Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 13.12.2017, 12:17
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Русское воинство

    «РОДСТВЕННИКИ А.С.ПУШКИНА – УЧАСТНИКИ ВОЙНЫ 1812 года (ПАВЕЛ ГАННИБАЛ и АНДРЕЙ ПУШКИН)»



    В 1812 году Александру Сергеевичу Пушкину исполнилось 13 лет. Вместе с друзьями-лицеистами он с грустью смотрел на проходившие по Царскому Селу полки. Уже в конце жизни он скажет о впечатлениях отрочества:

    Вы помните: текла за ратью рать,
    Со старшими мы братьями прощались
    И в сень наук с досадой возвращались,
    Завидуя тому, кто умирать
    Шел мимо нас…

    («Была пора…», 1836 г.)


    Поэту не довелось участвовать в битвах, однако среди его родственников – многочисленных членов семьи Пушкиных-Ганнибалов было немало участников тех событий.

    Андрей Никифорович Пушкин (1792 – 1831) – дальний родственник Александра Сергеевича, принадлежал к старшей ветви рода Пушкиных, ведущей свое начало с конца XIV века. Осенью 1812 года, получив домашнее воспитание, он поступил на военную службу юнкером в лейб-гвардии артиллерийскую бригаду. В дальнейшем вся жизнь Андрея Никифоровича будет связана с этим родом войск, так мощно заявившим о себе в войнах начала XIX. В 1813 году он произведен в прапорщики 30-й конной роты 1-й запасной артиллерийской бригады, участвовал во многих сражениях зарубежного похода: под Донау, Дрезденом, Магдебургом, Гамбургом. За отличие был награжден орденом Св.Анны 4-й ст., орденом Св.Владимира 4-й ст. с бантом. Заграничный поход Пушкин закончил адъютантом генерал-фельдмаршала князя Барклая-де-Толли.

    Андрей Никифорович был человеком военным, другой судьбы себя не желал, поэтому продолжил службу в армии, что делал весьма успешно. К 1829 году он уже был членом Высочайше учрежденного Комитета по артиллерийской части, членом Комиссии для испытаний образцовой артиллерии и членом Комитета для составления Артиллерийского Устава. А.Н.Пушкин был одним из тех, кто формировал концепцию развития отечественной артиллерии. За свои заслуги на этом поприще он неоднократно удостаивался «выражения Высочайшего благоволения» и был награжден орденом Св.Анны 2-й ст. Закончил свой жизненный путь полковник Андрей Никифорович Пушкин, как и положено русскому офицеру, – на поле боя. Во время Польской войны он командовал конно-артиллерийской ротой и 26 августа 1831 года был убит при штурме Варшавы.

    Андрей Никифорович написал несколько трудов по истории артиллерии, выступая, и как военный историк, и как инженер. Ему принадлежат статьи: «Взгляд на военное искусство древних, до изобретения огнестрельного оружия» (журнал «Соревнователь просвещения и благотворения» (1823), «Краткие известия об образовании в Европе войск и об успехах огнестрельного искусства» (1824), «О влиянии военных наук на образ войны в Европе» (1825), «Краткие исторические известия об артиллерии» («Невский зритель», 1821), «Взгляд на военное состояние Турецкой Империи» («Сын Отечества», 1826)) и др. Главным своим трудом он по праву считал трехтомное издание «Записок о военном укреплении для употребления полевых офицеров, составленных артиллерии полковником А.Пушкиным», которое было напечатано по Высочайшему повелению в 1827 г. Эта работа была одобрена Военно-учебным комитетом Главного штаба и признана «полезною, особенно для тех, кои по незнанию иностранных языков, не могут пользоваться <…> оригинальными книгами». Издание вышло в количестве 600 экземпляров, автор в знак благодарности получил от Императора Николая I бриллиантовый перстень.

    Однако интересы Андрея Никифоровича не замыкались лишь на военной тематике, у него была своя страсть – любовь к изящной словесности. Ему принадлежит стихотворение «На смерть Кутузова», выбранное В.А.Жуковским для антологии – «Собрания стихотворений, относящихся к незабвенному 1812 году» (1814). Пушкин переводил литературные и исторические произведения. Отдельным изданием вышла его книга «Взгляд на успехи словесности и изящных искусств на Западе». В 1825 году он был избран действительным членом Санкт-Петербургского Вольного Общества Любителей Российской словесности.


    У другого, более близкого родственника Александра Сергеевича Пушкина, но уже по материнской линии – Павла Исааковича Ганнибала (1776 – не позже 1841 г.) тоже были явные способности к литературному творчеству, которые, правда, выливались в многочисленные каламбуры и экспромты на злобу дня. Например, история сохранила такое четверостишие, адресованное 17-летнему племяннику – Александру Пушкину: «Хоть ты, Саша, среди бала //Вызвал Павла Ганнибала; //Но, ей-богу, Ганнибал //Ссорой не подгадил бал!». После этого дядя Пушкина (двоюродный брат матери поэта – Надежды Осиповны) обнял молодого Александра Сергеевича. А как еще мог отреагировать подполковник, прошедший войну 1812 года, на дуэльный вызовов мальчишки, только что выпущенного из Лицея? Ссора состоялась на одном из балов, когда будущий поэт гостил в имении своего дяди. Ганнибал в одной из фигур котильона отбил у Пушкина  некую девицу. Таков был первый дуэльный опыт поэта.

    В стихотворении «Моя родословная» он позже напишет: «Упрямства дух нам всем подгадил. //В родню свою неукротим…». Эти строки с полным правом можно отнести к не очень счастливой судьбе дяди поэта. По воспоминаниям сестры Пушкина – Ольги Сергеевны, Павел Ганнибал был «олицетворением пылкой африканской и широкой русской натуры, бесшабашный кутила, но человек редкого честного и чистого сердца». Непростой характер и вспыльчивость стали причиной того, что он получил во время военных действий не все награды, которые заслужил.

    Павел Исаакович Ганнибал – выпускник Морского кадетского корпуса,  в 1791 году был произведен в гардемарины, а еще через три года – в мичманы. В 1799 году морскую стихию он променял на кавалерию. Вероятно, образ жизни кавалеристов больше подходил характеру этого человека. Сухопутную службу он начал корнетом в «Первом волонтерском казачьем Яхонтова полку», был награжден орденом Св.Анны 3-й ст. «со свидетельством об оказанной им в сражениях храбрости». В Отечественную войну 1812 года он был уже майором, заслужил орден Св.Владимира 4-й ст. с бантом. После войны он продолжил службу в Изюмской гусарском полку и был произведен в подполковники.

    1826 год круто изменил течение и без того бурной жизни Павла Исааковича. Он был признан причастным к делу декабристов и сослан сначала в г.Сольвычегодск, а затем в Соловецкий монастырь для «исправления нрава». Сегодня нет серьезных оснований подозревать Павла Исааковича Ганнибала в связи с тайным обществом декабристов. Скорее, все было так, как он изложил в объяснении А.Х.Бенкендорфу: «В 1826 г., июня месяца, числа не упомню, я зашел отобедать в ресторацию и, к несчастью моему, встретился там с господином подполковником Краковским, который, вероятно, с намерением начав со мною разговор, обратил его на тех несчастных, которые по заслугам своим получили уже достойное наказание, упрекал их в возмущении 1825 г. – делал самые поносные замечания. Я <…> движимый чувством сострадания, решился напомнить ему указ милостивого Монарха нашего, запрещающий упреки потерпевшим наказания <…> - из уст моих вырвалось слово, что они слишком строго наказаны».

    В Сольвычегодске, куда Ганнибала направили на поселение под надзор полиции, местные чиновники видели в нем возмутителя спокойствия, которым он, судя по всему, и был, продолжая образ жизни кавалерийского офицера. Например, известна его любовь к женщинам (с женой Варварой Тихоновной он разъехался еще в 1821 году), шампанскому и азартным играм. Уже через два месяца после пребывания Ганнибала в Сольвычегодске городничий доносил о нем: «в общении иногда бывает хорош и весел, но часто выражения употребляет гордые и дерзкие». В довершении ко всему из окна своей квартиры Ганнибал, как-то рассердившись на городничего, выкатил небольшую, привезенную с собой пушечку и сделал из нее залп.

    Заключение в Соловецкий монастырь стало для него тяжелым ударом. В конце концов, после многократных прошений ему было разрешено вернуться «близ Петербурга» и Павел Исаакович обосновался в Луге. Здесь дядя Пушкина и внук «арапа Петра Великого» прожил еще неполных 10 лет.

    В судьбах Андрея Никифоровича Пушкина и Павла Исааковича Ганнибала мало общего. Пожалуй, объединяют их только трагические и славные события Отечественной войны 1812 года. Их можно назвать представителями той эпохи, когда слово честь значило много больше, чем слово жизнь, а сострадание к падшим было таким же естественным как дыхание.

    http://www.museumpushkin.ru/exhibitions/?id=34

    Категория: Русское воинство | Добавил: rys-arhipelag (01.03.2013)
    Просмотров: 597 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz