Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 30.05.2020, 12:09
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4053

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


"У русских ученых хватит энергии и воли к возрождению русской науки и культуры в возрождающейся России". Отец и сын Вернадские в Крыму

Имя Владимира Ивановича Вернадского, ученого-энциклопедиста, академика, в 1919 - 1921 гг. - первого президента Украинской академии наук, в октябре 1920 - январе 1921 г. - ректора Таврического университета, прославлено во всем мире. В отличие от своего отца Георгий Владимирович Вернадский был мало известен в СССР, хотя и принадлежит к когорте ученых с мировым именем.

Г.В. Вернадский родился 20 августа 1887 г. в Петербурге. В 1910 г. с отличием окончил историко-филологический факультет Московского университета. Магистерскую диссертацию "Русское масонство в царствование Екатерины II", выполненную под руководством профессора С.Ф. Платонова[1], защитил в Петербургском университете 22 октября 1917 г., т. е. за три дня до большевистского переворота. Формально он может считаться последним видным представителем дореволюционной русской исторической науки.

После революции Г.В. Вернадский преподавал русскую историю нового времени сначала в Пермском университете, а с осени 1918 г. - в Таврическом[2]. Осенью 1920 г. Г.В. Вернадский избран профессором Таврического университета, служил начальником отдела печати в правительстве генерала П.Н. Врангеля. Он имел все основания полагать, что с приходом красных будет немедленно расстрелян, поэтому 30 октября 1920 г. на пароходе "Рион" покинул Родину. Как оказалось, навсегда... Его предусмотрительность оказалась не напрасной: в ноябре 1920 г. большевики расстреляли министров антибольшевистских крымских краевых правительств А.П. Барта и А.А. Стевена[3].

В эмиграции Г.В. Вернадский стал одним из основателей современной американской школы русской историографии. Он - автор 22 книг (в том числе многотомной "Истории России") и около 300 статей. Его почитают во всем цивилизованном мире. Однако в СССР он прежде всего известен как белоэмигрант и видный представитель классово чуждой буржуазной историографии. Статьи о нем отсутствуют не только в таких официальных изданиях, как "Большая советская энциклопедия", "Советская историческая энциклопедия", "Украинская советская энциклопедия" и других, но и в вышедших в начале 1990-х гг. "Очерках истории Симферопольского государственного университета" и биографическом справочнике о его преподавателях[4]. В последних профессор Г.В. Вернадский не значится даже в списках. Впервые об ученом крымская общественность узнала лишь в 1994 г., когда в журнале "Крымский Архив" появилась перепечатка воспоминаний Г.В. Вернадского о Крыме из американского "Нового журнала"[5].

Дальнейшие разыскания в архивах, музеях и библиотеках позволили дополнить сведения о крымском периоде биографии Г.В. Вернадского.

Документы свидетельствуют, что 15 ноября 1918 г. Г.В. Вернадский избран членом Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК), одновременно с профессорами Таврического университета Н.К. Гудзием и А.П. Кадлубовским, а 25 марта 1919 г. тайным голосованием - заведующим архивом комиссии. Он также являлся членом-учредителем (затем председателем) Общества философских, исторических и социальных знаний при Таврическом университете, товарищем (заместителем) председателя Религиозно-философского общества, образованного в Симферополе в марте 1919 г., научным сотрудником Таврического центрального архива, учрежденного 22 мая 1919 г. В то время архив возглавлял коллега и близкий друг Георгия Владимировича крупнейший отечественный историк Борис Дмитриевич Греков[6].

Непосредственный вклад Г.В. Вернадского в развитие архивного дела Крыма состоял в следующем. На личные средства были куплены и тем самым спасены для науки документы симферопольского полицейского архива, продававшиеся на базаре в Симферополе в качестве оберточной бумаги по 2 рубля за фунт. Разобраны, систематизированы и описаны источники чрезвычайно ценного и большого архива В.С. Попова - правителя дел канцелярии князя Г.А. Потемкина, вывезенные из имения Тавель[7]. Предполагалось участие ученого летом 1920 г. в разборке архивов удельных имений на Южном берегу Крыма. Однако военные действия помешали выполнению этого поручения ТУАК.

Портрет академика В.И. Вернадского. 1943 г. Автор Г.М. Вайль. РГАКФД. № 4-31452
Портрет академика В.И. Вернадского. 1943 г. Автор Г.М. Вайль.
РГАКФД. № 4-31452

В 1920 г., в разгар Гражданской войны, интеллигенция Крыма, оставаясь верной культурным традициям, решила отпраздновать 100-летнюю годовщину пребывания А.С. Пушкина в Тавриде. Инициатором празднования юбилея был замечательный крымский ученый-краевед, многолетний бессменный председатель ТУАК и, по емкому определению Г.В. Вернадского, "ее душа"[8] Арсений Иванович Маркевич. На заседании ТУАК 19 мая 1920 г. он предложил отметить предстоящий в сентябре юбилей устройством особого публичного заседания комиссии с соответствующими докладами и речами и изданием сборника статей. На заседании присутствовали молодые профессора историко-филологического факультета Таврического университета Б.Д. Греков, Г.В. Вернадский, Н.К. Гудзий. Согласно протоколу заседания, собрание "вполне согласилось с мыслью А.И. Маркевича и постановило употребить старания к составлению и изданию Пушкинского сборника"[9]. Однако в силу известных обстоятельств сборник издать не удалось[10].

Заседание ТУАК, посвященное памяти А.С. Пушкина, состоялось 18 октября 1920 г. Проходило оно в зале окружного суда (ныне - Голубой зал Крымского республиканского краеведческого музея). На нем присутствовали председатель ТУАК А.И. Маркевич и ее члены философ, экономист, богослов, публицист и общественный деятель священник С.Н. Булгаков[11], профессора Таврического университета: историк Г.В. Вернадский, литературоведы Н.К. Гудзий и Е.В. Петухов, историк литературы А.П. Кадлубовский, философ П.П. Кудрявцев; будущий классик советской литературы К.А. Тренев, филолог Л.В. Жирицкий, востоковед В.И. Филоненко, археолог и историк Н.Л. Эрнст и другие, а также многочисленная публика. Были заслушаны доклады А.И. Маркевича "А.С. Пушкин и Таврида", Г.В. Вернадского "А.С. Пушкин как историк", Л.В. Жирицкого "А.С. Пушкин и Овидий", Н.К. Гудзия "А.С. Пушкин как литературный критик"[12]. К сожалению, изложение докладов в протоколе отсутствует. Вероятно, предполагалась их публикация в намеченном к изданию сборнике (через несколько дней после заседания Крым стал красным в прямом (от крови) и переносном значении этого слова).

Удалось установить, что доклады А.И. Маркевича и Л.В. Жирицкого спустя несколько лет все же были опубликованы[13]. Следы работы Н.К. Гудзия можно отыскать в его многочисленных опубликованных пушкиноведческих трудах[14]. Но вот о судьбе сочинения Г.В. Вернадского до недавнего времени ничего не было известно.

На заседаниях комиссии Вернадский часто выступал с научными сообщениями. Тематика их была различна. Перечень тем позволяет судить о широте интересов ученого: "К истории колонизации Азовского побережья" (25 марта 1919 г.), "А.С. Лаппо-Данилевский как историк России XVIII века" (11 мая 1919 г.), "Письма М.А. Гарновского кн. Г.А. Потемкину-Таврическому" (18 июня 1919 г.), "Стихи кн. Г.А. Потемкина на основание Екатеринослава" (18 июня 1919 г.), "Записки о необходимости присоединения Крыма к России" (3 июля 1919 г.), "Об историко-философских воззрениях С.Ф. Платонова" (1 ноября 1919 г.), "А.С. Пушкин как историк" (18 октября 1920 г.)[15]. В ТУАК 18 июня 1919 г. Г.В. Вернадский, кроме доклада о Пушкине, должен был прочесть доклад о Тавельском архиве Поповых и его значении для истории, но так как последний уже прозвучал несколькими днями раньше в Комиссариате народного просвещения на открытии Центрального архива, то решено было вторично его не заслушивать. Почти все доклады тогда же были напечатаны в "Известиях" ТУАК, неопубликованными остались лишь сообщения о С.Ф. Платонове и А.С. Пушкине.

Казалось, что подробно об их содержании мы вряд ли когда-нибудь узнаем. В крымских архивах рукописей докладов обнаружить не удалось. Печатные труды профессора американского университета Г.В. Вернадского в СССР не издавались. Только в постсоветский период в Москве вышла книга Г.В. Вернадского "Русская историография" (1998 г.). Она представляет собой первое в России переиздание опубликованных в 1970-х гг. в США очерков истории русской исторической науки, в том числе о С.Ф. Платонове и А.С. Пушкине. Думается, основное содержание статей было изложено автором на заседаниях ТУАК в Симферополе еще в 1919 - 1920 гг. В том же 1998 г. в московском журнале "Преподавание истории в школе" помещена статья "Пушкин как историк"[16]. Из редакционного примечания явствует, что это перепечатка из сборника, изданного в Праге в 1924 г. По нашему мнению, статья - не что иное как доклад, прочитанный Г.В. Вернадским на заседании ТУАК 18 октября 1920 г. Его последний научный доклад на Родине…

Недавно удалось сделать совершенно неожиданное открытие. В научной библиотеке ГАРФ в рассекреченных крымских антибольшевистских газетах[17] обнаружены опубликованные в апреле - декабре 1919 г. восемь статей Г.В. Вернадского. Тематика их разнообразна ("Памяти академика А.С. Лаппо-Данилевского"[18], "Памяти С.Ф. Платонова"[19], "Исторические письма. III. Столетие военных поселений"[20], "Дар Екатерины (К восстановлению памятника императрице Екатерине)"[21], "Исторические письма. IV. Советский социализм и крепостное право"[22], "Национальное творчество русского народа"[23], "Английская революция в XVII веке"[24], "Против солнца"[25]), но в одном они сходятся - это осмысление пути русского народа. Примечательно, что статьи сына внимательно читал отец, академик В.И. Вернадский. 10 (23) января 1920 г. он записал в дневнике: "Прочел статьи Георгия в симфер[опольских] газетах. Ясно, что он как историк считает вероятным, что окончательное успокоение и воссоздание мощной России - неизбежное и неотвратимое - может произойти через годы и десятилетия. То же чувство и у П.И. [Новгородцева]. Может быть, это правильный путь мышления"[26].

Увы, после Гражданской войны все статьи были неизвестны не только в СССР, но и за границей. В изданном в 1975 г. в Нью-Йорке списке печатных трудов ученого (его за месяц до кончины просмотрел сам Георгий Владимирович и признал исчерпывающим) вышеперечисленные статьи не значатся[27]. А ведь они являются уникальными памятниками русской исторической мысли периода великой русской смуты и представляют большой научный и широкий общественный интерес[28].

В газете "Таврический голос" выявлены информационные заметки о выступлении Г.В. Вернадского с научными докладами не только в ТУАК, но и на заседаниях других общественных организаций Симферополя. Так, 27 октября 1919 г. в Национально-славянском кружке при Таврическом университете прочитан доклад "От Москвы к Тихому океану (Из истории русской колонизации XVI - XX вв.)"[29], 5 ноября 1919 г. в Обществе философских, исторических и социальных знаний - "Два лика декабристов". В заметке о последнем сообщалось, что "докладчик, анализируя историю и причины возникновения движения декабристов, указал на его двойственность: с одной стороны, оно было вызвано недовольством "офицеров победоносной армии" политикой Александра I, с другой - глубокими религиозными побуждениями декабристов, толкнувшими их на организацию тайных обществ"[30]. В прениях приняли участие профессора Н.П. Четвериков, В.А. Розов и С.Н. Булгаков, "произнесший блестящую, насыщенную глубиной проникновения речь"[31].

В крымских газетах удалось также обнаружить и две неизвестные публикации академика В.И. Вернадского[32] - это статья "Памяти проф. Г.Ф. Морозова"[33] и интервью "Русская наука и русские ученые в Крыму (Беседа с ректором Таврического университета В.И. Вернадским)"[34]. В.И. Вернадский был избран ректором 10 октября 1920 г. Таким образом, перед нами - первое и, вероятно, последнее его интервью в этой должности. Полмесяца спустя, 13 ноября 1920 г., в Симферополь вступили части Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе, а уже в январе 1921 г. В.И. Вернадского на посту ректора университета сменил профессор А.А. Байков, которого лично еще с дореволюционной поры знал командующий. Однако иногда история проделывает удивительные метаморфозы. В августе 1999 г. Указом Президента Украины Л.Д. Кучмы Симферопольский государственный университет имени М.В. Фрунзе был преобразован в Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского. Так почти через 70 лет была восстановлена историческая справедливость.

Будет глубоко символично увековечить и память его сына, назвав именем Г.В. Вернадского одну из аудиторий исторического факультета университета, где он преподавал в 1918 - 1920 гг. Крымская земля, где в 1920 г. отец и сын Вернадские расстались навеки, может сегодня воссоединить их имена.

Читателю предлагаются выявленные в крымских газетах малоизвестные печатные работы отца и сына Вернадских: два некролога Г.В. Вернадского на известных русских историков А.С. Лаппо-Данилевского[35] и С.Ф. Платонова и интервью академика В.И. Вернадского. В них освещается положение науки, культуры и просвещения в России и Крыму, в том числе в Таврическом университете, отражается самосознание русской интеллигенции в годы Гражданской войны. Они интересны как для историков, так и для широкого круга читателей.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии C.Б. ФИЛИМОНОВА.


[1] Платонов С.Ф. (1860 - 1933) - историк, академик АН СССР, председатель Археографической комиссии в 1918 - 1929 гг. Подвергся репрессиям в начале 1930-х гг. Умер в ссылке в Самаре.

[2] См. биографическую справку профессора Таврического университета Г.В. Вернадского, заверенную ректором университета Р.И. Гельвигом в 1920 г., выявленную в ГАРФ // Крымский Архив. 2000. № 6. С. 69 - 70.

[3] Подробно об этом см.: Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственных дел. Документальные очерки о жертвах политических репрессий в Крыму в 1920 - 1940-е гг. Симферополь, 2000. С. 5 - 9, 81 - 90.

[4] Очерки истории Симферопольского государственного университета (1918 - 1993). Симферополь, 1993; Биографический справочник о преподавателях Таврического университета - Крымского государственного педагогического института - Симферопольского государственного университета. 1918 - 1993. Симферополь, 1994. Отмеченный пробел был ликвидирован лишь в последнее время: издан справочник "Профессора Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, 1918 - 2000" (Киев, 2000).

[5] "В Крыму был расцвет умственной и религиозной жизни...": Г.В. Вернадский и его воспоминания о Крыме / Предисловие, подготовка текста В.В. Лаврова, комментарии А.В. Мальгина // Крымский Архив. 1994. № 1. С. 28 - 46.

[6] См.: Филимонов С.Б. Б.Д. Греков - профессор Таврического университета // Москва - Крым: Историко-публицистический альманах. М., 2001. Вып. 3. С. 161 - 168.

[7] Подробнее об этом см.: Филимонов С.Б. Б.Д. Греков - заведующий Крымцентрархивом // Советские архивы. 1978. № 3. С. 28 - 31.

[8] Вернадский Г. Русская историография. М., 1998. С. 133.

[9] Крымский республиканский краеведческий музей (КРКМ). Архив ТУАК. КП-23075. Л. 18.

[10] Там же. КП-23076. Л. 6. См. также: Филимонов С.Б. Крым, 1917 - 1920-е годы: Таврическая ученая архивная комиссия и памятники культуры // Крымский музей. № 1. 1994 год. Симферополь, 1995. С. 100.

[11] Это было первое и последнее участие С.Н. Булгакова в заседаниях ТУАК, членом которой он был избран 15 ноября 1919 г. Подробно о следственном деле С.Н. Булгакова см.: Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственных дел. С. 15 - 27.

[12] КРКМ. Архив ТУАК. КП-23075. Л. 21.

[13] См. соответственно: Студії з Криму: Всеукраїнська АН: Зб. іст.-філол. відділу / Ред. А.Е. Кримський. Київ, 1930. С. 111 - 115; Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Симферополь, 1927. Т. 1 (58). С. 90 - 99.

[14] Библиография трудов Н.К. Гудзия // Воспоминания о Николае Каллиниковиче Гудзии. М., 1968. С. 150 - 180. Из списка печатных трудов ученого следует, что в 1920 г. им опубликована единственная работа - статья "А.С. Пушкин", которая предваряла изданный в Симферополе в 1920 г. сборник "А.С. Пушкин. Избранные стихотворения". Однако попытки обнаружить этот сборник в крупнейших библиотеках Крыма не дали результатов. Между тем издание представляет громадный научный интерес для изучения истории пушкинистики, истории отечественной культуры и Крыма. Его появление позволило бы ответить на следующие вопросы: кто, какая организация сочла необходимым издать стихотворения Пушкина в Крыму в разгар Гражданской войны? Какие произведения вошли в сборник? Что написал о Пушкине в 1920 г. Н.К. Гудзий, один из крупнейших отечественных литературоведов? Быть может, кто-то из читателей окажется удачливее автора этих строк и раритет будет обнаружен.

[15] Филимонов С.Б. Хранители исторической памяти Крыма: [О наследии Таврической ученой архивной комиссии и Таврического общества истории, археологии и этнографии, 1887 - 1931 гг]. Симферополь, 1996. С. 46 - 47.

[16] Преподавание истории в школе. 1998. № 8. С. 3 - 10.

[17] Об этих газетах см.: Филимонов С.Б. Крымские антибольшевистские газеты времен Гражданской войны как источник по истории науки, культуры и просвещения: Постановка вопроса // Крымский Архив. 2001. № 7. С. 318 - 322; Он же. С.Н. Булгаков о духовных корнях большевизма // Отечественные архивы. 2002. № 4. С. 84 - 88; Он же. К истории религиозно-философских обществ в Крыму в годы Гражданской войны: Новые материалы о С.Н. Булгакове // Крымский Архив. 2002. № 8. С. 52 - 64; Он же. К вопросу о составе и содержании периодических изданий Крыма 1917 - 1920 годов // Там же. С. 257 - 259.

[18] Таврический голос (Симферополь). 1919. 4 апреля. № 73 (146).

[19] Там же. 1919. 26 октября. № 78 (228). Cтатья была вызвана поступившей в Крым из Петрограда информацией о кончине академика С.Ф. Платонова, оказавшейся ложной.

[20] Там же. 21 ноября. № 99 (249).

[21] Там же. 26 ноября. № 102 (252).

[22] Там же. 3 декабря. № 108 (258).

[23] Там же. 8 декабря. № 112 (262).

[24] Там же. 10 декабря. № 113 (263).

[25] Там же. 31 декабря. № 125 (275).

[26] Вернадский В.И. Дневник, 1917 - 1921: январь 1920 - март 1921. Киев, 1997. С. 24. Благодарю В.В. Лаврова, указавшего мне на эту дневниковую запись В.И. Вернадского.

[27] Список трудов Г.В. Вернадского by Nikolay Andreyev // Записки Русской академической группы в США. New York, 1975. Т. IX. С. 168 - 181.

[28] Статьи готовятся к переизданию.

[29] Таврический голос. 1919. 27 октября. № 79 (229).

[30] На докладе проф. Г.В. Вернадского // Там же. 7 ноября. № 87 (237). См. также: Филимонов С.Б. К истории религиозно-философских обществ в Крыму. С. 54.

[31] Таврический голос. 1919. 7 ноября. № 87 (237).

[32] Владимир Иванович Вернадский (Материалы к биобиблиографии ученых). 2-е изд., доп. М., 1992.

[33] Таврический голос. 1920. 29 апреля. № 214 (364).

[34] Юг России (Севастополь). 1920. 14 октября. № 157 (352).

[35] Лаппо-Данилевский А.С. (1863 - 1919) - крупнейший русский историк, источниковед, археограф и архивный деятель, председатель образованного в марте 1917 г. Союза российских архивных деятелей. С 1873 г. семья Лаппо-Данилевских проживала в Симферополе, где отец служил таврическим вице-губернатором, мать - начальницей женской гимназии, а Александр обучался в 1-й мужской гимназии, которую окончил в 1882 г. с золотой медалью. С 1889 г. член ТУАК. Последний раз приезжал в Симферополь в 1917 г. в связи с кончиной матери. Тогда же встречался с председателем ТУАК А.И. Маркевичем и имел с ним беседу о путях реорганизации архивного дела в России. Памяти А.С. Лаппо-Данилевского было посвящено заседание ТУАК 11 мая 1919 г., на котором с докладами об ученом выступили Г.В. Вернадский, Б.Д. Греков, А.И. Маркевич.

вверх

№ 1
Некролог Г.В. Вернадского
"Академик А.С. Лаппо-Данилевский"


4 (16) апреля 1919 г.

Кружным путем, из письма одесского профессора А.В. Флоровского, я узнал о том, что в Петрограде скончался академик А.С. Лаппо-Данилевский.

А.С. Лаппо-Данилевский - один из наиболее замечательных русских ученых. Главною областью его работы была, конечно, его специальность - русская история. Он не ограничивался, однако, этою только областью: философия, история философии, государственное право - везде А.С. мог считать себя хозяином. Велика была его начитанность в математике, политической экономии и языкознании. "Историк должен знать все" - говорил часто А.С.

Наиболее известным трудом А.С. по русской истории была его магистерская диссертация - "Организация прямого обложения в Московском государстве ХVII в." (СПб., 1890). Это исследование сразу создало автору крупное ученое имя и через некоторое время сделало членом Академии наук. В дальнейшем А.С. почти не печатал объемистых книг; но каждое из его разысканий в области ли хозяйственной или правовой истории России ХVII - XVIII вв., или в области русской юридической и политической мысли ХVIII в. - представляет сжатый результат долгого и упорного научного труда.

В последние годы А.С. читал в Петербургском университете курс методологии истории. Ученая деятельность А.С. не ограничивалась печатными трудами и лекциями. А.С. вел большую организаторскую работу. Он являлся своего рода президентом в области русской истории. Он стоял во главе целого ряда ученых предприятий - коллективных, вроде издания "Памятников русского законодательства" при Академии наук, или личных, например, подготовки материалов по русской исторической географии, по определению состава русского общества XVIII в. и пр. На его "пятницы" собирались не только оставленные при университете и начинающие, но также и сложившиеся ученые, ища указаний А.С. для своих дальнейших работ.

Не одна ученая диссертация обязана своим возникновением такой беседе с А.С. Вместе с тем А.С. руководил деятельностью кружков, начинающих ученых, выросших из его учебных семинариев при Петербургском университете. Один из таких кружков занимался преимущественно философскими вопросами. Другой посвящен был "дипломатике частных актов московского периода". Выступая на международных конгрессах историков (А.С. превосходно знал не только главные новые языки, но также, наприм[ер], и шведский), он являлся как бы официальным представителем науки русской истории пред лицом западного и американского ученого мира.

По предложению американских ученых А.С. уже во время войны стал во главе особой комиссии русских историков для составления четырехтомного обзора русской истории, который должен был быть издан в Америке; предприятие это, конечно, не могло быть осуществлено.

Ужасное время мы переживаем. Бессмысленно и преждевременно гибнут лучшие русские люди - и до нас доходят об этом лишь случайные и запоздалые известия. Те, кто видел А.С. прошлым летом, говорили, что он "совершенно истощен и измучен" нравственно и физически всем переживаемым. Но он считал необходимым до последней возможности держаться на своем ученом посту - в Петербургской академии. Минувшей осенью друзья А.С. хлопотали о том, чтобы он хоть временно уехал подкрепиться на юг России. Судьба решила иначе.

Проф. Г.Вернадский


"Таврический голос" (Симферополь). 1919. 4 (16) апреля. № 73 (146).

вверх

№ 2
Статья Г.В. Вернадского "Памяти С.Ф. Платонова"


26 октября (8 ноября) 1919 г.


Телеграф принес тяжелое известие о смерти замечательного русского историка профессора Петроградского университета Сергея Федоровича Платонова. Имя его хорошо известно всей культурной России. Русская историческая наука понесла за последнее время невознаградимые утраты.

Один за другим сошли в могилу наиболее видные ея деятели: сперва А.С. Лаппо-Данилевский, затем М.А. Дьяконов[1], наконец - С.Ф. Платонов.

С.Ф. Платонов, подобно обоим вышеназванным его современникам, был выдающимся ученым-аналитиком. Его исследования над рукописными памятниками нашего прошлого всегда точны, проникновенны, остроумны. Блестящим образцом этой стороны научного таланта С.Ф. является его магистерская диссертация "Древнерусские сказания и повести о Смутном времени" (1898). Тонкости и глубине научного анализа у С.Ф. не уступали сила и широта научного синтеза. Стремлением к этому синтезу проникнута знаменитая докторская диссертация С.Ф. - "Очерки по истории смуты в Московском государстве ХVI - XVII вв." (1899; 3-е издание вышло в 1910 г.).

Данные исторической статики С.Ф. искусно сочетал в этой книге с исключительною чуткостью к явлениям исторической динамики. Изучение условий социально-экономического быта(1) помогло глубокому проникновению в смысл и последовательность политических событий.

Те же качества сказались в известном учебном руководстве С.Ф. для студентов - его "Лекциях по русской истории". Вышедшие первый раз в свет в 1899 г. "на правах рукописи", эти лекции, все время расширяемые и перерабатываемые их автором, достигли в настоящее время, кажется, уже десятого издания. Не одно поколение русского образованного общества воспиталось на этой книге.

Дар устного изложения у С.Ф. был, вероятно, еще сильнее, чем писательский талант. Блестящий лектор, всегда собиравший полную аудиторию в Петербургском университете, блестящий диалектик в ученых спорах (например, на ученых диспутах), С.Ф. был и в частной беседе тонким, остроумным рассказчиком.

Вся научная деятельность С.Ф. была согрета изнутри глубоко искренней и органической любовью к предмету его исследований - России и русскому государству. Эта любовь составляла основной пафос его трудов, делая его (по внутреннему стилю его научного облика) прямым преемником Карамзина[2].

За последние два года С.Ф. выполнил громадный подвиг перед русской культурой и русской исторической наукой. После большевистского переворота он посвятил себя защите архивного дела в России, не испугавшись, ради спасения исторических ценностей, совместной работы с представителями петроградского "комиссариата народного просвещения". Деятельность С.Ф. в этом отношении была глубоко плодотворною. Ему действительно удалось сохранить и спасти для русской науки и культуры петербургские и московские архивы. Но эта напряженная, нервная работа и сломила здоровье С.Ф. Еще в прошедшем июне месяце до меня дошли сведения о его болезни. И вот теперь - краткое, сухое сообщение о его кончине.

От нас ушел не только выдающийся ученый, ушел крупный, талантливый, воистину р у с с к и й человек, может быть с недостатками, но зато и с большими, яркими, многообразными духовными дарами. Ушел в такой момент, когда, быть может, особенно был бы ценен для нашей жизни.

Ученый, историк смуты XVII века не пережил смуты века ХХ-го.

Проф. Г.Вернадский


"Таврический голос" (Симферополь). 1919. 26 октября (8 ноября). № 78 (228).

вверх

№ 3
Интервью корреспондента газеты "Юг России" с академиком В.И. Вернадским


14 (27) октября 1920 г.


Русская наука и русские ученые в Крыму
(беседа с ректором университета В.И. Вернадским)(2)


Наш сотрудник обратился к приехавшему в Севастополь академику Вернадскому с вопросом о положении Таврического университета и русских ученых, находящихся в Крыму.

Роль и задачи университета

- В моем заявлении, - сказал академик Вернадский, - сделанном профессорам университета перед моим избранием, я высказал свою мысль о положении Таврического университета и той роли, которую он должен сыграть.

Университет должен активно идти на помощь и поддерживать правительственные усилия[3] в деле возрождения России. В настоящее время это единственный свободный русский университет, в котором полностью сохранена автономия, и именно ему надлежит заботиться о возрождении научной работы и воссоздании высшей школы на всей территории России по мере ея освобождения.

Другая задача - это немедленное содействие правительству в правильном использовании производительных сил природы.

Для выполнения намеченного мною плана совет университета избрал специальную комиссию, задачи которой заключаются в собирании сведений о положении высшей школы в России, составлении мартиролога русских ученых и выработке плана воссоздания высшей школы и науки в России.

Положение ученых

- Положение профессоров и преподавателей сейчас очень тяжело; многие живут в ужасных материальных условиях и потому, конечно, не в состоянии правильно работать. Наша задача, прежде всего, создать такие условия, при которых был бы обеспечен хотя бы минимум, необходимый для существования. В этом отношении правительство широко идет нам навстречу.

Но, как уже всем теперь ясно, одно только увеличение количества выдаваемых денежных знаков не улучшает дела. Университет встал на путь самодеятельности и организует сам ряд продуктивных центров - сельскохозяйственные фермы, разведение птиц, свиней, кроликов, устройство молочной фермы, собственное рыболовство, прачечную и т. п. Все это возможно, конечно, при правительственной поддержке, и начинания ун[иверсите]та в этой области встречают самое сочувственное отношение правительства.

Связь с научным миром

- До сего времени мы были совершенно оторваны от научных центров Европы и Америки. Чтобы исправить это, университет организует получение иностранной научной литературы, для чего обращается с воззванием ко всем без различия странам Запада. В этом же деле университету широко идет на помощь правительство и обещает свое содействие американский Красный Крест, дающий обстановку для всех клиник и других учреждений медицинского факультета. Долгое время среди русской интеллигенции замечалась какая-то апатия - это явление чисто психологическое, и в настоящий момент заметно стремление к активной работе. В этом отношении мы придаем большое значение предстоящему с 22 по 30 октября VII съезду Таврической научной ассоциации, и университет перенес даже свой годичный акт[4] со 2 октября на 22-е, приурочив его к этому съезду. Все вопросы, касающиеся положения русской науки и ученых, конечно, будут обсуждаться на этом съезде, который вследствие этого получает значение всероссийское, а не только местное.

- Я думаю, - закончил свою беседу ак[адемик] Вернадский, - что несмотря на стихийные процессы, участниками которых мы являемся, очень многое зависит от нашей воли. Надо думать, что у русских ученых хватит энергии и воли к возрождению русской науки и русской культуры в возрождающейся России, тем более что правительство чрезвычайно охотно и широко идет навстречу всем начинаниям университета.


"Юг России" (Севастополь). 1920. 14 (27) октября. № 157 (352).


[1] Дьяков Михаил Александрович (1855 - 1919) - историк, академик, автор трудов по истории крестьян, государства и церкви в России.

[2] Карамзин Николай Михайлович (1766 - 1826) - русский писатель, публицист и историк, автор 12-томной "Истории государства Российского".

[3] Имеется в виду правительство генерала П.Н. Врангеля.

[4] Торжества по случаю очередной годовщины основания университета.


(1) Здесь и далее курсивом набран текст, выделенный автором.

(2) Заголовок интервью в газете.

http://www.rusarchives.ru/publication/vernadskie.shtml

Категория: Учёные | Добавил: rys-arhipelag (16.03.2013)
Просмотров: 650 | Рейтинг: 0.0/0