Меню сайта


Категории раздела
Книги [85]
Проза [50]
Лики Минувшего [22]
Поэзия [13]
Мемуары [50]
Публицистика [14]
Архив [6]
Современники [22]
Неугасимая лампада [1]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3986


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.10.2017, 21:17
    Главная » Статьи » ЖУРНАЛ ГОЛОС ЭПОХИ » Книги

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (5)


    Приобрести книгу в нашем магазине

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (4)

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (3)

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (2)

    И.Б. Иванов. Русское Подполье. ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ ПРОТИВ ЛЖЕРЕЛИГИИ КОММУНИЗМА (1)

     

    Известный диссидент Владимир Николаевич Осипов в своей первой статье о ВСХСОН – «Бердяевский кружок в Ленинграде» (1972 г.) – утверждал, что идейные взгляды членов этой организации сформировались под влиянием воззрений русских религиозных философов, прежде всего Николая Александровича Бердяева (1874-1948). Вслед за В.Н. Осиповым это утверждение перекочевало на страницы работ многих других авторов. Но версия о бердяевском происхождении идейной основы ВСХСОН – ошибочна. Дело в том, что в период зарождения организации её основатели ещё не были знакомы с трудами Бердяева.

    С сочинениями И.А. Ильина, Н.А. Бердяева и других неугодных коммунистическому режиму философов социал-христиане познакомились позднее, когда подпольная организация уже существовала. А активное изучение и распространение запрещённых в СССР трудов эмигрантских и иностранных авторов стало возможным лишь после того, как подпольщикам удалось наладить тайные каналы связи с Русским Зарубежьем: оттуда ВСХСОН и получил бóльшую часть запрещённой  литературы.  

    Знакомство с этой литературой потрясло молодых патриотов. Они были поражены удивительной близостью некоторых  программных установок ВСХСОН и взглядов русских белоэмигрантских мыслителей. Но в СССР всё, что связано с Белым движением и эмиграцией, находилось за семью печатями, поэтому ко многим идеям своих предшественников по антикоммунистической борьбе социал-христиане пришли совершенно самостоятельно. А неизвестные им до той поры труды русских философов, воспоминания участников антибольшевистской борьбы как бы перекинули мост преемственности между старым и новым поколениями антикоммунистов, утвердили подпольщиков в избранном ими пути, позволили осознать себя в качестве преемников русской христианской и патриотической традиции. 

    Впрочем, среди социал-христиан восприятие эмигрантской философской и политической литературы отнюдь не было безоглядно-восторженным. Вот, например, что писал Евгений Вагин о трудах Бердяева:

    «Н. Бердяев представлял для нас интерес прежде всего как историк «русской идеи». Его работы «Русская религиозная идея» (в сборнике «Проблемы русского религиозного сознания» 1924 года), «О характере русской религиозной мысли 19-го века» (в журнале «Современные записки» 1930 года), книги о Хомякове, Достоевском, К. Леонтьеве и, конечно, особенно «Русская идея» (1946) знакомили с богатым разнообразием проблем русской духовной истории. Многие впервые из сочинений Бердяева узнавали о существовании таких русских мыслителей, как Н. Фёдоров, Ф. Бухарев, Несмелов. Всеми нами безусловно принимался бердяевский тезис о преобладающем религиозном характере русской мысли вообще. Но протест  недоумение вызывали утверждения филосоветского свойства в конце «Русской идеи». В книге его «Истоки и смысл русского коммунизма» абсолютно неприемлемым для нас был тезис о «русских корнях» коммунизма. Отсюда началось разочарование в Бердяеве и постепенный отход от него.

    Но и до сих пор для многих из нас сохраняют всё своё значение лучшие, самые глубокие и блестящие книги Н. Бердяева – «Новое Средневековье» и «Философия неравенства» [i].

    Гораздо ближе Бердяева к мировоззрению социал-христиан стоял другой русский эмигрантский философ – уже упомянутый выше Иван Александрович Ильин.  Действительно, читая Программу ВСХСОН, нельзя не уловить созвучия многих её основополагающих положений с теми идеями, которые в своё время высказывал этот крупнейший идеолог Русского Белого движения. Христианская мировоззренческая основа, идеи социальности, вооружённого сопротивления тирании, бескомпромиссная антикоммунистическая позиция (какой как раз и не было у Бердяева) – всё это роднило написанную И.В. Огурцовым Программу с работами И.А. Ильина.

    Важнейший объединяющий момент во взглядах И.А. Ильина и И.В. Огурцова – убеждённость в исторической обречённости и грядущем крахе коммунистической системы. Независимо друг от друга оба русских мыслителя сумели научно обосновать неизбежность обвала советской тоталитарной системы, с точностью предсказать многие детали этого процесса и в этой связи определить – каждый по-своему – задачи национального антикоммунистического движения (см., например, цикл статей И.А. Ильина «Наши задачи»).

    Несомненно, Игорю Огурцову в этом отношении было несоизмеримо сложнее, ведь, в отличие от Ивана Ильина, ему пришлось работать в условиях подполья, в идейно враждебном окружении, полном отрыве от традиции и своих предшественников по борьбе. «Надо знать, надо понимать степень марксистской «загазованности» мозгов моего поколения, чтобы в полной мере оценить подвиг мышления Игоря Огурцова», – напишет член ВСХСОН Леонид Бородин [ii].

    И.А. Ильин писал «Наши задачи» в начале 1950-х, а И.В. Огурцов создавал Программу ВСХСОН лишь десятилетие спустя. А потому предвидения обоих мыслителей, без сомнения, можно признать гениальными, ведь не только в пятидесятые–шестидесятые  годы, но даже и в начале 1980-х крупнейшие аналитики ЦРУ и администрация президента США, обладавшие всесторонней информацией о положении дел в Советском Союзе, не предвидели падения коммунистической сверхдержавы, считая, что «СССР силён, как никогда, «находится на марше» и продолжает успешную экспансию в мире (Куба, Ливия, Ангола, Ирак, Сирия, Эфиопия, Сомали и т.д.)» [iii].

    Можно заметить схожесть подходов этих двух мыслителей и к вопросу возрождения российской монархии. Будучи сам убеждённым монархистом, Ильин предостерегал от поспешного и насильственного восстановления в России монархической формы правления, считая, что её возрождение – процесс длительный, что народу «монархию нужно заслужить». Такое понимание этого вопроса присуще и создателю Программы ВСХСОН.

    При этом – что кажется невероятным – в период написания Программы Игорь Огурцов не был знаком с трудами И.А. Ильина. Более того, и в дальнейшие годы подпольной работы абсолютное большинство сочинений Ильина, в том числе такие ценнейшие работы как «Крах социализма», «Наши задачи», «О сопротивлении злу силою» – осталось для социал-христиан недоступными.

    Евгений Вагин засвидетельствовал: «Обязательным для членов организации и желательным для более широкого круга наших единомышленников считалось чтение и изучение книги И.А. Ильина «Путь духовного обновления». (У нас было второе, мюнхенское издание 1962 года, с которого было сделано несколько фотокопий)… Можно сказать, что мы учились у автора «Пути духовного обновления» правильному пониманию патриотизма и национализма… Наша позиция по этому вопросу сформировалась в значительной степени под влиянием И. Ильина, к которому, помимо всего прочего, нас привлёк и его столь явно выраженный и «научно обоснованный» антикоммунизм… Мы знали о существовании и другой книги И.А. Ильина, название которой очень интриговало, – «О сопротивлении злу силой», но достать её нам не смогли даже наши друзья-иностранцы…» [iv]

    Таким образом, Программа ВСХСОН, будучи совершенно оригинальной работой – это впоследствии подтвердят и изучавшие её советские научные эксперты, – стала органическим продолжением и дальнейшим развитием русской социально-философской мысли, заложенной национальными мыслителями ещё в дореволюционной России и продолжившей формирование в Белой эмиграции.

     

     


    [i]  Вагин Е. Бердяевский соблазн // Наш современник. – 1992. – № 4. – С. 175.

    [ii]  Бородин Л.И. Без выбора. С. 72.

    [iii]  Любимов М.П. Шпионы, которых я люблю и ненавижу. М., 1998. С. 94.

    [iv]  Вагин Е. Бердяевский соблазн. С. 177.

    Категория: Книги | Добавил: Elena17 (16.04.2016)
    Просмотров: 80 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz