Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 18.01.2022, 23:05
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4073

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


«Россия уже тем полезна славянам, что она существует…». Владимир Иванович Ламанский. Часть 2.


Ламанским много сделано для развития народного просвещения. В 1857 г. при содействии Н. Г. Чернышевского, с которым ученый тогда еще поддерживал довольно хорошие отношения, в журнале «Современник» появляется знаменитая статья В. И. Ламанского «О распространении знаний в России». Сразу же она становится заметным явлением в культурной жизни России тех далеких лет. Тогда и позднее ссылаться на эту статью и цитировать ее будут в нашей печати неоднократно... Проанализировав многие недостатки общественной жизни России, Владимир Иванович увидел корень этих «грустных явлений» в поверхностном усвоении нашим обществом западной образованности. И перед западниками, и перед славянофилами он выдвинул идею создания в Москве, по образцу славянских Матиц, Общества распространения знаний, с отделами: 1) физико-математических наук и 2) наук нравственных, причем второй отдел разделялся бы на разряды: 1) философский и 2) исторический, а этот последний - на классы: 1) о мире классическом, 2) о мире западном, 3) о мире восточноевропейском и 4) о мире восточноазиатском. В деле массового народного просвещения наиболее правильным он считал развитие двух разновидностей русской книжной литературы: общих научно-популярных обзоров-руководств (оригинальных и переводных) и переводов замечательных научных трудов Запада. Дополнительно к этому он предлагал начать широкое издание трудов выдающихся русских историков, текстов славяно-русских рукописей, книг иностранных путешественников и др. В 1859 г. в статье «Типографская библиотека в Москве» Ламанский предложил организовать при библиотеке Московской синодальной типографии специальное общество, которое издавало бы для народа дешевые книги не только религиозно-нравственного, но и общеобразовательного характера (летописи, хрестоматии произведений писателей, учебники по русской истории, сельскому хозяйству, естествознанию). В 1867 г. в «Послесловии» к статье чешского ученого Иосифа Ербена «Заметка о славянских топографических названиях» В. И. Ламанский писал: «В настоящее время России, русской литературе открывается великое и блистательное поприще, сумей только она в пору понять свое призвание. Изданием, например, в свет подробного, обширного и роскошного творения, вроде полной Славянской энциклопедии, посвященной всему славянскому миру, совершенной с участием всех ученых славянских, или другими общеславянскими учеными предприятиями, Россия и может и должна достойно занять принадлежащее ей по истории место в среде славянских народов. Такими только памятниками науки, посвященными славянскому делу и одушевленными идеей славянской, может и должен русский язык распространиться во всех отдаленных углах славянского мира». В «Послесловии» ученый настаивал на устройстве в России по возможности полных славянских библиотек и о создании в Императорской Публичной библиотеке, библиотеке Академии наук, библиотеках Петербургского университета и Генерального штаба специальных отделов славянских литератур. Как необходимое условие этому - предлагалось приступить к тщательной инвентаризации всей литературы о славянстве в крупных отечественных библиотеках. Только после подобного труда «можно и должно будет приступить к изданию в свет подробной и полной Славянской библиотеки, «Bibliotheca Slavica», которая бы обнимала весь мир Славянский вне России».

1861 г. В июльском номере журнала «Современник» без подписи появляется статья «Национальная бестактность», посвященная взаимоотношениям галицких русинов с украинцами и поляками. Ее автором был Н. Г. Чернышевский. В статье в самом развязном тоне галицким русинам было отказано в национальной самобытности, в праве иметь собственный язык и родную литературу. «Зачем вы придумываете себе особенное ломаное наречие, отделяетесь от общей малорусской литературы? Одна галицийская часть малороссов так мала, что не в состоянии иметь своей отдельной порядочной литературы, как не может иметь своей отдельной порядочной литературы Костромская губерния». Публикация эта до глубины души возмутила хорошо разбиравшегося в проблемах галицких русин В. И. Ламанского. Спустя несколько месяцев на страницах аксаковского «Дня» появляется его резкая отповедь. Это означало полный разрыв с Н. Г. Чернышевским и его окружением.

Для В. И. Ламанского идеалом русского ученого-просветителя всегда был Михаил Васильевич Ломоносов. Он много сделал для изучения и популяризации жизни и наследия нашего гениального земляка. Был редактором академического издания его сочинений, выступал за организацию всенародного Ломоносовского капитала в целях публикации русской оригинальной научной литературы, а в 1865 г. активно участвовал в подготовке и проведении торжеств по случаю юбилея М. В. Ломоносова. Ломоносову посвятит он целый ряд своих работ: «Михаил Васильевич Ломоносов. Биографический очерк», «Столетняя память М. В. Ломоносову», «Ломоносов и Петербургская Академия наук», «Письма Шумахера и Эйлера о Ломоносове» и др. В. И. Ламанский особо подчеркивал роль Ломоносова в борьбе с иностранным засильем в отечественной науке и утверждении русского литературного языка. В 1864 г. в статье «Столетняя память М. В. Ломоносову» он пишет: «Как помянули его следующие русские поколения, наши деды и отцы? Посмертные его бумаги, целые статьи и записки, небрежно растеряны. Русская литература поныне не имеет сколько-нибудь сносной его биографии и полной критической оценки всех его трудов, ни одного полного порядочного собрания его сочинений. И некоторые из сохранившихся почти вовсе неизвестны огромному большинству русских образованных людей, даже писателей. Сооружен ему памятник плохой и без всякой основательной причины - в Архангельске, где он иногда бывал, еще молодым парнем, по торговым и промышленным делам своего отца. Смело можно сказать, что не только ни одна большая, но и ни одна маленькая европейская словесность не представляет другого примера подобного равнодушия и невнимания, столь грешного пренебрежения к памяти своего родоначальника и образователя». В 1890 г. в статье «От редактора», посвященной памяти И. П. Минаева, Владимир Иванович, вновь обратившись к проблемам отечественного просвещения, будет горько сетовать о все еще слабом развитии истинного образования в русском обществе, где господствует «журнализм», о почти полном отсутствии литературы для народа, об отчужденности Академии наук от действительных просветительных нужд России.

После защиты в 1871 г. докторской диссертации «Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе» В. И. Ламанский становится экстраординарным, а с мая 1873 г. ординарным профессором кафедры славянской филологии Петербургского университета. Он читал большие курсы лекций по истории славянских народов и славянской филологии, этнографии и современному положению славянства. В 1872-1879 гг. Ламанский также возглавлял кафедры русского и церковнославянского языка и истории русской литературы в Петербургской Духовной академии, где преподавал и палеографию. В 1890-1900 гг. он читал курс лекций о современном положении славянских народов и в Военной академии Генштаба. Постепенно в университете вокруг В. И. Ламанского стал образовываться и расти кружок студентов, увлекшихся славянской темой. Безусловно, определенную роль во влечении молодежи к изучению славянского мира сыграли внешние события 1876-1878 гг. и общественный подъем в России, связанный с русско-турецкой войной. Но очень важно другое. Это личность самого профессора! Вот что пишет К. Я. Грот: «На университетской кафедре Владимир Иванович не был только авторитетным знатоком своего предмета и добросовестным лектором, читавшим своим слушателям все новые и основанные на новейших научных данных и выводах курсы: он был в лучшем и полном смысле профессор-учитель, всей душой отдававшийся делу руководства и всяческой поддержки своих молодых учеников и благотворно влиявший на них своим дружеским общением и обаянием всей своей личности... Владимир Иванович был не только в высшей степени доступен и прост в обращении с ними; он широко открывал перед ними не только двери своего дома, своего ученого арсенала и своих книжных богатств, но и все свое духовное существо, весь свой научный и умственный капитал, которым готов был щедро делиться с каждым своим учеником, охотно делился с ними и всеми своими заветными мыслями, думами, планами и мечтами». Для приема своих учеников и бесед с ними Владимир Иванович стал устраивать у себя дома вечерние собрания по субботам. На эти вечера стали приходить и авторитетные ученые, общественные деятели и писатели: Л. Н. Майков, И. П. Минаев, барон В. Р. Розен, Н. Н. Страхов, Ф. М. Достоевский и др. Из этого кружка увлеченной студенческой молодежи и родится знаменитая «школа Ламанского» - одна из самых значительных в русском славяноведении XIX - начала XX в. школа славистов. Из них многие потом заняли славянские кафедры в русских университетах: Ф. И. Успенский - в Одессе, Т. Д. Флоринский - в Киве, Р. Ф. Брандт и М. И. Соколов - в Москве, А. С. Будилович, Ф. Ф. Зигель, К. Я. Грот - в Варшаве, И. С. Пальмов, П. А. Сырку и С. Л. Пташицкий - в Петербурге. Учениками В. И. Ламанского были и Н. В. Ястребов, Ф. М. Истомин, Ю. С. Анненков, Г. М. Князев, Г. А. Воскресенский, В. Э. Регель и др.

Как общественный деятель Владимир Иванович Ламанский был довольно яркой фигурой в славянском движении второй половины XIX в. Он - один из главных инициаторов и организаторов созыва Славянского съезда 1867 г. в Москве и Санкт-Петербурге, ставшего крупным политическим событием международной жизни того времени. Как вообще возникла идея организации такого съезда? В начале 60-х годов в Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете утвердилась идея об организации Всероссийской Этнографической выставки, где были бы представлены все народы, населяющие Россию, и началась соответствующая подготовка... 23 октября 1865 г. В. И. Ламанский написал письмо профессору Московского университета Н. А. Попову: «Знаете, что бы надо устроить у Вас в Москве по случаю Этнографической выставки в 1867 г.? Во-первых, устроить несколько публичных чтений о славянстве. Во-вторых, устроить в то время в Москве первый славянский съезд». Идея была сразу подхвачена Н. А. Поповым, сумевшим убедить членов выставочного комитета организовать славянский отдел выставки. Были разосланы соответствующие обращения выставочного комитета к зарубежным славянским научным и культурным обществам. Активное участие в устройстве выставки приняли В. И. Ламанский, Н. А. Попов, М. Ф. Раевский, М. П. Погодин, И. И. Срезневский, С. М. Соловьев, И. С. Аксаков, князь В. А. Черкасский и другие. Для подготовки же Славянского съезда в марте 1867 г. в Санкт-Петербурге создается специальный общественный Комитет по приему славянских гостей. По подсчетам М. Ю. Досталя, в Москву прибыло тогда свыше 80 славянских делегатов. Среди них такие известные деятели славянского движения, как Ф. Палацкий, Ф. Ригер, Ф. Браунер, К. Я. Эрбен, А. Патера, Й. Коларж, Й. Суботич, Я. Шафарик, Л. Гай, Я. Смолар, Я. Ф. Головацкий, И. Н. Ливчак и др. Съезд начался в мае 1867 г. Главным же предсъездовским событием стала первая публикация трактата словацкого деятеля первой половины XIX в. Людевита Штура «Славянство и мир будущего», осуществленная В. И. Ламанским в собственном переводе. Этому трактату суждено было сыграть большую роль в развитии славянского самосознания. Он оказал влияние на труды многих русских славянофилов. И по-пророчески звучат слова самого переводчика, сказанные в «Предисловии»: «Сочинение это с необычайной ясностью ставит и разбирает самые коренные и жгучие вопросы относительно всех славянских племен без изъятия. В истории так называемого панславизма оно займет по своему содержанию и изложению гораздо более почетное место, чем наделавшая в свое время столько шуму в средней Европе знаменитая брошюра родоначальника новейшего панславизма, словака же, Я. Коллара «О литературной взаимности славян» и пр.».

В 1875 г. в Боснии и Герцеговине вспыхивает национально-освободительное восстание. Ответом славянскому населению стала развязанная турками резня. По предложению Ламанского, в очень короткие сроки был составлен и издан сборник произведений русских писателей и ученых «Братская помочь...» (СПб., 1876), все средства от распространения которого пошли на помощь «пострадавшим семействам Боснии и Герцеговины». Владимир Иванович активно участвовал в работе Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества с самого его основания. Здесь неоднократно раздавались эмоциональные выступления ученого в защиту интересов славянских народов, организовывался сбор помощи славянам.

В. И. Ламанский упорно боролся против иностранного засилья, и прежде всего немецкого, во всех областях нашей жизни - в русской науке, экономике, дипломатии, административном аппарате, системе образования. Он не уставал будить русское самосознание, раскрепощать русскую мысль. Большой резонанс в обществе, например, вызвали его выступления в защиту русского ученого Д. И. Менделеева, умело забаллотированного немецкой научной корпорацией при выборах в Академию наук в 1880 г.. Еще с начала 60-х годов XIX в. предупреждал он русское общество о неизбежном глобальном военном столкновении германского милитаризма с Россией и другими славянскими народами.

С 80-х годов В. И. Ламанский сближается с русским журналистом и издателем А. С. Сувориным. И на страницах «Нового времени» стали регулярно появляться публицистические выступления ученого. Об особенностях его публицистического таланта позднее А. Коялович напишет: «Ламанский был прирожденный публицист, тип очень редкий у нас в России, где так много публицистов без серьезного научного багажа и так много ученых, не умеющих рассказывать о своих научных открытиях и изысканиях».

Много сил отдавал ученый редакционно-издательской работе. С 1854 г. он участвует в редактировании «Вестника Русского Географического общества», в 1887-1888 гг. был редактором «Известий Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества». В 1890 г. Владимир Иванович основал и до 1910 г. редактировал журнал «Живая Старина», сумев объединить вокруг него как ученых-специалистов в области этнографии и фольклористики, так и местных краеведов-любителей. «Живая Старина» - один из лучших этнографических журналов Европы конца XIX - начала XX в. На страницах этого журнала Ламанский публикует составленную им «Программу для собирания сведений по этнографии», до сих пор не утратившую своего научно-практического значения для всех занимающихся этнографией и краеведением. В 1890 г. ученым был разработан план организации Этнографического музея императора Александра III. Под редакцией В. И. Ламанского вышло немало научных академических сборников по славяноведению, этнографии, вопросам русского языка и художественной литературы, а также изданий отдельных научных трудов. В. И. Ламанский участвовал и в подготовке к изданию многотомного справочника «Россия, полное географическое описание нашего Отечества» (СПб., 1899-1914).

В. И. Ламанский был почетным членом многих российских и иностранных научных обществ, университетов, академий. С 1854 г. он секретарь, а в 1865-1871, 1887-1910 гг. - председатель Этнографического отделения Русского Географического общества. В 1880 г. возглавил Историко-филологическое общество при Петербургском университете. С 1899 г. - академик Императорской Академии наук.

Последним крупным научным трудом В. И. Ламанского станет его трактат «Славянское житие св. Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник», впервые опубликованный в 1903-1904 гг. на страницах «Журнала Министерства народного просвещения», где он аргументированно доказывает, что «хазарская миссия» Кирилла и Мефодия была, в сущности, русской миссией и что славянские первоучители ехали с русскими посланцами (а не хазарскими), причем - с одним русином, хорошо знавшим по-славянски. Русские, по мнению Ламанского, первыми из славян начали пользоваться кириллицей.

Владимир Иванович Ламанский скончался 19 ноября 1914 г. в глубокой старости, на 82-м году жизни. Его последние годы были омрачены тяжелым недугом, из-за чего ученый был вынужден отойти от всех научных, педагогических и общественных дел. В. И. Ламанский похоронен 22 ноября в Александро-Невской лавре. «Он был гуманистом и в своих идеях, и в своей жизни. Редкая доброта, гуманность, отзывчивость, готовность всегда поддержать всякое доброе начинание, всякий проблеск интереса к вопросам научным и политическим в духе его господствующих идей, заботы о материальном устройстве учеников делали из Владимира Ивановича настоящего патриарха славяноведения и славянофильства, патриарха любвеобильного, добродушно-снисходительного, отечески наставительного, и я не знаю в настоящее время никого, кого бы сородичи славянофильства могли единогласием избрать на осиротевший стол старейшины русского славянофильства», - написал русский историк и филолог И. А. Линниченко. Проститься с русским мыслителем пришли великий князь Константин Константинович Романов, общественные деятели, ученые, литераторы, многочисленные ученики и почитатели почившего. От лица зарубежных славян над могилой В. И. Ламанского чех иеромонах Маршельк сказал теплое прощальное слово...

Богатое духовное наследие академика В. И. Ламанского насчитывает около 500 научных работ, охватывающих широкий круг вопросов политической и культурной истории славянских народов, русского и славянских языков, литератур, истории культуры России XVIII-XIX вв., этнографии и др. К сожалению, многие работы В. И. Ламанского опубликованы в малочитаемых периодических изданиях и разбросаны по различным дореволюционным журналам и газетам. Не случайно, коснувшись 50-летнего юбилея научной деятельности В. И. Ламанского, «Славянские известия» еще в 1905 г. писали: «Замечательные статьи, гордость нашей литературы, тонут и затериваются в малоизвестных и малораспространенных периодических изданиях, в общественную массу не проникают вовсе и остаются ей совсем неизвестны, постепенно забываются и впоследствии, как библиографическая редкость, поступают в ведение и пользование одних специалистов или библиофилов. Такова судьба очень многих драгоценнейших произведений русской научной, национально-философской и общественной мысли минувшего века! Такова, к сожалению, в известной мере судьба и высокоинтересных работ и статей В. И. Ламанского, разбросанных по разным повременным изданиям 1850-1890 гг. Имя его пользуется почетной известностью не в одних ученых и литературных кругах нашего общества. Но многие ли из нашей интеллигенции ближе знакомы с его трудами, с его прекрасными, некогда заставлявшими так много говорить о себе статьями исторического, критического, общественно-обличительного характера? Многие ли читают их? Ответ на это неутешителен». Некоторые крупные труды В. И. Ламанского выходили, правда, отдельными изданиями и даже переиздавались. Но, к сожалению, достаточно полного научного собрания сочинений выдающегося русского мыслителя до 1917 г. так и не успели издать. После революции труды В. И. Ламанского уже не переиздавались, хотя отдельные письма и документы, связанные с его жизнью и деятельностью все-таки в советское время иногда публиковались в научной печати.

В настоящий сборник включены произведения В. И. Ламанского, создававшиеся на протяжении всей его творческой жизни. Материал выявлялся путем изучения и просмотра газет «День», «Москва», «Русь», «Новое время», «Санкт-Петербургские ведомости», журналов «Русская беседа», «Современник», «Отечественные Записки», «Русский Вестник», «Журнал Министерства народного просвещения», «Известия Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества» и других, с которыми сотрудничал ученый. Существенную помощь оказал указатель П. Д. Драганова «Библиография учено-литературных трудов В. И. Ламанского и материалов для его биографии». Использовались и дореволюционные отдельные издания трудов. При этом взятый за основу текст сверялся с источником первой публикации. В основу же распределения произведений в сборнике положен предметно-тематический принцип. В комментариях в конце сборника указываются первая публикация работы, источник текста, в необходимых случаях обстоятельства создания и другие сведения.

Юрий Климаков, Русская линия
Предисловие к книге В.И.Ламанского «Геополитика панславизма» (М.: Институт русской цивилизации, 2010) …


Категория: Мыслители | Добавил: rys-arhipelag (04.03.2010)
Просмотров: 961 | Рейтинг: 0.0/0