Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3978


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 18.08.2017, 15:33
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    Л.Г. Малиновский. Модернизация научного знания
    Современное научное знание, в первую очередь в общественных науках хорошо отражает меткое высказывание А.А.Зиновьева «при Советской власти здравые идеи выпалывались, а в настоящее время засеваются сорняками». Автор настоящего доклада видит причину такого положения дел в неблагополучии философии науки. Более точно, в отрыве научного знания от действительности.   Возникшие вследствие этого перед Россией проблемы не ограничиваются одной Россией, которые в силу ее геополитического положения стоят особенно остро, а распространяются на все человеческое сообщество.

     

    1. Анализ современных систем познания malinovsky.jpg

     

    Ключевым моментом неблагополучия научного знания является нечеткость разделения интуиции и рефлексии. Так, если интуиция – элемент мышления, связывающая наблюдаемые и теоретические знания [1], то рефлексия – один из источников знаний наряду с наблюдениями [2]. Если интуицию можно считать основой научного знания, то рефлексию – основой субъективных мнений.

    Интуиция – часть рационально-философского, в том числе и научного, мышления, рефлексия – часть философско-психологического сознания. Основателем философского рационального мышления и психологического сознания можно считать Аристотеля. Рациональное мышление развивалось им в трактатах «Метафизика», «Аналитики», первая и вторая, и «Топика». Психологическое сознание анализируется им в трактате «О душе», где синонимом сознания является душа.

    В настоящее время основой доктрины, объединяющей все человечество, может быть только научное рациональное мышление, основанное на эмпирических данных, – идея принадлежащая основателю философии науки О.Конту [3]. Религиозные и традиционные философские основания устарели и для этой цели не годятся. К сожалению, современное состояние философии науки находится не на высоте положения. Вследствие этого модернизация России на базе науки, в цивилизационной основе которой всегда имели общечеловеческую нравственную доктрину, основой которой была справедливость, также не представляется возможной.

    Рассмотрим кратко причины неудовлетворительного состояния науки, особенно гуманитарной и общественной, причины, не позволяющие людям находить общий язык.

    Так, имеем недостаточно четкое выделение в сознании рационального мышления, в первую очередь научного. Связано это с тем, что в состав сознания помимо рационального мышления входят также иррациональные и трансцендентные фантастические элементы подсознания и надсознания или сверхсознания [4], влияющие на рациональное, в том числе и научное, мышление.

    В свою очередь наличие трансцендентностей в сознании людей, перешедших в научные знания, являлось причиной разделения теоретического и эмпирического знания, не преодоленного до настоящего времени [5]. Это разделение позволяет вводить неадекватные действительности теоретические представления и использоваться власть имущими в манипуляции сознанием простых людей с целью исключения вариантов справедливого мирового устройства.

    Такое положение сохраняется в силу недостаточной ясности процессов интуитивного мышления. Так, интуиционистские, в нашей стране конструктивные [6], направления в математике, опирались в своих построениях на интуицию общности, которая формируется конечным набором примеров. В то же время имеются разночтения в интуитивных основах потенциальной бесконечности [7], которую невозможно представить конкретным примером.

    С целью модернизации научного знания, определения его пределов и специфики рассмотрим более детально демаркацию научной рациональности и психологического сознания людей.

    В подсознание включены элементы, не зависящие от разумного осмысления ситуации, а именно: управление мышцами тела, управление соматическими функциями (функциями работы внутренних органов, гормональной системой), управление сознанием через психические переживания (эмоции). Эмоции характеризуют сугубо субъективное переживание, зачастую искажающее действительное положение вещей. Подсознание, преследуя личную или коллективную выгоду, зачастую искажает теоретические знания. Последнее особенно характерно для общественных наук.

    Влияние эмоций подсознания и элементов надсознания, формируемых фантастическими примерами, сколь угодно искажающими действительность, на нравственное (безнравственное) поведение людей широко использовалось уже в античные времена. Так, Страбон отмечает «Имея дело с толпой женщин или со всяким простонародьем, философ не может убедить их разумными доводами или вселить в них чувства благочестия, набожности и веры: в этом случае необходим суеверный страх, а его невозможно внушить, не прибегая к сказкам и чудесам» [8]. Сходные мысли можно найти также и у Платона [9, 10].

    Влияние на подсознание в религиозный античный и христианский периоды производилось посредством архитектуры, обрядов, искусства и всеми другими возможными способами. В настоящее время это влияние осуществляется посредством электронных СМИ и Интернета.

    С целью разрушения и уничтожения России – традиционного оплота мировой нравственности, обусловленного ее геополитическим положением [11], идет массовая пропаганда антироссийских и русофобских взглядов, чернуха и порнуха, разрушение морали, профанация науки и образования.

    Отрыв научных знаний от действительности в надсознании или сврхсознании связано с иррациональными или трансцендентными фантастическими элементами.

    В религии пример такого отрыва приведен в цитате Страбона. В современной науке такие примеры связаны с абстракциями бесконечности в математике.

    Вследствие этого отнесение надсознания к интуиции [12] вуалирует различие рациональной интуиции и фантазий сознания, содержащих иррациональные и трансцендентные элементы, на которые рациональные знания, зачастую, опираются [8].

    Отрыв научных знаний от действительности, влияние на них трансцендентных фантазий сознания хорошо прослеживается в периодах трансформации философии науки.

    Согласно В.Степину [13] философские основания науки имели свое развитие в виде трех периодов рациональных основ науки, классического, неклассического и постнеклассического.

    Классический период соответствует позитивной философии О.Конта [3]. Конт исключил в философии науки общие мировоззренческо-гносеологические основания. Исключение познающего субъекта и выстраивание позитивного ряда научных дисциплин: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология сохранили свою актуальность и в настоящее время. Так, очевидна преемственность классификации Конта в структуре отделений РАН.

    При этом необходимо заметить, что математика у Конта сохранила как свою функцию органона (инструмента) в изучении разнообразных объектов действительности, так и свою предметную область в виде арифметики, геометрии и некоторых разделов физики. Эти разделы, в первую очередь механика, опиралась на достаточно адекватные действительности модели, в которых привлечение познающего субъекта не было актуальным. Вследствие этого теоретическая социология была названа Контом в духе физической парадигмы науки «социальной физикой».

    Вместо общих мировоззренческо-гносеологических оснований Конт выдвинул ряд позитивных принципов, среди которых основной в виде подчинения воображения наблюдениям (опытам). Этот принцип не утратил актуальности и в наше время. Другой принцип – поиск объективных законов.

    При исключении познающего субъекта преемственность объективных законов и религиозных догматов, практически, очевидна. В религиозных доктринах имеем догматы от Бога, которые имеют много общего с объективными законами. Так, естественно напрашивается вопрос «Кто писал объективные законы?». С естественным ответом «Конечно, Бог».

    В позитивной философии Конта имеем и противоречия в его же принципах. Так, основа науки позитивного ряда – математика противоречит принципу позитивизма о подчинении воображения наблюдениям. Исходные объекты математики в виде абстракций бесконечности разного рода имеют явно не опытный характер. Для введения в основания математики бесконечности используется система аксиом, которые считались интуитивно очевидными. Однако никто и никогда не мог наблюдать бесконечности любого типа. В этом случае также напрашиваются параллели аксиоматического подхода и религиозных догматов.

    Попытки же объединения общими основаниями все науки все больше разводили науку с задачами изучения действительности.

    Так, наличие противоречивых научных парадигм в позитивной философии вызвало к жизни неклассический период философского осмысления научного знания, который соответствовал исключению наблюдаемой информации, опыта или действительности в процессе научного познания и замыканию научного знания на анализ его непротиворечивости. Здесь имеем явную аналогию с аксиоматическими основаниями математики, при этом гносеология заменяется эпистемологией.

    Такой подход к науке формально позволяет считать наукой любое теоретическое положение. Эта философская концепция получила название «эпистемологического анархизма Фейерабенда» [14].

    По-видимому, этот принцип, допускающий субъективность научного знания в философии науки, выгоден власть имущим в первую очередь в общественных науках, был положен в основу оценки знаний школьников согласно ЕГЭ.

    Явные упущения формального подхода эпистемологии были исправлены включением в процесс познания философско-психологической рефлексии субъекта. При этом в науке появлялись и абстрактные трансцендентности, и теории, основанные на аналогиях, исключающих те или иные явления действительности, неудобные власть имущим. В первую очередь это касается общественных наук. Здесь уместно упомянуть аналогии человеческих обществ и звериных стай, аналогии социал-дарвинизма.

    Все эти философские основания научной рациональности длительное время существовали одновременно. Так, Л.Н.Толстой отмечал «Если раньше учителя жизни (имеются в виду основатели религиозно-философских учений) изучали жизнь общества, в котором огромную роль играли конструктивные нравственные установки, то в настоящее время они изучают жизнь глист» [15]. Широко используются и более отдаленные аналогии типа аналогий синергетики [16] или использования дифференциальных уравнений в экономике.

    В изучении общественных систем получили распространение неадекватные действительности графы, сети и пирамиды.

    Все вышеупомянутые недостатки философии науки, научной рациональности вводят в науку элементы субъективизма, сводящего объективные знания науки к мнениям, пропагандирующим удобное для власть имущих отсутствие альтернативы несправедливого общественного устройства.

     

    2. Модельно-конструктивное мышление – основа Научной рациональности знаний

     

    Основа модернизации научной рациональности знаний была сформулирована в рамках кибернетической аналогии «мышление – работа ЭВМ» [17]. Однако, основоположники кибернетики, выдвинув тезис о модельном, субъектном характер знаний [18], обосновывали его ссылками на работы Колмогорова [19] и Лебега [17], в основе которых были положены системы бесконечных множеств. При этом вопрос о разделении науки и мнений оставался открытым. Использование абстракций бесконечных множеств в основаниях этих работ нарушал принцип подчинения воображения наблюдениям. Нарушался, соответственно, конструктивный характер математики Маркова [6] и конструктивность получения Научных знаний. Этот пробел можно объяснить существующим в то время уровнем техники обработки информации и анализа свойств органов чувств.

    В дальнейшем при исследовании свойств органов чувств и моделировании процессов интуитивного познания на ЭВМ возникла целая индустрия искусственного интеллекта. Это и анализ сцен, и распознавание образов, и медицинская диагностика, и робототехника, и ряд других направлений.

    Моделирование на ЭВМ процессов интуитивного мышления восстановило основу рационального мышления в виде процессов обработки информации, поступающей от реального мира или от действительности, восстановило гносеологические основы с объектом, субъектом и информацией, поступающей от объекта (действительности) в мышление субъекта. Такая основа научной рациональности, названная автором модельно-конструктивным мышлением (МКМ) [20], применима ко всем типам знаний. МКМ объединяет эмпирические и теоретические знания, позволяет уточнить область применения последних и является в отличие от мировоззренческих, догматических и аксиоматических основ общим системообразующим элементом. Получаемая при этом система знаний для отличия их от традиционной науки пишется с большой буквы.

    В философско-гносеологическом плане МКМ является развитием гносеологической системы дуализма Юма [21]. Самоназвание этой системы познания является «реализм» [21, 22, 23]. В марксистской литературе основа этой система получила название эмпириокритицизма, агностицизма, субъективного идеализма [24, 25]. Развитие дуализма происходит на базе кибернетического модельного подхода к знаниям [18], включающего в процесс познания информацию от действительности и конструктивные методы ее обработки.

    Согласно системе познания Юма в действительности выделяются познаваемая и непознаваемая составляющие. Непознаваемая часть возникает из-за ограниченной разрешающей способности органов чувств и всех измерительных приборов.

    Ограничение разрешающей способности всех органов чувств и измерительных приборов говорит о возможном мысленном восприятии объектов действительности с поверхностями ограниченного спектра. Ограничение же спектра, согласно теореме Котельникова [26], эквивалентно описанию этих поверхностей конечной и дискретной информацией. Вследствие этого можно считать, что в мышление человека поступает дискретная и конечная информация.

    Учитывая конечность поступающей мышлению информации и конечность самого мышления, связанного с ограниченностью числа нейронов мозга, вполне естественно имеем возможную адекватность моделей рационального мышления на ЭВМ с конечной памятью.

    Анализ конструктивных алгоритмов обработки исходной информации позволяет оценить степень адекватности действительности теоретических и общих знаний, а также исключить неконструктивные фантазии рефлексии. Таким образом, в рамках МКМ Научные рациональные знания ограничиваются моделированием на ЭВМ интуиции и логики.

    Модели интуиции в МКМ требуют совместного рассмотрения, как исходной информации, поступающей от действительности, так и алгоритмов ее переработки в теоретические и общие знания. Таким образом, реализуется принцип подчинения воображения наблюдениям, введенный О.Контом [3] и, как говорилось ранее, не утративший актуальности в настоящее время.

    Вместо религиозного наследия – аксиоматического (догматического) подхода для логики и математики имеем общую для всех знаний систему познания МКМ.

    В рамках МКМ с базой в виде информации, поступающей непосредственно от действительности, естественно просматриваются связи теоретических знаний с реальными явлениями. Более того, анализ вычурности этих связей позволяет в явном виде отделять информацию, поступающую от наблюдений, от воображения, ранжировать тем самым теоретически знания по степени адекватности изучаемым явлениям.

    Вместо трансцендентных точечных множеств и их меры имеем непосредственные измерения реальных объектов. Вместо расширительного понятия множества имеем классы и классификации, задаваемые примерами.

    В рамках МКМ исключаются абстракции бесконечности. В рамках такого исключения вместо «бесконечно малых» вводится понятие «пренебрежимо малых». Пренебрежению подлежат результаты вычислений, меньшие измерительной погрешности.

    В ограничениях научной рациональности МКМ можно видеть приближенно-аппроксимационный характер, как производных, так и дифференциальных уравнений с их использованием. Причем, если для объектов, традиционно изучаемых в математике (геометрия) и физике, считающихся «непрерывными», использование математических выражений с производными приводит к адекватным моделям, то использование таких моделей в других научных дисциплинах, биология, экономика, социология, может иметь весьма приближенный, неадекватный реальным явлениям характер. Более того, в общественных науках это свойство может быть использовано для введения ложных моделей, манипуляции общественным сознанием.

    Модельно-конструктивная математика, сохраняет все достижения, обеспечиваемые использованием бесконечности в математике. При этом замена аксиоматических оснований на процесс познания МКМ исключает нелепости, отмеченные в преподавании и восприятии математики в дискуссии В.И.Арнольда с Бурбаки [27]. Анализ конструктивных переходов от наблюдений к общим и теоретическим знаниям ограничивает в науке софистические мнения.

     

    3. Особенности Научных знаний в системе познания МКМ

     

    Научные знания, формируемые системой познания МКМ, отличаются от знаний, поименованных Степиным в выделенных им системах научной рациональности. Можно указать на следующие отличия:

    1. Все Научные знания приобретают общий системообразующий гносеологический базис. На основании этого базиса выстраивается и мировоззренческая система с элементом незнания, допускающая разумные и обсуждаемые альтернативные гипотезы.

    2. В рамках МКМ не разделяются теоретические и эмпирические знания, все знания конструктивно строятся на основании наблюдений и опытов.

    3. Математика строится не формально-аксиоматически, на множествах, их мере и на определениях, а, как и все знания людей, на измерениях и примерах действительности. Такая возможность возникла вследствие моделирования процессов интуитивного познания на ЭВМ с конечной памятью. Соответственно имеем математику без абстракций бесконечности.

    4. В математике автор рассматривал основания математического анализа, теории вероятностей и статистики. В математическом анализе имеем не бесконечно малые, а пренебрежимо малые. Пренебрежимо малые получаем, когда в определении предела Коши имеем не сколь угодно малую величину, а погрешность измерения действительности, которая превосходит погрешность вычислений описывающих эту действительность моделей.

    Соответственно имеем адекватное модельное описание дифференциальными уравнениями действительности в физики и неадекватное в других разделах науки, начиная с биологии. Тем более имеем неадекватное, и даже ложное, описание в общественных науках.

    Использование измерений вместо меры множеств в аксиоматике Колмогорова, позволяет улучшить воспринимаемость теории вероятностей специалистами в различных областях знаний, в биологии, медицине, технике и др., представители которых не воспринимают существующие основания и области применения математической статистики и теории вероятностей, впрочем, как и большинство специалистов-математиков.

    Автор принимал участие в дискуссии о применимости теории вероятностей, проходившей в начале 80-х годов предыдущего столетия [28]. В своем подходе, в отличие от представителей мехмата МГУ, он отстаивал широкую применимость этих методов. Его основания теории вероятностей и статистики в свое время были поддержаны широко мыслящими математиками, а именно: Л.Н.Большевым, Б.В.Гнеденко, С.А.Молчановым и рядом других математиков.

    4. Логика вместо аксиоматических формальных оснований [29], высказываний, сущностей, абстракций и гипотез, не требующих анализа на базе предметной области, строится на основании конкретных примеров, формирующих классификации искусственного интеллекта. Тем самым в логике имеем словесные модели действительности.

    5. В рамках МКМ вместо объективных законов имеем более или менее адекватные модели. Структурой МКМ вводится критерий адекватности, позволяющий вести научные дискуссии. Этот элемент системы МКМ позволяет преодолеть Сциллу разного рода догматизма и Харибду софистического моделирования.

     

    4. Особенности гуманитарных и общественных Наук в системе познания МКМ

     

    В рамках системы познания МКМ преодолеваются дефекты существующей философии науки и, как говорилось выше, возникает возможность конструктивного диалога всех разумных людей мира и построения нравственной мировой идеологической доктрины. Подобные цели имели место в рамках мировых религий и традиционных философских течений. В настоящее время такая цель возможна лишь в рамках преодоления дефектов науки, доставшихся ей в наследства от религиозных, традиционных философских и психологических течений.

    1. Для всех знаний формулируется общая система Научной рациональности, позволяющая выделять знания, наиболее адекватно представляющие действительность. Преодолеваются монистские тенденции религиозного и материалистического мировоззрения. Развиваются принципы дуализма Юма, дополненные информационными потоками, поступающими от действительности в сознание человека. Формулируются принципы конструктивной интуиции, позволяющие отделять общечеловеческие субъектные знания от субъективной рефлексии. Тем самым преодолевается неограниченный субъективизм (плюрализм) мнений.

    2. С преодолением дефектов философских оснований науки в рамках МКМ получает развитие и обобщение теоретическая социология [11, 30, 31], в которой, во-первых, развиваются идеи Конта [3], рассматривающие параллельное развитие мировоззренческо-гносеологических концепций и общественных отношений, во-вторых, находят отражение политические и экономические нравственно-безнравственных переходы классической теории государства [9, 32, 33]. Показано, что эти переходы в значительной степени связаны с адекватностью мировоззренческо-гносеологических оснований общественной идеологии. В-третьих, анализируется обусловленность цивилизационной специфики различных регионов мира. В первую очередь специфика России [11], выделенная цивилизационным теоретиком А.Дж.Тойнби [34].

    3. В связи с преодолением дефектов философии науки реализуются идеи сциентологических оснований мировой общественной организации, попытка которых была сформулирована Контом [3] в его труде «Система позитивной политики или Социологический трактат, учреждающий Религию Человечества». К сожалению, «Система позитивной политики…» не была переведена на русский язык. Эти идеи трансформировалась параллельно трансформации философии позитивизма, но в силу философских недостатков позитивизма распространения в мировом сообществе не получили [35].

    4. В рамках формулируемой социологической теории развивается классическая теория государства [9, 32, 33]. В рамках этой теории нравственная организация государства была отделена от безнравственной основоположниками теории правильного и извращенного государства. Различие нравственных и безнравственных основ государства характеризовалось как организацией, так и целью управления. Если в первых цель управления состояла в благе всего населения государства, то во вторых – в благе власть (деньги) имущих. Имелись различия и в названиях форм правильных и извращенных государств: «монархия», «аристократия», «демократия» и «тирания», «олигархия», «охлократия». Охлократия – власть толпы, каждый человек в которой обеспокоен только своими личными интересами.

    В основе правильных государств имели соответствующую идеологическую доктрину, подкрепленную идеологическими структурами, жреческими, церковными, партийными.

    В классической теории власть в государстве периодически изменяла свой характер с традиционной на извращенную и наоборот. Классическая теория государства нашла блестящее подтверждение в трансформациях последних лет в СССР-России.

    С целью предотвращения извращения власти в наиболее развитых государствах Античного мира, Спарта, Республиканский Древний Рим, практиковалось совмещение властей: причем как в правильных, так и в извращенных формах.

    Как показала история трансформации правильной и извращенной государственности, совмещения властей было недостаточно для сохранения правильного государства, преследующего благо всего народа. Необходимо было изменение основы – идеологической доктрины и ее центральной мировоззренческо-гносеологической части.

    В дальнейшем вместо правильного государства стали употреблять термин «традиционное» [36].

    Теория традиционно-извращенной государственности исчезла в трудах английских философов Гоббса и Локка [37, 38]. Вместе с религиозной мистикой исчезли и рациональные нравственные составляющие мировой организации. Остались только извращенные государства, совмещающие тиранию, олигархию, охлократию с названиями традиционных государств «монархия», «аристократия», «демократия».

    5. С появлением мировых религий теория традиционно-извращенного государства должна была бы уступить место теории традиционно-извращенного мироустройства. Однако, философский разнобой и дефекты современной методологии науки не позволили сформулировать основу рациональной, мировой нравственной организации, о которой говорилось в начале этого доклада. Формулировка теории традиционно-извращенного мироустройства стала возможной лишь в рамках МКМ [30, 31]. В рамках же западных мировоззренческо-гносеологических систем, как было сказано выше, не только нельзя сформулировать теорию мирового устройства и ее трансформации, но и классическую теорию государства. Идет построение мирового олигархического извращения.

    Тем не менее, де-факто цивилизационная специфика России-СССР состояла в том, что организация совместного проживания многих народов в центре Евразии была возможна только в рамках традиционной государственности с ориентацией на мировое, нравственное устройство. Такая организация опиралась на мировую доктрину, которыми в России-СССР были православие и марксизм.

    Естественно, что в западной общественной науке не формулируется и цивилизационная специфика России-СССР. Есть лишь упоминание о ней [34].

    6. С использованием системы познания МКМ в небесной мистике православного мировоззрения можно выделить рациональную духовную иерархию целей и ценностей, получаемую от Святого духа и ангелов [39]. Эта иерархия, ее рациональная часть не утратила актуальности и в наше время, а именно:

    1) Цель в виде ориентации на Благо всех людей мира.

    2) Системность, разум и универсальная нравственность.

    3) Системную, разумную и нравственную организацию мировой политической и экономической власти.

    4) Системную, разумную и нравственную организацию интересов групп людей (групп государств – геополитических полюсов, государств, народов и др.).

    Иерархию духовных целей и ценностей можно построить и для других религий, производя при этом выбор приемлемой иерархии для всего человечества.

    Центральным моментом нравственности является справедливость, что было отражено в православном определении государства как «высшего проявления закона правды и справедливости на земле» [40]. То есть правда и справедливость имели место в Царстве Небесном. На земле же в России, некоторое время единственной православной независимой стране «правда и справедливость» оставались, практически, пустыми декларациями.

    Тем не менее, социалистические элементы в организации экономики были присущи ее цивилизационному типу [41].

    Модернизация нравственной, социалистической доктрины православия в виде социальной справедливости воплотилась в виде доктрины марксизма. Однако, догматизм был присущ и марксистской доктрине, построенной на основе «научного» диалектико-материалистического мировоззрения.

    Доктрины подкреплялись идеологическими структурами Церкви и КПСС.

    К сожалению, мировоззренческая, монистская основа обусловила болезненность (гражданскую войну) при переходе от одной доктрины к другой.

    7. При реализации марксистской доктрины в России была заложена троцкистская (иудо-марксистская) антиРоссийская и антирусская политическая структура, ущемляющая интересы русского народа, которая должна была бы быть учтена, как и интересы всех других народов, учтенных в иерархии православных духовно-нравственных целей и ценностей.

    Такое ущемление было обусловлено ненавистью классического иудаизма [42], ориентированного на мировую олигархическую финансовую власть иудеев, к крупным национальным государствам, способным реализовать на своей территории основу мировой справедливой альтернативы иудаизму.

    8. Разделение рациональных нравственных основ и религиозной мистики, введение элемента субъектности в религиозное мировоззрение и в «объективные законы» материалистических доктрин позволяет  нравственные установки, выстраданные человечеством тысячелетиями, рассматривать по аналогии с правилами уличного движения, подлежащими обсуждению. В пределе мыслящая часть человечества на базе МКМ и Науки может найти «общий язык» совместного проживания всех людей мира.

    9. На базе МКМ и системы целей и ценностей православного, канонического христианства возможна конкуренция общенациональных и народных партий. В России необходимо создание партий русского народа, преодолевающих дискриминацию русских, заложенную троцкистами.

    В автономных республиках и республиках бывшего СССР, на базе гносеологической системы МКМ и вышеприведенной иерархии духовно-нравственных целей и ценностей необходимо создание партий других народов России. Наличие нескольких партий, объединенных общей системой Научных знаний и духовно-нравственных целей и ценностей, может предотвратить революционные потрясения при модернизации идеологических основ.

    В плане преодоления троцкистского наследия, враждебного российской цивилизационной православно-социалистической основе, необходимо наведение ясности в понятиях нации и народа. Так, если нация это совокупность всего населения государства, то народ это некоторая этническая общность. Более того, русские это не народ, а старое название нации, состоящей из жителей Руси, великороссов, малоросcов (украинцев), белорусов и русин [43].

    10. С позиций Научной рациональности МКМ в «море» наукообразных экономик (economics) в рамках не обсуждаемой частной собственности как неотъемлемой части рыночных отношений [44] был исключен не только адекватный рикардианский [45] подход к политической экономии как к способу раздела произведенного природой и трудом народа продукта, но и сама политэкономия. Так, Рикардо отмечает, что налоги являются частью продукта, поступающего в распоряжение правительства. Более того, сам Риккардо считал такой подход «истинным предметом науки» [46].

    Очевидно, что, как и в нравственных общественных и личных установках, упоминаемых в пункте 8, рикардианский подход подразумевает конструктивное построение отношений собственности (способа раздела продукта). К конструктивно устанавливаемому способу можно отнести и уничтожение частной собственности в марксизме [47], «выпавшему» из науки в плане манипуляции сознанием так, как выпала классическая теория традиционно-извращенного государства и классическая политэкономия.

    К сожалению, уничтожение частной собственности является слишком грубой, хотя и основополагающей, установкой построения социалистических отношений собственности. Прагматическая конкретизация этих отношений была осуществлена Лениным в период НЭПа.

    11. В рамках концепции МКМ и рикардианского подхода к политэкономии были развиты теоретические основания социалистического рынка, сформулированные в работе Бруцкуса [48], высланного из России марксистами-догматиками в 1922 году.

    Более того, социалистический рынок был реализован в Югославии, народ которой, в отличие от других стран Восточной Европы, выбрал свой социализм в результате свободного волеизъявления и отказался от него только в результате НАТОвских бомбардировок.

    Основой социалистического рынка являются государственные или народные производственные и торгово-закупочные предприятия, работающие в условиях конкуренции и цен спроса и предложения. Платежи за вложенный на предприятие капитал, рентные платежи, кредит и необходимые налоги позволяют обществу, контролирующему государство посредством идеологических, партийных структур, проводить с использованием финансовых рычагов планирование и управление социально-экономическим состоянием стран и народов.

    В распоряжении предприятий остается предпринимательская прибыль. Предпринимательскую прибыль необходимо было направлять на поощрении работников, расширение и модернизацию производства. Однако эта прибыль, как регулирующий фактор справедливого раздела продукта, в расчетных ценах реального социализма [49] просто отсутствовала. Это обстоятельство сдерживало творческий труд, внедрение новаций в производство и в конце концов консервировало неэффективность планово-распределительного социализма.

    12. Для реорганизации мировой финансовой системы с целью контроля мировых финансовых потоков: кредита, инвестиций, торговли, ограничения процессов неоколонизации, решения мировых экономических, социальных и экологических проблем необходимо создание Мирового эмиссионного банка, деньги которого могли бы играть роль резервной валюты. Для контроля бюджетно-инвестиционно-кредитных потоков резервной валюты необходимо создать соответствующие Мировые бюджетные и инвестиционные структуры, находящиеся под контролем мирового сообщества типа ООН.

    Национальные банки относительно мировой резервной валюты могли бы играть роль региональных коммерческих банков, а платежи за кредит могли бы составлять часть мировых инвестиций и бюджета.

    Мировая резервная валюта могла бы стать основой Мирового демократического правительства, подконтрольного мировым представительным структурам, в настоящее время в виде ООН, не имеющей рычагов управления мировыми процессами. Эта валюта, не обмениваемая на национальные деньги, обеспечит контролируемый товарообмен продаваемой и покупаемой за рубежом продукции, монополию внешней торговли, что исключит возможность торгового неоколониализма, бесконтрольного вывоза капитала, в частности, процессов исчезновения российского производства и населения. Позволит продолжить поступательное развитие России.

    Явно просматриваются и основы мирового хозяйства, которыми должны стать интернационализированные частные ТНК. Раздел доходов при этом должен происходить между Мировым правительством, представляющим все мировое сообщество, инвестирующее в предприятие капитал, и национальными производителями. Доходы от мировой экономики могли бы составить другую часть мировых инвестиций и бюджета.

    Интернационализация ТНК оправдана тем, что, как нетрудно показать в рамках рикардианского подхода к политэкономии, все они возникли в результате обмана, колониального и неоколониального, торгово-финансового, капиталистического ограбления народов мира.

    Новая политическая и экономическая конфигурация мирового устройства позволит преодолеть не только мировой системно-финансовый кризис, но и перманентное исчезновение России, и нравственную деградацию мирового сообщества, стать реальной духовно-нравственной основой системного многополярного мирового устройства.

    Более детально рассматриваемые проблемы справедливого общественного устройства мира рассмотрены в книгах [30, 31].

    13. Спецификой модернизации научного знания в общественных науках является опора на действительность и конкретизация рационального познания реализма Юма и его кибернетического развития в системе познания МКМ. Эта модернизация исключалась как монистскими мировоззренческими, так и либеральными тенденциями философии науки.

    В рамках модернизированной философии науки восстанавливается классическая теория традиционно-извращенной государственности, распространенная на все мировое сообщество. Восстанавливается также политэкономия и ее классический раздел в виде рикардианской политической экономии, рассматривающей глобальные способы раздела продукта, произведенного природой и трудом народа.

    14. Одним из главных факторов исключения действительности в науке можно считать философию математики, опирающуюся на архаичные афоризмы великих мыслителей прошлого, Галилея и Канта: «книга природы написана математическим языком» и «в каждой науке ровно столько науки, сколько в ней математики». В первом афоризме явно прослеживаются религиозные корни, во втором – успехи математики в естественных и прикладных науках.

    На эти афоризмы опираются математики-прикладники в областях, выходящих за пределы физики в позитивном упорядочивании наук Контом. Особенно же это замечание касается общественных наук, где использование математики весьма ограничено. В то же время использование подобных афоризмов весьма удобно для научной манипуляции сознанием неискушенного населения.

    Математизированное наукообразие заслонило логические модели действительности, построенные как классификации по конечному набору примеров [20, 28]. Впрочем, как и сама логика из описания действительности у Аристотеля деградировала в описание иррациональных и трансцендентных множеств математики. То есть в некоторый формальный аппарат, описывающий совершенно бессмысленные или ложные модели. Примеры такого описания можно найти также в книге [29].

    Рассмотрим несколько примеров манипуляции сознанием в изгоняемой в настоящее время основе экономики – политической экономии:

    Пример первый. В либеральных теориях частная собственность, позволяющая собственнику присваивать результаты труда других людей, досталась ему добросовестным трудом и бережливостью. У Маркса же – завоеванием, порабощением и разбоем. Приумножение же частной собственности происходило за счет ростовщичества и торговли но не за счет производственного труда и бережливости [50]. В наше время в СССР-России эта собственность досталась грабежом общенародной собственности, оправдываемым несовершенством экономической науки (политэкономия вообще исчезла в трясине либерализма) и, соответственно, возможностью обмана населения с использованием пропаганды СМИ.

    В соответствии с этим замечанием можно сформулировать две логические модели экономического раздела произведенного продукта:  где - классификация (предикат) экономики (способа раздела), основанной на частной собственности, классификация справедливого способа раздела. В либеральных теориях, естественно согласно СМИ, адекватна действительности вторая, либеральная модель, полностью противоречащая реалиям жизни. Обстоятельной критике этого противоречия посвящены, практически, все труды Маркса. По Марксу же адекватна первая модель.

    Однако простое уничтожение частной собственности и справедливость, достигаемая оценкой труда, более точно, оценкой рабочего времени [50] приводит к неэффективной социалистической экономике. При такой оценке нивелируется труд различных работников: один работник работает добросовестно и творчески, другой – просто тратит рабочее время.

    Культивируемое несовершенство экономической модели реального социализма в СССР при замалчивании перспектив его развития было основой его замены на капитализм. О приемлемости для народа перехода от несовершенного социализма к капитализму говорит падение рождаемости, значимое при совершенно невероятной жесткости уровня значимости.

    Модернизация науки в рамках МКМ с восстановлением классической теории государства и рикардианской политэкономии, с расширением их до мирового уровня, позволяют формулировать возможные пути выхода из мировой капиталистической трясины, совершенно непригодной для России [11, 30, 31].

    Широко же распространяемые математические модели с дифференциальными уравнениями в общественных науках являются просто неотъемлемой частью обмана мировой олигархией остального населения мира с целью сохранения своей власти, мирового несправедливого устройства и приумножения своих богатств.

    Несовершенство марксистской теории, реализация уравниловки в период военного коммунизма привела Ленина к коррекции марксизма в период НЭПа. Необходимо было и дальше развивать теорию и практику социализма. Однако этому развитию всячески мешали борцы за чистоту марксизма, троцкисты или иудо-марксисты, которых можно квалифицировать как врагов социализма. Эти борцы не перевелись в КПРФ и в настоящее время.

    Пример второй. Аналогичные формулы можно написать для связи капитализма и рынка. Пропагандируемая в учебниках связь [44] игнорирует опыт Югославии, элементы социалистического рынка в Китае и ряде других стран, в которых в рыночных отношениях выступают государственные и народные предприятия.

    Пример третий представляет собой двухходовую комбинацию и наиболее показателен в наукообразном прикрытии мировой политиканской колонизаторской политики, взятой сначала на вооружение Англией, а затем и всеми прочими индустриально развитыми странами: Францией, Германией, США и Японией.

    В исходной позиции Англия была заурядной европейской страной, уступая в промышленном производстве Испании и Голландии. Основа процветания Англии была заложена в небольшой статье «Новая Атлантида» [51] философом Ф.Бэконом. Бэкон был одной из видных фигур правительства Англии и мог влиять на ее реальную политику. Основные элементы этой политики:

    1.      Протекционизм национального производства.

    2.      Опора в развитии производительных сил на естественные и прикладные науки.

    3.      Поощрение политики производственного шпионажа, который в духе английского политиканства назван «получением света знаний».

    4.      Превращение в сырьевые придатки стран методом развития торгового флота и навязывания им промышленных изделий более высокого качества и по более низкой цене, обусловленной развитием производительных сил и мореходства. При этом использовалось и превосходство вооружений.

    Благодаря такой политике после достижения производственного превосходства, обеспечиваемого дешевым сырьем колонизированных стран, гегемонией в мореходстве и высоким качеством производимой промышленной продукции была забыта политика протекционизма и в ход пошла политика, основанная на либеральной теории А.Смита, в которой свобода межгосударственной торговли якобы способствует процветанию всех участников этой свободы.

    Первой страной, испытавшей прелести этого политиканства, была Франция. Оказалось, что помимо вин и некоторых предметов роскоши Франция ничего в свободной торговле с Англией предложить не может. В то же время было разрушено производство жизненно важных товаров, необходимых для населения Франции. Пришлось отменять трактат о свободе торговли с Англией. Франция пошла по английскому пути, развивая собственное производство и превращая в сырьевые придатки колонизируемые страны. При этом большая часть мира уже была колонизирована Англией.

    Все эти подробности двухходовой политики детально описаны в прекрасной книге Ф.Листа [52], которая не переводилась на русский язык во все времена Советской власти. Лист характеризовал политику либерализма в Англии, описанную А.Смитом, как политику агрессивного протекционизма.

    Книга Листа была переведена на русский язык только в 2005 году [53]. При этом двухходовое политиканство протекционизм – либерализм, замалчивающее первую часть в политике колонизации, описанной в последних двух главах книгах из четырех, в это издание включено не было. Здесь уже чувствуется рука либералов (иудо-либералов), для которых либерализм, наряду с частной собственностью – некоторая политическая «священная корова».

    Здесь уместна ссылка на Маркса, в которой он квалифицировал капитализм, либерализм и гражданское общество как апогей иудаизма (естественно, в светском варианте).

    России с ее геополитическими и климатическими условиями, с ее неэффективным производством – следствием блокировки теоретического и практического развития социализма в виде социалистического рынка троцкистами (иудо-марксистами), вступление в либеральный рынок равносильно вступлению на путь исчезновения, как самой России, так и народов ее населяющих [11]. В первую очередь русского народа. Троцкисты, в наше время неотроцкисты в КПРФ, выступают под флагом борьбы за чистоту марксизма. И это несмотря на то, что марксизм был сформулирован полтора столетия назад, и как любая теория в рамках МКМ подлежал уточнению и развитию. Причем, первое такое развитие было произведено Лениным в его разногласии с Троцким по вопросу Брестского мира с Германией и далее при введении НЭПа.

    Необходимость протекционизма в России хорошо понималось мыслящими людьми, С.Ю.Витте и Д.И.Менделеевым [53]. В том или ином виде протекционистскую политику проводило правительство России во все времена ее существования [20].

    И то, что научные работники, в первую очередь обществоведы, не составили духовной оппозиции против проводимого курса на уничтожение России и русского народа автор видит не в отсутствии достаточного финансирования, а в необходимости преодоления тех дефектов научного знания, которые отмечены в настоящем докладе. Дефектов, не требующих никаких финансов, а лишь интеллектуальных усилий и научно-нравственной ориентации ученых в виде, выражаясь старомодно, ориентации на поиск истины.

     

    Литература

     

    1. Декарт Р. Правила для руководства ума // Сочинения, т.1. М.: Мысль, 1989. С. 77-153.

    2. Локк Д. Опыт о человеческом разумении. Книга вторая // Сочинения, т.1. М.: Мысль, 1985. С. 154-458.

    3. Гофман А.Б. Классическое и современное. Этюды по истории и теории социологии. М.: Наука, 2003. С. 80-115.

    4. Симонов П. Сознание, подсознание, сверхсознание. – Наука и жизнь, 1975, №12. С. 45-51.

    5. Смирнов В.А. Уровни знания и этапы процесса познания // Проблемы логики научного познания. М.: Наука, 1964. С. 23-52.

    6. Марков А.А., Нагорный Н.М. Теория алгорифмов. М.: Наука, 1984.

    7. Гейтинг А. Интуиционизм. М.: Мир, 1965.

    8. Страбон. География. М.: Изд. «Ладомир», 1994. С. 26.

    9. Платон. Государство // Собрание сочинений. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 79–420.

    10. Платон. Тимей // Собрание сочинений. Т.3. М.: Мысль, 1994. С. 421-500.

    11. Малиновский Л.Г. Демографический кризис как следствие смены цивилизационной специфики России. О перспективах российской цивилизации // Национальная идентичность России и демографический кризис. Материалы II Всероссийской научной конференции (Москва, 15 ноября 2007 г.). М.: «Научный эксперт», 2008. С. 137-150.

    12. Горбач И.Н. Медико-терминологический словарь. Москва, Минск. Изд. АСТ, ХАРВЕСТ, 2005. С. 103.

    13. Степин В.С. От классической к постнеклассической науке // На пути к постнеклассическим концепциям управления. М.: Институт философии РАН, 2005. С. 259-262.

    14. Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология. М.: Дом интеллектуальной книги, 1998.

    15. Толстой Л.Н. Так что же нам делать? // Собрание сочинений. Т.16. М.: Изд. художественной литературы, 1983.

    16. Чернавский Д.С. Синергетика и информация. Динамическая теория информации. М.: УРСС, 2004.

    17. Винер Н. Кибернетика и общество. М.: «Изд. иностранной литературы», 1958.

    18. Розенблют А., Винер Н. Роль моделей в науке // Неуймин Я.Г. Модели в науке и технике. Л.: Наука, 1984. С. 171-175.

    19. Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. М.: Наука, 1983.

    20. Малиновский Л.Г. Модельно-конструктивное мышление. М.: Наука, 2003.

    21. Юм Д. Исследования о человеческом познании // Сочинения. Т.2. М.: Мысль, 1965. С. 5-169.

    22. Герцен А.И. Письма об изучении природы // Собрание сочинений. Т.2. М.: Изд. художественной литературы, 1955. С. 93-327.

    23. Менделеев Д.И. Заветные мысли. М.: Мысль, 1995.

    24. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. М.: Изд. политической литературы, 1979.

    25. Философский словарь. М.: Изд. политической литературы, 1981.

    26. Кузин Л.Т. Основы кибернетики. Т.1. М.: Энергия, 1973. С. 148-153.

    27. Арнольд В.И. О преподавании математики. – УМН, т.53, вып.1, 1998. С. 229-234.

    28. Малиновский Л.Г. Построение вероятностных и статистических моделей. М.: препринт ИППИ АН СССР, 1983.

    29. Гильберт Д., Аккерман В. Основы теоретической логики. М.: Гос. изд. иностранной литературы, 1947.

    30 Мысина В.А., Малиновский Л.Г. Крах или возрождение. Россия и мир глазами Науки. М.: «Алгоритм», 2011.

    31. Малиновский Л.Г. Научная рациональность знаний. Основы российской и мировой нравственной организации. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012, ISBN 987-3-8454-4339-3.

    32. Аристотель. Политика // Сочинения. Том 4. М.: Мысль, 1984. С. 375–644.

    33. Полибий. Всеобщая история. С-Пб.: «Наука», «Ювита». Том 2, 1995. С. 6–49.

    34. Тойнби А.Дж. Цивилизация перед судом истории. М.: «Прогресс, Культура», С-Пб.: «Ювента», 1995.

    35. Лешкевич Т.Г. Философия науки. М.: «Издательство ПРИОР», 2001.

    36. Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. М.: ГУП «Облиздат», ТОО «Алир», 1998.

    37. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Сочинения. Т.2. М.: Мысль, 1991. С. 3-546.

    38. Локк Д. Два трактата о правлении // Сочинения. Т.3. М.: Мысль, 1988. С. 135-406.

    39. Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. С-Пб.: «Глагол», 1997.

    40. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга, 1991. С. 220.

    41. Солоневич И.Л. Народная монархия. М.: Изд. «Феникс», 1991. С.52.

    42. Вавилонский Талмуд. Антология аггады. Том 1. Москва-Иерусалим, 2001.

    43. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Русские // Малый энциклопедический словарь, т.4. С-Пб.: Изд. Брокгауз-Ефрон, 1909. Репринтное воспроизведение. М.: Терра, 1994. С. 1287.

    44. Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс. М.: Изд. «Республика», 1992. Т.1, 2.

    45. Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения // Сочинения. Том 1. М.: Госполитиздат, 1941.

    46. Кейнс Д.М. Общая теория занятости, процента и денег // Избранные произведения. М.: Экономика, 1993. С.225.

    47. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. М.: Госполитиздат, 1980.

    48. Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе. – Экономист, 1922, N1, с. 48-65, N2, с. 163-183, N3, с. 54-72; Социалистическое хозяйство. – Новый мир, N8, 1990, с. 174-212; Социалистическое хозяйство. Теоретические мысли по поводу русского опыта. – Вопросы экономики, 1990, N8, с. 131-151, N9, с. 153-158, N10, с. 90-103.

    49. Глушков Н.Т., Гумерова Р.М., Комин А.Н. и др. Справочник по ценообразованию. М.: Экономика, 1985.

    50. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. М.: Изд. политической литературы. Том.1, 1983.

    51. Бэкон Ф. Новая Атлантида // Сочинения. Т.2. М.: Мысль, 1978. С 487- 542.

    52. Лист Ф. Национальная система политической экономии. С-Пб.: изд. Мертенс. 1891.

    53. Лист Ф. Национальная система политической экономии. М.: изд. «Европа». 2005.

    ______________________________

    Малиновский Леонид Глебович,  доктор технических наук, с.н.с. ИППИ РАН.

    http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6891&Itemid=29
    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (23.02.2013)
    Просмотров: 289 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz