Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 07.12.2021, 07:02
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


«Польза Родине прежде всего…» Светлой памяти Великого князя Сергея Александровича Романова посвящается. Часть 2.
Генерал-губернаторство Сергея Александровича выпало на очень сложное время. С каждым годом все более возрастала революционная активность. Вместе с братом, Великим Князем Владимиром Александровичем, его считали главой партии сопротивления революции.
1894 год - год восшествия на Престол Всероссийский Императора Николая II, но, прежде всего, это год смерти «дорогого брата Саши». Александр III умер 20 октября в Ливадии, в самый день рождения Великой Княгини Елисаветы Феодоровны. И этот день навсегда станет для великокняжеской четы днем поминовения «Саши». Великий Князь Сергей Александрович запишет в своем дневнике: «Да будет воля Твоя!.. Моя скорбь бесконечна - на земле моя вера был он!» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 30 лист 297).
Несмотря на существующие разногласия, Великий Князь сумел до самой своей смерти сохранить прекрасные отношения с Императором Николаем II, и стать Его надежным помощником. Начало их совместной работы было омрачено Ходынской катастрофой в Москве при коронационных торжествах. Великий Князь отвечал за подготовку и прием Императорской Четы в Москве. Готовился он к этому очень тщательно и, в первую очередь глубоко по-христиански. Он обращается за молитвами к «всероссийскому батюшке» о. Иоанну Кронштадтскому, просит у Государя разрешения именно на его приезд и на его присутствие в Успенском соборе при миропомазании на Царство. Ведь о. Иоанн был у одра Императора Александра III в Ливадии, где более часа держал в своих руках голову Императора, был он и на венчании Царской четы. Великий Князь пишет Императору: «Не прикажешь ли ты, чтоб о. Иоанн присутствовал на самой коронации в Успенском соборе, как было на твоей свадьбе?» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1340 лист 113), а брату, В.К. Павлу, признается: «...Просил о. Иоанна, когда будет в Москве заехать ко мне - мне необходимо, чтоб он помолился, я очень волнуюсь; писал я Ники, чтоб о. Иоанн был в соборе во время коронации...» (ГАРФ фонд 644 опись 1 дело 204 лист 107об-108). Все время приготовления к торжествам они с супругой проводят в молитвах: «...Ходили с женой в Спас на Бору прикладываться к мощам св. Стефана Пермского - 500-летие обретения мощей...заехали все помолиться к Иверской (и тут же восклицает)... Господи, благослови их приезд. Аминь! (это о Императорской чете)» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 32 лист 32, лист 63).
6 мая 1896 года в день праведного Иова Многострадального Императорская чета прибывает в Москву для коронационных торжеств. 14 мая 1896 года в великий и торжественный день коронации Императора Сергей Александрович, состоявший ассистентом у Императрицы Александры Федоровны, записал в дневнике: «Боже, все это было потрясающе хорошо. Господи, благослови их и помилуй нас. Что за глубокий религиозный смысл в миропомазании Государя и в его причащении. Это возвышенно и божественно, и Ники так все это понимает и проникнут. Аминь!» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 32 лист 71).
18 мая 1896 года случилась Ходынская катастрофа. Как записал в дневнике Государь - великий грех. На Ходынском поле, служившем для парадов войск, собралась толпа свыше полумиллиона человек, с вечера ждавших назначенной на утро раздачи подарков. Около 6 часов утра, по словам очевидца, «толпа вскочила вдруг как один человек и бросилась вперед с такой стремительностью, как если бы за нею гнался огонь... Задние ряды напирали на передние, кто падал - того топтали, потеряв способность ощущать, что ходят по живым еще телам, как по камням или бревнам. Катастрофа продолжалась всего 10-15 минут. Когда толпа опомнилась, было уже поздно» (Ольденбург С.С. «Царствование Императора Николая II» М., 2006 год. с. 65-66). От Великого Князя отвернутся даже самые преданные друзья, поддавшись влиянию либеральной прессы. Сергей Александрович займет крайне жесткую позицию. Он запишет в дневнике: «Я в отчаянии от всего случившегося - около тысячи убитых и 400 раненых! Увы! Все падает на обер-полицмейстера, когда распоряжалась там исключительно Коронационная комиссия» (ГАРФ дело 648 опись 1 дело 32 лист 73-74).
По существу, Ходынская катастрофа стала для врагов Сергея Александровича поводом и началом массированной его травли. Сергей Александрович озвучивает свои мысли в письме к брату Павлу: «Я совершенно спокоен, но бесконечно огорчен; мы дожили до того, что раскол идет сверху вниз - прежде, по крайней мере, он шел, более нормально, снизу вверх!.. Я даже не понимаю, чем все это может кончиться; но будущее неприглядно, и если не будет сильной острастки, то разлад семейный и, что еще хуже, государственный неизбежен» (ГАРФ фонд 644 опись 1 дело 204 лист 111-112об.).
Сильная и жесткая позиция Великого Князя, проявленная во время московских студенческих беспорядков осенью 1896 года в Университете, - еще одно подтверждение непреклонности в избранной раз и навсегда схеме действий. В ответ на письмо Государя о полном его одобрении действий московского генерал-губернатора Сергей Александрович пишет: «Я искренне порадовался, что ты одобряешь все меры, мною предпринятые, и меня очень тронуло все, что ты о них говоришь; когда я вижу такое твое отношение ко мне - это дает мне силу и энергию работать дальше по пути, указанному мне твоим Отцом - а доверие твое дороже мне всего; с ним, и только с ним - могу смело идти вперед» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1340 лист 131). Нельзя не отметить письмо, которое пишет Елисавета Феодоровна брату Великого Князя Сергея - Павлу, отмечая в этом письме о Сергее: «Это святой человек, который стоит выше всех нас - ты, конечно, это чувствуешь» (ГАРФ фонд 644 опись 1 дело 173 лист 2об.).
1 января 1898 года в письме Государю Николаю II Великий Князь Сергей Александрович пишет свое мнение о министре народного просвещения Николае Павловиче Боголепове. В этом письме показательно для нас то, что волнует Великого Князя, чему он отдает предпочтение, и что ставит выше всего - польза Родине: «По моему крайнему размышлению, истинно Боголепов был бы подходящим человеком; кроме всех его неотъемлемых познаний - необходимых министру народного просвещения, у него есть редкие качества (в наши времена), а именно: монархический принцип и твердость воли, и твердость принципов. Говорю я это с полным сознанием и убеждением, ибо испытал его на деле в трудные минуты. Пишу это тебе, как бы писал дорогому Папа. Скажу, что для меня его потерять будет ужасно; но польза, польза Родине прежде всего. Вразуми тебя Господь. Твой Сергей». (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1340 лист 174-175об.). И Государь оценил политику Великого Князя. В письме Он пишет: «Во всем этом трудном деле Ты выказал наибольшую твердость и правильный взгляд на события, за что я приношу Тебе мою сердечную благодарность» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 71 лист 28-29об.). Насколько было тяжело Великому Князю вести борьбу с расхитителями России, что часто в письмах Великий Князь сравнивает свой путь с тернистым путем Спасителя: «Дорогой Ники, я ужасно был тронут твоим письмом и благодарю тебя от всего сердца за дорогие слова - их я не забуду никогда! Это нравственная поддержка, которая дает силы идти дальше по тернистому пути» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 6об.). Читая письма Великого Князя, нельзя не почувствовать, насколько глубоко лежит его любовь к почившему Государю Александру III, его заветам, идеалам, служению во имя России, и каждый раз, когда затрагивается его имя, в душе Сергея Александровича поднимается волна эмоций: «Могу повторить то, что ты знаешь: вся моя жизнь, все мое существо принадлежит тебе и для тебя, буду работать по мере сил и разумения моего до последнего издыхания, ибо я люблю тебя всею моею душой! Что ты упомянул о незабвенном твоем Отце, переполнило чашу твоих милостей ко мне: это мой идеал - Он, к которому всегда стремлюсь и, работая, проверяю себя Им! Прости, что пишу несвязные вещи, право - не могу иначе! Храни тебя и Россию Бог! Вам принадлежу я!» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 33-34об.).
1901 год стал крайне тяжелым годом в жизни Великого Князя. По всей России начинают возникать различные очаги недовольства властью. В течение всего года в Университетах не прерываются волнения студентов. «Таким образом, хотя и незаметно, но в 1901 году революция уже начала пускать свои корни», - писал В.Ф. Джунковский (ГАРФ фонд 826 опись 1 дело 45 лист 121). В переписке Государя и Великого Князя прослеживаются удивительная симфония и понимание друг друга. Эти два благородных человека глубоко переживают кризис, поразивший Российскую Империю. Его Высочество отмечает в письме Государю: «Чувствую, как тебе тяжело было все это время и так хотелось бы быть тебе хоть чем-нибудь полезным. Признаюсь тебе, мне очень трудно; веяния нехорошие; проявления прямо революционные - нужно называть вещи их именами, без иллюзий. Время, напоминающее мне скверные времена моей молодости! Твердо, круто, смело нужно вести дела, чтоб не скользить дальше по наклонной плоскости. Полумерами довольствоваться нельзя теперь. Верю, что время есть, но надо действовать, не теряя времени. Помоги Тебе Господь и вдохнови Тебя Отец твой, спасший Россию» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 53-58об.). Немаловажно из всего этого, что во время наведения порядка в Москве во время студенческих демонстраций и митингов Великий Князь как руководитель и охранитель Москвы и губернии очень трепетно относится к наведению порядка, но только по-христиански, как велят его сердце и его совесть. В письме Государю есть такие замечательные слова: «Вся моя цель в самые тяжелые минуты была избегнуть столкновения и кровопролития, и, слава Богу, мне это удалось, а это был огромный козырь в моих руках перед публикой и народом, а главное - перед моей совестью я чувствовал себя правым» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 61).
В 1903 году произошло важное событие в жизни всей Российской Империи, отразившееся и на судьбе Великого Князя. В этот год был прославлен в лике святых прозорливый и почитаемый народом дивный старец Серафим Саровский. Паломничество в Саров великокняжеской четы, вместе с Семьей Государя, духовно укрепило супругов и явилось мощным духовным ободрением перед надвигающимися трагическими событиями. Еще в апреле 1903 года Великий Князь заказал для мощей угодника Божия Серафима лампаду в византийском стиле: «Получил мою лампаду в византийском стиле для мощей Пр. Серафима. Она просто восхитительна. На ней образы моих родителей святых, 800 жемчужин, принадлежавших Мама» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 39 лист 99). Великий Князь Сергей Александрович вместе с народом разделяет радость прославления: участвует в крестном ходе с мощами старца Серафима, исповедуется у схимника отца Симеона, смиренно ест картошку в келье блаженной Паши Саровской, встречается с Еленой Ивановной Мотовиловой, помнящей самого преподобного. Безусловно, это высокодуховное богомолье в Саровскую пустынь, многодневное пребывание в местах, овеянных славой подвигов отца Серафима, молитвы у его мощей - все это придало сил Великому Князю в его борьбе с разрушителями нашего Отечества, в которую вскоре после возвращения вступил этот витязь правды. Его Высочество записал в дневнике вскоре после возвращения: «Все только и говорили о Сарове - дивные были минуты - подъем духа громадный... Всем привез образки с мощей. Очень устал. Господи, благодарю Тя!» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 39 лист 104). Великий Князь бесконечно благодарен Государю Николаю II: «Как тебя благодарить за дивные саровские воспоминания, мы ими живем, и в сердце и душе они неизгладимы. Твои слова, сказанные мне в вагоне о твоем доверии ко мне - тронули меня более, чем могу сказать; если есть твое доверие, так есть еще смысл жизни! Да, это так» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1431 лист 125-125об.).
27 января 1904 года без объявления войны японские миноносцы атаковали стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура русскую эскадру. На следующий день Россия объявила войну Японии. Началась тяжелая для России война. Но тяжелее, чем война с Японией, оказались внутренние враги России. В Москве он всеми силами помогает своей жене в работе по сбору средств на нужды фронта, участвует в манифестациях рабочих с пением гимна «Боже, Царя храни». Вообще, деятельность Великого Князя направлена на укрепление единения в эти дни Царя и народа. В театрах по его распоряжению начинают показывать оперу М.И.Глинки «Жизнь за Царя». Его Высочество проводит постоянные благотворительные базары в Москве для нужд фронта, провожает части Московского военного гарнизона, отправляющиеся на войну.
30 июля 1904 года в тяжелое время для России у Императрицы Александры Федоровны родился наследник Престола, названный Алексеем. Великий Князь в письме к Государю называет родившегося «светлым лучиком»: «Не могу удержаться, чтоб не написать тебе, дорогой Ники, эти строки с выражением моей радости, моего восторга по случаю рождества юного Алексея. Воображаю Вашу-то радость! Вот поистине благословение Божие! Конечно, так и вы это принимаете, так и мы все. Светлый, ясный луч Благодати Божией в тяжелые времена, переживаемые Россией. Да будет это знаком грядущих лучших дней, полных успокоения и мирных трудов» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 145-146).
Осенью этого года война с Японией принесла новые огромные потери для нашей армии. В сражении под Мукденом армия потеряла убитыми 42000 человек. В эти дни Великий Князь переживает тяжелые минуты. Непрестанно он проводит время в молитве, его дневник отражает боль за армию, тяжесть положения в Москве и в России с нарастанием революционного движения. Постоянно в дневнике присутствуют записи: «частые сердцебиения», «мучаюсь неимоверно - сердцебиения почти постоянные».
14 ноября 1904 года Великий Князь принимает решение просить об отставке с поста генерал-губернатора Москвы. Со всех сторон до Его Высочества доходят слухи, что он «заказан» революционерами и на него объявлена «охота». Но не это, конечно, явилось решением просить об отставке. Великий Князь не боится, а считает себя нравственно «невозможным» служить далее Государю, идущему вразрез его высокопатриотическим взглядам. Но это решение не оказывает влияние на личные отношения Его Высочества с Императором. Сергей Александрович сильно и глубоко переживает за Царя: «15 ноября... После обеда - в кабинете у Ники вдвоем, изложил ему мою просьбу об отставке от генерал-губернаторства - спокойно выслушал - подробно изложил ему нравственную невозможность продолжать службу. Говорил спокойно, логично, твердо; для меня это была пытка душевная, но совесть чиста!» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 41 лист 164).
Революционное движение на глазах Великого Князя разрастается все сильнее. Тяжелые затяжные бои на русско-японском фронте с большими жертвами способствуют нарастанию недовольства. Все чаще в дневнике Сергея Александровича записи: «нравственно измучен», «не могу больше! Сердцебиение беспрерывное изводит...».
19 декабря 1904 года свершилось страшное предательство. Комендант крепости Порт-Артур, генерал-лейтенант Анатолий Михайлович Стессель, сдал крепость японцам. Это явилось полной неожиданностью как для русского гарнизона, который еще имел 28000 человек боевого состава (а вообще 45000 человек), так и для Японии, которая, несмотря на успех, несла огромные потери. Осада только одного Порт-Артура стоила Японии 92000 солдат и офицеров. Под городом погибли лучшие элитные полки. Несомненно, что сдача города произошла в результате подрывной деятельности врагов России. Не секрет сейчас и то, что все революционное движение в самой России велось полностью на деньги Японии, а также выступающих в союзе с ней врагов нашей Державы. Естественно, что ведение войны дальше способствовало бы полному поражению Японии и победе России, которая обладала для этого всеми потенциалами. А значит, оставался у врагов единственный и проверенный способ ведения войны: революция в стране противника и убийства патриотов. 22 декабря Его Высочество записал в дневнике: «...Хожу, как в кошмаре!..» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 41 лист 182).
В 1905 году тяжелая война с Японией уже отошла на второй план. Началась финансовая война против России, в стране забушевали костры революции и, к сожалению, оставалось все меньше людей, готовых грудью встать на защиту интересов державности и государственности.
В начале января Великий Князь был официально уволен с должности генерал-губернатора и назначен Главнокомандующим войсками Московского военного округа. Государь при официальном рескрипте пожаловал ему портрет Императора Александра III для ношения на груди с бриллиантами.
9 января 1905 года произошло столкновение полиции и войск с демонстрантами в Петербурге, четко спланированная акция против самодержавия. Это происшествие вошло в историю как «кровавое воскресение». Враги самодержавия рассчитали крайне верно, что это выступление народа, идущего с петицией к Царю под пули, вызовет огромные волны недовольства по всей стране. Ни для кого не секрет, что первые выстрелы раздались из толпы народа, где шли провокаторы, специально для этой цели. После трагических событий 9 января в Петербурге ситуация в Первопрестольной обострилась до предела. Уже 10 января начинаются забастовки на некоторых московских фабриках. В жизни на долю Великого Князя выпало немало горестных и тяжких испытаний, но он всегда выходил из них с честью. Понимая, что возможно ему придется погибнуть, Его Высочество не покидает своего фронта. 11 января 1905 года он пишет Государю Николаю II: «Дорогой Ники. Мне непременно хотелось тебе написать и сказать тебе, как мысленно мы с вами в эти тяжелые дни! До чего все это грустно и высказать трудно, и именно теперь, когда наши дерутся на Дальнем Востоке!» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 153).
Даже в столь сложной ситуации Великий Князь пытается успокоить Государя, сказать Ему несколько ободрительных слов. Сергей Александрович, командующий Московским гарнизоном, принимает решение ввести в город дополнительные войска, чтобы ни у кого не возникло мысли, что город брошен. Каждый день Его Высочество проводит консультации с должностными лицами, распределяет солдат, подбадривает своих подчиненных. 16 января 1905 года Великий Князь написал свое последнее письмо Императору: «Дорогой Ники, Слава Богу, до сих пор у нас здесь все было спокойно, несмотря на то, что на некоторых фабриках и забастовали рабочие; на других же снова принялись за работу. Я старался, насколько мог, помогать генералу Рудневу (Руднев Иван Николаевич, и.д. московского градоначальника в 1905 году) и, я думаю, предупредительными мерами вовремя посылаю войска то на эту фабрику, то на другую - удалось нам до сих пор удержать равновесие. Фабричные видели, что с ними шутить не будут, а вместе с тем я этим старался предупредить серьезного столкновения. Наряд войск был полный по всей Москве. Всю эту неделю мне пришлось быть начеку и постоянно вызывать то одного, то другого, ибо бедный Руднев совсем не был подготовлен играть роль градоначальника, и он иногда терялся, хотя я должен отдать ему справедливость, вышел из тяжелого положения прекрасно» (ГАРФ фонд 601 опись 1 дело 1341 лист 155-158). Насколько тяжело было Великому Князю с честью выйти из этого положения, но он сумел это сделать! Сумел не только грамотно защитить Москву от революционных банд, но не пролить крови неповинных рабочих, обманутых пропагандой. 3 февраля 1905 года Великий Князь сделал свою последнюю запись в дневнике: «Принимал все утро...» (ГАРФ фонд 648 опись 1 дело 40 лист 21). Он, как всегда, на посту, отдает распоряжения, работает, вечером читает детям и едет в театр. В это время уже два месяца в Москве идет другая работа: отслеживаются выезды Великого Князя, уточняются места его пребывания, изучается система охраны. Работает над этим группа из пяти человек: Борис Савинков, Евно Азеф, Петр Куликовский, Иван Каляев и Дора Бриллиант. Однако весь этот боевой отряд, работавший над планом убийства Великого Князя, конечно, был лишь маленьким винтиком в цепи большого механизма, ставившего себе целью разрушить основы государственности и уничтожить монархию. Изучая происшествие 4 февраля 1905 года в Московском Кремле, когда погиб Его Высочество, отчетливо понимаешь, что какими влиятельными силами было сделано все, чтобы надежно спрятать следы этого убийства. Возможно, мы так и не узнаем, кто именно стоял за непосредственными исполнителями, но ясно одно, что эти люди ставили себе одну цель: уничтожить всех, кто, так или иначе стоял на защите национальных интересов России, кто мог помочь Государю Николаю II своим советом или участием.
Наступило 4 февраля 1905 года. В этот день Русская Православная Церковь празднует память благоверного Великого Князя Владимирского Георгия Всеволодовича. В 1238 году он погиб смертью героя в неравной схватке, защищая Русь от нашествия монголо-татарских полчищ Батыя. Он погиб со своей малочисленной дружиной, и впоследствии его смогли опознать только по одежде, ибо его голова была отчленена от тела. Сергей Александрович был тоже Великим Князем, он тоже защищал Русь от нашествия иноплеменников и своих собственных продажных соотечественников. «4 февраля 1905 года, в пятницу, в половине третьего пополудни, высокий стройный человек в генеральской форме вышел из Николаевского дворца в Кремле. Дежурные офицеры и охрана замерли, отдавая честь командующему Московским военным округом Его Императорскому Высочеству Сергею Александровичу. Экипаж трогается, и за ним сразу же устремляются сопровождающие сани с двумя агентами полиции... Тем временем дежуривший у Воскресенских ворот бомбист Каляев в ожидании выезда Великого Князя наблюдает за обстановкой. Вскоре, заметив суету городовых, предвещавшую скорый проезд Сергея Александровича, бомбист направляется к Никольским воротам. Одновременно с противоположной стороны, обогнув постройки Чудова монастыря и набирая скорость, великокняжеская карета выносится на небольшую площадь между Арсеналом и Сенатом. Два часа сорок семь минут. От Никольской башни экипаж отделяет около тридцати пяти шагов. В этот момент к нему подбегает встречный прохожий, и в окно кареты летит какой-то предмет. Через секунду страшнейший взрыв потрясает Кремль» (Гришин Д.Б. Трагическая судьба Великого Князя. М., 2008 год. с. 255-257).
В своем дневнике Государь Николай II записал в этот день: «Ужасное злодеяние случилось в Москве: у Никольских ворот дядя Сергей, ехавший в карете, был убит брошенною бомбою, а кучер смертельно ранен. Несчастная Элла, благослови и помоги ей, Господи!» (Дневник Императора Николая II. М., 1991 год. С. 249). В официальном отчете есть страшная запись: «Тело Великого Князя оказалось обезображенным, причем голова, шея, верхняя часть груди с левым плечом и рукой были оторваны и совершенно разрушены, левая нога переломлена с раздроблением бедра, от которого отделилась нижняя его часть, голень, стопа» (Гришин Д.Б. Трагическая судьба Великого Князя. М., 2008 год. с. 257).
Тело Великого Князя Сергея Александровича вечером первого дня перенесла Великая Княгиня на катафалке, покрытом серебристой парчой, в Алексеевскую церковь Чудова монастыря в Кремле. Земные останки Великого Князя покрывал образ преподобного Сергия, его небесного покровителя. Великая Княгиня признавалась Императрице Марии Федоровне: «Все, что мы вместе переживаем в молитвах, помогает преодолеть это жестокое страдание. Господь дал благодатную силу выдержать - знаю, что душа моего любимого обретает помощь у мощей святителя Алексия. Какое утешение, что он покоится в этой церкви, куда я могу постоянно ходить и молиться» (ГАРФ фонд 642 опись 1 дело 1585 лист 49). 10 февраля 1905 года, в день отпевания, на грудь почившего положили старинный крест с частицами мощей и Животворящего Древа, венки из живых цветов. В 11 часов утра печально зазвонил колокол на колокольне Ивана Великого, а вскоре началась заупокойная Литургия. Митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), близкий друг Великого Князя, вручил Елисавете Феодоровне и всем присутствующим свечи из желтого воска. При пении «Со святыми упокой» все опустились на колени, а при «Зряще мя безгласна» Великая Княгиня подошла ко гробу и, сделав земной поклон, земно простилась с мужем. Великий Князь нашел свое упокоение в Московском Кремлевском Чудовом монастыре, рядом с мощами святителя Алексия, которого почитал всю свою жизнь. Панихиды об упокоении Великого Князя проходили все эти дни во всех концах Российской Империи. Во многих храмах и монастырях больших и малых городов, сел и деревень нашей необъятной Родины знали Великого Князя как верующего человека, молитвенника о Святой Руси.
О преступлении пишут московские газеты и журналы. Из статьи в статью переходит мысль о родственности Великого Князя с Москвой. В своей статье Владимир Грингмут, выражая идею патриотических кругов, пишет: «Мы не уберегли того человека, который нам, русским, служил примером прямоты и непоколебимости своих истинных убеждений, беззаветной верности идеалам Александра III. Верный своему долгу Русского Великого Князя, он не шел ни на какие компромиссы с врагами России, и вот почему они именно на нем сосредоточили свою адскую злобу, видя в нем надежного соратника Русского Царя» (Впервые опубликовано: Московские ведомости за 1905 год. № 36. Печатается по изданию: Собрание статей В.А.Грингмута. Выпуск 3. 1910 год. с. 132-134).
Газета «Московские ведомости» писала в эти дни: «Невыразимо тяжело расставаться с тобой нам, москвичам, свидетелям счастливых дней твоего детства и зрелого возраста, когда ты вступил на самоотверженное служение Царю и Родине и так сроднился с твоею Москвой. Ты был верен до самой смерти своему долгу и запечатлел своею кровью верность твою святым исконным заветам Земли Русской, оставив нам высокий пример непоколебимой веры в Бога, преданности святой Церкви и Престолу и служения ближним, не жалея никогда себя. Вечная память тебе на Святой Руси, наш дорогой, горячо любимый Великий Князь! Не забывай нас в твоих чистых молитвах перед Престолом Всевышнего, да ниспошлет Господь мир и тишину Земле нашей, о которой ты столько болел душой и печалился, живя между нами» (Великий Князь Сергей Александрович (1857-1905) в истории русского государства и культуры. Материалы церковно-научной конференции. М., 2007 год. с. 24).
2 апреля 1908 года в Московском Кремле на месте гибели Великого Князя был торжественно водружен удивительный монумент: бронзовый крест на трехступенчатом постаменте из темного лабрадора. Высеченная надпись гласила, - что он поставлен в память об убитом на этом месте Великом Князе Сергии Александровиче. Три с лишним года прошло к тому времени с момента того ужасного взрыва. И вот теперь бронзовая лампада горела здесь перед образом распятого Спасителя и озаряла начертанные у его подножия слова: «Отче, отпусти им, ибо не ведают, что творят». Этот монумент был сооружен по проекту великого русского художника Виктора Михайловича Васнецова, труды которого так почитал при жизни Сергей Александрович. К сожалению, эта красота духовная, ровно, как и память патриота Святой Руси Сергея Александровича, слепила очи «истовым богоборцам». Уничтожены ими были и крест, и храм-усыпальница во имя преподобного Сергия Радонежского в Чудовом монастыре, но память Великого Князя жива и может послужить нам всем ориентиром в бушующем мире страстей и помочь выйти из духовного кризиса.

Александр Панин, Русская народная линия
Категория: Дом Романовых | Добавил: rys-arhipelag (29.06.2010)
Просмотров: 838 | Рейтинг: 0.0/0