Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 20.08.2017, 08:42
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    Игорь Михеев. КОМУ НУЖНА И, КОМУ НЕ НУЖНА НОВОРОССИЯ (2)

    Был ещё уголь из России для украинских ТЭЦ без оплаты и, что немаловажно, моральная поддержка Порошенко. Таковую Москва регулярно и осознанно оказывает лидеру укронацистов, с первого дня, как его выбрали. Лавров в интервью телеканалу «Франс 24» 16 декабря прошлого года договорился до того, что «Петр Порошенко – лучший шанс, который в настоящее время есть у Украины». В ответ Порошенко на всех европейских токовищах, куда его только приглашали, убеждал Запад усилить санкции против России, сделал бессчётное количество громких публичных антироссийских заявлений, героизировал ОУН и УПА, наштамповал кучу антироссийских постановлений и законов, а сегодня с пафосом объявил, что лично разработал новые комплексные санкции против российских граждан и юридических лиц. Есть такая идиома в русском языке: «сесть в лужу». Похоже, министр Лавров со своими прогнозами и комментариями просто обитает в этой луже и не собирается из неё вылезать.

    Примечательны и другие высказывания главы российского МИДа.

    Например, тогда же – в декабре 14-го Лавров назвал Донбасс «гнойником», который никак не зарубцовывается. Оказывается не укронацисты киевские – гнойник, а героический русский Донбасс. А уж с Порошенко-то они как-нибудь договорились бы. В конечном итоге, никаких принципиальных различий между олигархическими режимами в Киеве и в Москве никогда не было. Чем Путин отличается от Януковича, Медведев от Ющенко, Коломойский от Березовского,  Ахметов от Усманова? В первой паре отличие, в сущности, только одно – Путин Болотную усмирил, а Янукович Майдан не смог.

    Да, на Украине олигархи присвоили все крупнейшие коммерческие активы и контролируют экономику. А в России кто всё присвоил? Профсоюзы? Да, киевские банкиры и олигархи грабят Украину – вывозят капиталы, природные ресурсы. А московские, чем занимаются? Из Украины по официальным данным вывозят в год жалкие 15-20 миллиардов, украинские власти как о манне небесной мечтают о каких-то 14 миллиардах кредита, обещанных Киеву МВФ в течении двух лет. Тогда как из России крупные банки, сырьевики-компрадоры и многоуважаемые иностранные инвесторы только за прошлый 2014 г. спокойно вывезли 151 млрд. долларов! Причём, это так называемый «чистый вывоз» по официальным данным ЦБ, то, что отражается  в разделе капитальных операций платежного баланса страны. А есть ещё масса способов контрабандного вывоза капитала, например, показывать этот вывоз как зарубежные инвестиции. Так что, сколько реально вывезли из России, фантазии не хватит оценить. Украинским жуликам до российских далеко.

    Да, в Киеве коррупция. Так и в Москве безбожно воруют, ещё и на порядок больше.  Да, киевская элита ориентирована на Запад. Так и московская своих детей обучает в Лондоне и особняки скупает в Каннах и в Марбелье. Да, ещё при Ющенко киевский олигархический режим рвался в НАТО. Так и в России в начале 2000-х всерьёз обсуждали вступление в НАТО. Да, украинская армия развалена,  а российскую российские власти привели в достойный вид. Так российская армия, как показывают события на Донбассе, где миллионы русских – новороссов и малороссов оставлены без защиты от укронацистских мир и снарядов, финансируется вовсе не для защиты нашего народа, а для защиты нефтяных и газовых полей, и трубопроводов. Московские компрадоры хотят «сидеть на трубе» и поплёвывать в потолок как можно дольше, и поэтому часть денег от продажи газа и нефти они готовы потратить на армию. Да, в Киеве правят прямые креатуры или, по крайней мере, фигуры согласованные с Госдепом и, шире, с западным олигархатом. А у нас Набиуллина, Кудрин, Греф, Медведев, Дворкович, Шувалов, Чубайс, Кириенко и прочие подобные кто? А президента российского в 1999 г. кто Березовскому и Чубайсу утвердил и санкционировал? Великий российский народ?   

    Да, Киев находится под внешним управлением США. Так и Москва по большому гамбургскому счёту с начала 90-х находится под внешним управлением. Во всяком случае, в финансовой сфере это неоспоримо. Действия Центробанка и прежде и, особенно, в период нынешнего кризиса не оставляют в этом никаких сомнений. Полноценной национальной валюты у России, в сущности, нет. Рубль превращён в валютный дериват – производное от доллара. Эмиссия жёстко регулируется инструкциями МВФ. ЦБ, по сути, филиал ФРС и МВФ. Законом и даже в конституции (ст. 75) ухитрились закрепить, что ЦБ «осуществляет свои функции и полномочия независимо от любых органов государственной власти России, не отвечает по обязательствам российского государства».  

    Главная, и, по сути, единственная функция ЦБ по 86-му федеральному закону – поддержание стабильности национальной валюты. Других, более важных задач у ЦБ нет. Мы видели прошлой осенью как, ЦБ стабилизировал рубль.  Смотрящие из МВФ  прописали Набиуллиной инструкции, из вежливости их назвали рекомендациями, и ЦБ отказался устанавливать валютный коридор, лишь пассивно наблюдал крах рубля. Глазьев назвал эти инструкции МВФ «забавным документом». Но едва ли населению России нынешний кризис, напрямую связанный с осенним обвалом рубля, кажется таким уж забавным. Особенно тем, кто работу потерял или кредиты в валюте платит. Даже на Украине за обвал гривны против председателя Нацбанка Гонтаревой возбудили дело по статье «служебная халатность». Притом обвалом тогда в Киеве посчитали падение всего на 20%.  В России же ЦБ, отказавшись устанавливать временный коридор, обвалил рубль в два с лишним раза. Набиуллину не только не уволили, ей, ходят слухи, за крах рубля орден по представлению МВФ могут дать. Если не сейчас, когда отработает своё в ЦБ.

    О чём тут можно говорить, куда уже дальше ехать, если крупнейший банк страны формально государственный, где держит вклады всё население страны – СБ РФ, отказывается работать в российском регионе, в данном случае в Крыму. Причём, Греф и его топ-менеджмент не стесняются публично признаваться, что такая политика банка связана с угрозой интересам частных инвесторов, которым банк наполовину принадлежит, и большинство из которых иностранные резиденты.

    Собственно, и сегодня различия двух олигархических режимов в части их социальной природы не велики. Друг с другом-то они, повторюсь, всегда договорятся – свой своему поневоле брат. Не случайно тот же Лавров осенью прошлого года, точнее, 28 октября после выборов в Раду заявил в одном из своих интервью: «Уверен, что нам будет с кем разговаривать в Верховной раде и правительстве, прежде всего, потому что ведущей силой украинского парламента в любом случае станет «Блок Петра Порошенко», который является партнером России и президента Владимира Путина…». Это уже после того, как укронацистский режим сжёг Одессу, совершил свои жуткие бесчисленные преступления на Донбассе! После того, как вызволенные из укронацистского плена рассказали о пытках! После того как ополченцы извлекли из ям и оврагов сотни трупов казнённых гражданских дончан! Всё равно для Москвы Порошенко – «партнёр», а в Раде и киевском правительстве «есть с кем разговаривать». Какие ещё нужны комментарии?

    Примечательно также, что в том же самом интервью на вопрос журналиста: необходимо ли поднять вопросы о Международном трибунале и об ответственности за убийства тысяч мирных жителей Донбасса, Лавров цинично посоветовал потерпевшим обращаться в Европейский суд по правам человека. А от ответа на вопрос: не нужно ли создать Международный евразийский трибунал для расследования преступлений укронацистов на Донбассе, наш министр и вовсе уклонился – Москву это мало интересует. Во всяком случае, портить отношения с партнёрами в Киеве из-за каких-то нескольких тысяч убитых на Донбассе местных русских – новороссов и малороссов в Кремле не собираются.

    Кстати, разговоры о том, что Киев и американцы мечтают о вовлечении России в войну на Донбассе, наталкиваются на одно явное противоречие. Чтобы вовлечь Россию в войну, нужно не так уж много. Всего на всего, арестовать, а ещё надёжнее, национализировать российские активы на Украине. Например, под предлогом компенсации за Крым. Причём не государственные, а именно частные коммерческие активы. По поводу государственных в Москве никто сильно убиваться не станет. А вот, если Киев покусится на частные активы – олигархов, банков и прочих московских инвесторов, тут вероятность более решительного поведения российских властей  резко повышается, вплоть до введения войск. Это людей на Донбассе – детей и женщин укробандеровцам позволено безнаказанно убивать и города разрушать, тут в Кремле стесняются кулаком по столу стукнуть – краснеют и потеют, изображают пацифистов. А вот пусть в Киеве попробуют на интересы московских банков и олигархов покуситься. Однако же Киев этого не делает, и из-за океана команды нет.   

    Никогда Россия не имела такой инфантильной, бесплодной  и контрпродуктивной элиты как нынешняя постсоветская. О её качестве и характере можно судить хотя бы по тому факту, что в российском политикуме за четверть в века не нашлось ни одного публичного политика или общественного деятеля, ни одной парламентской партии, которые не то что бы заявили о воссоединении русского народа как о своей приоритетной политической цели, но хотя бы поднимали тему разделённости народа и связанных с этим проблем. Единственное, что сами ставят себе в заслугу – не развалили окончательно страну. Для нынешней компрадорской элиты это, конечно, колоссальное достижение. Поспорить с ней за звание самой деструктивной в русской истории могли бы только элиты периода февральской революции 20-го века и последовавшей за ней гражданской войны – масонствующие социал-демократы и «интернационалисты» с длинными носами из пломбированных вагонов. Но ветры истории сдули их с политической сцены относительно быстро. Нынешняя же генерация компрадоров и коллаборантов правит Россией уже четверть века. И они подорвали изнутри русский цивилизационный потенциал так, как не смогли подорвать ни революции 17-го года прошлого века, ни Отечественная война со вторым Евросоюзом, возглавляемым Гитлером (первый Евросоюз был при Наполеоне), ни холодная война с американцами. Им Новороссия не нужна.

     

    Зачем Донбассу нужна Россия 

     

    Говорить о том, зачем Донбассу нужна Россия сегодня приходится, потому что во исполнение политической части «минского плана» уже появились «исследования», социологические опросы, трактующие, что больше половины населении ДНР и ЛНР  готовы и не имеют ничего против возвращения Донбасса в состав Украины, в соответствие с минскими соглашениями. Причём эти «исследования» – цифры опросов публикуют на первых страницах не украинские ресурсы, а именно российские и донбасские.

    Здесь замечу, к сожалению, русский народ, а новороссы и малороссы часть его, за прошедший и весьма драматичный 20-й век очень сильно подутратил пассионарность. Сейчас русский суперэтнос вступает в фазу этногенеза, которую Л. Н. Гумилёв назвал инерционной. Кое-какая пассионарность у поколений инерционной фазы ещё сохраняется, но дефицит её начинает ощущаться весьма остро. Показательно, что в ходе перманентной антинациональной либерально-олигархической  революции, начавшейся в конце 20-го века, её активисты и идеологи первым делом отказались от идеологии. Статья 13 

    конституции РФ: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Заметьте, не тоталитарная идеология, не человеконенавистническая, а, вообще, «никакая». То есть публично и письменно зафиксировали свою историческую бессмысленность и безыдейность. Безыдейность, беспринципность, конъюнктурность – признаки субпассионарности. 

    Дефицит пассионарности народов бывает особенно заметен в кульминационные моменты их истории – во время войн, вторжения иноплемённых и т.п., когда от народа требуется сплочение, мобилизация всех народных сил, требуется сверхусилие, самоотверженность, жертвенность, самоотдача. Падение этносистемной пассионарности русских хорошо заметно по реакции на драматичные события на Донбассе.

    Дело даже не в тонкости той струйки добровольцев, которой течёт из России на Донбасс. Многие искреннее сочувствуют борьбе ДНР и ЛНР, но в практическую плоскость это сочувствие переходит в основном в форме сбора гуманитарной помощи республикам Донбасса и беженцам. Понятно, рядовой гражданин не решает вопросы внешней политики, объявления войны и мира. Но примечательно, что в России не нашлось ни одной  партии, ни одного заметного общественного движение, даже ни одного публичного персонажа, которые бы возразили против «генеральной линии» кремлёвских гешефтмахеров – позволять укробандеровцам безнаказанно изо дня в день убивать гражданское население Донбасса, подложить Донбасс под укробандеровский Киев, чтобы только не портить отношений с Европой. Никто из публичных и авторитетных не сказал: что же вы, гады, творите – эта же не Ирак, не Ливия, не Сирия, это наша святая русская земля горит, там же наших детей каждый день минами и ракетами в клочья разрывают. Зачем вы нам показываете армию на парадах, если эта армия не защищает наш народ. Никто не потребовал от российских властей прекратить «дипломатические» вихляния и кривляния, всю эту минскую лицемерию и предпринять решительные действия по защите Донбасса. Никто не потребовал исходить при выстраивании политики в отношении Новороссии из коренных долгосрочных национальных интересов нашего народа, а не из конъюнктурных и сиюминутных коммерческих интересов московских банков, Газпрома и прочих экспортёров-импортёров.

    Выше я сказал, что главная проблема России – качество элиты. Здесь приходится опровергать самого себя, вспоминая справедливый трюизм: каждый народ имеет ту элиту, которой достоин. Главная проблема современной России в обмельчании самого русского народа. На Донбассе русский народ, в данном случае его часть – новороссы и малороссы находятся в состоянии жестокой войны и осады. Но в России эту трагедию многие попросту не хотят замечать – праздник продолжается. Показательно, что никому не приходит в голову, что, например, перемежать показ донбасских детей с оторванными ногами и руками, разбитые дома и людей, рыдающих на пепелищах над трупами убитых укронацистами близких, с бесконечными развлекательными программами, аморально.

    Даже на самом Донбассе, где сегодня собрались самые пассионарные представители русского народа, дефицит пассионарности обнаружился со всей очевидностью. Именно страстность и бескомпромиссность, непреклонность в отстаивании своих идеалов является важнейшим признаком и критерием уровня пассионарности. Оппортунизм, соглашательство, конформизм – типичные признаки утраты таковой. Мы же сегодня видим, что, по крайней мере, часть руководства ДНР и ЛНР готова отказаться  от своих собственных продекларированных целей и надежд, планов независимости от укробандеровского Киева и воссоединения с Россией. Причём, переобулись так скоро и с такой лёгкостью, что это удивило, наверное, даже самих европейцев и Москву, которые их к этому склоняли. Никто теперь почему-то не вспоминает, что для того, чтобы выполнить политическую часть Минска 2, ДНР и ЛНР нужно, как минимум, презреть итоги майского референдума 14-го года. Напомню, в бюллетенях на референдуме был только один вопрос: поддерживаете ли вы акт о самостоятельности Донецкой/Луганской Республики?

    Политическую часть Минского плана лицемерно пытаются продавать обществу, как некий общественный консенсус. Теперь уже и сам Донбасс, оказывается, судя по подсовываемым публике опросам, готов вернуться в украинское майданное государство, лечь под Киев, признать своим президентом Порошенко, как того требуют минские соглашения. Здесь вспомним, как в начале сентября все крупнейшие каналы с умилением показывали картинку, как Путин, пролетая над Сибирью, в позе роденовского мыслителя склонившись над рабочим столом президентского борта, разрабатывает мирный план для Донбасса, который чуть позже будет положен в основу Минска 1. Правда, довольно скоро выяснилось, что Путин в самолёте, скорее всего, играл в крестики-нолики, а Минск 1, который развивает Минск 2,  разработан американцами – группой Тома Грэма из фонда Киссинджера – управляющего директора компании «Киссинджер Ассошиэйтс», бывшего сотрудника американского СНБ, известного русофоба – автора книги «Мир без России». А Кремлю этот план американцы передали через РСМД – Российский совет по международным делам, который находится на содержании московских олигархов, в частности, «Альфа-Групп» Фридмана, и состоит из тех же олигархов и обслуги олигархического режима.  

    Нравственный аспект я стараюсь не педалировать, так как нравственные аргументы в наш век действуют слабее всего. Хотя сидеть, как ни в чём не бывало, за одним столом с теми, кто только вчера насиловал твоих дочерей и сестёр, отрывал руки и ноги твоим детям, распинал на кресте и отрубал пальцы твоим соратникам, называть насильников и садистов-психопатов партнёрами, планировать с ним совместную жизнь и совместный бизнес, в моральном плане выглядит крайне неоднозначно. Этнокультурный, языковый аспект тоже оставляю в стороне. Но и с чисто прагматической – экономической точки зрения возвращение в украинское государство Донбассу не выгодно.

    Очевидно Донбасс может восстановить промышленный потенциале, если экономика Донбасса будет полноценно интегрирована в большую российскую экономику. Если донбасские хозяйствующие субъекты будут действовать на российских товарных, инвестиционном и кредитном рынках на равных правах с российскими. И, если газ сюда будет идти по внутренним российским ценам. Если же Донбасс останется в составе Украины – с гривной и с украинской таможней, полноценная интеграция донбасской экономики в российскую будет не возможна. При этом украинский машиностроительный комплекс после разрыва связей с Россией неизбежно деградирует. В этой связи коксохимия и металл Донбасса не будут в прежнем объёме востребованы на внутреннем украинском рынке. А с рыночными ценами на газ от России и с учётом транспортного плеча мариупольский металл не будет конкурентен и на внешних рынках – индийский и китайский металл будут дешевле. У Донбасса остаётся ещё один крупный ресурс – уголь. Но, во-первых, этого не достаточно для нормального развития, во-вторых, мы видим, в каком положении находятся шахтёры на Западе Украины.

                Сейчас на Донбассе делят собственность. Но наивно рассчитывать, что приобретённые крупные коммерческие активы удастся удержать даже в среднесрочной перспективе. Для восстановления экономики нужны инвестиции. Если Донбасс останется в составе Украины – пусть и на условиях автономии, инвестиции пойдут с Запада и даже из России через Киев. Крупнейшие активы Донбасса будут автоматически переходить в руки западных инвесторов и их контрагентов в лице украинских олигархов. А, если у нынешнего донбасского руководства под прямым контролем не будет крупнейших коммерческих активов, неизбежно и политическая власть вслед за экономической перейдёт к тем, кого назначат генеральные инвесторы, то есть Берлин, Вашингтон и прочие соросы. 
              Чтобы удержать политическую власть в регионе, необходимо обеспечить хотя бы частичное внутреннее инвестирование, чтобы оставить контрольные и блокирующие пакеты крупных предприятий в собственности ДНР и ЛНР. Но у них своего инвестиционного потенциала для восстановления экономики не хватит, нужно привлекать российские кредиты. Притом, не частные, а именно госкредиты – через госбанки –  ВТБ, СБ РФ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Внешторгбанк, ВБРР, региональные банки с госучастием.  Только тогда можно будет оставить крупные коммерческие активы под контролем нынешней донбасской власти. Других вариантов удержать власть у лидеров ДНР и ЛНР нет. А этот вариант исключает любые формы и варианты для Донбасса оставаться впредь в юрисдикции Украины даже на условиях автономии. Автономия – даже самая широкая – это, среди прочего, украинская таможня, гривна, киевский эмиссионный центр, транзакции через киевские банки, киевская генпрокуратура, киевские спецслужбы. В этих условиях российские госкредиты и российские инвестиции в нужном объёме на украинский Донбасс не пойдут – слишком велики политические риски.

    Таким образом, то, к чему склоняет Донецк Москва – отказаться от собственного выбора на майском референдуме, оставаться впредь в украинской юрисдикции – жить хоть и в разных комнатах, но в одной квартире с духовными наследниками Мазепы, наследниками Бандеры и Шухевича, с Парубиями и Мосийчуками, с Ляшко и Аваковыми для Донбасса будет не только моральным позором и унижением, но и историческим тупиком. А для нынешнего руководства Донбасса – не только унижением и позором, но и самоубийством. Между тем, ДНР и ЛНР хоть и медленно, но верно сползают именно в эту историческую яму.

    Также можно услышать прекраснодушные разговоры, что украинские элиты, политикум – министров, депутатов, командиров Нацгвардии, Правый сектор, прочих активистов Евромайдана нужно перевоспитать и образумить. Тогда они отрекутся от Бандеры и Шухевича, выгонят ЦРУушников из здания СБУ на Владимирской улице в Киеве, согласятся на федерализацию, откажутся вступать в НАТО и, глядишь, попросятся в Евразийский союз. Это было бы идеальным выходом для российских властей. Хочется только спросить, кто их будет вразумлять и перевоспитывать – вы что ли? Шестёрки и козырные валеты кремлёвского агитпропа? Или мосийчуки и ляшко, аваковы и филатовы, наливайченки и тягнибоки сами перевоспитается? Думаю¸ никто реально в эту галиматью не верит, но нужно как-то обосновывать проводимую Кремлём двусмысленную политику.  

    Рассчитывать, что ситуацию с Донбассом разрулят «гаранты» Минска – Москва, Берлин и Париж для руководства Донбасса тупиковая тактика. Они-то разрулят, но сольют Донбасс вместе с Новороссией в укробандеровскую Украину, которая сама всегда будет оставаться в долговом рабстве Запада. Захарченко уже не ополченец, а политик. Государственный деятель. А государственному деятелю нужно иметь не только конъюнктурное, ситуативное, но и историческое мышление. Он должен понимать: если он доведёт дело решительного развода с самостийной и нэзалэжной обандерившейся Украиной до достойного конца – вернёт Донбасс в матушку Россию, как Аксёнов вернул Крым, ему будущие поколения дончан поставят памятник и улицы по всему Донбассу назовут его именем. Если сломается и согласится лечь под Киев – пойдёт на сдачу и капитуляцию в виде автономии в составе Украины, в укрской истории он в любом случае будет оплёван, а в русской останется невнятной фигурой – ни рыба ни мясо, ни кафтан ни ряса. 

    Итак, интеграция донбасской экономики в российскую и политическая интеграция Донбасса с Россией не произойдут ни сами собой, ни по инициативе Москвы. Нужно трезво понимать, Донбасс кремлёвским компрадорам не нужен. Для них это лишняя головная боль. Путин и его московско-лондонские олигархи предпочитают запихнуть Донбасс в бандеровскую Укрию, чтобы, повторюсь, не ссорится с Западом и не тратиться на восстановление разрушенной Киевом донбасской инфраструктуры. Гуманитарку шлют и патроны. Но Донбассу нужна не гуманитарка и патроны, а надёжный прочный мир, гарантированный всеми ресурсами российского государства – и политическими, и военными. И в условиях такого мира – инвестиции, кредиты, нормальное денежное обращение, нормальная транспортная связь с регионами России, российские рынки для продукции своих предприятий без всяких таможен, то есть восстановление промышленности и полноценная интеграция в российскую экономику. 
               Донбассу не удастся реинтегрироваться в российскую экономику и обеспечить политическую интеграцию с Россией, если руководство Донбасса не будет активно и, что важно, публично этим заниматься – открыто наседать на Москву, открыто искать поддержку в российском обществе, искать союзников в российском политикуме и экспертном сообществе. В Кремле, повторюсь, сидят субпассионарии. А субпассионариям свойственно прогибаться в ту сторону, куда их сильнее прогибают. Сегодня они прогибаются туда, куда их прогибает Запад и доморощенные банкиры и олигархи. Если русские Донбасса и России не объединят усилия и со, своей стороны, не будут наращивать морально-политическое давление на Кремль, Донбасс будет окончательно  слит. Если же это давление будет решительным и непреклонным, Москве придётся с ним считаться, придётся признавать ДНР и ЛНР, и заниматься реинтеграцией их экономик.

    У российских политиков, реестровых политологов и экспертов модным стал тезис: «воссоединение Донбасса с Россией сегодня не возможно». Это, вроде как, демонстрация трезвого, реалистичного, ответственного подхода. И на самом Донбассе этот тезис с лёгкостью приняли. Однако откуда этот тезис взялся? Может быть, в Библии записан? Или в конституции РФ? Или во втором законе термодинамики – который ничем не перешибить? По моим сведениям, ни там, ни там его нет. Корректно говорить так: для воссоединения Донбасса с Россией у российской высшей власти нет политической воли – вашингтонский и брюссельский обкомы не велят. Или: в воссоединении Донбасса с Россией российское руководство не заинтересовано. Но это разные вещи: невозможно и дефицит воли, отсутствие заинтересованности. Если нет воли, надо её со всей настойчивостью взыскать, если нет заинтересованности, надо её аргументированно формировать. Например, евразийская экономическая теория Савицкого, его концепция континентальной экономики могут служить доводами в переговорах с Кремлём и в привлечении на свою сторону российского общества.

    Руководству Донбасса важно проявлять инициативу, каждую неделю выходить с новыми политическими и экономическими предложениями. Первоочередные – перевод хозяйственной деятельности на расчёты в рублях, обращение к правительству Р.Ф.  за помощью в организации обращения рубля, открытии отделений российских банков, создании РКЦ, кредитами донбасским предприятиям – ничего не дадут, но важно обозначить серьёзность и долгосрочность своих намерений. В политической сфере –  объединение двух республик. То обстоятельство, что две донбасские республики до сих пор политически не объединились, сильно вредит и им самим и восприятию их в глазах окружающего мира, поскольку порождает лишние сомнения в их политической зрелости, единстве, серьёзности их намерений отстаивать суверенитет Донбасса как нераздельного целого. Наконец очень важно показать населению, что власти ДНР и ЛНР не намерены вихлять и сворачивать с намеченного в мае 14-го года пути. Если же они не продемонстрируют, что у них есть осмысленная идея, ясная идеология, чёткое видение будущего Донбасса, есть продуманная и обоснованная стратегия развития, они утратят поддержку людей и сойдут с политической сцены.

    Что же касается политической части минских соглашений – разделов , посвящённых возвращению Донбасса в состав Украины, то Киев, приняв в последние три месяцы ряд известных одиозных законов – об отказе от внеблокового статуса Украины, об оккупированной территории, о военном положении, об отмене прав человека, пакет законов о Донбассе, пакет о «декоммунизации», постановление об «отпоре 

    вооруженной агрессии России», создал юридические и иные условия, при которых политическая часть минских соглашения становится невыполнимой. Гаранты Минска 2 – Москва, Берлин, Париж делают вид, что этого не видят и не понимают. Но доказать и разъяснить в юридических терминах, что минские соглашения в политической части неисполнимы, что они стали null and void – ничтожными, утратившими силу вследствие бурной законодательной деятельности Киева, труда не составит. То есть, даже если Киев не начнёт широкомасштабное наступление, у ЛНР и ДНР имеются и моральные, и формально-юридические основания, не выступая инициаторами отказа от Минска 2, снять с себя обязательства по выполнению позорной и тупиковой политической части минских соглашений. Для этого нужна только политическая воля теперь уже руководства самих ДНР и ЛНР.   

                Во всех своих статьях, посвящённых Украине, за последние десять лет,

    я говорил, что Украина может быть либо частью православной евразийской цивилизации, то есть России, либо оспаривать у Польши и Прибалтики роль форпоста некогда  католическо-протестантской, а ныне секуляризованной цивилизации Запада в её геополитическом и духовном противостоянии с православной Россией-Евразией. Третьего не дано. И это никак не зависит от позиции отдельных фигур или расклада политических сил в Киеве, но обусловлено объективными закономерностями культурно-генетического системогенеза. Формировать свою отдельную от русских идентичность и отдельную от России историческую субъектность, кроме как на яростной русофобии, на противопоставлении себя России и русским, порвавшим с русским миром украинцам объективно не на чем. Поэтому нейтральная нэзалэжная и самостийная Украина – это утопия. Независимая Украина может быть только антироссийской и русоненавистнической. И в соответствие с этим она всегда будет выбирать себе друзей и союзников.

    Федеративная Украина возможна. Но исторический опыт показывает, что федерация устойчива, если её участники – субъекты принадлежат одной крупной этнокультурной общности. Либо, если в ней имеется системообразующий этнос, который эту федерацию скрепляет. Как это обстоит, например, в России, где таким системообразующим этносом выступают русские. Но Донбасс и Галичина относятся к разным этнокультурным общностям, а такой этнокультурной скрепы, как русские в Российской Федерации на Украине нет. В этой связи федерация на Украине устойчивой и стабильной не будет, она может быть лишь промежуточной стадией на пути к мучительному, а, возможно, и кровавому распаду. Потому что ещё никому не удавалось скрестись бульдога с носорогом. В Киеве это прекрасно понимают или, во всяком случае, интуитивно чувствуют, оттого упираются руками и ногами, не соглашаясь с навязываемой Москвой, а теперь ещё и некоторыми силами в Европе федерализацией.

                Не буду здесь предсказывать судьбу Украины, а просто вспомню об одном историческом примере. Австро-Венгерскую империю с 19-го века называли «лоскутным государством».  В 1918 г. она переживала глубокий политический и экономический кризис, связанный с военными неудачами – шла Первая Мировая. Император Карл I призвал народы своего государства сплотиться перед лицом трудностей и сформировать национальные комитеты для укрепления империи. Укреплять империю Вена рассчитывала за счёт федерализации. 16 октября Карл I издал манифест о преобразовании Австро-Венгерской империи в федерацию. Во всех частях страны откликнулись на это призыв, комитеты были сформированы. Однако свои задачи они понимали совершенно не так, как рассчитывали в Вене. В итоге, буквально в течение трёх недель были провозглашены независимые от Вены Чехословакия, Венгрия, Государство Словенцев Хорватов и Сербов, Польша и Западно-Украинская народная республика. 6 ноября Карл I отрёкся от престола. В самой имперской Вене была провозглашена Австрийская республика. Отдельные регионы распавшейся империи вошли в состав соседних государств: Трансильвания в Румынию, Босния и Герцеговина, Далмация и Истрия в возникшую тогда же Югославию, Южный Тироль в Италию, Закарпатье в Чехословакию, Королевство Галиции и Лодомерии в возрождённую Польшу. Большая Австро-Венгрия, без которой полтысячелетия не мыслилась Европа, прекратила своё существование. Мир изменился, но остался стоять.

    Это к теме страхов Кремля, связанных с возможным распадом Украины – кончайте менжеваться, кончайте издеваться над миллионами людей на Донбассе, глаза боятся – руки делают, семь бед – один ответ. Чем дольше тянуть, тем больше будет крови – не сейчас, так позже.

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: Elena17 (06.06.2015)
    Просмотров: 169 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz