Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 15.12.2017, 03:38
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Белый Крест

    Митрополит Виталий (Устинов) и Крымский Кадетский Корпус

    В 1920 году, во время гражданской войны в России, десятилетний Ростислав Устинов был определен в Крымский Кадетский корпус, основанный генералом бароном П.Н. Врангелем. Корпус был создан в бывшей резиденции великого князя Константина Николаевича Ореанде из остатков Владикавказского и Полтавского кадетских корпусов.

    Кадеты разделяли общее бедственное положение армии. Они вынуждены были носить старые английские френчи, к которым по традиции пришивались алые пагоны с белой выпушкой под перекрестьем трех «К», символизировавших собой - «Великого Князя Константина Константиновича Кадетский Корпус». Спали кадеты на железных кроватях без матрасов и одеял, обед их составляли пять засоленных рыбешек камсы. Ячневая каша и хлеб были едва ли не лакомством. Мальчишки собирали в горах дикие груши и ягоды…

    Три четверти из них уже успели понюхать порох и вновь рвались на передовую – сражаться и умирать за Россию. Кадеты и юнкера – особая страница Белой Борьбы. Эти мальчики первыми встали на защиту поруганного Отечества и ушли в Ледяной поход, и они же становились последней преградой на пути большевистских полчищ в 20-м году.  Так, четыреста кадет Одесского и Киевского корпусов во главе с капитаном Ремертом прикрывали отступление Белой армии из Одессы, сражаясь с девяти утра до шести вечера. Многим из них было лишь 12-14 лет.

    В тяжелые годы позора России

    Был корпус основан в Крыму,

    Собравший под сени свои корпусные

    Кадетскую нашу семью.

     

    Все те, кто был верен Престолу, Царю,

    Средь смуты, тревог и сомнений,

    Кто жизнь отдавал за Отчизну свою

    В дыму Перекопских сражений... – эти стихи, написанные одноклассником, врезались в память Ростислава. Кадетское прошлое, вообще, было памятно и дорого ему. В одном разговоре, уже в 2006 году, когда пошла речь об американском Ку-Клукс-Клане (ККК), старец-митрополит улыбнулся и пошутил:

    - А ведь я был в ККК!

    Из тысячи кадет, прошедших через ККК, сорок шесть стали Георгиевскими кавалерами.  При эвакуации корпус насчитывал 650 человек. Среди них был и Ростислав Устинов. «Я был еще маленьким совсем тогда мальчиком. И я вышел из Феодосии, куда мама меня определила за три месяца до эвакуации в корпус, организованный генералом Врангелем. (…) Нас погрузили на корабль, и мы вышли в море. (…) Я верил в своей детской наивности, что мы сейчас завернем направо, в Севастополь, и я вернусь домой к маме…» - рассказывал он много лет спустя в своем Слове в честь Курской Коренной иконы. Тот корабль, действительно, дошел до Севастополя, но оттуда повернул не направо, а налево, и юный Ростислав понял, что покидает Россию. В фильме Вадима Виноградова «Русская тайна», митрополит Виталий живо вспоминал тот трагический ноябрьский день, день прощания с Родиной: «В одиночестве, группами и целыми полками, целой армией русские корабли отчаливали от Севастополя. На Графскую пристань высыпало почти полгорода севастопольцев, которые оставались. И мы прощались. Они нам сделали земной поклон. Они нас не осуждали. И мы их не осуждали, что они остаются. На корабле священник совершал молебен напутственный. И тоже все эмигранты будущие встали на колени и прощались со своей Родиной. Это, наверное, уникальное явление во всей истории человечества – такое прощание со своей Родиной…»

    Русская эскадра причалила к берегу Константинополя. В уже цитировавшемся выше Слове владыка Виталий рассказывал: «В это время Константинополь был оккупирован иностранцами – то есть американцами, англичанами, французами, ибо Турция была на стороне Германии. Она была побежденная страна. (…) Они, когда увидели эту армаду – 250 плавающих единиц – (…) то не знали, что с нами делать. Самых маленьких взяли сразу же на берег, выкупали нас, но мы так и не избавились от вшей. Со вшами одной водой не справишься. Нас накормили и снова отвезли на корабль. Не знали, что с нами делать. Был совет, и ни одна нация поначалу нас не хотела принять. Приняли нас сербы, которые испытали страшное бедствие – германская армия прошла вдоль побережья Сербии и нанесла страшные разрушения. Беднейшая из всех стран, Сербия, во главе со своим королем Петром и его наследником Александром – приняла нас первая. И вторая страна, которая нас приняла – Германия, наш бывший враг. А затем стали принимать уже и другие страны. (…) С нами вышло тогда бесчисленное количество священников, вся почти что Белая армия… …Казаки плакали, когда бросали своих лошадей на берегу на произвол судьбы. Вот так мы рассеялись по всей вселенной».             В фильме «Русская тайна» митрополит Виталий определил подлинную суть русской эмиграции, как не политической, а сугубо - духовной.

     

    В эмиграции ККК сперва располагался в сербском лагере Стрнище, недалеко от железнодорожной станции Святой Лоренц на Дравском поле. Кадетам приходилось жить в ветхих бараках с прогнившими полами и протекающими крышами, с трещинами в стенах, в которые проникали ветер и снег, без электричества и водопровода. Во время уроков мальчики стояли или сидели на кроватях и на полу, писать приходилось, держа тетрадь на коленях или на спине соседа. Пальцы при этом коченели от холода.

    Наконец, в 1922 году корпус был перевезен в Белую Церковь, где югославским правительством ему были предоставлены две каменные казармы. Как вспоминает Н. Кнорринг: «В благоустройстве здания широкое участие приняли и сами кадеты. На верхнем этаже была устроена небольшая церковь во имя святых Константина и Елены; стены корпуса стали украшаться копиями с картин русских художников, нарисованными кадетами. На первой арке внутренней лестницы появилась памятная всем крымчам и дорогая каждому русскому надпись – отрывок из «Певца во стане русских воинов» В.А. Жуковскоrо:

    О, Родина святая!

    Какое cepдцe не дрожит,

    Тебя благословляя ...

    На стене у первой площадки лестницы висел большой погoн Крымcкогo кадетского корпуса, и над ним на стене написаны слова основателя корпуса, генерала Врангеля: «Здесь на чужбине каждый из нас должен помнить, что он представляет собой нашу Родину, и высоко держать русскую честь. Генерал Врангель»»[1].

    Директором ККК в то время был генерал Владимир Валерьянович Римский-Корсаков[2], которого кадеты любовно называли Дедом. Дед оказал большое влияние на формирование мировоззрения, душ своих подопечных. Вот, его прощальное послание, с которым он обратился к ним, покидая корпус в 1924 году, когда юного Ростислава Устинова уже не будет в этих стенах:

    «Мои дорогие, горячо любимые внучата!

    Оставляя вас, я чувствую сердечную потребность обратиться к вам с прощальным словом, и в вашем лице я обращаюсь ко всем крымским кадетам.

    Обращаюсь к вам письменно, потому что не нахожу в себе достаточно сил, чтобы проститься лично.

    Я ухожу от вас с сердцем, преисполненным любовью ко всем вам вместе взятым, к каждому из вас в отдельности, и любовь эту я сохраню до конца моей жизни.

    Зная хорошо ваше настроение, зная те чувства, которыми вы живете, я вполне уверен, что все вы сумеете донести до нашей истерзанной Родины святые заветы, которыми вы проникнуты и которые выражаются тремя краткими словами: Бог, Царь и Родина, причем последние два слова у вас, как и у всех кадет наших прежних славных корпусов, сливаются в одно нераздельное целое, ибо Царь, по нашим верованиям, неотделим от Родины, Родина же от Царя, ибо Царь, по нашим верованиям, является живым олицетворением Родины, ее чести, славы, доблести и силы.

    Во имя этих святых заветов, дорогие мои, работайте не покладая рук, работайте над своим самоусовершенствованием, работайте для приобретения знаний. Учитесь, учитесь и учитесь, ибо в знании - сила, сила же вам необходима для всей предстоящей жизни, так как вся предстоящая вам жизнь будет сплошной борьбой.

    Во имя моей к вам безграничной любви молю и прошу вас, дорогие мои, всем своим поведением доказать моему уважаемому заместителю, что в крымском кадете твердо внедрены понятия порядочности, чести и долга.

    Христос с вами, мои дорогие, сердечно любимые. Я не знаю, придется ли нам еще встретиться, но я знаю, и твердо знаю, что наибольшей радостью моей, конечно, уже недолгой жизни будет - слышать о вас доброе слово, будет - возможность оказать каждому из вас посильную помощь, пользу, поддержку.

    Оставайтесь верными корпусным заветам, любите друг друга, как родные братья, готовьтесь быть беззаветно преданными, честными и полезными слугами нашего будущего Великого Государя, и да будет над всеми вами и над делами вашими Божье благословение.

    Простите и прощайте!»[3]

    А еще до ухода Владимира Валерьяновича в корпусе произошло долгожданное и радостное событие – весной 1923 года его посетил основатель ККК генерал Петр Николаевич Врангель, олицетворявший в сознании молодежи «всю доблесть героической борьбы за честь, бытие и достоинство поруганной Родины»[4]. Н. Кнорринг вспоминал об этом знаменательном дне: «Уже за несколько дней до его приезда кадеты с увлечением начали готовиться к встрече любимого вождя, украшая помещения корпуса зеленью, флагами и художественными произведениями собственной работы. Главнокомандующий с супругой приехал в корпус вечером; кадеты были построены поротно в коридорах. Генерал Врангель, встреченный директором корпуса, персоналом и дежурным по корпусу, начал обход рот; на приветствие Главнокомандующего кадеты отвечали восторженно и четко.

    Обойдя роты, генерал Врангель с супругой прослушали большой кадетский хор, исполнивший несколько песен Добровольческой армии, и затем, поблагодарив певчих и регента, капитана Б.В. Комаревского, за отличное исполнение, Главнокомандующий направился к выходу, намереваясь ехать в Донской Мариинский институт, но в вестибюле корпуса был подхвачен на руки экзальтированно настроенной молодежью и, под неумолкавшее «Ура!», в кресле пронесен на руках в институт»[5].

    В том же году Лидия Андреевна Устинова вызвала сына в Константинополь, и оттуда с ним переехала в Париж, где поместила его в иезуитский коллеж имени святого Людовика в городе Леман, где в свое время учился писатель Виктор Гюго и другие представители французской элиты.

     


    [1] Н. Кнорринг. Крымский корпус в Югославии

    [2] Римский-Корсаков Владимир Валерьянович (1882 - 1933, Вилье-ле-Бель, Франция) - генерал-лейтенант, директор единственного во Франции русского кадетского корпуса. В 1877 окончил Петровский Полтавский кадетский корпус. В 1879 окончил Алексеевское военное училище. Выпущен в лейб-Гвардии Павловский полк. Окончил Военно-Юридическую Академию. Перешел на службу в Военно-Судебное ведомство. Перешел на службу в Военно-Учебное ведомство. Инспектор классов 1-го Московского императрицы Екатерины II кадетского корпуса. 1904-1918 - Директор 1-го Московского императрицы Екатерины II кадетского корпуса. 1 сентября 1920 - 11 декабря 1924 - Директор Крымского кадетского корпуса. 1930-1933 - Директор Кадетского корпуса им. Императора Николая II (Вилье-ле-Бель, Франция).

    [3] Н. Кнорринг. Крымский корпус в Югославии

    [4] Там же.

    [5] Там же.

     

     

    Категория: Белый Крест | Добавил: Elena17 (15.11.2014)
    Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz