Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 20.10.2017, 07:58
    Главная » Статьи » Публицистика » Антология Русской Мысли

    Лев Тихомиров. В осстановление гегемонии Русского народа

    Со времен М. Н. Каткова основные принципы Московских Ведомостей было принято выражать старой формулой: «Православие, Самодержавие и Народность».
    Как по личной вере, так и по теоретическим убеждениям, я считаю религию необходимой основой здорового существования личности и общества; христианство же, в чистейшем виде выражаемое Православием, одно способно присоединять нас к истинной религиозной жизни. В своих сочинениях (особливо в «Монархической государственности»1) я подробно обосновываю свое убеждение в том, что Монархическое Самодержавие есть высший политический принцип, способный, при правильном построении, дать народу наиболее блага, порядка, благосостояния и свободы. Мне приходилось не менее ясно высказываться и относительно значения национальности, на которой единственно способны прочно воздвигаться общества и государства и которая одна порождает в нас идеи общечеловеческие.
    Но исповедание общих принципов и даже борьба за них не исчерпывают задач серьезного общественно-политического органа печати. Московские Ведомости – не боевой партийный листок, но по своим традициям является органом исторического национального направления, которое, вытекая из глубины духа народа, не может не охватывать всех проявлений и потребностей его жизни. Служение всей полноте национальной жизни составляет обязанность такого органа печати. Участие в осуществлении всего необходимого для потребностей нации есть задача общественно-политического органа печати.
    Невозможно было бы в кратких словах набросать ту сложную программу, которая открывается перед газетой, говорящей себе: «Я – орган русской национальной мысли, и никакие ее запросы мне не чужды». Лишь для обрисовки общего духа деятельности, которая открывается, по убеждению моему, перед публицистом в условиях нашего времени, отмечу некоторые главнейшие пункты.
    Конечно, недостаточно произносить слово «православие», а нужно непрерывно работать над тем, чтобы Православие и Церковь Православная оставались действительно животворящим элементом существования Русского народа. Мы переживаем теперь страшный натиск противоправославных стремлений, успех которых зависит не только от их собственной силы, а также от запущенности условий живого и энергичного действия Православия. Московские Ведомости будут поэтому постоянно стремиться поддерживать права Православной Церкви, необходимые для ее положения и значения в Русском государстве, охранять ее авторитет и вместе с тем содействовать тому, чтобы Церковь и внутри себя самой развивала оживленную деятельную силу, в единодушии иерархии, священства и мирян.
    В области политической для нас после революционного потрясения всех основ национальной жизни более чем когда-либо является необходимым «предостерегать и оборонять» все «к высокому Его Императорского Величества Самодержавству, силе и власти принадлежащие права и преимущества», как гласит присяга. Существование государственного авторитета, необходимого теперь в высокой степени, существеннейше от этого зависит. Этого требует благо Русского народа. Но и в этом отношении политический разум требует не одних слов, а действия, сообразного с целью, не подрывающего ее. Наши современные учреждения, недостатки которых мне приходилось столько раз указывать, нуждаются в многочисленных исправлениях, но для этого недостаточно простого отрицания, а требуется вдумчивая и серьезная работа. Нужно знать, куда идешь, нужно соображать условия, чтобы достигнуть лучшего, а не попасть в еще худшее положение.
    Вообще, для нашего народа теперь требуется не метаться в нервных порывах, а разбудить свой трезвый, практический разум, которым он создал свое могучее государство.
    Восстановление потрясенной гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права. Без этого бумажные права не помогут. Между тем кто не вспомнит с горечью, до какой позорной степени у нас способно было в это время падать даже простое самолюбие и элементарнейшее чувство любви к отечеству? Не восставши из такого праха, не воспрянув душой, – что может значить, что может сделать какой бы то ни было народ?
    Таким образом, пред всеми нами развертывается обширная область трудов и усилий по пробуждению национального сознания, достоинства и силы. Воскресение родины и успешное служение своим идеалам требует непрерывного созидания и поддержания всего того, что необходимо для их реального существования. Без разумной подготовки почвы не вырастет никакой злак и не принесет пышного плода.
    В этой области открывается ряд существеннейших задач. Наука, просвещение, культура составляют такие условия, без которых невозможно ни сознательное развитие государственных учреждений, ни служение Церкви в сложных обстоятельствах современности, воздвигающих против нее борьбу; невозможно без этого и правильное социальное устроение. Наука, просвещение и культура должны быть носителями знамени русских идеалов.
    Они должны осветить перед народом и государственными деятелями те общие законы гражданственности, по которым национальная жизнь не способна развиваться и крепнуть без правильной внутренней организации народных слоев и их разумно поставленной связи с государственными учреждениями. Отсюда вытекают многоразличные задачи самоуправления и представительства народных мнений, нужд и пожеланий… Наша современная жизнь полна вражды и борьбы из-за этих принципов. Но насколько разрушительно неправильное их применение, настолько же необходимы они в правильном построении для жизни нации и крепости государства, особенно монархического.
    Нельзя забывать и потребности материального существования народа. Они теперь так жгучи, так настоятельны, что в чисто практическом отношении их можно назвать чуть не первенствующими. Для современной России совершенно необходимо ублагоустроить быт фабрично-заводских рабочих и крестьянство в области земледельческого труда. Особенно отстали мы в области рабочего вопроса, который доселе у нас даже не изучен сколько-нибудь сносно. Между тем чем расстроеннее быт рабочих, чем менее обеспечено их материальное существование, тем привольнее разгуливает социалистическая пропаганда, уже доводившая Россию до таких «последних слов» революции, как всеобщая забастовка. Социализм угрожает всему миру гибелью культуры. Но для того, чтобы не давать хода заблуждениям, надо же делать что-нибудь реальное для улучшения жизни рабочих, надо помочь им стать сознательными и преданными гражданами Русского государства…
    О сложностях крестьянского вопроса, который потребует еще столько усилий, излишне распространяться. Это всем понятно. Но зато проходится настоятельно подчеркнуть то обстоятельство, что все частные сословно-классовые материальные нужды требуют поднятия на должную высоту всей нашей национальной экономики. Нам необходимо во что бы то ни стало повысить свое производство и поднять производительность русского труда. Без этого никакими реформами не поможешь ни крестьянину, ни рабочему. Страна бедная, с относительно ничтожной производительностью, не способна и вообще быть достойным орудием мировой жизни. На почве же национальной экономики пред нами во всю высоту поднимается значение класса предпринимательского, торгово-промышленного – с одной стороны, и дворянства как главного представителя земледельческого капитала. Не подрывать способность дворянства к исполнению его экономической роли в области сельскохозяйственного производства, но повышать ее, не вгонять торгово-промышленный класс в легкую область спекуляции, а всемерно направлять в дело повышения производства, – это необходимые задачи разумной экономической политики. Интересы труда и капитала постоянно требуют ее внимания и согласования.
    В общей сложности социально-политическое устроение развертывается перед нами в той сложности взаимодействия частей, какая характеризует все органические явления. Нужен крестьянин, нужен и дворянин. Нужен рабочий, нужен и предприниматель. Все они нужны для взаимных интересов и для всей нации. Сознание этой истины теперь со всех сторон подрывается ложными теориями и разгулом классового эгоизма, наполняя нашу родину междоусобиями борьбы классов. С этой болезнью приходится бороться всей силой убеждения и государственно-устроительного воздействия. Для всех разумных сил нации теперь нужно самым настойчивым образом, словом и делом, поддерживать сознание того коренного факта, что лишь стройное сочетание национальных сил в их совместной жизни дает основу общего блага, недостижимого борьбой классового эгоизма. Эта задача особенно лежит на обязанностях нашего дворянства как традиционного носителя государственных принципов, как сословия, значение которого основывается именно на этом.
    Во всяком случае, идея гармоничного сочетания интересов сословий и классов составит одну из основных частей проповеди Московских Ведомостей.
    На этом я и остановлюсь в своем кратком наброске нашей программы. Не стану касаться международного положения России как природной посредницы между Западом и Востоком, являющейся на Западе поддержкой православных и славянских народностей, а на Востоке способной получать силу и значение лишь своей национальной культурой, наиболее понятной и сродной народам Востока.
    Мне приходится спуститься с этих высот политики для скромного вопроса о непосредственных условиях действия Московских Ведомостей в настоящее время.
    Я принимаю руководительство газетой в эпоху тяжелую и смутную, когда потрясаются все наши исторические основы и страна раздирается борьбой партий. Нужно сразу определить пред читателями наше отношение к этим партиям.
    По основным принципам нашим ясно, что все партии, так или иначе отрицающие и подрывающие русские национальные, исторические устои, могут встретить с нашей стороны только противодействие.
    Это не означает вражды и ненависти в том смысле, какой проявляется у них самих во взаимных отношениях, как только они перестают объединяться совместной борьбой против национальной России. Напротив, мы рассчитываем всегда сохранить и в отношении их полную справедливость. Наш взгляд таков. Помимо ошибочности идей этих партий, их взаимная борьба нам представляется безысходной и ведет Россию не к созданию чего-нибудь стройного нового, а к постепенному распадению всех сил страны, заражаемой и деморализуемой их борьбой. Происходящая у нас междоусобица может быть прекращена только могучим подъемом национальной идеи. Задача органа печати, имеющего это своей целью, нам представляется особенно высокой и благородной именно потому, что она создает залог примирения. Лишь утверждаясь на твердых исторических основах, Россия способна получить такую силу, чтобы, обуздывая разрушительную революцию, иметь возможность дать удовлетворение тем зачаткам справедливых требований, которые частично заключаются и в программах этих партий. Нельзя не признать, что в прошлом проявлялось недостаточное внимание к этим потребностям, небрежение которыми и послужило на пользу революции, взявшей их под свое покровительство.
    Переходя к партиям национальным, монархическим, должен сказать, что Московские Ведомости не будут органом ни одной из них. Для связывания газеты принадлежностью к какой-либо организации, хотя бы исходящей из тех же принципов, как и мы, я не вижу никаких оснований. Орган национального направления нравственно принадлежит всем русским, разделяющим веру в исторические основы своей родины, и в задачах связи со всеми пробуждающимися элементами газета для плодотворности своей работы должна быть свободна от тех уз, которые неизбежно налагались бы принадлежностью к каким-либо частным партиям и организациям. Пользы же от такой принадлежности я не вижу никакой. Монархические, русские, православные партии, корпорации, кружки и организации – все нам одинаково близки нравственно, поскольку они верно служат нашим общим идеалам. Я надеюсь, что своей самостоятельной свободной работой Московские Ведомости будут более полезны и для всех них, и для объединения разрозненных патриотических сил России в достижении ее возрождения для новой великой жизни.
    Являясь, таким образом, вполне независимым органом печати, Московские Ведомости сохранят свойственное этому положение и в отношении правительственной власти. Мы чужды всякой предвзятости. Наша газета не есть оппозиционный орган, и когда мероприятия правительства, по убеждению и совести нашей, требуют этого, – мы будем их поддерживать всей силой. Во всех же тех случаях, когда, по нашему мнению – правильному или ошибочному, правительственная политика становится на путь, не соответствующий интересам нации и государства, мы отнесемся к ней с такой же искренней критикой. Таково нормальное отношение национального органа к правительству своей страны. В другое время об этом не стоило бы и упоминать, но в наши времена партийности и предвзятости – едва ли излишне.
    Таковы мои общие представления о пути Московских Ведомостей в предстоящем служении Церкви, Царю и Отечеству под руководительством, возложенным на меня совокупностью обстоятельств.
    Да поможет Бог новой редакции в трудном деле и даст правильное разумение национальных потребностей настоящего времени. Надеюсь также на благожелательное содействие всех сторонников основных начал, которым будут служить Московские Ведомости.

    Категория: Антология Русской Мысли | Добавил: Elena17 (21.02.2015)
    Просмотров: 146 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz