Владимир Сытенко. Сказание о Граде Китеже - Поэзия - ЖУРНАЛ ГОЛОС ЭПОХИ - Каталог статей - Архипелаг Святая Русь
Меню сайта


Категории раздела
Книги [85]
Проза [50]
Лики Минувшего [22]
Поэзия [13]
Мемуары [50]
Публицистика [14]
Архив [6]
Современники [22]
Неугасимая лампада [1]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3951


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.01.2017, 03:23
    Главная » Статьи » ЖУРНАЛ ГОЛОС ЭПОХИ » Поэзия

    Владимир Сытенко. Сказание о Граде Китеже

    http://i029.radikal.ru/1003/65/2fcff5e2eab7t.jpg

    Сказание о Граде Китеже

     

    Как в ветлУжских лесах берендеевых

    За УзОлой рекой да за Керженцем,

    Там, где Люнда журчит водицею,

    Разлилась вода синей чашею.

    Ни пройти туда, ни проехати.

    Хлипки топи, да зыбки чарусы0,

    Да леса вековые темные,

    Да зверье, да засечны полосы

    От чужих охраняли покой ее.

    Сам Ярило1 Бог вплел то озеро

    Бирюзовым сном в зелены леса,

    Огранил его светом солнышка,

    По краям взрастил мураву-траву

    И нарек его Светлояром2 он.

     

    Долго ль, коротко ль текло времечко,

    Только раз к тем лесам берендеевым,

    Переправившись через Керженец,

    Подошел один благоверный муж

    Сам Георгий князь ВсеволОдович3.

    А узревши красЫ Светлояровы,

    Да познавши людей берендеевых,

    Повелел сей князь, благоверный муж

    Строить град, которого не было,

    В двести саженей на сто саженей,

    Освятив его светом мудрости,

    Светом совести да хоробрости.

    И нарек его славным Китежем,

    Градом храмовым Китоврасовым4.

    И возрос сей град в куполах церквей,

    В гулких звонницах – благовестницах,

    В мудрых людях старанья мающих,

    Сей духовный град подымающих.

    И неслась молва суетливая

    О делах людей этих праведных,

    О прозрачной воде Светлояровой

    Да о святости града Китежа.

     

    Но случилась беда превеликая,

    Беда горькая горше горечи.

    За грехи ли людские страшные,

    Да за МОрока5 ль козни лютые

    В Русь пошел нечестивый царь,

    Сам безбожный Хан со своей ордой.

    Лютым жег огнем города да люд,

    Разорял в набег храмы Божии,

    Предавал мечу малых детушек,

    Младых чистых дев блудом потчевал.

     

    Как прослышал вор нечестивый царь

    О святой судьбе града Китежа,

    О великой вере да храбрости,

    О делах людей берендеевых,

    Раскричался он, да разгневался,

    Замахал сам кривою сабелькой:

    «Это что же за вера стойкая,

    Закрепилась на граде Китеже,

    Что мою взялась переваживать?

    Не бывать тому на моей земле,

    Чтоб их вера моей перечила,

    Чтобы полнила новой силою

    Эту землю, кровью полИтую

    Этих самых людишек-грешников!»

    Повелел сам хан, нечестивый царь

    Взять в полон людей берендеевых,

    Да повыпытать, да повыспросить,

    Как пройти сквозь топи да чарусы

    К достославному граду Китежу.

    Стал казнить-пытать сам безбожный хан

    Полоненных им русских витязей

    К граду Китежу пути выстелить.

    Ни один из них не открыл пути,

    Пути тайного к граду славному.

    Лишь один продал душу грешную,

    Душу грешную, окаянную.

    Гришка Кутерьма сладил с ворогом

    Подлый свой заклад против совести.

    Как услышал он песнь Сиринову6,

    Да Морены7 серп взвизгнул в воздухе

    За далекой рекой за Смородиной,

    Где стоит дугою Калинов мост,

    Затряслась душа его черная,

    Застучали зубы от ужаса,

    И открыл он тогда безбожникам

    Тропы тайные к граду Китежу.

     

    И сказал сам хан, нечестивый царь:

    «Это мне ль таиться по тропочкам,

    Мне ль, великому, кочевать пешком

    Через топи да через чарусы?»

    Повелел тогда нечестивый царь

    Выбрать сорок своих приспешников,

    Да чтоб шли они впереди орды,

    Прорубали лес, гати ставили,

    Чтобы сам великий хан, нечестивый царь,

    Не томил росой свои ноженьки,

    Не мочил в траве дорогой камчи,

    Да не кланялся каждой веточке.

    Чтобы въехал он в гордый Китеж град

    На своем коне черным вороном,

    Да с камчой на спинах берендеевых.

    Чтобы видел сам, как пожрет огонь

    Этот град со всей его совестью,

    Эти храмы со всей их мудростью,

    И людишек со всей их хоробростью.

     

    Знать совсем в ту ночь Святибор8 не спал,

    Провожал, знать, всю ночь Купальницу9.

    А по росной траве заснул лишь к заре,

    Расхристав свои кудри по травушке.

    А Заря-Зареница10 увидела,

    Как гром грянул по тайной тропочке,

    То приспешники, да нечестивый царь

    К граду Китежу прорубалися.

    Вековые леса наземь падали,

    Наземь падали в гати ставились,

    В гати ставились, к граду Китежу

    Выстилая тропу батыеву.

    Впереди бежал Гришка Кутерьма,

    К граду Китежу торил тропочку,

    А сам царь нечестивый скалился,

    Да камчою Гришку поглаживал.

     

    А на подступе к граду Китежу

    На засечной тропе меж чарусов

    Три богатыря берендеевых

    Стерегли покой свята города.

    Вместе с ними был отрок молодой,

    Богатырский сын, росший в строгости.

     

    Как по бору гул растекается,

    Как лесное зверье разбегается,

    То безбожный хан, нечестивый царь

    Валит дЕрева вековечные,

    Строит гати свои поганые.

     

    Услыхали шум три богатыря,

    Встали рядом они на тропочке,

    Чтобы дать отпор силе вражеской.

    И сказал один сыну юному,

    Сыну верному вере отческой:

    «Ты лети, мой сын, к граду Китежу

    Быстрой молнией, ясным соколом,

    Упреди людей берендеевых

    О большой беде горше горечи,

    К нам идет нечестивый вор,

    Он несет с собой люту пагубу,

    Он полОн несет и бесчестие».

     

    Соколом взлетел отрок к Китежу,

    Но настигла его стрела подлая,

    Стрела подлая в спину грянула.

    Да не взяла его стрела подлая,

    Не смутила веры отеческой,

    Не стреножила стойкой волюшки.

    Не позволил он ворогу лютому

    Взять в полОн свою родину милую.

    Добежал он до града Китежа

    Крикнул: «Тати к нам!» Упал замертво.

     

    А три богатыря берендеевых

    Встали насмерть на узкой тропочке.

     

    Как ударила в них волна мутная,

    Волна мутная силы вражеской,

    Да отхлынула грязною водой,

    Оросив траву черной кровушкой.

    Как вторая волна дыбом дыбится,

    К небу самому подымается.

    Как ударила в них втора волна,

    Да опять назад откатилася,

    По кровавой траве расплескалася.

    Закричал тогда нечестивый царь:

    «Это что же вы, мУрзы храбрые,

    МУрзы храбрые, мУрзы злобные?

    Вам ли три простофили помехою?»

    Замахал он своей кривой сабелькой,

    Стал рубить ей поганые головы.

    Рассерчали тогда мУрзы подлые,

    Стали дыбиться выше солнышка,

    И ударила сила страшная

    Прямо в сердце трем богатырям,

    И накрыло их волной черною

    Черной крови мУрзы батыевой.

     

    Удалилася Дива11 за черный лес

    От кровавого рева звериного

    Злой орды поганой батыевой.

    Смолкла Жива12, повесив голову

    От кручины черной, как мУрзы кровь.

    Только Желя13 в лесах курлыкала

    Одинокой птахой истерзанной,

    Да МакОш14 подняла от пряжи глаза,

    Серп Морены увидев над пряжею.

     

    Но услышал люд берендеевый

    Про свою беду неминучую,

    Вышел всяк на битву суровую,

    Битву страшную справедливую.

    Заплескался ветер хоругвами,

    Засветилось небо молитвами,

    Посинело вдруг свято озеро,

    Да о землю волной ударилось.

    И случилось чудо великое,

    Поднялось до небес сине озеро

    И святой водой разбросало все

    Войско вражее по окрестным мхам.

    Обезумело войско батыево

    Разбежалось, как дети малые,

    По болотам, да топким чарусам.

    Кого топь взяла, кого зверь загрыз,

    Кто от страха сам умом тронулся.

    Сам безбожный хан, да поганый царь

    Уносил пешком свои ноженьки,

    Позабыв коня–черна ворона,

    Потеряв в траве дорогу камчу,

    Улепетывал быстрей заюшки.

     

    А священный град свято озеро

    Залило водой своей благостной,

    Заслонило от лютых ворогов

    Веру древнюю берендееву,

    Славу храбрых отцов и отроков,

    Честь для дев сохранив неруганной.

     

    И стоит тот град белокаменный

    Под святой водой Светлояровой

    Не навечно скрыт волей вышнею,

    А до дня Христова пришествия,

    До суда над грехами нашими,

    Над людскими грехами тяжкими.

    И тиха вода свята озера,

    НедвижИма с утра до вечера,

    Да и ночкой вода натянута

    До последней звезды предутренней.

    Лишь в святые дни колокольный звон,

    Что рассыплет по душам Господня длань15,

    Чуть поморщит водицу синюю,

    Да слегка купола покажутся,

    Над крутой стеной белокаменной,

    Под святой водой Светлояровой.

    И взлетит протяжное пение

    Прямо в небо к ярому солнышку,

    Прямо к душам нетленно помнящих

    О великом и светлом городе,

    СвЯтом городе граде Китеже.

     

    Да не всякому это дадено -

    Слышать пение да чудесный звон,

    Видеть главы, крестами венчаны,

    Видеть камень стен белокаменных.

    Только тем, кому сердце чистое

    Да душа даны не для подлостей,

    Кто не ищет корысти да выгоды,

    Может слышать звоны да пение,

    Может видеть стены да звонницы

    Достославного града Китежа

    Через светлые воды озера.

     

    На то воля не наша – вышняя,

    Чистым душам тропинка горняя,

    Кому даден слух, да услышится,

    Кому нужно, тому откроется.

     

    А где сына три берендеевых

    Заслонили люд от поганых орд,

    От поганых орд мУрзы пакостной,

    Ключ забил свЯтою водой,

    Свят, как Китеж град,

    Чист, как первый день

    Зачалась когда Земля Руская,

    Русь исконная, Русь кондовая.

     

    Он течет ручьем промеж трех холмов,

    Где легли в бою мужи славные

    За святую веру отцовскую,

    За родную землю и волюшку.

    Три креста охраняют святой покой,

    А четвертый, малый, для отрока.

    А близ берега озера светлого

    У часовенки свежесрубленной

    Валун-камень лежит горбатится

    Восковыми слезами выглажен

    Так, что светится светлым сполохом

    Над землей сбереженной совести.

     

    Но стоит под водою небесный град,

    Верный вере своей незыблемой,

    Собирает окрест силы совести,

    Силы совести, правды праведной.

    И горят в ночи их златы щиты,

    Отражая наветы злобные

    Прихлебателей мУрзы пакостной.

    Бьет набатом по душам Господня длань,

    Воззывая полки несметные

    Против подлости и забвения

    За Святую Русь в вере праведной.

    И настанет день. Правозвестники

    Жизни праведной, чистой совести

    Поведут полки свои славные

    Из святой воды Светлояровой,

    Очищая Русь от поганых сил,

    Разрушая наветы МОрока,

    Освящая Русь светом солнышка.

     

    Огнь-батюшка, распери крыла,

    Разбуди славных слуг Агуновых16,

    Пусть по совести свечи ставятся,

    А стекают слезами праведных,

    Чтобы помнили люди добрые

    Наших предков заветы славные.

     

    Пояснения:

    0. чарусы – топкие засасывающие «окна» на болотах.

    1. Ярило – славянский Бог неистовой любви.

    2. Светлояр – озеро, названное так в честь славянского Бога Ярилы, на берегу Светлояра жило славянское племя Берендеев.

    3. князь Георгий Всеволодович – внук князя Юрия Долгорукого

    4. Китоврас – славянский Бог мудрости и смелости, покровительствующий строительству храмов, представляется в образе полуконя-получеловека. Китеж построен и назван в честь этого Бога.

    5. Морок – славянский Бог обмана и одновременно хранитель путей к правде и истине, которые скрывает, используя обман.

    6. Сирин – птица смерти, заманивает свои жертвы дивным пением.

    7. Морена – Мара-Морена – славянская Богиня смерти, подрезает своим серпом нити судеб, которые прядет Макош.

    8. Святибор – славянский Бог леса, господин леших.

    9. Купальница – славянская Богиня ночи.

    10. Заря-Заряница – славянская Богиня утра.

    11. Дива – славянская Богиня охоты.

    12. Жива – славянская Богиня жизни.

    13. Желя – славянская Богиня скорби.

    14. МакОш – славянская Богиня судьбы, прядущая нити судеб на небе.

    15. Господня Длань – пустынное поле у берега Светлояра, с которого, как говорят ныне живущие у озера, раздаются звоны церквей града Китежа.

    16. Агуна – славянский Бог земного огня.

     

    Категория: Поэзия | Добавил: Elena17 (23.01.2016)
    Просмотров: 81 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz