Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4025


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 10.12.2018, 04:40
    Главная » Статьи » Публицистика » Страницы истории

    Гибель авиации Западного фронта в первые дни войны
    После мощной артиллерийской и авиационной подготовки (более 50% всех сил) на рассвете 22 июня 1941 г. немецкие войска вторглись на территорию России(СССР). В первый день войны свыше 1 тыс. немецких бомбардировщиков подвергали неоднократным налётам 66 наших аэродромов, на которых базировались основные силы авиации западных приграничных округов. В первую очередь были атакованы те аэродромы, на которых располагались авиационные полки, вооружённые самолётами новых типов. Одновременно немецкие истребители вели борьбу с нашими самолётами в воздухе, а также подавляли средства ПВО аэродромов.

    В результате внезапных массированных ударов по нашим аэродромам и ожесточённых воздушных боёв ВВС западных округов в первый день войны потеряли около 1200 самолётов, в том числе 800 было уничтожено на аэродромах. Однако попытки врага полностью разгромить советскую авиацию и подавить волю наших лётчиков к сопротивлению не увенчались успехом. Опыт борьбы с авиацией, полученный немецкими лётчиками в войне с Польшей, Францией, Бельгией и в воздушных боях над Англией, не оправдал надежд командования. Несмотря на трудности и сложность обстановки, русские лётчики мужественно вступили в борьбу с немецкой авиацией.

    Почему массированным налётам авиации в первый же день войны 22 июня подверглись 26 русских аэродромов, где базировались наиболее боеспособные авиационные полки? Нанеся большой урон нашей авиации, противник захватил господство в воздухе. Почему за первый день боёв ВВС Западного фронта потеряли 738 самолётов, из них 528 самолётов на земле, что составило около 40% самолётного парка Западного фронта, или 63,7% всех потерь авиации на германском фронте за 22 июня?

    На эти и другие вопросы о неудачах и победах русской авиации на Западном фронте в первые дни войны ответил Виктор Николаевич Свищев, военный лётчик, генерал-майор авиации в отставке. Он непосредственный участник тех событий, за годы войны совершил 92 боевых вылета.



    – Виктор Николаевич, какими силами располагала авиация Западного особого военного округа на 22 июня 1941 года? Каковы причины неудач наших лётчиков в первые дни войны?



    – Авиация Западного фронта была одной из сильнейших в пяти фронтах, которые вступили в бой в первый день войны. В её состав входили 9, 10, 11-я смешанные авиационные дивизии (армейская авиация); 12, 13-я бомбардировочные и 43-я истребительная дивизии и 313, 314-й отдельные разведывательные полки (фронтовая авиация); 8 корпусных авиационных эскадрилий (войсковая авиация). Смешанные дивизии входили в состав 10, 4, 3-й армий и подчинялись их командующим, фронтовая авиация подчинялась командующему ВВС фронта, которым был Герой Советского Союза генерал-майор авиации Иван Иванович Копец. Он воевал в Испании командиром эскадрильи, прибыл старшим лейтенантом и сразу был назначен заместителем командующего ВВС Ленинградского военного округа, затем – командующим Западного военного округа, не имея необходимой подготовки и опыта работы для командования таким крупным объединением.

    Всего в составе авиации фронта имелось 29 полков, из них 12 истребительных, 13 бомбардировочных, 2 штурмовых, 2 разведывательных, и насчитывалось 1789 самолётов. Несмотря на большой состав авиации фронта, прикрывавшего московское стратегическое направление, командующему ВВС был оперативно подчинён 3-й дальнебомбардировочный авиационный корпус, которым командовал полковник Николай Сергеевич Скрипко. В состав корпуса входили 42-я и 52-я дальнебомбардировочные авиационные дивизии. В каждой из них было по два полка, один из которых был вооружён самолётами Дб-Зф, а второй – Тб-3.

    С учётом дальних бомбардировщиков 3-го корпуса в составе авиации Западного фронта насчитывалось 2084 самолёта. Все они, кроме И-153 и Тб-3 (иногда на них лётчики в боях получали результаты даже лучше), были новыми и по качеству не уступали немецким или превосходили их.

    Против авиации Западного фронта действовали 2-й немецкий воздушный флот, армейская и войсковая авиация Группы армий «Север». 2-м воздушным флотом командовал фельдмаршал Альберт фон Кессельринг, имевший высокий уровень подготовки и опыт ведения боевых действий. Он ещё месяц назад руководил этим флотом в воздушной войне против Англии. В составе немецкой авиации насчитывалось 1679 самолётов, то есть в 1,2 раза меньше, чем у Западного фронта. При таком соотношении сил сторон можно было рассчитывать, что наша авиация, как и предрекала пропаганда перед войной, захватит господство в воздухе, но этого не случилось. Фон Кессельринг, имея меньше самолётов, чем противостоящая авиация, решил уничтожить её в два этапа: на первом – армейскую авиацию, а на втором – фронтовую. Смешанные авиадивизии армейской авиации он решил уничтожить преимущественно на аэродромах, а самолёты фронтовой авиации – в воздухе, так как с ликвидацией истребительных полков бомбардировщики будут летать на задания без сопровождения и станут лёгкой добычей для немецких лётчиков.

    Пользуясь преимуществом внезапного нападения, немецкая авиация ещё до объявления Германией войны на рассвете 22 июня 1941 года нанесла удары в полосе Западного фронта по 26 аэродромам, которые заранее были разведаны. При этом ударам с воздуха были подвергнуты все аэродромы армейской авиации, кроме одного, о котором немцы не знали, и дополнительно три аэродрома, на которых базировались два разведывательных полка и один бомбардировочный фронтовой авиации.

    В дальнейшем налёты следовали один за другим в течение трёх дней для уничтожения оставшихся самолётов армейской авиации, а затем – фронтовой и дальней.

    Авиация Западного фронта не была приведена в боевую готовность, и её самолёты стояли на аэродромах зачехлённые, плотными рядами вдоль широких белых линий крыло к крылу. Это обеспечило их массовое уничтожение в первом налёте, так как при попадании в один самолёт огонь перебрасывался на другие, а взрывы бензиновых баков и боеприпасов усиливали огонь, и над аэродромами поднимались дымы пожаров. Трагедией обернулось такое скученное расположение самолётов на аэродромах. Приказ наркома обороны от 19 июня о рассредоточении боевой техники не успел поступить в части. Успеху немецких лётчиков способствовало и то, что на аэродромах отсутствовали зенитные пушки и пулемёты. Поэтому они вились над аэродромами до полного уничтожения самолётов или расхода боеприпасов.



    – Но не все же наши самолёты были уничтожены? Возникали ли случаи отражения ударов немецкой авиации?



    – Да. На перехват немецкой авиации были подняты дежурные звенья, но их атаки успешно отразили истребители сопровождения бомбардировщиков. И только в районах дислокации 10-й и 11-й смешанных авиадивизий, где в воздух были подняты значительные силы истребителей, разгорелись жаркие воздушные бои.

    В первый день войны в составе ВВС Западного, да и всего советско-германского фронта, наибольшего успеха в боях с немецкими истребителями и бомбардировщиками добились лётчики 127-го истребительного авиационного полка, вооружённого устаревшими истребителями И-153 («Чайка»). Это полковники И.Ф. Дружков, И.Ф. Каркан и генерал-полковник С.Я. Жуковский. Из воспоминаний Ивана Фёдоровича Дружкова об участии в боях:



    «На И-153, которыми был вооружён полк, были установлены четыре пулемёта ШКАС и под нижними крыльями – направляющие балки для 8 реактивных снарядов РС-82. Но эрэсов, которых в дальнейшем очень боялись немцы, в начале войны не было, не завезли. По манёвренности в горизонтальной плоскости и ракетному вооружению И-153 превосходил Ме-109, а уступал ему в бою на вертикалях, стрелково-пушечном вооружении и максимальной скорости полёта. При встрече с немецкими истребителями наши лётчики на вираже моментально заходили им в хвост, и они уходили на вертикаль, когда успевали. С бомбардировщиками лётчики на И-153 вели бои более успешно, но равенство в скорости полёта затрудняло их догон для атаки».



    127-й полк базировался на аэродроме Скидель. Но на нём, как и на других аэродромах, развернулось строительство бетонной взлётно-посадочной полосы, и полк за две недели до начала войны был перебазирован на полевой аэродром Лесище в 30 км от Гродно. Его немцы не знали, обнаружили в конце дня и нанесли по нему удар, уничтожив 3 самолёта. Лётчикам полка удалось в течение дня уничтожить в воздушных боях 20 самолётов противника, потеряв 14 своих. Это был лучший результат дня, и получен он на устаревших истребителях. Полк, так успешно начавший войну, на следующий день прекратил своё существование. А случилось следующее. Вечером, когда лётчики собирались идти на ночной отдых, поступила команда: «Выход из-под удара» – и всем было приказано самостоятельно лететь на один из трёх аэродромов. Это произошло потому, что командующий 3-й армией Василий Иванович Кузнецов без всякой боевой необходимости решил сдать ночью немцам город Гродно и значительную прилегающую территорию, на которой находился аэродром Лесище.

    После войны генерал армии К.Н. Галицкий, как он пишет в воспоминаниях, спросил Кузнецова:– Зачем вы сдали немцам в первый день войны большую территорию?

    – Так я сделал на учении осенью. И это решение было одобрено руководством.



    – Каковы причины столь стремительного уничтожения наших самолётов на земле и воздухе?



    – 11-я смешанная авиадивизия в первый день войны уничтожила 37 самолётов противника, а сама потеряла, в основном на земле, 127, и осталось у неё 72 истребителя. В наиболее тяжёлом положении в первый день войны оказалась 9-я смешанная авиадивизия. Она дислоцировалась в Белостокском выступе, удобном для перехода в наступление с началом войны наших войск, к чему они готовились в соответствии с доктриной ведения боевых действий на территории противника. Поэтому её полки максимально были приближены к границе, чтобы длительное время вести боевые действия в наступательной операции без перебазирования. Но пришлось обороняться, и немцы очень быстро подошли к её аэродромам, что видно из следующего.

    Аэродром Торново, на котором базировался 129-й истребительный авиаполк, находился в 12 километрах от границы. Он имел около ста самолётов, из них 45 – МиГ-3. На аэродроме Долобуново, в 22 километрах от границы, базировался 125-й авиаполк, имевший 77 самолётов, из них 56 МиГ-3. На аэродроме Высоке-Мозовецк в 40 километрах от границы базировался 124-й полк, в котором насчитывалось 99 истребителей, в том числе 70 МиГ-3, а остальные – старых конструкций. Из этих данных видно, что в полках с учётом И-16 и И-153, которые не успели сдать после переучивания на новые самолёты, имелся полутора-двойной комплект истребителей, что при наличии резервных лётчиков расширяло боевые возможности полков. Поэтому не правы авторы многих трудов, утверждающие, что ВВС Западного и других фронтов из-за наличия неисправных машин вступили в войну с меньшим числом самолётов, чем имели по боевому расписанию.

    В 4 часа 5 минут 22 июня командир 129-го полка капитан Ю.М. Беркаль услышал гул начатой противником артиллерийской подготовки и объявил боевую тревогу. В соответствии с планом прикрытия границы одну эскадрилью направил на прикрытие города Острув-Мозовецк, а вторую – в район Ломжи. Аэродром Торново не был прикрыт. На него последовательно вышли три группы немецких самолётов и нанесли удары по оставшимся двум эскадрильям, причинив значительный ущерб. Вскоре к аэродрому подошли немецкие войска. Связи с дивизией не было, и Беркаль своим решением перебазировал полк в район Белостока. Лётчики улетели, а техники направились за ними со средствами обслуживания наземным эшелоном по дорогам, забитым войсками и беженцами, под непрерывными ударами авиации врага. На новом аэродроме полк вновь подвергся ударам с воздуха, перелетел далее в тыл и, практически не участвуя в боях, прекратил своё существование.

    Я участвовал в боях на штурмовиках Ил-2 и Ил-10 в 1944–1945 годах, и наш 118-й гвардейский штурмовой авиационный Курский полк часто перебазировался за наступающими войсками. Каждый раз ему выделяли транспортный самолёт, на котором с лётчиками одновременно летели техники, и перерывов у полка в ведении боевых действий не было. В составе же ВВС Западного фронта не было ни одного транспортного самолёта для перебазирования техников. Война таких ошибок не прощает.

    Аналогично потеряли боеспособность и два других истребительных полка дивизии.

    А 13-й скоростной бомбардировочный авиационный полк в результате трёх ударов немецких самолётов лишился всех своих новых пикирующих бомбардировщиков Ар-2, не сделавших ни одного боевого вылета.

    9-я смешанная авиадивизия в первый день войны из 409 своих самолётов потеряла (преимущественно на земле) 347, и осталось у неё 62. На следующий день дивизия понесла дополнительные потери, и её командир генерал-майор авиации С.А. Черных, тоже «испанец», послал телеграмму командующему ВВС Западного фронта, которым был генерал-майор авиации А.И. Таюрский. В телеграмме было сказано: «Все самолёты разбиты. Прошу указаний». Так на второй день войны мощная авиационная дивизия, вооружённая только новыми типами истребителей и бомбардировщиков, прекратила своё существование, не оказав противодействия немцам.

    В 10-й смешанной авиадивизии 74-й штурмовой полк базировался на аэродроме Высокое, в 14 километрах от границы. В первые же минуты его самолёты были обстреляны немецкой артиллерией, а вскоре на лётное поле ворвались танки. Больше данных из полка не поступало.

    В первый день войны наиболее успешно в дивизии воевал И. Калабушкин, который на И-153 сбил пять немецких самолётов, в том числе двух истребителей Ме-109. Столько же на этом истребителе в 11-й дивизии сбил А.С. Данилов. Это опровергает утверждения многих авторов, что причиной поражения советской авиации явилось малое количество в частях новых типов самолётов.

    К концу первого дня войны в составе трёх смешанных авиационных дивизиях осталось 185 самолётов. В результате сухопутные войска лишились поддержки и прикрытия с воздуха, а бомбардировочные полки – истребителей сопровождения и летали на боевые задания без их прикрытия в условиях полного господства противника в воздухе.

    Оставшаяся 43-я истребительная авиационная дивизия на И-16 и И-153 двумя полками прикрывала Минск, одним полком – Пуховичи и одним – Барановичи.

    Командир 13-й бомбардировочной дивизии Герой Советского Союза генерал-майор авиации Ф.П. Полынин о полёте пяти её полков на выполнение боевой задачи в первый день войны пишет, что после их возвращения в штаб дивизии стали поступать донесения. 24-й полк донёс, что боевую задачу выполнил без потерь, сбил два из четырёх атаковавших Ме-109. Из полков доносили: у одних сбито десять, у других — пять. Одну из групп атаковало 18 истребителей, и на аэродром вернулся лишь один экипаж.

    Так продолжалось изо дня в день, и силы фронтовых и дальних бомбардировщиков таяли на глазах. В то же время устаревшие тихоходные тяжёлые бомбардировщики Тб-3 выполняли боевые задачи ночью и потерь не имели. Поэтому при отсутствии истребителей сопровождения фронтовые и дальние бомбардировщики нужно было перевести на ведение боевых действий ночью, но этого сделано не было.

    В результате к концу приграничного сражения 30 июня в составе авиации Западного фронта осталось 50 самолётов и 70 в 3-м корпусе, то есть всего 120 машин от 2084, которые она имела в начале войны. Авиация Западного фронта практически прекратила своё существование.

    Узнав об этом, командующий ВВС Западного фронта генерал-майор Копец застрелился.

    Подобным образом были уничтожены танки и разгромлены другие войска, и от мощного Западного фронта осталось одно название. Руководство фронта было предано суду и расстреляно. В командование фронтом 30 июня вступил генерал-лейтенант А.И. Ерёменко, который в воспоминаниях записал, что «сил для отпора врагу, двигавшемуся из района Минска к Днепру, у нас фактически не было». В связи с угрозой Москве на следующий день, 1 июля, командующим Западным фронтом был назначен маршал С.К. Тимошенко, его заместителями – С.М. Будённый и А.И. Ерёменко, а фронту переданы 19, 20, 21, 22-я резервные армии, и он новым составом продолжал боевые действия на главном Московском направлении.

    В тяжёлых оборонительных боях Красной Армии в период её отступления наши военно-воздушные силы несли большие потери. Но даже в таких труднейших условиях был нанесён ощутимый удар по авиации противника. Так, до 1 июля 1941 года, по архивным данным, немецкие войска потеряли на русском фронте 425 самолётов. Но и наши потери были более значительными – 1363 самолёта, из них на аэродромах – 679. Тот факт, что авиации люфтваффе был нанесён ощутимый урон, говорит о высоких морально-боевых качествах и достаточной лётной и тактической подготовке лётного состава и их командиров. Что касается больших потерь нашей авиации – подавляющее количество самолётов было устаревшего типа, которые не могли оказывать противодействие истребительной авиации люфтваффе[1]. В последующие годы ситуация изменилась. Боевые потери русских лётчиков за время войны составили 27600 человек. Орденами и медалями были награждены 8568 пилотов, из них 19709 – орденом Красного Знамени, 13342 – орденом Красной Звезды, 3324 – медалью за боевые заслуги, 1857 – удостоены звания Героя Советского Союза (в том числе 25 женщин).

    Не будем забывать огромный вклад в Победу советской авиации – в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. ею была оказана значительная помощь сухопутным войскам, флоту и партизанам в разгроме немецко-фашистской армии и особенно авиации. За это время она произвела 3 808 136 боевых самолётовылетов, сбросила на войска, аэродромы и военные объекты тыла противника около 700 000 тонн бомб. Советской авиацией и зенитной артиллерией было уничтожено около 53 000 немецких самолётов. Одновременно с этим вермахту были нанесены большие потери в технике и живой силе.

    Беседовал Николай ЛЕБЕДЕВ

    ЛГ, 17.03.10
    Источник
    Категория: Страницы истории | Добавил: rys-arhipelag (19.04.2010)
    Просмотров: 6062 | Рейтинг: 2.0/1
    Сайт создан в системе uCoz