Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Понедельник, 18.10.2021, 02:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4068

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Игорь Алексеев. "Истинный друг рабочих и всей нашей бедноты..." Жизнь и судьба о. Николая Михайловича Троицкого. (3)


Свою квартиру Троицкие оставили для проживания священнику Б.Ф.Филипповскому, с которым оказались тесно связаны последующие годы жизни и пастырского служения о. Николая. В изданных в 2003 г. в Казани "Записках Казанского протоиерея Бориса Филипповского (1885 – 1957)" содержатся его воспоминания о том, как, оставшись весной 1918 г. с семьёй (жена и пятеро детей, последний из которых – новорожденный) без средств существования, он получал помощь молоком и сухарями "от священника Воскресенской церкви". [18] Теперь же Б.Ф.Филипповскому осталась и квартира Н.М.Троицкого, в которой хранился архив КБЗСПВ. Однако, к сожалению, по сведениям А.В.Колясева и В.А.Кучина, вскоре после ухода Троицких в Сибирь Б.Ф.Филипповский поспешил сразу же сжечь всю документацию Братства, понимая, что "если её найдут, то пострадает его семья и семья Троицкого".

Те же авторы упоминают и о том, что вскоре после занятия Казани, где большевики официально объявили и организовали "красный террор", несколько красноармейцев, исполняя приказ, прибыли в Воскресенскую церковь, "за попом Троицким", а затем, не найдя его, поспешили к о. Николаю домой, "но и здесь их месть ждала неудача". Известно, что в дальнейшем, "попа Троицкого", явно по "наводке" из Казани, разыскивали и иркутские чекисты. Так, например, преподаватель из Иркутска А.В.Кожин, рассказывая в своей статье "Становление карательных органов в Иркутской губернии в январе – сентябре 1920 года" об обыске в знаменитом Иркутском Знаменском женском монастыре, пишет, что: "Обнаруженные в нём "ряд бездокументных попов" были арестованы, зарегистрированы и освобождены на поруки местного Епархиального Совета. Не удалось задержать протоиерея Николая Троицкого, бежавшего из Казани и живущего нелегально". [19]

Чем занимался Н.М.Троицкий в Иркутске при "белых" и как ему удавалось затем уходить от преследований "красных", нам пока доподлинно не известно. Однако, учитывая общественно-политические взгляды о. Николая и его личные связи (в частности, со священником П.А.Рождественским), не будет лишним предположить, что он продолжил своё пастырское служение в белогвардейских формированиях. Известно также, что 10 ноября 1920 г. указом известного деятеля монархического и белого движений архиепископа Иркутского и Верхоленского Анатолия (в миру – А.В.Каменского) о. Николай был определён священником в Михайло-Архангельскую церковь, расположенную в известном Иннокентьевском ските около станции Иннокентьевка, что недалеко от Иркутска.

"Ораторские способности о. Николая и его значительный преподавательский опыт на данном поприще, – пишут А.В.Колясев и В.А.Кучин, – приносили значительные плоды. На следующий год, весной 1921 г., Владыка Анатолий, чтобы как-то отметить пастырские труды о. Николая, решает подать в Священный Синод представление о награждении о. Николая. Указом Священного Синода от 12/25 мая 1921 года за N 644 о. Николай "за усердную и полезную службу" был награждён наперсным крестом".

Но не в правилах большевиков было прощать своих идейных оппонентов, пусть даже и отошедших от активной общественно-политической деятельности. В связи с этим уже летом 1921 г. "легализовавшийся" Н.М.Троицкий был подвергнут первому аресту по обвинению "в агитации против советской власти в г.[ороде] Казани в период с 1917 по 1918 гг.". Однако попытки следствия выяснить степень виновности о. Николая не принесли видимых результатов. Протомив Н.М.Троицкого в тюрьме до конца октября 1921 г. (в том числе – в сырой одиночной камере), "гуманная" советская власть "досрочно" освободила его в связи с очередной годовщиной октябрьской революции, после чего о. Николай вновь вернулся в Михайло-Архангельскую церковь и продолжил своё пастырское и преподавательское дело.

По признанию на допросе 7 января 1931 г. самого Н.М.Троицкого, во время служения в Михайло-Архангельской церкви он также пережил "изъятие" большевиками церковных ценностей, которые, по его настоянию, "были выданы власти без всяких препятствий и возражений". Трудно сказать, так ли это было на самом деле, но очевидно, что служить в разграбленном храме под постоянной угрозой нового ареста о. Николаю было очень нелегко. Каким то образом Н.М.Троицкому удалось наладить переписку со своей казанской паствой, а также настоятелем Воскресенской церкви, и заручиться согласием его совета на своё возвращение в Казань к прежнему месту служения.

После последовавшей в феврале 1922 г. кончины настоятеля, церковный совет обнадёжил о. Николая открывшейся настоятельской вакансией, но сделал это без предварительного согласования с тогдашним митрополитом Казанским и Свияжским Кириллом (в миру – К.И.Смирновым) [20] и управлявшим Казанской епархией во время его очередной ссылки епископом Чистопольским Иоасафом (в миру – И.И.Удаловым). В результате Н.М.Троицкий окончательно решил вернуться в Казань, но из-за плохого транспортного сообщения его отъезд из Иркутска затянулся. Однако в это время митрополит Кирилл, посчитавший действия совета Воскресенской церкви неправомерными, принял решение назначить настоятелем последней Б.Ф.Филипповского, а также заполнил вакансию второго священника. Церковный совет же, в свою очередь, не согласился с этим и затеял интригу по выживанию нового настоятеля из храма. Причём, как полагают А.В.Колясев и В.А.Кучин, ссылающиеся на мнение епископа Иоасафа, в этой неприглядной истории оказались замешаны внедрённые в совет агенты ГПУ, которые выманивали о. Николая в Казань, информируя о его планах "компетентные органы", и одновременно с этим пытались стравить священников Н.М.Троицкого и Б.Ф.Филипповского.

В годину страшных испытаний

1 октября 1922 г. о. Николай, добившийся увольнения в отпуск в Европейскую часть России и имевший на руках соответствующие документы из Иркутского Епархиального Духовного Комитета, возвратился вместе с семьёй в Казань, после чего представил на имя временно управлявшего Казанской епархией епископа Иоасафа прошение о принятии в епархиальный причт. Желая во что бы то ни было видеть Н.М.Троицкого своим священником, совет Воскресенской церкви обратился в православное Казанское Епархиальное Управление (КЕУ) с просьбой ввести в штат третьего священника, имея в виду назначение в храм о. Николая. Показательно, что эту просьбу поддержал в своём обращении к епископу Иоасафу и Б.Ф.Филипповский, писавший ему: "Прошу Вас, дорогой Владыка, принять о. Николая в Воскресенскую Церковь, наш приход тогда будет совершенен во всех отношениях, по чувству христианской любви… желаю добровольно уступить своё место о. Николаю Троицкому, который, как отличный проповедник, будет на своём месте".

Однако епископ Иоасаф по каким-то иным соображениям 29 декабря 1922 г. назначил Н.М.Троицкого в многострадальный Казанский Успенский Зилантов монастырь, [21] преобразованный в 1920 г. из мужского в женский, община которого (численностью 171 человек) в конце 1922 г. – начале 1923 г., несмотря на противодействие обновленческого КЕУ, была перерегистрирована как православная. Вполне возможно, что это было сделано именно в целях предотвращения обновленческого проникновения в монастырь. Но долго прослужить в нём о. Николаю "прозорливые" большевики так и не дали. Прожив несколько месяцев со своей семьёй в монастырской келье, 10 апреля 1923 г. – накануне Пасхи – Н.М.Троицкий был арестован за "незаконное преподавание Закона Божия и ведение антисоветской деятельности". Заодно о. Николаю припомнили его руководство КБЗСПВ. Однако обыски у Н.М.Троицкого и у Б.Ф.Филипповского (на бывшей квартире о. Николая) не дали ожидаемых результатов. Да и сам о. Николай решительно отрицал все обвинения, заявляя, помимо прочего, что: "Никаких занятий с детьми по Закону Божию в Зилантовом Монастыре не устраивал, детей не забирал. Несколько человек в б.[ывшем] Адмиралтейском училище (48 шк.[ола]) участвовали в хоре, который был устроен до меня и в организации и руководстве которым я не участвовал".

В результате дело против Н.М.Троицкого начало разваливаться. Как позднее свидетельствовал сам о. Николай, суд заменил первоначально предъявлявшуюся ему "политическую статью" статьёй "церковною". При этом, пожалуй, самым весомым аргументом в его защиту стало письмо в местный отдел ГПУ рабочих Казанского порохового завода, под которым поставили свои подписи сто человек. Называя Н.М.Троицкого "истинным другом рабочих и всей нашей бедноты", помогающим всем нуждающимся, они просили "ускорить процесс следствия и не томить в подвале невинного и необходимого для нас человека, который и без того знаком с подвалами нашей рабочей бедноты", а также "не лишать нас пастыря в дорогие для нас Пасхальные дни". Не добрав компромата для "достойного" приговора и будучи вынужденными отреагировать на обращение рабочих, местные карательные органы ограничились в отношении о. Николая очередной острасткой. 26 августа 1923 г. томившемуся под арестом Н.М.Троицкому Областным судом ТАССР был вынесен приговор, гласивший, что: "Священник Николай Троицкий приговаривается к трём годам лишения свободы со строгой изоляцией". Но по случаю очередной годовщины "великого октября" ВЦИК РСФСР вновь разродился амнистией, под которую благополучно попал и Н.М.Троицкий.

12 апреля 1923 г. – когда о. Николай уже находился под арестом – православное Казанское епархиальное собрание избрало его благочинным 3-го округа церквей города Казани. Выйдя из заточения, с сентября 1923 г. Н.М.Троицкий приступил к исполнению своих новых обязанностей. А уже в следующем 1924 г. о. Николай был назначен настоятелем древней Вознесенской церкви Казани (также полностью уничтоженной уже в начале 1930-х гг. богоборческой властью), община которой была перерегистрирована в 1929 г. как православная с указанием в качестве канонического главы РПЦ митрополита Сергия (в миру – И.Н.Страгородского). В условиях противостояния двух КЕУ – сергиевского и обновленческого, действующего под покровительством ОГПУ, Вознесенская церковь под руководством о. Николая превратилась в один из форпостов истинной веры в Казанской епархии.

"Вознесенский собор вплоть до его закрытия в 1931 году, – отмечают А.В.Колясев и В.А.Кучин, – становится оплотом Православия, пристанищем для ссыльного духовенства, которое, высылая из других городов, в качестве административного наказания по категории "минусников", поселяли в Казани, а также "центром притяжения духовных особ против обновленчества". При этом, служа в Вознесенской церкви, о. Николай поминал в своих молитвах не только заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (в миру – И.Н.Страгородского) и временно управлявшего Казанской епархией епископа Чебоксарского Афанасия (в миру – А.А.Малинина), ставшего затем архиепископом Казанским и Свияжским, но продолжал также поминать "частным порядком" гонимого и опального митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (в миру – К.И.Смирнова).

Весной 1930 г. Н.М.Троицкий был возведён архиепископом Афанасием в сан протоиерея. Однако уже вскоре после этого – 30 (по другим сведениям – 31) августа 1930 г., на волне прокатившихся по Казанской епархии масштабных "церковных погромов", о. Николай был в очередной раз арестован по доносу и подвергнут обыску по обвинению в "антисоветской агитации верующих и тайных молениях по домам". Причём, теперь богоборческая власть решила не ограничиваться "мерами внушения" и сфабриковала групповое дело о Казанском филиале "Истинно-Православной Церкви" (ИПЦ), призванное одним махом очистить город от самых неудобных для неё церковных деятелей во главе с епископом Иоасафом (в миру – И.И.Удаловым) и связанных с духовными учебными заведениями преподавателей и учёных.

"По одному с епископом Иоасафом делу, – сообщает, в частности, А.В.Журавский, – в июле-августе 1931 года были привлечены все оставшиеся в Казани преподаватели Казанской Духовной академии: профессор В.И.Несмелов, протоиерей Варваринской церкви Николай Петров (первый и последний ректор Богословского института), М.Н.Васильевский, Е.Я.Полянский, И.М.Покровский; епископ Яранский Нектарий (Трезвинский), священники Николай Троицкий, Иаков Галахов (бывший профессор Томского университета), Андрей Боголюбов, Николай Дягилев, Сергий Воронцов, Евлампий Едемский-Своеземцев; монахини закрытых казанских монастырей, миряне (всего по этому делу было осуждено 33 человека)". [22]

Для Н.М.Троицкого очередное "торжество пролетарского правосудия" обернулось ссылкой на три года в Казахстан, срок отбывания которой был определён с 31 августа 1930 г. По информации, размещённой на интернет-сайте ПСТГУ, приговор о. Николаю был вынесен 5 января 1932 г. по статье 58 (части 10 и 11) Уголовного Кодекса РСФСР, а предъявленное ему обвинение заключалось в том, что он являлся руководителем "контрреволюционной организации молодёжи "Союз христианской молодёжи", а также деятельным членом некой "Казанской контрреволюционной организации" и активным участником её преобразования в филиал ИПЦ.

Вернувшись в 1934 г. (а по другим сведениям – уже в 1933 г.) в Казань, о. Николай продолжил своё пастырское служение, будучи определённым тогдашним митрополитом Казанским и Свияжским Серафимом (в миру – Д.А.Александровым) [23] священником в штат церкви преподобного Серафима Саровского города Казани (также разрушенной в советское время). А.В.Колясев и В.А.Кучин отмечают, что: "Служение о. Николая в этом храме (можно сказать поистине святое) было для многих в осуждение". Так, например, не желая ограничиваться в общении с детьми при исповеди тремя "дежурными" вопросами: "Не ленился ли при учёбе? Слушался ли преподавателей? И любишь ли своих родителей?" (которые из-за боязни обвинений в преподавании Закона Божьего, согласно негласному правилу, практиковали многие местные священники), Н.М.Троицкий уделял духовному общению с представителями молодого поколения особое внимание. Не останавливало его и то, что воспитательно-религиозная работа среди молодёжи являлась одним из обвинений в его адрес, по которому он совсем недавно безвинно отбыл срок. "Также, – пишут вышеназванные авторы, – не замолкала и его проповедь с призывами к покаянию. А во время исповеди, если к нему подходила молодёжь или дети, батюшка старался как можно подольше побеседовать с подрастающим поколением, переводя исповедь в воспитательно-нравственную, религиозную беседу".

Кроме этого, о. Николай с благословения митрополита Серафима, в числе немногих обличённых особым доверием священников и монахинь, занимался тайным сбором средств для оказания помощи репрессированному духовенству. Замеченными за ним были и другие "страшные преступления" против советской власти: известно, в частности, что о. Николай совершал в своей церкви без первоначальной государственной регистрации обряды крещения, венчания и отпевания. Высоко ценя духовный подвиг Н.М.Троицкого, казанский архиерей исходатайствовал перед митрополитом Сергием (в миру – И.Н.Страгородским) награждение его митрой, которой о. Николай был удостоен уже через год после своего возвращения из ссылки.

Безусловно, всё, что вершил Н.М.Троицкий, строго фиксировали карательные органы, старательно подшивавшие в его дело многочисленные доносы на о. Николая разного рода "доброжелателей", которые, помимо прочего, называли его фашистом и обвиняли в связях с митрополитом Кириллом, епископом Иоасафом, ссыльным и "непоминающим" митрополита Сергия духовенством. Наконец, терпение палачей окончательно лопнуло. 15 октября 1937 г. Н.М.Троицкий был арестован и помещён в тюрьму N 2 города Казани. Здесь же вскоре оказался и епископ Иоасаф. "В ноябре 1937 года, – пишет А.В.Журавский, – владыка Иоасаф был арестован у ложа умиравшей матери и, вместе с протоиереем Серафимовской церкви Николаем Троицким, монахинями разгромленного Богородицкого монастыря Евдокией (Двинских) и Степанидой (Макаровой), людьми из своего ближайшего окружения, заключён в тюрьму". [24] После нескольких допросов, на которых о. Николай отказался признать себя виновным в предъявленных ему обвинениях, он, вместе с епископом Иоасафом был приговорён к казни.

"Обвиняется, – гласил протокол заседания "тройки" при НКВД ТАССР от 29 ноября 1937 г., – в том, что, являясь участником формируемого Епископом Иоасафом Удаловым антисоветского Тихоновско-Кирилловского подполья в Татарской Республике – был тесно связан с Удаловым.

Среди верующих и молодёжи, в особенности среди детей школьного возраста, проводил активную антисоветскую религиозную деятельность, группируя их в нелегальный кружок.

Одновременно вёл антисоветскую агитацию, сопровождая её антисоветской клеветой об экономическом и правовом положении населения в СССР.

Виновным себя не признал, изобличается агентурными материалами и показаниями 2-х человек.

Постановили: Троицкого Николая Михайловича – расстрелять, лично ему принадлежащее имущество конфисковать". [25] Одновременно были приговорены: к расстрелу – епископ Иоасаф (в миру – И.И.Удалов) и к десяти годам исправительно-трудовых лагерей – инокини Евдокия (в миру – Е.А.Двинских) и Степанида (Макарова).

2 декабря (19 ноября по ст. ст.) 1937 г. в 20 часов 30 минут приговор в отношении Н.М.Троицкий был приведён в исполнение, через пять минут – в 20 часов 35 минут – был расстрелян епископ Иоасаф. Произошло это в день, когда православная церковь чтила память Святого Иоасафа, царевича Индийского…

Где были похоронены священномученики, доподлинно неизвестно. Предположительно, о. Николай упокоился в братской могиле на территории Архангельского кладбища города Казани. Его фамилия, в числе фамилий прочих жертв сталинского террора, выбита на одной из стел "Мемориала расстрелянным – жертвам политических репрессий", установленных на этом кладбище. Через шестьдесят пять лет – в 2002 г. – Н.М.Троицкий был реабилитирован Прокуратурой Республики Татарстан.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (Казань)

--------------------------------------------------------------------------------

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.Ныне – директор Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации. – И.А.
2 – Относившегося в то время в административно-территориальном плане к Тобольской губернии. – И.А.
3 – По поводу даты и места рождения Н.М.Троицкого (в отличие от даты и места его трагической гибели) в документальных источниках и свидетельствах разных лиц существует значительный "разнобой". Приводимые мною выше сведения взяты из аттестата N 325 от 6 июля 1900 г., выданного Н.М.Троицкому Правлением Тобольской Духовной Семинарии, а также подтверждены последующими документами Казанской Духовной Академии. При этом в первом из них говорится, что Н.М.Троицкий – "сын умершего священника села Красноярского, Ишимского уезда Омской епархии", а в дипломе N 888, выданном ему 9 июня 1904 г. Советом Казанской Духовной Академии, записано, что Н.М.Троицкий – "сын священника Михаила Троицкого, из Акмолинской области, имеющий ныне от роду 23 года". Таким образом, можно считать документально подтверждённым именно 1880 г., как дату его рождения.
Вместе с тем, А.В.Колясев и В.А.Кучин в своей статье "Исповеднический подвиг протоиерея Николая Троицкого, священника Серафимовской церкви г. Казани" – без точной ссылки на источник – утверждают, что Н.М.Троицкий "родился 24 июля 1879 года в семье священника села Усовское Тобольской губернии". То же место рождения – село Усовское Ишимского уезда Тобольской губернии – значится и в справке, размещённой на интернет-сайте ПСТГУ. Тот же 1879 г., как год рождения Н.М.Троицкого, фигурирует и в опубликованном в 2004 г. в газете "Республика Татарстан" "Списке лиц, подвергнутых в разные годы репрессиям по политическим мотивам и реабилитированных Прокуратурой РТ в 2002 году".
Третья дата рождения Н.М.Троицкого – 1873 г. – фигурирует: на интернет-сайте Казанской городской общественной организации "Историко-просветительское благотворительное и правозащитное общество "Мемориал" в документе "Список (1) жертв политических репрессий, расстрелянных в г. Казани с 1929 по 1938 гг., впоследствии реабилитированных, составленный КГБ Республики Татарстан для регистрации в установленном законом порядке администрацией Архангельского кладбища г.[орода] Казани и переданный ей 30 октября 1998 года", на интернет-сайте ПСТГУ, а также построенных на информации из них моих ранних публикациях.
Однако, как выяснилось в последнее время, в любом случае данная дата не верна. Помимо этого на том же интернет-сайте ПСТГУ, со ссылкой на информацию дочери Н.М.Троицкого – Любови Николаевны Троицкой, содержится указание ещё на одну возможную дату его рождения – 1881 г. – И.А.
4 – Первые три из них подписаны "Николай Троицкий", а последняя – просто "Троицкий". – И.А.
5 – В протоколе он фигурирует как "исполнительный Совет". – И.А.
6 – По другим сведениям, являющимся, скорее всего, ошибочными, о. Н.М.Троицкий был рукоположен во священника не 17, а 14 сентября 1906 г. – И.А.
7 – По другим сведениям, освящение храма состоялось только в 1908 г. – И.А.
8 – В протоколе допроса инициалов не указывается, но, вероятнее всего, речь идёт о Николае Ивановиче Алафузове, бывшем до революции 1917 г. директором-распорядителем алафузовских торгово-промышленных обществ. – И.А.
9 – В "Адрес-календаре Казанской губернии на 1905 г." значится, например, что Н.М.Троицкий являлся тогда законоучителем IV-го мужского училища (однако при этом он почему-то называется уже священником). – И.А.
10 – Данный рапорт имел гриф "Совершенно Секретно. Лично". – И.А.
11- Священномученик Анатолий (в миру – А.Г.Грисюк) (последняя церковная должность – митрополит Одесский и Херсонский) умер в заключении в январе 1938 года. – И.А.
12 – В рапорте ошибочно значится ректором КДА. – И.А.
13 – Последняя церковная должность – архиепископ Суздальский. В 1937 году (по другим данным – в 1938 году) Гурий (в миру – А.И.Степанов), уже отбывший к тому времени многолетний срок наказания, был расстрелян в исправительно-трудовом лагере под Новосибирском. – И.А.
14 – Священномученик РПЦ епископ Владивостокский и Камчатский Варсонофий (в миру – А.В.Лузин) был осуждён в 1932 г. на десять лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. По одним сведениям, он был расстрелян через пять лет, по другим – находился в заключение и в 1942 г. (дальнейшая его судьба в таком случае неизвестна). – И.А.
`15 – В дальнейшем – один из организаторов в армии адмирала А.В.Колчака "дружин Святого Креста и Зелёного Знамени памяти Патриарха Гермогена". – И.А.
16 – Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского / Авт-сост. А.В.Журавский. – Москва: Издание Сретенского монастыря, 2004. – С. 676.
17 – Однако уже вскоре – в июле 1918 г. – он был зверски убит красноармейцами в Свияжске. В 1999 г. епископ Амвросий (в миру – В.Гудко) был канонизирован как местночтимый святой Казанской епархии РПЦ, а затем – на Юбилейном Освящённом Архиерейском Соборе РПЦ, проходившем в Москве 13 – 16 августа 2000 г., – прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских. – И.А.
18 – См.: Записки Казанского протоиерея Бориса Филипповского (1885 – 1957). – Казань: Издание Казанской Духовной Семинарии, 2003. – С. 30.
19 – Кожин А.В. Становление карательных органов в Иркутской губернии в январе – сентябре 1920 года // Силовые структуры и общество: исторический опыт взаимодействия в условиях Сибири / Материалы научно-теоретического семинара. – Иркутск, 2003. – http://mion.isu.ru/pub/power/
20 – 20 ноября 1937 г. митрополит Кирилл, уволенный в 1930 г. своим оппонентом – заместителем Патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием (в миру – И.Н.Страгородским) "за штат" и устранённый от управления Казанской епархией, был расстрелян в Чикменте вместе с другим известным архиереем – митрополитом Иосифом (в миру – И.С.Петровых). На Юбилейном Освящённом Архиерейском Соборе РПЦ, проходившем в Москве 13 – 16 августа 2000 г., митрополит Кирилл был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских. – И.А.
21 – 10 сентября (28 августа по ст. ст.) 1918 г. – при взятии "красными" Казани – ими без суда и следствия была расстреляна братия монастыря в составе десяти человек во главе с настоятелем – архимандритом Сергием (в миру – И.Зайцевым). В 1998 г. все они были канонизированы как местночтимые святые Казанской епархии РПЦ, а затем – на Юбилейном Освящённом Архиерейском Соборе РПЦ, проходившем в Москве 13 – 16 августа 2000 г., – прославлены в лике святых новомучеников и исповедников российских. – И.А.
22 – Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. – С. 656.
23 – 2 декабря 1937 г. митрополит Серафим по приговору "тройки" УНКВ по Северо-Казахстанской области был расстрелян в городе Кустанае (в один день с Н.М.Троицким и епископом Иоасафом, расстрелянными в Казани). – И.А.
24 – Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. – С. 664.
25 – По другим (судя по всему, предназначенным для родственников) сведениям, Н.М.Троицкий получил "10 лет без права переписки". – И.А.

--------------------------------------------------------------------------------

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
1. НА РТ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 337. Л. 2.; Ф. 4. Оп. 1. Д. 130099. Л. 50 об., Оп. 145. Д. 14. Л. 282 об.; Оп. 150. Д. 116. Л. 54.; Ф. 10. Оп. 1. Д. 10531. Л.л. (13), (100) и об.; Ф. 199. Оп. 1. Д. 876. Л.л. 64 об., 75 и об., Д. 1025. Л.л. 3 об., 30 и об.;
2. Восстанавливая справедливость. Список лиц, подвергнутых в разные годы репрессиям по политическим мотивам и реабилитированных Прокуратурой РТ в 2002 году // Республика Татарстан. – 2004. – N 64 (27 марта).;
3. Деятель. – 1901. – N 5 (май). – С.с. 223.; – 1903. – N 9 (сентябрь). – С.с. 377 – 382., – N 13 (декабрь). – С.с. 574 – 580.; – 1904. – N 2 (февраль). – С.с. 55 – 58, 96.; – 1905. – N 16 (август). – С.с. 45 – 48.;
4. Известия по Казанской епархии. – 1904. – N 30 (8 августа). – С. 978.; – 1906. – N 37 (1 октября). – С. 1146., – N 41 (1 ноября). – С. 1302.; – 1915. – N 22 (8 июня). – С. 740.; – 1916. – NN 21 – 22 (1 – 8 июня). – С. (507)., – NN 25 – 26 (1 – 8 июля). – С. 576.; – 1918. – N 1 – 2 (8 – 22 января). – С. 6., – N 7 – 8 (8 – 22 апреля). – С.с. 186 – 187.;
5. Казанский Телеграф. – 1906. – N 3941 (21 марта).;
6. Колясев А., Кучин В.А. Исповеднический подвиг протоиерея Николая Троицкого, священника Серафимовской церкви г. Казани // Православный Собеседник (альманах Казанской Духовной Семинарии). – 2006. – Выпуск 2 (12). – С.с. 86 – 126.;
7. Отдел по канонизации святых // Казанская епархия Московского Патриархата Русской Православной Церкви / http://kazan.eparhia.ru/eparhiaotdeli/canoniz/ ;
8. Памятная книжка Казанской Духовной Академии: 1900 – 1901 академический год. – Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1900. – С.с. 44, 112, 116.;
9. Предвыборная Газета. – 1912. – 30 сентября ("N первый и последний").;
10. Протоколы заседаний Совета Казанской Духовной Академии за 1900 год. – Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1901. – С.с. 103, 109, 111, 131, 133, 134.;
11. Протоколы заседаний Совета Казанской Духовной Академии за 1901 год. – Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1901 (на внешней обложке – "1904"). – С.с. 59, 61, 165 – 166.;
12. Протоколы заседаний Совета Казанской Духовной Академии за 1902 год. – Казань: Центральная типография, 1905 (на внешней обложке – "1906"). – С.с. 90, 94 – 95.;
13. Протоколы заседаний Совета Казанской Духовной Академии за 1903 год. – Казань: Центральная типография, 1906. – С.с. 59 – 60.;
14. Протоколы заседаний Совета Казанской Духовной Академии за 1904 год. – Казань: Центральная типография, 1906. – С.с. 53, 56, 114.;
15. Список жертв политических репрессий, расстрелянных в Казани с 1929 по 1938 гг., впоследствии реабилитированных, составленный КГБ Республики Татарстан для регистрации в установленном законом порядке администрацией Архангельского кладбища г. Казани // Казанское общество "Мемориал" / http://kazan.memo.ru/spisok.htm ;
16. Троицкий Н. Азбука приходской благотворительности. – Б.м. [Казань]: Электрическая типография Л.П.Антонова, б.г. – 1 л. с об.;
17. Троицкий Николай Михайлович /// Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви ХХ в. // Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет (Институт до 2004 г.). Кафедра информатики / http://kuz1.pstbi.ccas.ru/cgi-htm/db.exe/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITcGZeu-yPnAk9XQsC** ;
18. Черносотенец. – 1907. – N 6 (14 января).
http://www.rusk.ru/st.php?idar=110758

 
Категория: Деятели русского движения | Добавил: rys-arhipelag (19.11.2009)
Просмотров: 1124 | Рейтинг: 0.0/0