскую икону Божией Матери.

При участии архиепископа Антония и под его влиянием было совершено прославление русских святых, особенно - Иоанна Тобольского, Иоасафа Белгородского, Анны Кашинской. Им был составлен ряд церковных служб, среди которых - Волынским святым: преп. Макарию Овручскому, преп. Муч. Анастасии, преп. Иову Почаевскому - служба с акафистом, Феодору Острожскому, затем службы с акафистом пред Почаевской иконой Божией Матери. Кроме того, ему принадлежат службы, святителю Иоасафу, святому младенцу Гавриилу Белостокскому и ряд других служб.

Указом Синода от 19 мая 1914 г. архиепископ Антоний был назначен на Харьковскую и Ахтырскую кафедру, где его разносторонняя деятельность в связи с Великой (Первой мировой) войной стала еще более напряженной. Он направлял усилия на поддержание в народных массах, а особенно в войсках, бодрого настроения, горячо наставлял их храбро сражаться за Веру, Царя и Отечество, активно выступал с проповедями, лекциями, статьями («Чей должен быть Константинополь?», «Христианская веpa и война» и др.), которые становились известны во всём православном мире. В 1916 г. архиепископ Антоний прочитал ряд публичных лекций[xvi] о книге Э.Ренана[xvii] «Жизнь Иисуса» и т.д.


Русская народная линия

Категория: Светочи Земли Русской | Добавил: rys-arhipelag (30.03.2013)
Просмотров: 505 | Рейтинг: 0.0/0