Меню сайта


Категории раздела
Книги [85]
Проза [50]
Лики Минувшего [22]
Поэзия [13]
Мемуары [50]
Публицистика [14]
Архив [6]
Современники [22]
Неугасимая лампада [1]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 16.12.2017, 00:34
    Главная » Статьи » ЖУРНАЛ ГОЛОС ЭПОХИ » Лики Минувшего

    Елена Семёнова. Последний летописец Русской Славы. Дмитрий Кедрин
    http://book-hall.ru/files/kedrin.jpg

    Расправа над русской поэзией не завершилась 30-ми годами. Казалось бы, с истреблением плеяды крестьянских поэтов советская «литература» была избавлена от слишком русской ноты, вычищена от «шовинистов», окончательно оторвана от корней. Но и в ту пору ещё один, последний голос продолжал петь по-своему, петь о России. И не просто о России, но о русской старине, о великой её истории, о летописной славе.

     

    Хочешь знать, что такое Россия -

    Наша первая в жизни любовь?

    Милый друг! Это ребра косые

    Полосатых шлагбаумных столбов.

    Это щебет в рябиннике горьком,

    Пар от резвых коней на бегу,

    Это желтая заячья зорька,

    След на сахарном синем снегу.

    Это пахарь в портах полотняных,

    Пес, что воет в ночи на луну,

    Это слезы псковских полонянок

    В безутешном ливонском плену,

    Это горькие всхлипы гармоник,

    Свет далеких пожаров ночных,

    Это- кашка, татарка и донник

    На высоких могилах степных.

    Это- эхо от песни усталой,

    Облаков перелетных тоска,

    Это свист за далекой заставой

    Да лучина в окне кабака.

    Это хлеб в узелке новобранца,

    Это туз, что нашит на плечо,

    Это дудка в руке Самозванца,

    Это клетка, где жил Пугачев.

    Да, страна наша не была раем:

    Нас к земле прибивало дождем.

    Но когда мы ее потеряем,

    Мы милей ничего не найдем.

     

    Дмитрий Борисович Кедрин родился 4 февраля 1907 года в донбасском посёлке Берестово-Богодуховский рудник в семье горняка. Среди его предков были дворяне, и дочь поэта Светлана даже называет его «чистокровным дворянином». Достоверно известно, что его дедом по матери был вельможный пан И.И. Руто-Рутенко-Рутницкий. Он имел сына и четырёх дочерей. Младшая, Ольга, родила вне брака мальчика, которого усыновил муж Ольгиной сестры Людмилы Борис Михайлович Кедрин, давший незаконнорождённому младенцу свои отчество и фамилию.

    После смерти в 1914 году приёмного отца, который работал счетоводом на Екатерининской железной дороге, Дмитрий остался на попечении матери Ольги Ивановны, работавшей делопроизводителем, тёти Людмилы Ивановны и бабушки Неонилы Яковлевны.

    Именно бабушке был обязан поэт своим литературным воспитанием. Неонила Яковлевна была женщиной весьма начитанной, глубоко любящей и понимающей поэзию. Из собственной тетради она читала внуку Пушкина, Лермонтова, Некрасова, а также в подлиннике — Шевченко и Мицкевича. Бабушка была и первой слушательницей стихов самого Дмитрия.

     

    Бывало, в детстве я в чулан залезу,

    Где сладко пахнет редькою в меду,

    И в сундучке, окованном железом,

    Рабочий ящик бабушки найду.

    В нем был тяжелый запах нафталина

    И множество диковинных вещиц:

    Старинный веер из хвоста павлина,

    Две сотни пуговиц и связка спиц.

    Я там нашел пластинку граммофона,

    Что, видно, модной некогда была,

    И крестик кипарисовый с Афона,

    Что, верно, приживалка привезла.

    Я там нашел кавказский пояс узкий,

    Кольцо, бумаги пожелтевшей десть,

    Письмо, написанное по-французски,

    Которое я не сумел прочесть.

    И в уголку нашел за ними следом

    Колоду бархатных венгерских карт,

    Наверное, отобранных у деда:

    Его губили щедрость и азарт.

    Я там нашел мундштук, зашитый в замшу,

    На нем искусно вырезан медведь.

    Судьба превратна: дед скончался раньше,

    Чем тот мундштук успел порозоветь.

    Кольцо с дешевым камушком - для няни,

    Таблетки для приема перед сном,

    Искусственные зубы, что в стакане

    Покоились на столике ночном.

    Два вышитые бисером кисета,

    Гравюр старинных желтые листы,

    Китовый ус из старого корсета, -

    Покойница стыдилась полноты.

    Тетрадка поварских рецептов старых,

    Как печь фриштык, как сдобрить калачи,

    И лентой перевязанный огарок

    Ее венчальной свадебной свечи.

    Да в уголку за этою тетрадкой

    Нечаянно наткнуться мне пришлось

    На бережно завернутую прядку

    Кудрявых детских золотых волос.

    Что говорить, - неважное наследство,

    Кому он нужен, этот вздор смешной?

    Но чья-то жизнь - от дней златого детства

    До старости прошла передо мной.

    И в сердце нету места укоризне,

    И замирает на губах укор:

    Пройдет полвека - и от нашей жизни

    Останется такой же пестрый сор!

     

    Когда мальчику минуло 6 лет, семья поселилась в Екатеринославе (ныне - Днепропетровск), где три года спустя Дмитрия отдали в коммерческое училище. По пути в училище по зелёной Надеждинской улице к широкому проспекту, он всегда останавливался на бульваре, где возвышался памятник Пушкину. «От памятника Пушкина начинается у меня тяга к искусству», - вспоминал поэт впоследствии.

    Юный Дмитрий много занимался самообразованием: изучал не только литературу и историю, но и философию, географию, ботанику. На его столе лежали тома художественной литературы, энциклопедический словарь, «Жизнь животных» Брема, труды из различных областей науки…

    Серьёзно заниматься поэзией он начал с 16 лет. Его ранние стихи не миновало влияние революции, что и принесло первые публикации в комсомольской газете в 1924 году. Между тем, уже в ту пору из-под его пера выходят стихи значительно более глубокие, свидетельствующие о возрастании большого и самобытного таланта:

    Отгудели медью мятежи,

    Отгремели переулки гулкие.

    В голенища уползли ножи,

    Тишина ползет по переулкам.

     

    Отгудели медью мятежи,

    Неурочные гудки устали.

    Старый город тяжело лежит,

    Крепко опоясанный мостами.

     

    Вы, в упор расстрелянные дни,

    Ропот тех, с кем подружился порох...

    В облик прошлого мой взор проник

    Сквозь сегодняшний спокойный город.

     

    Не привык я в улицах встречать

    Шорох толп, по-праздничному белых,

    И глядеть, как раны кирпича

    Обрастают известковым телом.

     

    Странно мне, что свесилась к воде

    Твердь от пуль излеченного дома.

    Странно мне, что камни площадей

    С пулеметным ливнем не знакомы.

     

    Говорят: сегодня - не вчера.

    Говорят: вчерашнее угрюмо.

    Знаешь что: я буду до утра

    О тебе сегодня ночью думать.

     

    Отчего зажглися фонари

    У дверей рабочего жилища?

    И стоят у голубых витрин

    Слишком много восьмилетних нищих?..

     

    Город мой, затихший великан,

    Ты расцвел мильонами загадок.

    Мне сказали: «Чтоб сломать века,

    Так, наверно, и сегодня надо».

     

    Может быть, сегодня нужен фарс,

    Чтобы завтра радость улыбалась?..

    Знаешь что: седобородый Маркс

    Мне поможет толстым «Капиталом».

     

    Большой творческой удачей стало стихотворение «Осень», написанное 17-летним поэтом всё в том же 1924 году:

    Эх ты осень, рожью золотая,

    Ржавь травы у синих глаз озер.

    Скоро, скоро листьями оттает

    Мой зеленый, мой дремучий бор.

     

    Заклубит на езженых дорогах

    Стон возов серебряную пыль.

    Ты придешь и ляжешь у порога

    И тоской позолотишь ковыль.

     

    Встанут вновь седых твоих туманов

    Над рекою серые гряды.

    Будто дым над чьим-то дальним станом,

    Над кочевьем Золотой Орды.

     

    Будешь ты шуметь у мутных окон,

    У озер, где грусть плакучих ив.

    Твой последний золотистый локон

    Расцветет над ширью тихих нив.

     

    Эх ты осень, рожью золотая,

    Ржавь травы у синих глаз озер.

    Скоро, скоро листьями оттает

    Мой дремучий, мой угрюмый бор.

     

    В одной из первых рецензий на творчество молодого поэта говорилось: «Печать тщательной отделки, металлического блеска легла на стихи Дмитрия Кедрина. Начав с примитивных стихов о комсомольской любви, о динамо и пр., он за короткий срок достиг больших результатов».

    Какое-то время Кедрин учился в Екатеринославском железнодорожном техникуме, но, не закончив его по слабости зрения, обратился к журналистике, став репортёром всё той же комсомольской газеты.

    В 1926 году он познакомился с 17-летней Людмилой Хоренко, приехавшей в Днепропетровск из Жёлтых Вод близ Кривого Рога. «Среднего роста, тонкий и изящный, в белой косоворотке, подпоясанной кавказским ремешком, с волнистыми тёмно-каштановыми волосами, спадающими на высокий лоб, в пенсне, из-за стёкол которого глядели большие задумчивые глаза, с чуть глуховатым низким голосом, сдержанный и скромный, - вспоминала годы спустя Людмила Ивановна о своей первой встрече с Кедриным. — У Дмитрия приковывали к себе взгляд пальцы на руках: они были длинные, тонкие и подчас, казалось, жили своей особенной жизнью». Через четыре года молодые люди поженились.

    За год до этого в 1929 году поэт был впервые арестован «за недонесение известного контрреволюционного факта». Факт состоял в том, что отец его друга был деникинским генералом, а Кедрин, зная об этом, в органы на него не донёс. За это «преступление» он был осуждён на два года, провёл за решёткой 15 месяцев и был досрочно освобождён. Есть сведения, что во время заключения Дмитрию было предложено стать секретным осведомителем НКВД, но поэт отказался. С этим фактом ряд исследователей связывают последующие проблемы поэта с публикацией его произведений.

    В 1931 году вслед за друзьями, поэтами Михаилом Светловым и Михаилом Голодным, Кедрин вместе с женой переехал в Москву и обосновался в полуподвале старого двухэтажного дома на Таганке в Товарищеском переулке. Характерно, что в анкете, которую следовало заполнять для получения прописки, он честно написал о факте своего заключения на Украине.

    ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

    Категория: Лики Минувшего | Добавил: Elena17 (18.04.2015)
    Просмотров: 412 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz