Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3977


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 26.07.2017, 07:38
    Главная » Статьи » Публицистика » Антология Русской Мысли

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (3)


    Приобрести книгу в нашем магазине

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (2)

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (1)

    Принцип социальности отнюдь не случайно был внесён социал-христианами в название организации: вслед за христианством он составлял один из ключевых элементов мировоззрения и Программы ВСХСОН. И если христианство подпольщики противопоставляли материализму и противобожию, то социальность – социализму.

    О социальности как об антиподе социализма говорил и русский философ Иван Александрович Ильин (1882–1954). В своей работе «Крах социализма» он, в частности, писал:

    «”Социальный” и “социалистический” совсем не равнозначные понятия. Мыслить и чувствовать “социально” значит заботиться о своих согражданах и особенно о слабых и нуждающихся; это значит бороться против эксплуатации человека человеком; это значит иметь душу братски-сострадательную, искать справедливости; это значит строить народное благосостояние на благосостоянии всех граждан, взятых порознь; это значит будить и оживлять качественные, творческие силы человеческого инстинкта и  человеческого духа во всех слоях народа. Вот что значит мыслить и чувствовать социально. И вот эта сущность дела вытекает целиком из христианского духа, а не материализма и безбожия: в материализме и безбожии оказывается заложено обратное.

    Отсюда вывод: кто мыслит социально – совсем не должен быть марксистом, безбожником и социалистом; а кто идёт за материализмом, безбожием и социализмом, тот будет действовать анти-социально.

    Разрешить социальный вопрос значит найти справедливый, братский строй. И вот оказывается, что социализм не только не разрешает социальный вопрос, но доводит его до невиданной в мире трагической остроты: порядок жизни, вводимый социалистами, оказался законченно анти-социальным» [i].

    И.А. Ильин справедливо отмечал, что социализм стремиться отнять у людей всё и сделать их равными в нищете (за исключением узкой правящей прослойки, которая и становится при такой порочной системе единственным реальным обладателем всех благ) и ничего общего с понятием социальности и социальной справедливости социализм не имеет.

    Так же понимали социальность и члены ВСХСОН, поэтому они считали необходимым в корне изменить существовавшую в Советском Союзе социальную структуру общества.

    Коммунисты провозгласили советское общество «бесклассовым». Но на самом деле в социальном плане оно жёстко разделялось на два класса: эксплуатируемый, обираемый класс полурабов, составляющий основную массу населения страны – рабочих, служащих, колхозников – и эксплуататорский класс коммунистической номенклатуры. «Неприкрытая сущность коммунизма, – заявляла Программа ВСХСОН, – заключается в том, что партия, захватившая власть во имя освобождения человека от эксплуатации, образовала класс всемогущих эксплуататоров» [ii].

    В СССР принадлежность человека к партии ставила его в особое, привилегированное положение по отношению к беспартийной массе. Но само по себе членство в КПСС ещё не меняло социального положения людей: компартия была построена по масонскому принципу, в соответствии с которым миллионы рядовых коммунистов, стоящих на нижних иерархических ступеньках – те же рабочие и колхозники, – не имели ни реального голоса, ни доступа к спецкормушкам; рядовую партийную массу пичкали словоблудием марксизма-ленинизма, но, как принято в масонских ложах, в свои истинные цели и задачи партийцы «высшего градуса» её отнюдь не посвящали. Настоящим паразитическим, эксплуататорским классом были профессиональные партработники (члены ЦК, «освобождённые секретари» всех уровней и т.д.), ограниченные в своём самовластии только тем, что они не могли передавать власть и привилегии по наследству. Ступенькой ниже по рангу стояла номенклатура чекистская, комсомольская, военная, производственная, профсоюзная…       

    Поэтому особое внимание ВСХСОН обращал на необходимость воссоздания в России среднего класса – основы здорового общества. А средний класс в понимании социал-христиан – это, прежде всего, социально значимый, широкий слой общества, проникнутый патриотическим сознанием, служащий национальному процветанию – инженеры и высококвалифицированные рабочие, военные, духовенство, педагоги, врачи, государственные служащие, люди искусства и науки, свободные, ведущие крепкое хозяйство крестьяне. Все они должны были занять достойное место в освобождённой России.  

             Необходимым условием для формирования подлинного среднего класса ВСХСОН считал проведение общенациональной реституции, которая вернула бы народу собственность, отнятую у него после 1917 года в результате тотальной экспроприации. Нужно учесть, что в российских условиях проведение реституции – вопрос не только исключительной важности, но и исключительной сложности, ведь в России, в отличие от стран Восточной Европы, с момента захвата власти «экспроприаторами» сменилось несколько поколений. К тому же в первой в мире стране социализма от большевистского грабежа пострадали не только привилегированные сословия, но и широкие слои трудящихся. А самой массовой жертвой «экспроприаций» оказалось крестьянство, лишённое большевиками земли, имущества, превращённое через колхозы – своеобразные трудовые лагеря-резервации – в крепостных полурабов партии.

    Поэтому теоретическая разработка справедливого и эффективного механизма реституции, который позволил бы всем гражданам страны вновь стать реальными собственниками и гарантировал бы их от потери собственности в будущем, – несомненное достижение и заслуга ВСХСОН.

    Социал-христиане полагали, что в Свободной России земля должна принадлежать всему народу в качестве общегражданской собственности; граждане, свободные общины и государство будут пользоваться ею на правах ограниченного держания. Исключительным правом на эксплуатацию недр, лесов и вод, имеющих общенациональное значение, будет обладать государство.

    Предприятия промышленности и обслуживания – перейдут в собственность и самоуправление коллективам, вкладывающим в них свой труд или средства. Но энергетическая, горнодобывающая, военная промышленность, а также железнодорожный, морской и воздушный транспорт общенародного значения не должны подлежать персонализации.

    Торговля – станет свободной, при оставлении  за государством права устанавливать в общественных интересах допустимый предел цен на основные товары и контролировать внешнюю торговлю.

    Механизмы проведения реформ, их конкретные детали излагались в «Комментариях к Программе ВСХСОН» – над этим документом работал И.В. Огурцов (к сожалению, работа не была завершена).

     


    [i] Ильин И.А. Собрание сочинений: Статьи. Лекции. Выступления. Рецензии (1906–1954). – М.: Русская книга, 2001. С. 419–420.

    [ii]  Бородин Л.И. Без выбора. С. 463.

    Категория: Антология Русской Мысли | Добавил: Elena17 (01.04.2016)
    Просмотров: 88 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz