Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Понедельник, 18.10.2021, 00:23
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4068

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Дмитрий Соколов. Расстрелянные за веру. Крымское православное духовенство и политические репрессии 1917-1930-х гг.
История православной Церкви в Крыму в XX столетии насыщена трагическими событиями. После падения российской монархии на территории полуострова сменилось несколько политических режимов, каждый из которых по-разному выстраивал свои отношения с духовенством и верующими. При этом, несомненно, наибольшей враждебностью к православию характеризовалась политика советских правительств. За время Гражданской войны большевики занимали Крым трижды, и всякий раз установление "рабоче-крестьянской" власти сопровождалось жестокими репрессиями против священнослужителей, грабежами и осквернением храмов.

Важно отметить, что эти преследования не были исключительно местной инициативой. Воинствующее безбожие лежало в основе большевистской идеологии, провозгласившей своей целью осуществление мировой революции и объявившей религию "наследием эксплуататорских классов".

Наглядной иллюстрацией этому служат многочисленные высказывания В.И.Ленина, требовавшего "бороться с религиозным туманом" и призывавшего уничтожить "контрреволюционное духовенство", применив к нему "беспощадный массовый террор".

Первые убийства православных священнослужителей в Крыму произошли уже в декабре 1917 г. Так, в ночь с 19 на 20 декабря 1917 г. в Севастополе был убит настоятель военной Свято-Митрофаниевской церкви на Корабельной стороне протоиерей Афанасий (Чефранов). Священника расстреляли на паперти храма.

В декабре 1917 г. неподалеку от Севастополя революционные матросы казнили архиепископа Иоакима (Левицкого); тогда же в своей квартире был убит другой священнослужитель – отец Исаакий Попов.

Начавшись в Севастополе, большевистский террор вскоре распространился на другие города Крыма. 14 января 1918 г. Симферопольском уезде красногвардейцами был убит настоятель Покровского храма села Саблы протоиерей Иоанн Углянский. Издевательски поинтересовавшись у настоятеля, почему у него на лампаде лента зеленая, а не красная, "вершители революционного правосудия" вывели священника на церковный двор и расстреляли. Собрав сельских жителей, красногвардейцы запретили под страхом смерти предавать тело отца Иоанна земле, сказав: "Пусть его собаки съедят". Рискуя жизнью, сельчане нарушили этот запрет, и перенесли тело убиенного с места казни к дому, где оно, слегка присыпанное землей, пролежало в течение двенадцати дней. Только 28 января останки священнослужителя были перевезены в Симферополь и захоронены по христианскому обычаю. В некрологе, напечатанном в "Таврических епархиальных ведомостях", говорилось, что отец Иоанн стал жертвой "тех темных сил, которые в революционное время обыкновенно направляют свои удары против христианства, Церкви Христовой и ее служителей".

Длившиеся на протяжении нескольких месяцев жестокие убийства, погромы и грабежи, прекратились только весной 1918 г., после занятия полуострова войсками кайзеровской Германии.

* * *

Следующая попытка установления советской власти в Крыму была предпринята в апреле-мае 1919 г.

Краткий период пребывания коммунистов у власти ознаменовался новыми гонениями на Православную Церковь. Одним из своих первых декретов правительство провозглашенной Крымской Советской Социалистической Республики национализировало монастырские земли. Наряду с этим, имели место и убийства священнослужителей.

Так, в апреле 1919 г., за несколько дней до наступления Пасхи, красноармейцами был зверски убит настоятель храма великомученика Георгия Победоносца в Армянске протоиерей Владимир Веселицкий. Священника отвели на пустырь, веревками привязали к столбу и подвергли мучительным пыткам. После многочасовых истязаний его обезображенное тело бросили на городской площади и запретили хоронить. Но православные жители Армянска нарушили этот запрет и на следующий день перед заходом солнца погрузили останки отца Владимира на телегу, укрыли от посторонних глаз травой и соломой и похоронили на городском кладбище.

Оставив полуостров под натиском деникинских войск в июне 1919 г., красные вновь (на этот раз окончательно) заняли его осенью 1920 г. Практически сразу в Крыму развернулась кампания всеобщего истребления, оставившая далеко позади все прежние ужасы.

Тысячи людей были расстреляны, столько же было утоплено, повешено либо погребено в земле заживо. Уничтожались без счета поверившие обещаниям об амнистии и не эвакуировавшиеся за пределы страны солдаты и офицеры армии Врангеля, сестры милосердия, чиновники, учителя и врачи. Не избежали общей участи и многие православные пастыри.

 
4 декабря 1920 г. в Феодосии постановлением "тройки" Особого отдела ВЧК 13-й армии по обвинению в "активной помощи контрреволюции в ее борьбе за свержение власти пролетариата" к расстрелу были приговорены священники Виктор Толковид и Алексей Родионов; 16 декабря 1920 г. за "произнесение в храме проповедей, направленных на дискредитацию советской власти" феодосийской ЧК был расстрелян священник Екатерининской церкви села Сарыгол протоиерей Андрей Косовский. Аналогичная участь постигла последнего директора алупкинской климатической колонии для учителей церковно-приходских школ протоиерея Константина Аггеева. 2 января 1921 г. священника приговорили к расстрелу. 5 января 1921 г. в Евпатории "за публичное осуждение репрессий" был расстрелян 72-летний священник Владимир Сластовников.

13 февраля 1921 г. в Бахчисарае по обвинению в угрозе физической расправой председателю местного революционного комитета был арестован священник Иван Спано. Арест священнослужителя вызвал многочисленные протесты со стороны населения. Ежедневно в Особый отдел приходили толпы людей и требовали освобождения арестованного. Несмотря на это, 12 марта 1921 г. "тройка" Особого отдела ВЧК 4-й армии вынесла постановление, согласно которому Спано и вступившиеся за него члены церковного совета В.Х. и С.К. Канаки подлежали расстрелу.

Массовые убийства в Крыму продолжались до мая 1921 г., после чего их волна стала понемногу спадать.

* * *

Многочисленные несчастья и беды, обрушившиеся на Русскую Православную Церковь в годы Гражданской войны, были только началом развернутых властью жестоких гонений. Ужас развязанной большевиками братоубийственной бойни Церкви удалось пережить, в основе своей оставшись несокрушенной. Именно поэтому сразу же после окончания боевых действий властями разрабатываются коварные планы искоренения религии в Советской России. При этом главный удар предполагалось нанести именно по православию, которое расценивалось Лениным и его окружением как исключительно враждебная режиму оппозиционная сила, все еще располагающая значительными материальными ценностями, и, несмотря на репрессии и унизительные декреты, по-прежнему обладающая огромным влиянием на помыслы и души людей.

Удобным предлогом для наступления на религию стал охвативший страну чудовищный голод.

23 февраля 1922 г. советским правительством был принят декрет о принудительном изъятии церковных ценностей. Стараясь не отставать в столь важном революционном деле от центра, 4 марта 1922 г. II сессия КрымЦИК постановила: немедленно изъять все ценности из монастырей и церквей.

30 марта 1922 г. вышло распоряжение, предписывающее всем православным храмам в течение 36 часов с момента получения циркуляра опечатать все ценности, сдать их в Наркомфин и сообщить об исполнении в 6-часовой срок.

А поскольку за время революции и Гражданской войны все храмы епархии были в той или иной степени обворованы, к циркуляру было сделано дополнение, согласно которому лица, являющиеся хранителями церковных ценностей "по своему юридическому или фактическому положению", привлекались к ответственности "наравне с совершителями краж".

С самого начала мероприятия власти встретили глухое сопротивление священников и мирян. Так, в Симферополе в Александро-Невском кафедральном соборе работа комиссии по изъятию несколько раз прерывалась возмущенными прихожанами, не желавшими безучастно взирать на святотатство. Аналогичными трудностями сопровождалось изъятие в других храмах. Несмотря на это, безбожники продолжали свое черное дело, и вскоре из храмов епархии было изъято все, что возможно.

В это же время в Крыму состоялся ряд показательных судебных процессов над православными священнослужителями, которых обвиняли в сокрытии церковных ценностей, подделке документов и кражах, а также ведении антисоветской агитации. После недолгого судебного разбирательства священников приговаривали к различным срокам тюремного заключения либо высылали из Крыма.

В частности, подобная участь постигла архиепископа Димитрия (Абашидзе), к этому времени устранившегося от управления делами епархии и принявшего монашеский постриг. Арестованный в апреле 1923 г., владыка был выдворен в Киев. Не менее драматично сложилась судьба других священнослужителей. 1 декабря 1922 г. ревтрибунал при КрымЦИК приговорил к 8 годам лишения свободы преемника владыки Димитрия – архиепископа Никодима. Отсидев почти год в нижегородской тюрьме, владыка был выпущен по амнистии, после чего в течение 2-х лет пробыл в ссылке. В июне 1926 г. архиепископ приехал в Москву, где вскоре был вновь арестован. 4 апреля 1927 г. в Керчи по обвинению в антисоветской агитации был арестован священник греческой церкви, Иосиф Куницкий. Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 17 февраля 1928 г. священник был выслан из Крыма.

* * *

Следующее наступление большевиков на религию началось в 1929 г. В отправленной на места директиве за подписью Лазаря Кагановича религиозные организации назывались единственной легально действующей контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы. Этот документ положил начало массовым арестам священников и мирян, закрытию и разрушению храмов.

Особенно страшный удар по православию в Крыму был нанесен в 1937-1938 гг. Именно в этот период список репрессированных служителей Церкви, более чем за все предыдущие годы, пополнился множеством новых имен. К сожалению, формат публикации не позволяет перечислить всех пастырей, погибших в то суровое время. Назову только некоторых из них.

1 декабря 1937 г. как "член контрреволюционной группы церковников" к расстрелу с конфискацией имущества был осужден священник ялтинского Александро-Невского собора, Дмитрий Киранов.

В июле 1937 г. в Симферополе был арестован иеромонах Владимир Пищулин. Обвиненный в антисоветской агитации (критиковал советскую Конституцию, указывал на антихристианский характер марксизма, выражал недовольство по поводу его превращения в"непреложную и обязательную для всех истину, подносимую на штыках и вдалбливаемую в сознание граждан-рабов прикладами"), 10 декабря 1937 г. священнослужитель был приговорен к расстрелу.

10 февраля 1938 г. на основании постановления "тройки" НКВД Крымской АССР по обвинению в "распространении клеветнических слухов о жизни народов СССР" был расстрелян иеромонах Варфоломей Федорович Ратных. Вся вина священнослужителя состояла лишь в том, что он не убоялся написать правду о жизни в Советском Союзе, от которой "сколько страдают, сколько слезы проливают. И даже кто не христианин. Нас же, христиан, лишают всего…"

14 февраля 1938 г. к расстрелу за "контрреволюционную деятельность" были приговорены священник Покровской церкви в Судаке протоиерей Иоанн Блюмович и священник симферопольской Свято-Троицкой церкви протоиерей Николай Мезенцев.

К июню 1941 г. церковная жизнь Крыма подверглась разгрому. Многие храмы епархии были превращены в хранилища и сельские клубы, либо разрушены; святыни – безвозвратно утрачены. Но самое страшное – погибли десятки просвещенных и ревностных пастырей, истинных подвижников благочестия. Таково было отношение властей к православию накануне начала войны с нацистской Германией. Жестокие поражения первых месяцев, в результате которых войсками противника были заняты огромные территории, заставили советское руководство несколько пересмотреть свое отношение к духовенству и верующим.

И хотя репрессии против православных священнослужителей продолжали осуществляться и в этот период, они уже не принимали столь массовый и жестокий характер, каков им был присущ в 20-30-е годы.

Подписи к фотографиям:

1. Архиепископ Иоаким (Левицкий)
2. Протоиерей Константин Аггеев
3. Архиепископ Димитрий (Абашидзе)
4. Александро-Невский собор в Ялте. Февраль 2009 г.
5. Выписка из акта о расстреле иеромонаха Варфоломея (Ратных).
6. Выписка из протокола заседания "тройки" НКВД Крымской АССР по делу иеромонаха Варфоломея (Ратных).

Впервые опубликовано в журнале "X Files Секретные материалы 20 века. ДОСЬЕ", специальный выпуск №9(39) 2009 – с.73-78

http://www.rusk.ru/

Категория: Террор против Церкви | Добавил: rys-arhipelag (26.10.2009)
Просмотров: 1914 | Рейтинг: 0.0/0