Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [59]
Красный террор [124]
Террор против крестьян, Голод [168]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [45]
Чечня [62]
Правление Путина [474]
Разное [53]
Террор против Церкви [128]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [149]
Русская Защита [94]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3412


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб Военно-историческая викторина «От Москвы до Парижа с русской армией»
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 17.04.2014, 22:28
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Чечня

    Преступления против русских в Чечне. Часть 1.
    Преступления режима Дудаева - Масхадова
     

    Преступления против личности.
     
    К началу 1993 года правоохранительная деятельность в Чечне парализуется, прекращается защита и обеспечение конституционных прав и свобод граждан Чечни. Происходит окончательной превращение режима в уголовно-криминальную диктатуру. Созданные Дудаевым структуры органов внутренних дел были заняты в основном защитой режима и преследованием его противников.
     

    Из показаний свидетельницы И. Бибаевой (из "Белой книги", 1995):
     
    "Являясь уроженкой Баку и имея множество родственников в России, я часто пользуюсь услугами Кавказской железной дороги, которую называют "дорогой жизни" между Закавказьем и Россией. Последние три года часть этой дороги, проходящая через Чечню, стала дорогой смерти, грабежа и насилия.
     
    На моих глазах пассажиры поездов, независимо от национальности и религиозной принадлежности подвергались неслыханным унижениям и издевательствам со стороны распоясавшихся чеченских молодчиков с автоматами, останавливавших на ходу поезда, врывавшихся в вагоны.
     
    Пассажиров раздевали донага, обыскивали и отбирали все деньги, с женщин срывали золотые украшения, беззастенчиво давали волю рукам, унижая женское достоинство.
     
    До самой смерти не забуду лицо пожилого мужчины, под насмешки распоясавшихся юнцов прикрывавшего свою наготу; растрепанную женщину, рыдавшую на пустых сумках. У нее, направлявшейся в зимнюю Москву, отобрали шубу, а в наказание за сопротивление вытряхнули из сумок и потоптали все фрукты, которыми она хотела угостить родственников в России. До сих пор звенит в ушах грохот разбитых бутылок и окон.
     
    А сколько разграбленных товарных составов мелькало перед глазами и там же - чеченские женщины с мешками возле распотрошенных вагонов, растаскивающие чужое добро".
     

    На Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги за 1993 год нападению подверглись 559 поездов с полным или частичным разграблением около 4 тыс. вагонов и контейнеров на сумму 11,5 млрд. рублей. За 8 месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 млрд. рублей. В 1992-1994 году в результате вооруженных нападений погибло 26 железнодорожников. Сложившаяся ситуация вынудила Правительство России принять решение о прекращении движения по территории ЧР с октября 1994 года.
     
    Масштабы преступности в Чеченской Республике в 1992-1994 годах точному учету не поддаются. Практически ежедневно ведется стрельба из различных типов оружия, фиксируются взрывы, регистрируются тяжкие преступления. По оперативным данным МВД России, в 1992-1993 годах на территории Чечни ежегодно совершалось до 600 умышленных убийств.
     

    Из показаний свидетелей ("Белая книга", 1995):
     
    В. Кобзарев, проживал близ Грозного: "7 ноября 1991 года трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив. В сентябре 1992 года вооруженные чеченцы требовали освободить квартиру, бросили гранату. И я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вынужден был выехать из Чечни с семьей".
     
    Т. Александрова, проживала в г. Грозном: "Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, избили, порезали. Мы вынуждены были уехать из Грозного".
     
    Я. Нефедова: "13 января 1991 г. я с мужем подверглась разбойному нападению со стороны чеченцев в своей квартире (г. Грозный) - отобрали все ценные вещи, вплоть до серег из ушей".
     
    Т. Вдовченко, проживала в г. Грозном: "Соседа по лестничной клетке, сотрудника КГБ В. Толстенева, рано утром из его квартиры вытащили вооруженные чеченцы и через несколько дней был обнаружен его изуродованный труп. Сама лично этих событий не видела, но об этом мне рассказала одна женщина. О. К. (событие имело место в г. Грозном в 1991 г)".
     
    Пантелеева: "В 1991 г. боевики Дудаева штурмом взяли здание МВД ЧР, убив при этом сотрудников милиции, какого-то полковника, ранив майора милиции. В г. Грозном похитили ректора нефтяного института, проректора убили. В квартиру моих родителей ворвались вооруженные боевики - трое в масках. Один - в милицейской форме, под угрозой оружия и пыткой горячим утюгом, отобрали 750 тыс. руб., украли автомашину".
     
    В. Осипова: "Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на выборы. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались повальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины. В мае 1994 г. сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные чеченцы не давали грузить вещи. Потом тоже было со мной, все вещи объявлялись "достоянием республики"".
     
    М. Храпова, проживала в г. Гудермесе: "В августе 1992 года нашего соседа, Саркисяна Р.С. и его жену Саркисян З. С. пытали и заживо сожгли".
     
    В. Назаренко, проживал в г. Грозном: "В г. Грозном жил до ноября 1992 г. Дудаев потворствовал тому, что против русских открыто стали совершаться преступления, и за это из чеченцев никто не нес наказания. Неожиданно исчез ректор Грозненского университета, а через некоторое время его труп случайно нашли закопанным в лесу. С ним поступили так, потому что он не хотел освобождать занимаемую им должность".
     
    М. Портных: "Весной 1992 г. в г. Грозном на ул. Дьякова полностью разграбили винно-водочный магазин. В квартиру заведующей этим магазином была брошена боевая граната, в результате взрыва которой погиб ее муж, а ей ампутировали ногу".
     
    В. Минкоева: "В 1992 г. в г. Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Детей взяли в заложники, и было совершено групповое изнасилование всего класса и жителей. В 1993 г. украли мою одноклассницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д вокзала на моих глазах чеченцами был расстрелян мужчина".
     
    А. Витьков: "В 1992 г. застрелили Т. В., 1960 г.р., мать троих малолетних детей. Замучили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили вещи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступников".
     
    Б. Ярошенко: "Неоднократно чеченцы в Грозном в течение 1992 г. избивали, грабили квартиру, разбивали мою машину за то, что отказывался принимать участие в боевых действиях с оппозицией на стороне дудаевцев".
     
    А. Федюшкин: "В 1992 г. неизвестные лица, вооруженные пистолетом, отобрали автомобиль у моего кума, проживающего в ст. Червленная. В 1992 или в 1993 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, связали жену и старшую дочь, забрали телевизор, газовую плиту и скрылись. Нападавшие были в масках. В 1992 г. в ст. Червленная ограбили мою мать какие-то мужчины, забрав икону и крест, причинив телесные повреждения. Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-2121 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его самого спустя 3 месяца обнаружили в реке".
     
    В. Доронина: "В конце августа 1992 г. увезли внучку на автомашине, но вскоре отпустили. В ст. Нижнедевиук (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы изнасиловали всех девочек и воспитателей. Сосед Юнус угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом . В конце 1991 г. в дом к моему родственнику, ворвались вооруженные чеченцы, требовали деньги, угрожали убийством, сына убили".
     
    С. Акиншин: "25 августа 1992 г. около 12 час. на территорию дачного участка в Грозном проникли 4 чеченца и потребовали у находившейся там моей жены вступить с ними в половую связь. Когда жена отказалась, то один из них ударил ее в лицо кастетом, причинив телесные повреждения".
     
    Коврижкин: "В октябре 1992 г. Дудаев объявил мобилизацию боевиков в возрасте от 15 до 50 лет. Во время работы на железной дороге русских, и меня в том числе, чеченцы охраняли как заключенных. На станции Гудермес я видел, как чеченцы застрелили из автоматов незнакомого мне мужчину. Чеченцы заявили, что убили кровника".
     
    А. Лотникова: "Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, приказали выселиться. Я оставила в г. Грозном квартиру, гараж, дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства чеченцами соседа Б. - его расстреляли из автомата".
     
    Н. Лобенко: "В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили 1 армянина и 1 русского. Русского убили за то, что заступился за армянина".
     
    О. Кальченко: "Мою сотрудницу, девушку 22-х лет, на моих глазах расстреляли чеченцы возле нашей работы. Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали последние деньги".
     
    Е. Дзюба: "Всех заставляли принимать гражданство Чеченской республики, если не примешь, то не получишь талоны на продукты".
     
    В. Комарова: "В Грозном я работала медсестрой в детской поликлинике 1. У нас работала Тотикова, к ней пришли чеченские боевики и дома расстреляли всю семью. Вся жизнь была в страхе. Однажды Дудаев со своими боевиками забежал в поликлинику, где нас поприжимали к стенкам. Так он ходил по поликлинике и кричал, что здесь был русский геноцид, т. к. наше здание раньше принадлежало КГБ. Зарплату мне не платили 7 месяцев, а в апреле 1993 г. я уехала".
     
    И. Чекулина: "Из Грозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом. Меня лично избили лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Перед нашим отъездом убили друга моего сына, Максима".
     
    О. Боричевский, проживал в г. Грозном: "В апреле 1993 года квартира подверглась нападению со стороны чеченцев, одетых в форму ОМОНа. Ограбили".
     
    Г. Тарасова, проживала в г. Грозном: "6 мая 1993 года в г. Грозном пропал без вести мой муж Тарасов А.Ф. Предполагаю, что его забрали насильственно чеченцы в горы работать, т.к. он сварщик".
     
    Е. Калганова: "Мои соседи - армяне подверглись разбойному нападению со стороны чеченцев, их 15-летнюю дочь изнасиловали. В 1993 г. разбойному нападению подверглась семья Прохоровой П. Е."
     
    Я. Юнусова: "Сын Заир в июне 1993 г. был взят в заложники и 3 недели его удерживали, отпустили после выплаты 1,5 млн. руб."
     
    Т. Сухорукова: "В начале апреля 1993 г. была совершена кража из нашей квартиры (г. Грозный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена автомашина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж Багдасарян Г.3. был убит на улице выстрелами из автомата".
     
    Я. Рудинская: "В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное нападение на мою квартиру (ст. Новомарьевская). Вынесли ценные вещи, мать пытали ножом, причинив ей телесные повреждения. Весной 1993 г. на улице (г. Грозный) были избиты мои свекровь и свекор".
     
    А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном: "Я выехала из г. Грозного в феврале 1993 года из-за постоянных угроз действием со стороны вооруженных чеченцев и невыплаты пенсии и заработной платы. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины, кооперативный гараж и выехала с мужем. В феврале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали. Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна. В 1993 году жить стало там невозможно, убивали, кругом. Машины подрывали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких причин. В квартире убили мужчину 1905 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне".
     
    Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном: "В мае 1993 года в моем гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой. Осенью 1993 года группа вооруженных чеченцев зверски убила моего знакомого Болгарского, который отказался добровольно отдать свою автомашину "Волга". Подобные случаи носили массовый характер. По этой причине я выехал из Грозного".
     
    В. Федорова: "В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (г. Грозный) и увезли. Через некоторое время ее нашли убитой, она была изнасилована. Мою знакомую по дому, которую в гостях пытался изнасиловать чеченец, в тот же вечер по пути домой поймали чеченцы и всю ночь ее насиловали. 15-17 мая 1993 г. в подъезде моего дома меня пытались изнасиловать двое молодых чеченцев. Отбил сосед по подъезду, пожилой чеченец. В сентябре 1993 г., когда я ехала на вокзал со знакомым, моего знакомого вытащили из машины, избивали его ногами, а потом один из нападавших чеченцев ударил меня ногой в лицо".
     
    В. Розванов: "Трижды пытались чеченцы украсть дочь Вику, дважды она убегала, а в третий раз ее спасли. Сына Сашу ограбили и избили. В сентябре 1993 г. ограбили меня, сняли часы, шапку. В декабре 1994 г. 3 чеченца обыскали квартиру, разбили телевизор, поели, выпили и ушли".
     
    А. Родионова: "В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. Доходило до того, что дети ходили в школу с оружием. Закрывались учреждения, школы. В середине марта 1993 г. трое вооруженных чеченцев ворвались в квартиру соседей-армян, забрали ценные веща. Была очевидцем в октябре 1993 г. убийства молодого парня, которому прямо днем вспороли живот".
     
    Н. Березина: "Жили в п. Ассиновском. Сына постоянно избивали в школе, он вынужден был не ходить туда. У мужа на работе (местный совхоз) снимали с руководящих должностей русских".
     
    М. Олев: "В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С., отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько человек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света. Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их".
     
    Н. Колесникова, проживала в г. Гудермесе: "2 декабря 1993 года на остановке "участок 36" Старопромысловского района г. Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели в гараж, избили, изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали".
     
    Э. Курбанова, О. Курбанова, Л. Курбанов, проживали в г. Грозном: "Наши соседи - семья Т. (мать, отец, сын и дочь) были найдены у себя дома с признаками насильственной смерти".
     
    Т. Фефелова, проживала в г. Грозном: "У соседей (в г. Грозном) украли девочку и требовали выкуп".
     
    А. Федоров: "В 1993 г. чеченцы обворовали мою квартиру. В 1994 г. у меня украли машину. Обратился в милицию. Когда увидел свою машину, в которой находились вооруженные чеченцы, также сообщил об этом в милицию. Мне сказали, чтобы я забыл о машине. Чеченцы угрожали и говорили, чтобы я уехал из Чечни".
     
    К. Денискина: "Вынуждена уехать в октябре 1994 г. из-за обстановки: постоянная стрельба, вооруженные грабежи, убийства. 22 ноября 1992 года Дудаев Хусейн пытался изнасиловать мою дочь, избил, угрожал убийством".
     
    Т. Забродина "Был случай, когда у меня вырвали сумку. В марте-апреле 1994 г. в школу-интернат, где работала моя дочь Наташа, зашел пьяный чеченец, который избил дочь и пытался ее изнасиловать. Дочери удалось убежать. Была свидетелем, как грабили соседний дом. В это время жильцы находились в бомбоубежище".
     
    О. Шепетило: "В г. Грозном проживала до конца апреля 1994 г. Работала в ст. Калиновская Наурского р-на директором музыкальной школы. В конце 1993 г. я возвращалась с работы из ст. Калиновская в г. Грозный. Автобуса не было, и я пошла в город пешком. Ко мне подъехала машина "Жигули", из нее вышел чеченец с автоматом Калашникова и, угрожая убийством, запихнул меня в машину, отвез на поле, там изнасиловал и избил".
     
    П. Кусков, проживал в г. Грозном: "1 июля 1994 года четыре подростка чеченской национальности сломали мне руку в районе завода "Красный Молот", когда я с работы возвращался домой".
     
    Е. Дапкулинец, проживал в г. Грозном: "6 и 7 декабря 1994 года был сильно избит за отказ от участия в ополчении Дудаева в составе украинских боевиков в с. Чечен-Аул".
     
    Е. Барсукова, проживала в г. Грозном: "Летом 1994 года видела из окна своей квартиры в г. Грозном, как к гаражу, принадлежавшему соседу Мкртчан Н., подошли вооруженные люди чеченской национальности, один из них выстрелил в ногу Мкртчан Н., а затем забрали у него машину и уехали".
     
    Л.С., проживала в г. Грозном: "Мой муж, сотрудник Управления буровых работ в 1994 г. (в феврале) подвергся разбойному нападению дудаевских боевиков. У него отобрали деньги, а находившиеся при нем продукты втоптали ногами в грязь. В октябре 1994 г. во дворе детского сада была расстреляна жена водителя института "Севкавнипинефть"".
     
    Ю. Плетнев: "Летом 1994 г. в 13 час я был очевидцем расстрела на площади Хрущева 2-х чеченцев, 1-го русского и 1-го корейца. Расстрел производили 4 гвардейца Дудаева, которые привезли на иномарках жертвы. Пострадал проезжавший на автомобиле гражданин. В начале 1994 г. на площади Хрущева один чеченец игрался гранатой. Чека соскочила, игравший и еще несколько человек, находившихся рядом, были ранены. Оружия было в городе много, практически у каждого жителя Грозного - чеченца. Сосед-чеченец пьянствовал, шумел, угрожал убийством".
     
    Е. Дудина: "Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сына и мужа. С сына сняли часы. Одна знакомая женщина мне рассказывала, что, когда та ехала в Краснодар в 1993 г., поезд был остановлен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности".
     
    И. Удалова: "2 августа 1994 г. ночью в мой дом (г. Гудермес) ворвались двое чеченцев, матери порезали шею, нам удалось отбиться, в одном из нападавших узнала соученика по школе. Я подала заявление в милицию, после чего меня стали преследовать, угрожать жизни сына. Я отправила родных в Ставропольский край, потом уехала сама. Мои преследователи взорвали мой дом 21 ноября 1994 г."
     
    С. Григорьянц: "За время правления Дудаева убили мужа тети Саркиса, отобрали машину, потом пропали сестра моей бабушки и ее внучка".
     
    Н. Зюзина: "7 августа 1994 г. сотрудника по работе Ш.Ю.Л. с женой захватили вооруженные бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их били, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината".
     
    Л. Давыдова: "В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (г. Гудермес). Мужа затолкали под кровать, а 80-летнюю женщину изнасиловали. Через неделю К. умерла. У меня в ночь с 30 на 31 декабря 1994 г. подожгли кухню".
     
    М. Васильева: "В сентябре 1994 г. двое чеченских боевиков изнасиловали мою 19-летнюю дочь".
     
    Н. Трофимова, проживала в г. Грозном: "В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О.Н., ворвались чеченцы, избили ее сына и увели с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 года моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы".
     
    В. Махарин: "19 ноября 1994 г. чеченцы совершили разбойное нападение на мою семью. Угрожая автоматом, вышвырнули из автомашины детей, всех избили ногами, сломали ребра и отобрали машину ГАЗ-24, имущество".
     
    К. Целикина: "2 ноября 1994 г. неизвестными лицами была куда-то увезена моя дочь Анджела".
     
    Д. Гакуряну, проживал в г. Грозном: "В ноябре 1994 года соседи-чеченцы угрожали убийством с применением пистолета, а затем выгнали из квартиры и поселились в ней сами".
     
    Ю. Усачев, Ф. Усачев: "18-20 декабря 1994 г. мы были избиты дудаевцами за то, что не воевали на их стороне".
     
    Е. Хобова, проживала в г. Грозном: "31 декабря 1994 года моего мужа Поготина В. и брата Еремина А. убил чеченский снайпер в тот момент, когда они убирали на улице трупы русских солдат".
     
    В. Карагедин: "Убили сына 8.01.95, ранее чеченцы 4.01.94 убили младшего сына".
     
    В. Агеева, проживала в ст. Петропавловской Грозненского района: "11 января 1995 года, в станице на площади дудаевские боевики расстреляли российских солдат".
     
    Т. Лиситская: "Проживала в г. Грозном у вокзала, ежедневно наблюдала, как грабят железнодорожные составы. В ночь на новый, 1995 г. ко мне приходили чеченцы и требовали деньги на оружие и боеприпасы".
     
    В. Бочкарева: "Дудаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Беляева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза "Калиновский" Ерина. Требовали выкуп в 12 млн. руб. Не получив выкупа, убили заложников".
     
    В. Манашин: "9 января 1995 г. в квартиру Т. (г. Грозный), в которую я приехал в гости, ворвались трое вооруженных чеченцев, ограбили нас, а двое изнасиловали находившуюся в квартире Е. И".
     
    А. Абиджалиева: "Уехали 13 января 1995 года потому, что чеченцы требовали, чтобы ногайцы защищали их от российских войск. Забрали скот. Брата за отказ идти в войска избили".
     

    Уровень преступности в Чечне вырос с 1990 года до 1994 года в семь раз. Только по официальным и далеко не полным данным умышленных убийств в 1991-1994 было совершено в Чечне более 2000. Большинство из убитых русские. Подавляющее большинство преступных акций грабежи, изнасилования, убийства было направлено также против русских. Расследованием этих преступлений чеченские правоохранительные органы не занимались.
     
    Причиной невиданного разгула уголовной преступности в Чечне была опора режима на уголовные элементы. В Чеченской Республике находили укрытие и активное поле деятельности криминальные элементы не только России, СНГ, но и дальнего зарубежья. По данным Главного информационного центра МВД России на 1 декабря 1994 года объявлены в федеральный розыск за совершение преступлений 1201 человек чеченской национальности. Большинство из них укрылось от правоохранительных органов на территории Чечни. Усилиями прокуратуры Чечни уголовные дела передавались в республику, где они под разными предлогами закрывались, и преступники выходили на свободу вливалась в ряды бандформирвоаний.
     
    31 декабря 1994 из центральной тюрьмы Грозного были освобождены все уголовники, пожелавшие воевать против российских войск. Перед освобождением в беседах с заключенными грозненской тюрьмы в пример приводились уголовники, ранее выпущенные из Наурской тюрьмы: "Они отлично воюют с русскими, того же мы ждем от вас" ("Интерфакс", 03.01.95).
     
    С окончанием боевых действий в августе 1996 уровень преступности снова резко возрос. Только по данным ЧРИ, в 1997 г. совершено 3558 преступлений, похищено 246 человек. В среднем в неделю в ЧРИ происходило 60-70 преступлений, в том числе от одного до пяти убийств.
     
    Существовавшая правовая и судебная система была разрушена. Публичные гражданские суды в Чечне были упразднены. Практика действующих шариатских судов выглядела как пародия на исламское право. Оппозиция, выступавшая против идеологии и практики вооруженного сепаратизма, была объявлена вне закона, всякое инакомыслие преследовалось. Суверенитет Чечни обернулся для рядовых граждан невиданной ранее свободой быть безнаказанно убитым, опозоренным, ограбленным, похищенным или умершим от массовых болезней и голода.
     
    Режим Чечни отражал прежде всего интересы уголовного мира. Об этом говорит тот факт, что в первые два с половиной месяца 2000 года сотрудники МВД РФ обнаружили и изъяли в освобожденных районах Чечни 2390 автомобилей, находящихся в федеральном розыске. Большинство украденных автомобилей - иномарки, дорогие и престижные модели "Волги" и "Жигулей", угнанные на 95 процентов в период с 1997 года, т.е. за время правления Масхадова.
     
    Позднее режим Масхадова официально объявлял войну преступности, но опирался именно на бандформирования. На это указывает хотя бы тот факт, что одно время правой рукой Масхадова был террорист и похититель людей Арби Бараев.
     
    Обстановка, сложившаяся в Чечне в 1992-1994 и в последующие годы, свидетельствует о систематическом нарушении прав личности со стороны бандитских формирований и отдельных криминальных элементов. Попустительство преступникам и разжигание ненависти по отношению к нечеченскому населению со стороны официальных властей Грозного не вызывает никаких сомнений в их целях - построение тиранического этнократического государства, в которому нарушены все основополагающие права человека.
     
     
    Категория: Чечня | Добавил: rys-arhipelag (13.05.2009)
    Просмотров: 14655 | Рейтинг: 4.7/3
    Сайт создан в системе uCoz