Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 13.12.2017, 12:21
    Главная » Статьи » Публицистика » Антология Русской Мысли

    Игорь Сикорский. Эволюция души

    Эволюция души

    В этой лекции мы коснемся главнейшей загадки человеческой жизни. Тема эволюции души связана с нашими представлениями о прогрессе человечества, о том, каков смысл нашего существования в бескрайней Вселенной, которая на вид так равнодушна, чтобы не сказать — враждебна, к нашим усилиям. В наш тревожный век, век трагедий и разочарований, эта тема получает особое значение.

    Яркое и сильное определение характеру недавних событий дал Питирим Сорокин: «Нет теперь пощады ни невинности детей, ни сединам старцев, ни женской слабости. Они – первые жертвы войн, революций, преступности и всякого произвола. Цивилизация, которая до 1914 года хвастала своим гуманизмом и мягкостью, противопоставляя себя так называемой «варварской жестокости средневековья», сама теперь дошла до таких пределов насилия и низости, что «варварам» за ней не угнаться. Проявив себя в XII–ХШ веках в духе гуманизма, сострадания, земного разума и благородных стремлений, культура Запада завершила эту фазу своего существования разгулом насилия и зверства. Нельзя себе представить банкротства более трагического и полного» (Pitirim Sorokin. «The Crisis of Our Age»).

    Декарт говорил, что для того, чтобы познать истину, необходимо по крайней мере однажды все поставить под сомнение. Мне кажется, этот постулат очень пригодится при обсуждении проблемы эволюции души в наше трагическое время.

    Начнем с того, что почти половина человечества неподвластна материалистической идеологии, которая отрицает существование у человека «души» de facto. Однако, и религиозные люди, которые непоколебимо верят, что душа бессмертна, могут ныне усомниться в реальности ее нравственного прогресса. Совершенствование человека, которое можно определить как конструктивную эволюцию души и сознания, долгое время связывали с развитием здравомыслия, честности, терпимости, доброты, сострадательной мягкости, альтруизма, доброжелательства, уважения к истине и т. п. Но наш век засвидетельствовал полнейший отказ от всех этих ценностей и потому стал самым кровавым из 25 веков письменной истории. Если принять это во внимание, то трудно утверждать, что за пять тысяч лет человеческая душа претерпела какие бы то ни было положительные изменения.

    Настоящей попытке разобрать этот вопрос и признать наличие неких упорядоченных и положительных общих тенденций, несмотря на обескураживающий хаос современности, должны предшествовать некоторые разъяснения.

    Слово «душа» мы будем употреблять для обозначения наивысшей, бессмертной в потенции, составной части человеческой личности. Именно эта составная нашей личности реагирует на такие вещи, как уважение к истине, сострадание, добрая воля, прощение, терпимость, любовь и т. п.. Поскольку это так, то понятие «душа» не может отождествляться с понятием «разум».

    И в литературе, и в жизни мы часто сталкиваемся с тем, что высокой и мудрой душой, которая безошибочно и четко выделяет упомянутые выше главные жизненные ценности, обладают люди необразованные и бесхитростные. Как правило, это люди глубокой религиозной веры. В то же время и в жизни, и в произведениях великих писателей встречаются персонажи, у которых развитый интеллект и большая эрудиция совмещаются с душевной грубостью, и в этом смысле они ниже пещерных жителей, а то и зверей. В сущности, русское слово «бездушный» гораздо точнее, может быть, передает реальность, чем это обычно понимается, и, однако, такое определение не исключает ни большого ума, ни высокой учености. Слово «эволюция» в нашем употреблении следует понимать как обозначение процесса постепенных изменений, по существу направленных в сторону совершенствования, роста, обогащения, качественной изощренности. Выражение «эволюция души», взятое в самом широком, предельном своем значении, может пониматься, таким образом, как постепенный процесс совершенствования человеческого разума – от подобия зверя к подобию Божию.

    В общем термин «естественная эволюция» обычно ассоциируется с идеей последовательного и длительного процесса, в результате которого происходит развитие всего живого. Говоря об «эволюции души», мы, стало быть, устанавливаем некую аналогию между обоими процессами, и это, без сомнения, справедливо. Эволюцию растений и животных определяют факторы материального порядка, в результате эволюции вид, как правило, развивает те особенности, благодаря которым он получает больше возможностей к выживанию. Следует отметить, что при этом происходит не столько содействие развитию желательных качеств, сколько элиминация вида, не сумевшего развить качества, которые необходимы для выживания.

    По аналогии мы можем предполагать наличие естественных законов или факторов высшего порядка, которые могли бы каким-то образом влиять на совершенствование и развитие человеческой души. В попытке обнаружить такие факторы мы будем анализировать некоторые примеры, взятые не только из жизни человека, но и из жизни более примитивных существ.

    Использование животного мира в качестве исходной точки оправдывается следующими соображениями. Растительную и животную жизнь на земле можно считать предшественницей и колыбелью человеческого рода. Кроме того, вполне допустимо думать, что некоторые основные законы высшего порядка определенным образом влияют на всю вообще жизнь на земле, так же, как гравитация, управляющая движением огромных небесных тел, управляет также и поведением мельчайших частиц.

    Мы будем основываться на предположении, что среди современных нам живых существ можно в принципе обнаружить виды, которые соответствуют видам, обладавшим наивысшими умственными способностями в какой-то отдаленный период. То есть, существующие сейчас бактерии и низшие формы жизни, вероятно, могут дать представление о первоначальных формах жизни; ящериц и крокодилов можно, пожалуй, сравнить с динозаврами и т. д. Таким образом, у нас есть возможность наблюдать живые существа, сходные с теми, которые населяли землю сотни миллионов лет назад.

    Последовательный прогресс умственных способностей у животных и молниеносный скачок, сделанный человеком, разумеется, очевидны и бесспорны. Поэтому в настоящем обсуждении уровень интеллектуального развития мы будем считать отправной точкой в рассмотрении реального или фигурального совершенствования души в связи с общим развитием интеллекта. Слово «фигуральный» употреблено потому, что, прежде всего, мы займемся развитием некоторых высших побудительных импульсов у животных.

    Для того, чтобы соблюдать некоторую последовательность, мы будем, в частности, рассматривать соотношения, существующие между степенью умственного развития и следующими факторами:

    1. организация и руководство;

    2. развитие высших чувств и побуждений;

    3. значение смерти.

    В связи с первым из этих трех факторов мы можем наблюдать следующее. На низших стадиях животной жизни и во всем растительном мире сама идея организации и руководства не имеет никакого смысла. На более высоких уровнях животной жизни организация иногда играет некоторую роль. Птичьи стаи иногда следуют за определенным вожаком, как стада буйволов или оленей. Наиболее очевидный пример сложной социальной организации, основанной на механической дисциплине и плановом распределении труда и пищи, наблюдается у пчел и муравьев. Муравейники – хороший пример тоталитарной экономики, которая в случае муравьев оказывается продуктивной. Однако, муравьи – это явно символическое предостережение человеку, который в данный момент с опасностью для себя продвигается в том же направлении. Для того, чтобы подобная общность могла благополучно существовать, необходимы были три фактора: а) муравей потерял крылья, что равнозначно потере свободы; б) он почти потерял зрение, что равнозначно потере доступа к настоящей информации; в) муравей утратил возможность иметь собственное потомство, так как в муравейнике размножение производится маткой по принципу массового производства.

    Следует отметить, что в животном мире случаи жестокой организации являются редким исключением. Пример пчел и муравьев производит впечатление, что природа экспериментирует, пробуя условия жизни, которые, строго говоря, не необходимы при данной степени умственного развития, так как множество других живых существ сравнимого физического и умственного уровня продолжает с таким же успехом существовать независимо, без какой бы то ни было организации. У более высокоразвитых животных, именно у птиц и млекопитающих, мы находим небольшую организацию, которая явно необходима для выживания вида. Речь идет о семье.

    Переходя от животных к примитивному человеку, мы видим, что, помимо семьи, ощущается необходимость в более обширной организации. Таким образом, необходимо становится руководство. С развитием интеллекта растут размеры и сложность организации и повышается значение руководства.

    На этом уровне развал организации или несостоятельность руководства может стать причиной катастрофы. Дальнейшее развитие интеллекта и науки создаст необходимость в еще более обширной и сложной организации, пока в конце концов не будет достигнута такая стадия, на которой для выживания вида нужна будет организация мировая.

    Недавно группа выдающихся ученых высказала мнение, что сейчас человечество приближается к этой стадии. Их точка зрения изложена в брошюре «Мир единый или никакого». Непосредственной причиной их вывода послужило изобретение атомной бомбы. Однако ведь и это чрезвычайно мощное орудие разрушения есть один из плодов научного и интеллектуального прогресса.

    Подводя итог этой части наших рассуждений, мы обнаруживаем, что на примитивных уровнях жизни организация и руководство не имеют смысла и невозможны; на уровне более высоком (у насекомых, рыб, пресмыкающихся и земноводных) организация, как правило, все еще не необходима и ее нет, за исключением некоторых странных и редких случаев, о которых уже упоминалось; на более высокой стадии животной жизни возникает необходимость в семье; по мере развития интеллекта возникает необходимость во все более обширной и сложной организации, пока, в конце концов, на известной стадии развития наличие мировой организации и разумного руководства не сделаются абсолютно необходимыми для сохранения вида.

    Что касается развития высших чувств и побуждений, то к растительной и низшим стадиям животной жизни неприменима сама эта идея. У живых существ, так сказать, промежуточного умственного развития, то есть у насекомых, ракообразных, рыб и земноводных, ничего подобного тоже почти невозможно обнаружить. Переходя к животным более высоких умственных способностей, а, именно, к птицам и млекопитающим, мы обнаруживаем появление неких высших побуждений. Это, прежде всего, проявляется в отношениях между родителями и детьми. Здесь мы наблюдаем альтруизм и милосердие, которые могут достичь степени самопожертвования. Птица-мать долго высиживает птенцов, а затем неделями добывает для них пищу. Медведица или кошка нежно заботится о своих отпрысках и способна пожертвовать жизнью, защищая их от нападения, Если поймать слонят, то взрослые слоны пойдут за ними в рабство. Следует, однако, помнить, что у животных проявления альтруизма почти всегда распространяются только на членов семьи, чаще всего на потомство или, как в случае собак и некоторых других домашних животных, на хозяина и, может быть, еще нескольких лиц из ближайшего окружения.

    У примитивного человека сфера проявления высших побуждений расширяется и углубляется. Наряду с семейными отношениями, которые выражены определеннее и часто не прерываются в продолжении целой жизни, появляются преданность и долг по отношению к общине, племени и, наконец, к нации. Великие люди испытывают чувство сострадания и долга по отношению ко всему человечеству, которому они стремятся служить в целом.

    Таким образом, выявляется знаменательная тенденция. О наличии высших побуждений в растительном мире и на низших стадиях животной жизни нельзя говорить даже в фигуральном смысле. Высшие чувства и побуждения появляются на более высоких стадиях развития интеллекта, причем, чем выше интеллект, тем выше необходимость в них.

    Следует подчеркнуть, что само по себе развитие интеллекта не есть причина высокой нравственности и благородства. Но оно создает нужду в высоком альтруизме и благородстве. Есть основания полагать, что это один из основных высших законов универсума, хотя действие его не проявляется с той же очевидностью, что действие законов механики или химии. В самом деле, мы все прекрасно знаем, что умный и бессовестный индивид может обладать прекрасным здоровьем и пользоваться успехом, несмотря на пренебрежение законами морали и высокими принципами. Можно, однако, утверждать, что вид в целом не может выжить, если в нем нет достаточного числа индивидов, моральная высота которых соответствует общему уровню умственного развития, достигнутому видом.

    Смерть. Рассматривая отношение к смерти в связи с разными стадиями умственного развития, можно прийти к интересным заключениям. На низших уровнях жизни естественная смерть не имеет, как правило, никакой важности, иногда ее как бы даже и нет. Разные простейшие организмы, вроде протозои, в известном смысле бессмертны. Они размножаются путем деления, так что один индивид становится двумя, не оставляя за собой ничего похожего на труп. Если окружающая среда благоприятна, этот процесс может продолжаться бесконечно. Естественная смерть не наступит. Эта форма жизни может быть уничтожена только случайно.

    Равным образом естественная смерть не может быть с очевидностью установлена у многих растений, например у картофеля. Ботва осенью высыхает, но основная часть растения, то есть клубень, остается в земле и спит, при этом она вполне жива. И благодаря клубням – существенной части растения, поток жизни течет, не прерываясь, на протяжении столетий. Но уже в мире насекомых индивидуальная естественная смерть есть твердо установленный общий закон. Однако, и метафизически, и в большей степени физически смерть здесь не сопряжена с уродством, нет в ней, вероятно, и страдания. Смерть родителя или ребенка не имеет никакого значения, потому что насекомые, как правило, не знают, кто их родители или дети, и поэтому не могут страдать от их потери. Для животных с более развитым интеллектом, например для птиц и млекопитающих, смерть становится трагедией и часто связана с настоящим психическим страданием. Птица или кошка иногда остро переживает потерю детенышей, особенно если смерть была насильственной.

    И все-таки трагедия смерти во всем животном мире несомненно не слишком велика. Страдание, причиненное потерей дорогих существ, ограничивается главным образом потерей детенышей и, как правило, длится недолго. Еще более важно то, что в течение всей своей жизни, вне опасности и болезни, животные, вероятно, не знают или не чувствуют, что они смертны.

    Лишь для человека феномен смерти вполне обретает всю свою трагическую важность. Человек, независимо от своего физического состояния, всегда сознает, что он и все его близкие – смертны, и что в сравнении с астрономической или геологической реальностью человеческая жизнь абсурдно коротка. Потеря любимого существа – это трагедия, которая может переживаться годами и даже всю жизнь. С незапамятных времен человек назывался «смертным». Это подчеркивает важность смерти и связанных с ней трагедии и унижения.

    Приведенные выше соображения влекут за собой следующий вывод. На низших стадиях жизни естественная смерть индивида не имеет почти никакой важности, не связана со страданием и во многих случаях кажется просто не существующей. Принимая, что насекомые по развитию интеллекта представляют собой следующую стадию жизни, мы констатируем, что здесь индивидуальная смерть –  есть твердо установленное правило, но связана лишь с небольшими страданиями и не вызывает печали в случае смерти родственников. Смерть и связанные с ней трагедия и горе обретают важность только при достижении известного уровня умственного развития. Настоящей и полной интенсивности они достигают у человека. Трагедия и горе, связанные со смертью, значительно возрастут на более высоких стадиях развития, если не противопоставить им веру в воскресение и будущую жизнь.

    Основываясь на приведенных выше соображениях, можно описать один из основных законов нравственной эволюции нашего мира. По объяснимым, в общем, причинам процесс естественной эволюции способствует постепенному росту умственного развития живых существ. Это, в свою очередь, создает условия, которые заставляют живые существа продвигаться в направлении более высоких чувств и устремлений. Если вид не будет совершенствоваться в нравственном отношении пропорционально интеллектуальному прогрессу, то ему грозит вырождение или гибель.

    Во многих случаях проявление этого закона так или иначе наблюдается в животном мире. Как правило, живые существа, находящиеся на низшей или промежуточной стадии развития, не обращают никакого внимания на своих потомков, выбросив семена или отложив яйца, и, тем не менее, вид продолжает существовать. Но если перестанет заботиться о своем потомстве какой-нибудь вид птиц или млекопитающих, то он очень скоро исчезнет. Из этого следует, что семья вынуждена проявлять определенную степень альтруизма, чтобы не выпасть из потока жизни.

    Что касается человеческого рода, то закон этот распространяется гораздо дальше. Необходима не только забота о детях, но появляются и другие нравственные обязанности, расширяющиеся и растущие в своем значении по мере развития интеллекта и продвижения науки.

    Высокое чувство долга и бескорыстное служение, направленные на некую небольшую общность людей, последовательно вырастают в более сложную систему чувств и побудительных импульсов, относящихся к нации; затем неизбежно – к группе наций и, наконец, ко всему человеческому роду.

    Чтобы продолжать наше обсуждение, следует вспомнить, как люди относятся к законам природы. Всего несколько веков назад считали, что все, что происходит в природе, сопряжено с непосредственным Божиим участием. Планеты передвигали Ангелы, стихийные бедствия виделись проявлением Божиего гнева и т. д. И открытие законов природы сначала вызвало резкое противодействие, чуть ли не обвинения в богохульстве. Теперь, однако, мы признаем, что закономерности Божиего мира делают его еще удивительней и прекрасней, что величие и чудесная точность функционирования Вселенной есть результат действия естественных законов, которыми Бог пользуется как инструментом. Среди них один из главнейших – закон гравитации.

    Приведенный пример есть иллюстрация той опасности, которая грозит современному человечеству. Кажется, что люди стремглав несутся куда-то, забыв о существеннейшем законе, который требует определенного нравственного прогресса, соответствующего прогрессу интеллектуальному.

    Есть некое символическое сходство между нынешним положением вещей и тем странным явлением, которое произошло 60 миллионов лет назад. До этого времени в течение более чем ста миллионов лет доминирующим видом на земле были динозавры. Они были так велики и сильны, что самые крупные из них могли, наверно, надвое перекусить тигра или затоптать слона. И все же по какой-то причине вид этот почти сразу исчез. Среди других гипотез, объясняющих исчезновение животных, сильнее которых никогда не было на земле, есть такая: динозавры откладывали яйца в песок и потом больше не обращали на свое потомство никакого внимания. Теперь то же самое делают ящерицы. Предполагается, что какое-то сообразительное животное меньших размеров стало питаться яйцами динозавров, которые никто не охранял, и это послужило причиной вымирания вида.

    Если это так, то, значит, при всей своей силе и многочисленности, динозавры не обладали даже минимумом альтруизма, присущего птицам и млекопитающим, которые заботятся о своем потомстве, и тем самым, – о сохранении вида. Динозавры не проявили ни малейшего альтруизма, и необычайно мощный вид бесследно исчез.

    Современное человечество может рассматривать эту историю как символическое предостережение. Человека XX века можно считать интеллектуальным сверхдинозавром. Наша планета никогда не была свидетельницей такой исключительной интеллектуальной мощи, как в нынешний век. Всего сто лет назад нельзя было и мечтать о многих вещах, которые теперь кажутся обыденными: можно вести разговор через океан, и даже без помощи проволоки, можно летать со скоростью 1000 км в час. Создана атомная бомба, которая дает современному человеку возможность уничтожить все живое на Земле, стоит ему только пожелать. Всего этого не только не было 100 лет назад, но никто и не поверил бы, что такое возможно. Теперь это реальность. Но и риск. Человек должен идти вперед, не забывая о нравственной эволюции своей личности, другими словами – об эволюции души. Забывая об этом, человек вступает в противоречие с одним из фундаментальных законов мироздания, и эта ошибка может стать роковой.

    Наш вывод находится в явном несоответствии с установками радикального материализма. По мнению материалистов, для решения всех проблем единственно необходима только организация, ибо мотивы поведения сами по себе есть производное от окружающей среды, упорядочить которую и может, и должно всесильное государство. Такая форма существования, базируясь на системе поощрения покорных и наказания непокорных, может длиться как угодно долго, не нуждаясь ни в вере, ни в истинном благородстве. Нужна только дисциплина и абсолютная покорность руководству, а религия и всякие вообще высокие чувства – это либо суеверие, либо результат каких-то химических процессов, которые происходят в железах или мозгу.

    Некоторые ученые-материалисты шли еще дальше, предполагая, что медицина будущего найдет химические или иные средства прямого воздействия на человеческие чувства и поведение. Тогда правительства смогут впрыскивать послушание обычным людям, агрессивность солдатам и т. д. Это значит, что понятию «человеческая душа» совершенно отказывают в какой бы то ни было реальности.

    Мы не можем здесь подробнее остановиться на этом вопросе, он анализируется в моей книге «Невидимая встреча». Позволю себе лишь выразить твердую уверенность, что такое решение вопроса представляет собой попытку заменить высшие проявления духа синтетическим подлогом. Основанная на нем организация ни в коем случае не будет устойчивой; она неизбежно рухнет под тяжестью своей ужасающей жестокости через несколько поколений, даже если перед этим ей удастся на время завладеть всем миром.

    Подведем итог нашим рассуждениям. Последовательное развитие интеллекта у живых организмов и быстрый прогресс человеческой науки, очевидно, являются частью естественного процесса эволюции. Развитие интеллекта требует все более обширной и сложной организации и управления. Это, в свою очередь, создает необходимость нравственного прогресса, ибо ни одно организованное общество не может существовать, если его управители и члены не обладают некоторой долей высших чувств и благородных побудительных импульсов. Следует отметить, что в своем проявлении закон этот более или менее подобен закону естественного отбора. Если тот или иной вид высокоорганизованных животных или человеческий род не достигнет в своем внутреннем развитии такой высоты чувств и побуждений, которые необходимы при уровне уже достигнутого им умственного развития, то он обречен на деградацию или вымирание.

     

     

    Источник: http://magazines.russ.ru

    Категория: Антология Русской Мысли | Добавил: rys-arhipelag (26.10.2013)
    Просмотров: 659 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz