ПОСЛЕДНИЙ КРЕСТОВОЙ ПОХОД. Во имя Отца, Сына и Святого Духа... батарея, пли! - Страницы истории - Публицистика - Каталог статей - Архипелаг Святая Русь
Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3960


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 28.03.2017, 13:00
    Главная » Статьи » Публицистика » Страницы истории

    ПОСЛЕДНИЙ КРЕСТОВОЙ ПОХОД. Во имя Отца, Сына и Святого Духа... батарея, пли!

    После падения военно-монархической диктатуры Примо де Риверы (1930 год) Испания погрязла в серии "Временных Правительств", "свободных выборов" (с пистолетом леворадикала у виска) и прочего либерального и социалистического безумия. Различные анархисты, сталинисты, троцкисты и другие красные зверушки устраивали забастовки, восстания, политические убийства, взрывы в общественных местах, пока испанские Керенские и Львовы сидели и молча наблюдали за шабашом. Испанские офицеры тем временем открыто обсуждали, как бы убрать и либералов, и коммунистов, и наконец установить нормальную военную диктатуру, прекратив весь этот красный позор. Ситуация продолжала обостряться: ежедневные уличные бои и убийства с обоих сторон предрекали большую кровь. Точка невозврата была пройдена после убийства популярного консервативного политика Хосе Кальво Сотело (13 июля 1936 года) боевиками республиканского правительства. Этот дерзкий акт политического терроризма толкнул офицеров на военный путч, который поддержали военизированные отряды монархистов-карлистов. Началась Испанская Гражданская Война.

    За объявлением войны последовал хаос, красные всех оттенков по привычке атаковали основы традиционного европейского общества ("Бога нет, Царя не надо, мы урядника убьем, подати платить не будем и в солдаты не пойдем"). Католическая Церковь не участвовала в организации путча традиционалистов, однако это не помешало обуянным жаждой крови левакам развернуть террор против католиков. На территориях, где красные установили "диктатуру пролетариата", пролетариат развлекался тем, что вешал епископов на фонарных столбах, взрывал кресты, церкви и памятники святым, расстреливал за хранение Библии и с наслаждением испивал до дна все радости Свободы, Равенства, Братства. Католики не выдержали кровавого беспредела и начали искать защиты у естественных защитников Старого Порядка - испанских офицеров правого толка (среди них были и монархисты, и вождисты, и умеренные демократы). Католицизм стал тем стержнем, что связал все слои Испанского Белого Движения, дал внятную идеологию и обозначил конкретную цель. Простая, верующая Испания отозвалась на зов Церкви. Как известно, Святую Инквизицию в Испании отменило лишь оккупационное правительство Наполеона. "Коммунисты - враги Христа, а с врагами Христа у нас всё строго, Торквемада подтвердит. Которые тут Бога не любят?"

    Католические деятели увидели в Испанском Белом Движении прообраз грядущей Испании, в основе которой должен лежать католический авторитаризм ("клерикальный фашизм", как этот феномен иногда называют). Впоследствии помощь Церкви в виде политической агитации, солдат-добровольцев, финансовой помощи и, самое главное, духовной мотивации вместе с культурной легитимизацией ("Благославляю, сын мой! Убей их всех, всех до последнего!") превратилась в фундамент испанского национального движения. По словам Франко, клир был уверен в "подлинно католической природе национального восстания".

    Убив 7000 священников (среди них 13 епископов), красные подписали себе смертный приговор. Католики перешли в наступление, дав националистам прочнейший идеологический фундамент - католический национализм позволил преодолеть и различия в политических взглядах (какая разница, республика там или монархия? Церковь в опасности!), и знаменитый испанский регионализм. И в Наварре, и в Каталонии люди перестали ощущать себя басками и каталонцами. Они стали католиками. Испанскими католиками. Они сражались не за абстрактный "фалангизм", а за вполне конкретного Христа и Испанию. Слияние христианства и национализма дало Фаланге невообразимое идеологическое преимущество над красными, которые сами чуть не перестреляли друг друга (в Пиренеях действовал даже автономный отряд бухаринцев, натуральных поклонников Бухарина, которые не хотели поддерживать ни сталинистов, ни троцкистов, воюя против и тех, и других). В Испании случилась инверсия нашей Гражданской: вместо разобщенных, действующих на свой страх и риск отдельных армий Белых Рыцарей, противостоящих централизованной махине Красных Чертей - монолитное Белое Движение и грызущиеся друг с другом отряды коммунистов.

    Первым символическим актом укрепления связи национальной революции с католичеством стало превращение резиденции архиепископа в штаб-квартиру Франко и центр управления освобожденными от красной чумы территориями.

    Дальше - больше. Католическая Церковь объявила гражданскую войну между националистами и красными республиканцами официальным (!!!) Крестовым Походом. Впервые боевые действия против социалистов были названы "Крестовым Походом" 15-го августа (месяц после начала войны) 1936-го года в проповеди памплонского епископа. Он призвал прихожан присоединиться к войску крестоносцев и смыть все свои грехи кровью коммунистов. В сентябре Его Высокопреосвященство кардинал Энрике Пла-и-Дэниэль, будущий Примас Испании, написал послание "Два города", в котором он официально объявил Гражданскую Войну Крестовым Походом За Спасение Христианской Цивилизации. Два месяца спустя к его посланию присоединился тогдашний глава Католической Церкви в Испании, архиепископ Исидро Гома-и-Томас: по его словам, война представляла собой не классовую борьбу, но борьбу принципов и доктрин, войну одной цивилизации против другой. Далее он оправдывает само восстание националистов, фактически отпуская грехи повстанцам-националистам. Их любовь к испанской родине и христианской вере извиняет насилие и неподчинение властям. С этого момента Фаланга стала - с официальной точки зрения церковной иерархии - Армией Крестоносцев, а война была объявлена не политической, но религиозной. Железная молитва, причастие свинцом и кровью. Последний Крестовый Поход.

    Убедившись, что испанская Церковь полностью его поддерживает, Франко обратил свой взор в сторону Рима. Генерал предложил главе Церкви, архиепископу Гома-и-Томасу, составить экклезиастский документ для международной публики. Духовенство Испании должно было развеять "ложные представления" о войне. Кардинал согласился и сообщил об этом представителям клира; верхушка Церкви составила знаменитое коллективное письмо испанских епископов всему католичеству. Письмо оценивает националистическое восстание как "вооруженный плебисцит", возбужденный патриотическими и религиозными чувствами истинных христиан-испанцев. Далее в данном тексте духовенство отрицает "Гражданскую Войну" - испанский конфликт преподносится как акт самозащиты против сил Коммунистического Интернационала. "Иногда Ад разверзается, и из него вырываются орды красных чертей. Загнать их обратно к Сатане - какая же это "гражданская война"?"

    Реакция на коллективное письмо была смешанной: с одной стороны, кардиналы по всему миру стали благословлять христолюбивое войско Франко и принуждать свои правительства к политическому признанию фалангистов; с другой стороны, Ватикан не опубликовал письмо в своей газете и не признал режим Франко вплоть до 1938-го года.

    Помимо участников Крестового Похода, в Испании существовали и республиканские элементы, оставшиеся католиками. Церковь и Франко надеялись подорвать своим союзом идеологический фундамент религиозных левореспубликанцев - что им и удалось. Баски, знаменитые своей ярой, предельной преданностью католической вере, отказались от участия в Крестовом Походе. В ответ на данное - в глазах католической общественности - кощунство Церковь опубликовала Послание к баскам, в котором говорилось, что делить католический народ в борьбе за веру на "испанцев" и "басков" - грех и даже ересь. С 6-го августа 1936-го года Послание по личному приказу Франко сбрасывали с самолетов над Наваррой. Многие баскские боевики, ознакомившись с повелением Церкви, безропотно перешли на сторону националистов. Идеологема "Крестового Похода" уберегла режим Франко и от осуждения Папской Курией: в то время, как нацизм был осужден папской энцикликой Mit brennender Sorge, а итальянский фашизм - Non Abbiamo Bisogno, никакого осуждения со стороны Ватикана в адрес фашистско-фалангистской Испании Франко не было.

    Сакральный смысл испанской борьбы не был утерян и после победы Франко. 29-го мая 1939-го года Франко по старинной феодальной традиции передал свой меч кардиналу Гома-и-Томасу, а Папа Римский Пий XII по радио поздравил Франко с "католической победой Испании". Политический национализм всегда страдал от нехватки общественного внимания в Испании, но уникальный опыт Национал-Католицизма или Клерикального Фашизма привёл его к новым вершинам. Сделав основой своего режима не Фалангу, а Католическую Церковь, Франко решил несколько сложных политических задач. Во-первых, он сохранил "человеческий облик" в глазах либеральных демократий, во-вторых, он привлек для своего режима первоклассные управленческие кадры, воспитанные колоссальной организацией с многовековым опытом, и в-третьих, он усилил саму идеологию национализма в общественном сознании, прикрепив её намертво к католицизму. Католическая Церковь благодарно приняла новые условия и ответила взаимностью - павшие за национальное дело фалангисты стали новомучениками, а бывших республиканцев призвали к покаянию и признанию своей вины перед Богом и Нацией.

    Кульминацией Национал-Католицизма стал ватиканский конкордат 1953-го года, когда Франко был официально признан богоугодным католическим вождём. Церковь получала эксклюзивные права в Испании (в сфере налогов и управления имуществом), а все епископы обязывались давать клятву верности Франко. Католицизм окончательно стал органичной частью франкистского режима.

    Соединив идеологию модерна - национализм - с тысячелетнем католическим наследием, Франко победил в первую очередь в борьбе за сердца и души населения. Это привело к уникальной ситуации - борьба националистов с коммунистами и анархистами была официально оформлена Крестовым Походом за Христову Веру, коммунисты объявлены врагами Господа, а всех верных чад Римской Веры призывали вступать в боевые отряды фалангистов. Данный синтез привёл Франко к победе, национализм - к невиданному в Испании расцвету, а Церковь пережила второе рождение в эпоху модернизма и либерально-материалистического духа.

    По сути, Испания осталась католическим Монсальватом на несколько десятилетий даже после поражения массовых правых идеологий Европы. Она покоилась непоколебимым фашистским и христианским островом в море левизны и атеизма. Там, где проклятые Римом светские фашисты и нацисты пали, католическая Фаланга устояла, а после смерти регента даже вернула Испании монарха.

    Кирилл Каминец

    P.S. Мы уже видим, как этот текст распространяют по различным религиозным форумам и сообществам наши читатели с комментариями вроде "Вот что истинная вера творит!" - но не торопитесь, друзья. Данный материал - лишь первая часть нашего церковного цикла, во второй части мы рассмотрим не далекую Католическую Церковь в далекой Испании, а поведение нашей Русской Православной Церкви во время нашей Гражданской, после чего поведение двух религиозных организаций в ситуации национального обвала сравним. И, боимся, это сравнение будет совсем не в пользу РПЦ... Но пока что радуйтесь за подвиг испанского духовенства и ждите второй части.

    Категория: Страницы истории | Добавил: Elena17 (06.02.2016)
    Просмотров: 149 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz