Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3986


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.10.2017, 00:53
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Русское воинство

    Кавалер Георгиевского оружия полковник 98-го Юрьевского пехотного полка Д.Н. Постников

    Постников Н.Д.

    кандидат исторических наук

    (г. Москва).

    Источник: Великая и забытая. Материалы научной конференции 10-11 ноября 2012 года / Ред.-сост. К.А. Пахалюк. Калининград-Гусев. С. 14 — 22.

    Светлой памяти моего прадеда Д.Н. Постникова

     посвящаю эту статью.

     

    «Забытая война» такое метафоричное название для Первой мировой войны в современной России стало почти историографической нормой. Она действительно оказалась «забытой войной» в нашем сознании, и почти стёрлась в исторической памяти обычных россиян, оставив по себе только общие сведения и смутные семейные воспоминания. Причин, почему это произошло, можно перечислить множество, но главная из них, пожалуй, позиция правящей партии большевиков, для которой Первая мировая война была не трагедией народов, а всего лишь удобным поводом для достижения своей цели – осуществления революции и захвата власти. Именно поэтому на Циммервальдской конференции (Циммервальд, Швейцария, 5-8 сентября 1915) В.И. Ленин выдвинул лозунг о «превращении войны империалистической в войну гражданскую», выступив за поражение России в войне, что должно было приблизить, по его мнению, час «пролетарской революции».

    По этой «логике» большевиков выходило, что солдаты, воевавшие на фронтах и отдававшие свою жизнь, сражались не за свою страну и свою Родину, а умирали за царя, за русских капиталистов и помещиков, проливали свою кровь за интересы мировой буржуазии. И все принесённые жертвы были напрасны.

    Не стоит искать среди большевистского руководства и участников мировой войны. И что могли сказать большевистские лидеры стране о мировой войне? Что их партия выступала за разгром России и сотрудничала с германской разведкой, что они никогда не были на фронте, и не пережили невероятные лишения и тяжесть окопной жизни. Желать поражения своей стране. Не предательство ли это? И здесь уже не скроешься за привычными большевистскими лозунгами типа «грядущей победы всемирной пролетарской революции». Не в этом ли видится ещё одна — нравственная причина забвения Первой мировой войны в Советской России? А как быть с заклятыми врагами Советской власти? С белыми. Среди которых было много героев мировой войны. На эти и другие тяжёлые для себя вопросы большевики не могли и не желали отвечать.

    Поэтому чем меньше народ помнил о войне, тем меньше было у него неудобных вопросов к власти. А раз так, не было для большевиков, а значит и для всего советского народа, проявлений мужества и героизма русского солдата на полях сражений Первой мировой войны. Не было и не могло быть. И поэтому на долгие десятилетия исчезли из литературы и исторических исследований имена героев и совершённые ими подвиги. И участью для них должно было стать забвение.

    Но человеческая память, страна не могут «существовать в истории», в которой есть «белые пятна». Сегодня пришло время, когда шаг за шагом, благодаря кропотливой работе с дореволюционной литературой и с архивными документами исследователи закрывают эти «белые пятна» истории страны и возвращают имена героев Первой мировой войны. Одним из таких возвращённых имён стало имя моего прадеда полковника 98-го Юрьевского пехотного полка Д. Н. Постникова.

    Дмитрий Николаевич Постников родился 21 октября 1865 года (по старому стилю) в городе Кобрин Гродненской губернии. Его отцом был Николай Иванович Постников (1820-1881) – полковой священник 101-го Пермского пехотного полка,  благочинный 26-й пехотной дивизии. Во время Крымской войны Николай Иванович Постников участвовал в обороне Свеаборгской крепости от союзной англо-французской эскадры. В русско-турецкую войну 1877-1878 годов вместе с полком с боями прошёл Румынию и Болгарию, дошёл до Адрианополя. Был награждён орденами Святого Владимира 4-ой степени с мечами и Святой Анны 3 степени[1].

    Его сын Дмитрий Николаевич Постников был кадровым военным, он начал службу в 1885 году, в 19 лет, в 103-м Петрозаводском пехотном полку. Во время русско-японской войны капитан Д.Н. Постников находился на театре военных действий в Манчжурии, но в боевых действиях участия не принимал. В 1907 году был переведён в 98-й Юрьевский пехотный полк. Был женат на Елизавете Робертовне Постниковой (урождённая Анна-Луиза Елизавета Вейс, дочь выходца из Пруссии, принявшего в 1894 году российское подданство). На 1 июля 1914 года в семье Д.Н. Постникова было четверо детей: сыновья 11, 13 и 15 лет и дочь двух лет. К началу Первой мировой войны Д.Н. Постников был награждён орденами: Святого Станислава 3-й степени (1908 год), Святой Анны 3-й степени (1911 год), Святого Станислава 2-й степени (май 1914 года)[2]

    В мае 1914 года ему было присвоено звание подполковника[3], и перед самой войной Д.Н. Постников вступил в должность командира 1-го батальона 98-го Юрьевского пехотного полка.

    Юрьевский полк принял участие в Восточно-Прусской операции. Уже 4/17 августа 1914 года[4] полк, в составе 25-й пехотной дивизии, вступил в пределы Восточной Пруссии. Батальон подполковника Д.Н. Постникова участвовал в приграничном бою под Шталлупененом[5]. Во время Гумбинненского сражения (7/20 августа) батальон Д.Н. Постникова в течение всего дня сдерживал ожесточённые атаки немцев, находясь в самом пекле битвы, ибо именно по частям 25-й и соседней 27-й пехотной дивизии германское командование нанесло массированный удар[6].

    27 августа/9 сентября 1914 года 98-й Юрьевский пехотный полк находился несколько южнее восточно-прусского города Тапиау[7], на позициях, тянувшихся вдоль реки Алле, когда получил приказ об отступлении 1-й армии[8]. Положения приказа вытекали из самой сути сложившейся обстановки. В эти дни немцы прорвали оборону на южном крыле армии П.К. фон Ренненкампфа в дефиле Мазурских озер и получили возможность, выйдя на оперативный простор, ударить в тыл 1-й армии, прижать её к устью Немана и разгромить. В этих условиях на полк командованием была возложена задача обеспечивать отход частей III-го корпуса[9] от реки Алле до Инстербурга[10] и далее на восток, до Гумбиннена[11].

    Днём 29 августа/11 сентября 1914 года колонна полка, растянувшись на несколько километров[12] по шоссе, двигалась к Инстербургу. К этому времени полк, находясь в арьергарде дивизии, ещё не вступал в бой с немцами. Но это уже не могло длиться долго.

    В 15 часов 10 минут, не доходя пяти километров до Инстербурга[13], у самой околицы деревни Дидлакен[14], на полк внезапно обрушились лавина взрывов, послышалась ружейная стрельба. Немцы наступали одновременно с юга и с севера, разрезая надвое непрочную ленту полковой колонны. Первый батальон подполковника Д.Н. Постникова тут же, в открытом поле, занял оборону и открыл беглый огонь по наступавшему противнику. Артиллерийский дивизион, под прикрытием огня пехоты спешно развернув орудия, стрелял по позициям немецкой артиллерии[15]. Бой был скоротечным и жарким, немцы, хотя и были остановлены, но сумели перерезать шоссе и рассечь полк на две части. Заградительный огонь артиллерии и первого батальона остановил противника. Бой стих, но в любой момент немцы могли ударить вновь. Об арьергарде полка, 2-м и 3-м батальонах, ничего не было известно. Ординарец, который был послан к ним с приказом об отступлении, пропал без вести[16]. Отступление продолжилось, и около половины шестого вечера[17] остатки полка подошли к окраинам Инстербурга, сделав привал у отдельно стоящего двора Амалиенхоф (Amalienhoff)[18], всё ещё надеясь, что 2-й и 3-й батальоны полка, пробившись через неплотный заслон немцев, догонят головную колонну. Но как раз в тот момент, когда батальон остановился, из-за перелеска, прямо по фронту, с тыла, на поле, в «800 шагах»[19] от него, вывалились густые «германские цепи в шесть линий, одна за другой»[20], а с юга началось «наступление крупной колонны противника, не менее полка пехоты»[21].

    Бой вспыхнул с новой силой. Батальон подполковника Д.Н. Постникова открыл ружейный огонь по немцам, прикрывая отступление артиллерии и штаба полка. Немецкая атака на время захлебнулась. К этому времени подполковник Д.Н. Постников уже не имел связи с командиром полка и не знал, где он находится. Медлить было нельзя. Немецкая артиллерия простреливала дорогу на Гумбиннен, «сильнейшим шрапнельным огнём и бризантными снарядами»[22], отрезая путь отхода батальона на восток. Немцы ежеминутно могли вновь начать атаку, и тогда батальон был бы прижат к этой дороге. Минутная растерянность в это мгновенье или даже короткая заминка в действиях подполковника и батальон был бы смят, окружён и раздавлен. И Д.Н. Постников, хорошо понимая это, принял единственно правильное решение. Отдал приказ о немедленном отступлении, на юг, в обход Инстербурга[23], где ещё было пустое пространство не занятое немцами, где была та единственная узкая лазейка, которая давала надежду людям выскользнуть из неумолимо сжимавшегося тугого кольца окружения. Но чтобы совершить этот манёвр на глазах у немцев, нужно было оставить прикрытие. Командовать прикрытием «тремя взводами 1-й роты и ½ роты 2 роты»[24] были назначены подпоручики М.И. Крастынь и В.К. Столица.

    Благодаря решительному манёвру и оставленному прикрытию батальону удалось оторваться от немцев. Но к этому времени, после дневных боёв, от батальона осталось только две с половиной роты[25]. Измождённые многочасовым переходом без отдыха, измотанные арьергардными боями офицеры и солдаты 1-го батальона Юрьевского полка, в сгущающихся вечерних сумерках, устало двигались на восток, по дороге зажатой густым лесным массивом. Подполковник Д.Н. Постников и его батальон выполнили свою главную задачу: обеспечили отход штаба полка вместе со знаменем[26].

    Но сам батальон был отсечён от дивизии и остался один на один с наступающими немецкими частями, которые двигались с юга и с запада по шоссе и дорогам, заполняя их серой массой шагающей пехоты, артиллерийскими парками и кавалерией.

    К «8 часам вечера»[27] в нескольких километрах южнее Инстербурга у деревни Крузиннен[28] остатки батальона подошли к краю леса[29]. Впереди лежал, пока невидимый, но указанный на карте, перекрёсток дорог. Вернувшаяся разведка доложила, что на перекрестке расположилась «на отдых»[30] «колонна противника, силою в два батальона с одной батареей и понтонным парком»[31]. Путь был закрыт. Неожиданно в тылу «появился немецкий разъезд, но он был отогнан несколькими выстрелами»[32]. Стало особенно тревожно, от осознания того, что этот отогнанный разъезд мог быть авангардом немецкой части, готовой в любой момент ударить в тыл батальону. Немецкая колонна расположившиеся на перекрёстке дорог, всё ещё не заметила русскую пехоту, поэтому решение созрело в голове подполковника молниеносно. Он отдал приказ идти на прорыв.

    Д.Н. Постников повёл в атаку остатки своего батальона на превосходившие численно в несколько раз части противника. Наступающие роты не открывали огонь до последнего. Немцы, заметив двигавшихся на них по перпендикулярной дороге «юрьевцев», в уже еле различимом сумеречном свете наступающей ночи, приняли их за своих. И стали что-то кричать. До слуха передних шеренг долетело: «Wer die?»[33]. И в этот момент батальон бросился в атаку с криками «Ура»[34]. Немцы были опрокинуты и сметены. «В паническом страхе неприятельская колонна бросилась в рассыпную»[35] и не смогла оказать никакого сопротивления. И только когда батальон прорвался, немцы, придя в себя, открыли беглый огонь[36] по уже скрывшимся в темноте ротам. В этот момент подполковник Д.Н. Постников получил лёгкое ранение, в ступню правой ноги[37]. Но главное было сделано. Прорыв удался, немцы не преследовали.

    Глубокой ночью так и не отдохнув, передвигая ноги только усилием воли, батальон пересёк железную дорогу и шоссе[38] и вышел на берег р. Ангераппа у деревни Ессен[39]. Перейдя вброд эту неширокую реку, люди из последних сил двинулись на Гумбиннен, где утром 30 августа/ 12 сентября «попали в волну беспорядочно отступавших обозов»[40] 1-й армии.

    Только 1/14 сентября в местечке Пильвишки[41], в 30 километрах от границы, две с половиной роты 1-го батальона, вышедшие из окружения со своим командиром, присоединились к полку. От командира полка полковника В.А. Желтышева[42] Д.Н. Постников узнал о судьбе отряда прикрывавшего отход его батальона под Инстербургом. Подпоручик В.К. Столица остался жив[43]. Выполнив поставленную задачу, он со своими людьми сумел оторваться от противника и присоединился «к частям 56 пех.[ной] дивизии»[44]. Подпоручик М.И. Крастынь пропал без вести[45].

    За ночной бой у деревни Крузиннен, когда Д.Н. Постников атаковал колонну противника, выходя из окружения, был награждён Георгиевским оружием[46]. За бой у Шталлупенена — орденом Святой Анны 2-й степени с мечами и бантом[47], за сражение под Гумбинненом — орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом[48]. «За отличия против неприятеля»[49] в декабре 1914 года Д.Н. Постников получил внеочередное звание полковника[50]. Находился в действующей армии до мая 1915 года. По ранению был переведён в тыловые части. После Октябрьской революции служил в РККА. С мая 1919 года начальник Пензенских пулемётных курсов комсостава[51].

    [1] Памятная книжка Гродненской губернии на 1881 г. Гродно, 1880. С.129.

    [2] Российский государственный военно-исторический архив (далее — РГВИА). Ф. 2712. Оп.2. Д.424. Л. Л.58об.; Список капитанам армейской пехоты по старшинству. Составлен по 1-е Ноября 1913 г. СПб., 1914. С. 79.

    [3] РГВИА. Ф. 2712. Оп.2. Д.424. Л.11об.

    [4] Даты даны по старому и по новому стилям.

    [5] Город Шталлупёнен в Восточной Пруссии. Современный город Нестеров в Калининградской области РФ.

    [6] См. подробнее: Постников Н.Д. 1-ая армия Ренненкампфа: битва за Восточную Пруссию. М.: Изд-во МГОУ, 2012.

    [7] Сейчас город Гвардейск Калининградской области

    [8] В этот день П.К. Ренненкампф издал два приказа об отходе войск 1-ой армии на восток. (См.:Восточно-Прусская операция. Сборник документов. М., 1939. С. 382,383).

    [9] См. подробнее: Постников Н.Д. 1-ая армия Ренненкампфа: битва за Восточную Пруссию. – М.: Изд-во МГОУ, 2012. С.214.

    [10] Город Инстербург в Восточной Пруссии. Современный город Черняховск в Калининградской области РФ.

    [11] Город Гумбиннен в Восточной Пруссии. Современный город Гусев в Калининградской области РФ.

    [12] К трём часам дня роты полка, двигаясь по шоссе, растянулись на 5-6 километров. (См.: РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.16об.).

    [13] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.16об.

    [14] Дидлакен – деревня в Восточной Пруссии. Современный посёлок Тельманово в Калининградской области РФ.

    [15] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.16об.

    [16] Там же. Л.17.

    [17] Там же. Л.17об.

    [18] См.: РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.17 об. Отдельно стоящий двор Amalienhoff (или Amalienhof). Сегодня в черте города Черняховска Калининградской области РФ.

    [19] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.17об.

    [20] Там же.

    [21] Там же.

    [22] Там же Л.18об.

    [23] Там же.

    [24] Там же. Л.18.

    [25] См.: Русский инвалид. 1915. №73 (2 апреля)

    [26] В журнале боевых действий Юрьевского полка записано, что действия 1-го батальона, прикрывавшего отступление всего полка, позволили обеспечить его отход, и отметить на страницах журнала, что «вслед за артиллерией немедленно двинулся взвод 1-й роты со знаменем». (См.: РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.18).

    [27] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.18об.

    [28] Там же.

    [29] Там же.

    [30] Там же.

    [31] Там же.

    [32] Там же.

    [33] РГВИА. Ф.2712. Оп.2. Д.442. Л.115. «Wer die?»  переводится как «Кто это?»

    [34] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.18об.

    [35] Там же.

    [36] Там же.

    [37] См.: Русский инвалид. 1915. -2 апреля (№73). С.6.

    [38] РГВИА. Ф.2019. Оп.2. Д.479. Л.19.

    [39] Там же. Л.19об. В Журнале боевых действий 98-го Юрьевского полка допущена неточность. В нём написано, что батальон «переправился в брод через р. Прегель у д. Jessen». На самом деле деревня Jessen (Ессен) находилась на берегу реки Ангерапп. Сегодня деревня Ессен не существует. Это урочище Соловьёво в Черняховском районе Калининградской области РФ.

    [40] Там же.

    [41] Посад Пильвишки в Сувалкской губернии. Современный городок Пильвишкяй в Литве.

    [42] Желтышев Владимир Александрович (1.11.1867 — ?). На службе с 1887 года. Выпускник Николаевской академии Генерального штаба. Был женат. На январь 1904 года имел дочь 8 лет. В 1914 году полковник, командир 98-го Юрьевского полка. С декабря 1914 года — генерал-майор. После Октябрьской революции служил в РККА. В марте 1919 года перешёл к белым. Дальнейшая судьба неизвестна. За бои в Восточной Пруссии был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, и орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами. Также был награждён орденами:

    1. Св. Станислава 3-й степени (1904);

    2. Св. Анны 3-й степени (1907);

    3. Св. Станислава 2-й степени (1911);

    4. Святой Анны 2-й степени (1913);

    5. Святого Станислава 1-й степени с мечами (1916).

    (См.: Список Генерального штаба. Исправлен на 03.01.1917. Петроград, 1917.; РГВИА. Ф.409. п/с 378-462 (1904). Л.13; Русская армия в Великой войне: Картотека проекта [Электронный ресурс]. URL:  http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=1140&PHPSESSID=831d4fd961c0e7381bb8dc1d616b9ed8 (последнее обращение 06.06.2012).

    [43] Подпоручик Владимир Константинович Столица. Родился 31 марта 1891 года. Сын генерала от инфантерии. Был холост. (См.: РГВИА. Ф. 2712. Оп.2. Д.424. Л.28об.). За бои в Восточной Пруссии В.К. Столица был награждён:

    1. Орденом Святой Анны 4-й степени «За храбрость».

    2. Орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. (См.: РГВИА. Ф. 2106. Оп.2. Д.256. ЛЛ. 200об.-201.). Убит в бою за деревню Тартак Болимовский в Польше 26 декабря 1914 года. (См.: РГВИА. Ф.2712. Оп.2. Д.479. Л.57об.).

    [44] РГВИА. Ф. 2712. Оп.2. Д.479. Л.18об.

    [45] Там же. Подпоручик Михаил Иванович Крастынь. Родился 27 декабря 1892 года. Сын подполковника. Был холост. (См.: РГВИА. Ф. 2712. Оп.2. Д.424. Л.30об.). За бои в Восточной Пруссии М.И. Крастынь был награждён  орденом Святой Анны 4-й степени «За храбрость». (См.: РГВИА. Ф. 2106. Оп.2. Д.256. ЛЛ.186об.-187.).

     

    [46] Газета «Русский инвалид» №73, 2 апреля 1915 года. С.6; Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769—1920. Биобиблиографический справочник. Отв. Сост. В.М. Шабанов. М.: Русскiй мiръ, 2004. С. 709.

    [47] РГВИА. Ф. 2106. Оп.2. Д.256. Л.Л.118об.-119. В представлении на награды было в частности написано: «Подполковника Постникова  …за бои четвёртого и седьмого августа ордену Анны второй и Владимира четвёртой степени. (См.: РГВИА. Ф.2106. Оп.3. Д.262. Л. 31, Л.32.).

    [48] Там же. Л.Л. 121об.-122.

    [49] См. Русский инвалид. 1915.18 июля (№158). С.3.

    [50] Там же. Звание полковника Д.Н. Постников был удостоен за бои на реке Равке в Польше.

    [51] См.: Российский государственный военный архив. Ф. 25242. Оп.1. Д.30. Л.244; Пензенская Энциклопедия. М., 2001. С.94.

    Категория: Русское воинство | Добавил: rys-arhipelag (05.04.2014)
    Просмотров: 589 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz