Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4025


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 10.12.2018, 06:05
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Чечня

    Преступления против русских в Чечне. Часть 3.

    Начало боев в Чечне в декабре 1994 продолжило массовый исход русских из Чечни, поскольку чеченские боевики мстили русскому населению за свои поражения на поле боя. Только с декабря 1994 по май 1995 г. миграционными службами России было зарегистрировано более 370 тыс. беженцев из Чечни (ИТАР-ТАСС). В 1994-1996 из Чечни выехало около 450 тыс. беженцев, вернулись около 200 тыс. человек. Те русские, которые смогли выехать из зоны боев, в большинстве своем не вернулись обратно.


    Из свидетельств очевидцев (РФ 20, 1996):

    "Могу привести множество примеров, когда чеченец-горец еще не выучивший улиц в Грозном, становился владельцем нескольких квартир, подъезда или дома. Никаких денег для этого не надо. Достаточно автомата и вооруженных до зубов помощников. Грабеж превратился в "нормальную" работу".

    "Чечня превратилась в гетто для русских. Нас выгоняли с работы, грабили, "национализировали" пенсии, пособия на детей. Даже ваучеры русским не выдавали".

    "В Грозном не найдется ни одной непострадавшей семьи. Изнасилование русской считалось заурядной забавой. При ограблении бандиты прибегали к самым садистским методам. Стариков "уговаривали" отдать деньги, ценности с помощью раскаленного утюга, мужчин и женщин помоложе электропаяльника. Нередко под пытками погибал человек вообще по ошибке наводчик дал не тот адрес.

    Ставропольские правоохранительные органы по заявлениям беженцев возбудили более 300 уголовных дел. Прокурор, курировавший их, писал, что от знакомства с материалами у него волосы встали дыбом".

    "Пожилая женщина принесла в общину фотографии. Расстреляна вся семья: дочь, зять, внучки 14 и 16 лет. Все убиты выстрелами в лоб. Мертвых стащили на кухню, чтобы не мешали выносить вещи из комнат. Ничего не оставили пустые стены. Женщина пошла в милицию раз, другой, просила найти убийц. После третьей встречи с милицией к ней в квартиру вломились несколько чеченцев избили, ранили ножом. Пугали. Теперь она прячется по знакомым боится домой идти".

    В письме русских жителей Грозного премьер-министру Примакову говорится: "Мы, жители Грозного, не имевшие возможности бежать в 1994 1996 гг., чудом уцелели в подвалах. Потеряли жилье и имущество. Каждый день над нами висит угроза жизни каждому из нас. В Грозном нас, русских женщин, стариков и детей, осталось не больше 5 тысяч. Обращаемся к вам как к патриоту и интеллектуалу: спасите нас, примите в России. Молимся за вас и верим вам, В Грозном и вообще в Чечне сегодня для русских как в аду".


    В 1997 году власти Чечни проводили целенаправленные операции против нечеченского населения. В северных районах Чечни они затрагивали, только русских и казаков. Никто из чеченцев задержан не был. Главной целью этой операции был разгром местной казачьей организации, физическое подавление Русской общины. В операции были задействованы сотрудники МВД Чечни, "специалисты" из так называемой Национальной службы безопасности и добровольные помощники из незаконных вооруженных формирований.

    Захваты казаков начались 20 апреля 1997 в станице Мекенской Наурского района.

    Первыми схватили казаков Александра Гладилина и Александра Михайличенко "за сотрудничество с российскими федеральными властями". Обоих сразу же увезли в Грозный, где начали зверски избивать, подвергать издевательствам и пыткам. Александр Гладилин под жесточайшими пытками в застенках Национальной службы безопасности Ичкерии находился в критическом состоянии, но все равно продолжал содержаться под стражей. По приговору шариатского суда объявлен врагом чеченского народа. Позднее начальник следственного отдела НСБ ЧРИ Исмаил Дадалаев обратился к родственникам Гладилина с предложением его обмена на уголовника-чеченца Дзакаева Ховажа Тагировича, осужденного 3 февраля 1995 г. Лаганским райнарсудом Республики Калмыкия к 8 годам лишения свободы, отбывающим наказание в г. Нижний Тагил. В дальнейшем Гладилин был освобожден лично Масхадовым за 10 тонн муки.

    Столкнувшись с нежеланием казаков добровольно признавать навязываемые им обвинения, чеченские власти расширили операцию до размеров крупномасштабной акции, беспрецедентной по степени надругательства над людьми и ущемления элементарных прав человека. Начались повальные обыски, ежедневно учиняемые вооруженными до зубов боевиками, захваты людей, грубое психологическое давление, запугивания, шантаж.

    К обвинениям станичников в "сотрудничестве с российскими властями" добавились обвинения в оказании помощи подразделениям российских войск и "незаконном" хранении оружия. Обращает на себя внимание тот факт, что обвинений в хранении оружия в отношении чеченцев не предъявлялось, хотя появление чеченцев (включая детей) с оружием на улицах вооруженные автоматами и другим оружием стало привычным для Чечни.

    22 июня 1997 в станице Наурская чеченский "спецназ" совершил новую крупномасштабную провокацию с применением оружия. Схвачены казаки Виктор Срибный и Александр Сафронов. Их избивали так, что переломали ребра, отбили внутренние органы. Пытая, жгли им раскаленным железом ноги и руки. Тогда же был схвачен двадцатилетний казак Владимир Чумаков, только что вернувшийся домой из армии. Содержал в тюрьме НСБ ЧРИ.

    Еще в январе 1997 года захвачен и приговорен к смертной казни шариатским судом "через обезглавливание" казак Иван Иванович Аксютенко - за то, что служил в составе батальона имени генерала Ермолова Объединенной группировки федеральных войск. Подвергался издевательствам за то, что при пленении оказал чеченским бандитам сопротивление. Содержится в тюрьме НСБ ЧРИ в г. Грозный. Позднее боевики НСБ ЧРИ предлагали освобождение за выкуп порядка 120 млн. рублей (около 50 тыс. долларов).

    Лобачев, житель станицы Наурская, избитый боевиками на улице, потерял зрение, а его односельчанка Борисова была убита, после чего убийцу объявили шизофреником и он благодаря правоохранительным органам Чечни остался на свободе.

    Первого мая были схвачены все казачьи атаманы Наурского района, а к моменту подписания в Москве Договора между РФ и ЧРИ в чеченских застенках томились уже 23 казака. Большинство из них были освобождены за выкуп и сразу уехали из Чечни.

    Бандиты творили беспредел в станицах Наурского района:

    В.Пасмурнов, станица Наурская. Схвачен, избит, неделю содержался под арестом без предъявления какого-либо обвинения,

    В.Пыльцын, станица Мекенская. Подвергался на допросах пыткам и издевательствам. После этого вынужден уехать.

    Борисова, жительница станицы Наурская. Убита. Убийца объявлен правоохранительными органами ЧРИ шизофреником и освобожден от ответственности, продолжая проживать в по станице.

    Петр Толоконников, станица Наурская. В 1995-1996г. работал заместителем главы района российской администрации. Захвачен и вывезен в лес,. где жесточайше избит и более месяца после этого пролежал в больнице. Вынужден бросить свой дом и уехать из района.

    Виктор Пащенко,. станица Наурская. Похищен чеченскими боевиками в январе 1998 г. на трассе Знаменская-Ищерская, когда он ехал на личной автомашине "Москвич" из с. Знаменское. Машина была остановлена вооруженными чеченцами на окраине станицы Ищерская. Сопровождавший Пащенко бывший начальник милиции Наурского района Кораблин был выброшен из автомобиля, а Пащенко захвачен в заложники и увезен в неизвестном направлении.

    МВД Ичкерии не расследовало ни одного указанного преступления против русского населения. Зато уголовные дела заведены шариатскими судами, МВД и НСБ Ичкерии на всех, кто служил в российской армии в период с 1994 по 1997 годы.

    Все казачьи организации, законно существовавшие и функционировавшие в республике до августа 1996 года, были разгромлены Национальной службой безопасности Ичкерии, их активисты подвергались чудовищным репрессиям и преследованиям, незаконным арестам, длительному содержанию в тюрьмах, пыткам и унижающему человеческое достоинство обращению и были принуждены покинуть территорию республики, бросив в родных станицах все свое имущество, хозяйство, дома.

    Криминальный беспредел сочетался в Чечне с целенаправленной политикой режима по изгнанию русских с любых руководящих должностей.


    Т.В. из Гудермеса свидетельствует: "Мы приехали с кладбища и сидели дома вместе с друзьями супругами Сапроновыми. Когда Таня и Володя пошли домой, их чеченцы из белых "Жигулей" в упор расстреляли из автомата. У них был хороший дом, и, видимо, кому-то из "титульной нации" понравился... С работы меня уволили. Заставляют закрывать платком лицо по-шариатски, чтобы не было видно волос. Но ведь я не мусульманка, а православная... Русских с руководящих должностей снимают, ставят чеченцев, даже самых безграмотных. Один знакомый чеченец всю жизнь работал чабаном, пас овец, а потом повоевал на стороне Масхадова и стал начальником депо" (Труд-7, 17.02.2000).


    Типичной представляется судьба Марии Ильиничны Закаевой: "Когда война утихла, решила в 96-м вернуться в Грозный. Там ведь жила испокон веку вся моя родня стародавние терские казаки. Кое-как отремонтировала сгоревшую под бомбами трехкомнатную квартиру, попутно стала собирать необходимые документы на получение пенсии. Ходила по учреждениям, хотя на улицу и нос высунуть было страшно. Многие подростки тут завели моду бегать по городу с автоматами, обирали каждого встречного-поперечного, а главным образом русских, за которых некому было заступиться. Случалось, и расстреливали людей просто так, "из вредности". Кстати, не только русские, но и многие чеченцы страдали от этих молодых "отморозков". Впрочем, чего еще было ожидать от юнцов? Ведь с 1991 года (приход Дудаева) они фактически не учились ни в школах, ни ремеслу. Да и работать им было негде. К тому же дудаевские идеологи вбили им в головы, что высшая военная доблесть для чеченца стрелять по русским "захватчикам" и добывать хлеб насущный исключительно с помощью автомата Калашникова. Так и выросло целое поколение, живущее отныне по закону: у кого больше патронов тот и хозяин жизни. (+) Выхлопотала себе пенсию. Получали ее мы на Ставрополье в Чечне собесы были попросту разогнаны. Ну и поехала я за ней. Получила. Но радовалась недолго... В поезде на обратном пути мои деньги до копеечки отобрали эти самые "отморозки". Чеченцы-попутчики хоть и сочувствовали мне (я же по глазам видела), но и пикнуть не посмели: с автоматом не поспоришь. Зная, что в милицию обращаться бесполезно, побрела с вокзала домой. А в квартире уже новые хозяева, какие-то вооруженные местные распоряжаются и моей мебелью, и вещами как своей собственностью. Махнула я на все рукой и, считайте, в одних тапочках снова подалась в Ставрополь, к подруге. Здесь хоть и трудно живется, но зато никто мне не угрожает ни автоматом, ни пистолетом" ("Труд-7", 12.03.1999)..


    В 1997 году жители станицы Ассиновская Чеченской Республики направили письмо Ивану Рыбкину, возглавлявшему Совет безопасности РФ: "Мы, русские люди, просим Вас обратить внимание и принять меры к нашему' переселению и выдаче компенсаций за наши дома, в которых мы проживаем. Дело в том, что нам в Чечне жизни нет. В станице у нас до войны Проживало 8400 человек, сейчас, в настоящее время, осталось 250 человек, то есть семей на каждой улице - по 2-3... С августа убито 26 семей русских, занято 52 дома - самовольно зашли, а русских людей выгнали из домов, люди остались без жилья, с детьми на улице. Наши дома никто не покупает, а если и покупают, то дают 6-7 миллионов рублей, всячески стараются унизить, чтобы сами бросали жилье и уезжали куда глаза глядят, но у нас есть дети, внуки, мы живем в таких условиях, без зарплаты, уже 4 года, пенсию не выдают с 1996 года, старики умирают с голода. Видя смерть своих родителей, мы не знаем, что делать и чем помочь им. Мы, оставшиеся в живых русские, обращаемся к Вам как к отцу, брату и сыну: помогите нам! Мы надеемся и ждем ответа. Вы наша последняя надежда. С уважением к Вам, русскоязычное население. Подписи не. ставим ввиду боязни преследования" (НГ, 22.04.98).


    О положении русских в Чечне свидетельствует жительница Грозного:

    "Русские в Чечне тихо вымирают. Ежедневно только в Грозном убивают 4-5 русских. Мы уже привыкли к тому, что кого-то сожгли, залили горло кипятком, проткнули грудь вилами. Только с 1 февраля по 1 марта в поселке Калинина (северная часть Грозного) с целью захвата квартир сожжено шесть стариков. В поселке Ипподромном уничтожена русская семья муж убит выстрелом в упор, а жена выброшена в окно с восьмого этажа. В квартире оставлена зловещая записка: "Так будет со всеми русскими в Чечне".

    Русские дети не посещают школу, не общаются с чеченскими сверстниками. Их избивают только за то, что они говорят на русском языке.

    Обучение в школах ведется на примитивном уровне и только на чеченском языке. В марте по грозненскому телевидению выступили старейшины ведущих тейпов и заявили, что русские учителя ничего хорошего чеченским детям дать не могут. Только якобы развращают их души. А поэтому учителями должны быть только чеченцы по национальности.

    Еще с войны сотни русских семей живут в подвалах разбитых домов, впроголодь. Греются у костров. Некоторые умудряются получать пенсии за пределами Чечни. Но для этого людям необходима местная прописка. Вот и считайте: половину и без того скудной пенсии нужно отдать хозяину за временную прописку, часть денег уходит на дорогу туда и обратно. Остающиеся крохи позволяют только что не умереть с голоду, а уж купить какую-то одежду или пакет молока для ребенка мечта небывалая.

    Не лучше ситуация и в районах с преимущественно русским, казачьим, населением. Коренных жителей изгоняют из домов, исконно казачьи земли заселяются чеченцами из горных районов.

    Ежедневные убийства и погромы стали здесь нормой. Только с начала нынешнего года в Шелковском районе, например, убито 18 русских жителей, забраны их автомобили и вещи.

    Преследующие русских чеченские власти смотрят далеко в будущее, уже сегодня закладывают очередную мину. На территории Шелковского района, например, никогда не было чеченских кладбищ. Теперь их обустраивают повсеместно, откуда-то привозят трупы умерших. Для чего это делается? А с тем, чтобы лет эдак через 20-30, ссылаясь на захоронения, утверждать, что это не казачьи, а исторически чеченские земли.

    Русские же кладбища осквернены, превращены в мусорные свалки. Местная чеченская молодежь группами бродит по праху умерших, выламывают оградки и могильные плиты. Портреты похороненных русских людей и могильные кресты становятся для чеченских подонков мишенями для стрельбы.

    Сюда же, как на свалку, привозят и выбрасывают трупы убитых русских людей. На одном из кладбищ Грозного я видела недавно жуткую картину: три трупа двух женщин и одного парня дожирали бродячие псы. А рядом высилась гора уже обглоданных человеческих костей..." ("Труд", 13 мая 1999)


    Необходимо отметить большие сложности в сборе информации о преступлениях против русского населения Чечни. Должностные лица, официальные органы власти Чечни фактически скрывали преступления от учета, свидетели запугивались или вынуждены были бежать из Республики. Рассеянность русского населения, страх перед местью боевиков, подорванное доверие к федеральным властям, в течение длительного времени не защищавших русское население от бандитизма и произвола - все это причины того, что сведения о геноциде русского населения носят отрывочный характер.

    Численность русского населения к началу 1999 не превышала 50 тысяч человек. Русские не имели никакого представительства ни в органах власти республиканских, ни в органах власти на местах в районах, станицах, поселках. Единственный русский представитель бывший советник Масхадова по русскоязычному населению Анатолий Митрофанов был похищен 22 февраля 1999 года и его дальнейшая судьба неизвестна. Не было русских и среди директоров и руководителей предприятий и организаций. Русские в Чечне не занимались предпринимательством, не издавали своих печатных изданий, не имели доступа на телевидение.

    В условиях разгрома криминального режима в Чечне российскими войсками, Масхадов феврале 2000 года, потеряв всякую надежду на сохранение своего прежнего статуса, обратился к боевикам сказал: "Нужно любого русского, который попадет в руки, резать и топтать. И получить от этого удовольствие". Эти слова указывают на истинное отношение режима к русским, которое существовало весь период с1991 по 1999 годы.

    Режим Дудаева-Масхадова целенаправленным образом изгонял и уничтожал русское население в течение всего периода своего существования. Между тем, это обстоятельство до сих пор не нашло отражения ни в средствах массовой информации, ни в заявлениях российских и зарубежных государственных деятелей, что демонстрирует не только низкий уровень осведомленности о реальных делах режима Дудаева-Масхадова, но и желание представить Чечню республикой, в которой имеет право жить только чеченское население. Последнее проистекает от желания обосновать несправедливость действий России, препятствующей самоопределению чеченского народа. Таким образом, игнорируется право русских людей проживать на территории Чечни, а сущность действующего в Чечне в 1991-2000 гг. режима до сих пор остается не оцененной по достоинству.


    Захват заложников и рабов

    Захват заложников стал для Чечни не только способом решения политических вопросов в свою пользу (Буденновск, Кизляр), но и своеобразным "бизнесом", приносящим немалые доходы за счет огромных выкупов. Заложники также использовались в качестве рабов и в качестве "обменного фонда", который позволял возвращать в Чечню пленных боевиков и уголовных преступников, отбывающих наказание в разных районах России.

    Практика захвата заложников начала распространяться на прилегающих к Чечне территориях с момента прихода Дудаева к власти:

    Октябрь 1991 года - захват лицами чеченской национальности заложников и угон воздушного судна в аэропорту "Минеральные Воды";

    Март 1992 - захват заложников в Минводах,

    23 декабря 1993 - захват заложников в Ростове-на-Дону,

    26 мая и 28 июня 1994 года - захват заложников в районе аэропорта "Минеральные Воды",

    29 июля 1994 - захват в заложники жителя г. Кизляр (Дагестан) с требованием 1 млрд. рублей в качестве выкупа

    В последующие годы похищениями людей с целью получения выкупа целенаправленно занималось свыше 60 вооруженных бандформирований, общая численность которых составляла более 2,5 тыс. чел. К этой деятельности непосредственно причастны Ш.Басаев, В.Арсанов, А.Бараев, Э.Хаттаб и многие другие полевые командиры и официальные руководители ЧР.

    Необходимо отметить, что захват заложников, первоначально носивший чисто криминальный характер, в дальнейшем стал рассматриваться чеченскими бандформированиями в качестве своеобразной компенсации за исторические обиды и понесенные в боях потери.

    Захват заложников был предписан указом Дудаева, требовавшего от всех гражданских лиц, не прописанных в Чечне, покинуть ее пределы. По этой причине в заложники брали специалистов, командированных на работу в Чечню из регионов России. В декабре 1995 г. были захвачены 33 ставропольских строителя в Ачхой-Мартане, в январе 1996 г. большие группы энергетиков и строителей в Грозном.

    6 февраля 1996 г. на пресс-конференции, проведенной в селе Рошни-Чу, Дудаев заявил, что захваченные в январе в Грозном энергетики военнопленные, и в отношении них ведется следствие.

    За период февраль-июль 1996 года было захвачено с последующими требованиями выкупа более 300 строителей, энергетиков и других работников жилищно-коммунальной сферы, участвовавших в восстановительных работах. 84 гражданских лица были уведены из Грозного после его штурма чеченскими формированиями 6-8 марта 1996 г. В течение лета в Грозном были похищены еще несколько строителей.

    В следственном изоляторе Департамента госбезопасности Чечни захваченные гражданские лица рассматривались в качестве сотрудников ФСБ. От них требовали признаний, при этом применялись пытки. Содержание в изоляторе ДГБ ЧРИ были крайне жестоким и мучительным.


    Вот рассказ одного из захваченных энергетиков: "А как приехали, ни воды, ни еды, ничего. Воду нам первый раз дали, мы трое суток просидели, нам дали немного воды, а из питания нам принесут кастрюльку, там вода и мука в ней. Переболтана. Там плавают комки такие. Думаешь сваренное тесто, а там мука. Ели непросоленное, пресное. А под конец чувствуем, хоть что-то, но надо, и то хлебали по чуть-чуть. За неделю, что мы были в Старом Ачхое, воды, наверное, раза три дали, чаю один раз дали. А потом в Бамут отвезли. Двое умерли от истощения. Кукурузу организм не принимал. Вот он старается, и надо поесть, а не лезет, тут же она обратно, и двое умерли от истощения" (НТВ. "Итоги". 24.03.96. 21.00).


    Один из ставропольских строителей Анатолий Войтенко рассказал о том, что третья часть ставропольцев в плену скончалась от ослабления организма, болезней и голода. Несколько саратовских строителей за попытку к бегству были расстреляны или забиты насмерть, о чем имеются свидетельства освобожденных узников лагеря ДГБ, на глазах у которых происходила казнь.

    По данным Миннаца, с 1996 по 1999 год более 5 тысяч человек были похищены с целью получения выкупа. Значительная часть этих преступления осталась вне официальной статистики, поскольку родственники потерпевших, опасаясь за жизнь своих родных, предпочитали не обращаться в правоохранительные органы.

    За период с 1997 года по октябрь 1999 было захвачено в заложники 935 человек, в том числе 64 иностранных гражданина.

    По официальным данным с января 1997 года по середину 1999 года более чем 60 чеченскими группировками было похищено 1094 человека, в том числе в первой половине 1999 - 270 (17 из которых милиционеры, 80 - военные). По данным Общественного комитета по розыску похищенных лиц, к июню 1999 года в Чечне в списках заложников значилось более 600 человек. Среди них немало и самих чеченцев. На середину года в неволе оставалось 514 заложников. Всего в 1999 году было похищено 341 человек, освобождено (в основном в результате начала контртеррористической операции) - 484.

    С началом боевых действий российских Вооруженных Сил в Чечне только в течение октября-ноября 1999 были освобождены 45 человек, незаконно удерживавшихся на территории Чечни, в том числе несовершеннолетние: 2 жительницы Астраханской области и 1 житель Дагестана.

    Среди освобожденных граждане Великобритании Камилла Карр и Джеймс Джефферсон, гражданин Франции Винсент Коштель, США - Герберт Грэг, Новой Зеландии - Круз Рибейро и многие другие. Не удалось спасти трех граждан Великобритании и одного гражданина Новой Зеландии, которые были зверски казнены бандгруппой А.Бараева. (Великобритания - Пестчи Рудольф Франц Джозеф, Кеннеди Уильям Питер, Хики Дарен; Новоя Зеландия - Стенли Фридерик Джеймс Шоу)

    По данным "Росинформцентра" всего с 1992 года по середину февраля 2000 года было похищено и незаконно удерживалось 1790 человек, освобождены 892. Оставались похищенными 898 человек, из которых 42 женщины, 18 военнослужащих внутренних войск и Министерства обороны, 58 сотрудников органов внутренних дел, 14 несовершеннолетних и 11 иностранных граждан. За неполных 2 месяца 2000 года похищено 2 человека, освобождено 51.

    Вероятно в приведенных данных не учтены похищения, результатом которых стала гибель людей или обращение их в рабов, а также значительная часть "внутричеченских" похищений.


    Вот лишь некоторые факты о похищениях людей и захвате заложников:

    Алла Петровна Панкова, 1956 года рождения, проживающая г. Грозный, ул. Заветы Ильича, 187, кв.25. Похищена и взята в заложницы 29 июля 1997 г. После захвата бандиты неоднократно терроризируют своими требованиями о выкупе сестру потерпевшей Горскую Татьяну Петровну, проживающую в г. Ставрополе, требуя отдать: документы на квартиру в Грозном, все находящиеся в ней вещи и дополнительно выкуп в размере 10 тыс. долларов. После обращения в правоохранительные органы родственникам заложницы предъявлены новые ультимативные условия: в 3-х дневный срок передать 20 тыс. долларов и документы на квартиру. В противном случае боевики угрожают убить не только Панкову А.П., но и ее родственников, проживающих на территории Ставропольского края и Западной Сибири, адреса которых были получены под пытками. В адрес родственников потерпевшей последовало несколько письменных и телефонных предупреждений.

    Николай Кротенко, станица Наурская Наурского района, похищен чеченскими боевиками в декабре 1997 г. Родственниками потерпевшего похитители предъявили фото пленника, прикованного наручниками к батарее и потребовали выкуп в 150 тыс. долларов.

    Борис Захарович Окроперидзе, станица Чернокозово. Врач, работал заведующим-отделением Наурского роддома. Похищен вооруженными чеченцами в декабре 1997 г. с места своей работы. У родственников потребовали денежный выкуп.

    Руслан Тваури, сержант милиции из Северной Осетии. Был захвачен чеченскими боевиками 15 августа 1998 г. на границе Северной Осетии с Чечней вместе с товарищем по службе Аланом Дзугаевым, который скончался в плену от побоев и истощения. Милиционер потерял в плену около 40 кг веса. Помещен в госпиталь, так как находится в крайне тяжелом состоянии.

    Александр Фишман, старший лейтенант. Похищен в конце декабря 1998 в поселке Спутник Владикавказа с целью получения выкупа. Родителям бандиты направили видеопленку с мучениями Александра (пленка была показана по ОРТ). Случайно освобожден в июне 1999 сотрудниками РУБОП.

    Алла Гейфман, 13-летняя дочь саратовского предпринимателя. Захвачена 20 мая 1999 в Саратове. Бандиты подвергали жертву издевательствам, снимая ее мучения на видеопленку, которую затем посылали отцу девочки. Преступники отрезали у нее два пальца на левой руке. За освобождение ребенка бандиты требовали 5 миллионов долларов, впоследствии сумму выкупа снизили до 2 миллионов. Освобождена Алла Гейфман 16 декабря 1999 в результате силовой операции сотрудников федерального и местных управлений по борьбе с организованной преступностью МВД России.

    Яцина Владимир, фотокорреспондент агентства ИТАР-ТАСС. Пропал в Ингушетии 18 июля 1999 года. Содержался в заложниках более 8 месяцев. За его освобождение с агентства требовали 2 млн. долларов. Во время перемещения группы заложников вместе с их мучителями, уходившими от преследования российских войск, Яцина был расстрелян, поскольку не мог идти дальше из-за больных ног.

    Василий Георгиевич Хаустов, начальник газового участка станицы Наурская Наурского района ЧР, похищен в апреле 1999 в станице Наурской.

    Лена Мещерякова, 4-летняя жительница Грозного. Провела 8 месяцев в заточении. Здоровье девочки подорвано, она весит всего около 10 килограммов. Была освобождена в ходе специальных мероприятий сотрудников Северокавказского РУБОП и ГУБОП МВД РФ ("Труд-7", 25 июня 1999).

    13-летний Казбек Зюгаев был похищен бандитами в Моздоке в 1998. За него требовали выкуп в 200 тысяч долларов, затем 800 тыс. долларов. Родители Казбека в течение двух лет делали все от них зависящее, чтобы найти сына. Из-за денег они продали свой дом, переехав в маленькую квартиру. Супруги встречались даже с полевыми командирами, надеясь на их помощь. На услуги посредников ушли тысячи долларов. По чистой случайности родители узнали, что Казбек содержится боевиками в селении Мартан-Чу. Однако, когда селение было освобождено российскими солдатами, мальчика в нем не оказалось. (ИТАР-ТАСС)

    16-летний Дзугаев К.В. был похищен из Моздока 6 марта 1998 и незаконно удерживался на территории Чечни. За освобождение мальчика похитители требовали огромный выкуп. Осовобожден из чеченского плена сотрудниками милиции в ходе операции "Вихрь-Антитеррор" в марте 2000.

    Андрей Анпилогов, военнослужащий. Захвачен и превращен в раба. Ежедневно в течение пяти месяцев его ждала непосильная работа, побои, голод. После третьего неудачного побега хозяин Ахмед привязал Андрея к столбы и на его глазах чеченцы зарезали другого русского.

    Николай Завгородний и Валерий Ковев, гражданские лица. Провели в рабстве по 4 года.

    Дмитрий Куликов, старший лейтенант, рядовые Степанов Сергей, Салихов Радис, Черкасов Юрий также были в чеченском плену рабами.

    Олег Наразов и Виктор Приходько, сотрудники управления "Агромонтаж". Были направлены в Чечню на строительство школы. За время проведенное в рабстве были до предела истощены. Виктор Приходько, весивший до этого 95 килограмм, домой вернулся при весе 37 килограмм.

    Владислав Петрович Кащенко, военнослужащий. Был похищен на Московской кольцевой дороге, когда возвращался в часть и пытался остановить попутную машину. Был увезен в Бамут, где и валил лес с февраля 1999 года. Работал с шести утра до полуночи.

    Геннадий Николаевич Ильин, авиатехник Грозненского аэропорта. В августе 1996 года был схвачен в Грозном и увезен на принудительные работы как пособник российской армии. На строительстве горных дорог, тоннелей, разработке месторождений рядом с ним эксплуатировались еще примерно 70 80 россиян.

    После освобождения Геннадий Николаевич смог назвать 16 фамилий невольников: Лвмш Эва (Эстония), Ивашкин Владимир (Волгоград), Камнев Сергей - (Башкирии), Гаджидебиров Зелимхан (Дагестан), Муртазалиев Магомед (Чечня), Зязиков Алихан (Ингушетия), Барахоев Багаудин (Ингушетия), Манов Владимир (Грозный), Аганов Альберт (Грозный), Евстигнеев Владимир (Ростов), Кузьмичев Андрей (Ростов), Кушбеков (Узбекистан), Самойлов Сергей (Самара), Саидулаев Рашид (Татарстан), Казаченков Виталий, майор, Хабибулин Сергей (Ульяновск).

    В середине июля 1999 на одной из горных выработок произошел обвал, среди погибших украинец Иван Дмитриевич Иванюк из Черновицкой области и Сергей Андрющенко из Ростова ("Пятигорская правда", 10 августа 1999).


    О положении рабов в Чеченской республике свидетельствует Н.Белов ("Белая книга", 1995): "Выполняя заказы, я посещал дома чеченцев и видел, что практически в каждом дворе был русский рабочий-невольник, который выполнял всю самую тяжелую и грязную работу по хозяйству. Документы у них были отняты и выехать из Чечни у этих лиц возможности, не было. Расплачивались с ними питанием и сигаретами. В случае попытки побега пойманного либо жестоко избивали, либо убивали. Я приведу пример с одним из таких рабочих - Анатолием, которому за выполнение штукатурных работ дали денег на бутылку самогонки, а когда он пытался бежать, его убили и труп с рассеченной головой бросили в поселке у магазина. Я обратился к участковому, который ответил, что Анатолия сбила машина, вскоре будет составлен протокол. По характеру раны я однозначно утверждаю, что Анатолий был убит".

    А вот что рассказывает Шмидт Дзоблаев, председатель Ассамблеи национально-демократических и патриотических сил Северного Кавказа, проведший в чеченском плену более 8 месяцев (с декабря 1996): "Когда начались встречи с моими родственниками насчет денег, они сказали боевикам, что больше ста миллионов не смогут собрать. Когда боевики приехали с этой встречи, они настолько были возмущены, что смотрели на меня как звери. Говорят: как это так, это бесстыжий народ, сто миллионов! Хотя бы миллиард сказали!". "Это тоже было в отряде у Радуева, ночью. Охранники спали, а я не спал. Один из охранников вдруг выстрелил в меня через дверь. Я ствол автомата увидел, когда из него вылетало пламя. Я чуть-чуть изменил позу - склонился набок, это меня и спасло. Пуля чиркнула по сорочке на груди и вошла в стену. Охранник бросил пулемет и выскочил на улицу. Остальные встали, пошли за ним. Он, говорят, у нас контужен был. Если ты пожалуешься, он придет - гранату бросит, и тебя не будет, и нас не будет".


    После освобождения Грозного от бандитов в феврале 2000 года обнаружилось, что в домах лидеров режима Масхадова имелись специально оборудованные помещения для содержания заложников. Таких застенков обнаружено около десяти. В частности, в домах Мовлади Удугова и племянника Дудаева в Старопромысловском районе. Свидетели также подтвердили факт легального существования невольничьего рынка на площади Дружбы народов.

    Специально оборудованные тюремные казематы в подвалах домов были обнаружены также и в Урус-Мартане. Как свидетельствовали очевидцы, заложники, которые в них содержались и не могли по состоянию здоровья уйти с боевиками в горы, были расстреляны.

    Руководитель МВД В.Рушайло (3.07.99) ситуацию в Чечне оценил так: "Похищения людей стали хорошо организованным интернациональным промыслом, мозговым центром которого является Чечня. На центральном рынке Грозного можно встретить объявления о продаже заложников. Многие чеченцы, строящие себе дома, заранее закладывают в их проекты тюрьмы для содержания похищенных".
    http://www.obraschenie.front.ru/
     

    Преступления против русских в Чечне. Часть 1.

    Преступления против русских в Чечне. Часть 2.

    Преступления против русских в Чечне. Часть 3.

    Преступления против русских в Чечне. Часть 4.

    Преступления против русских в Чечне. Часть 5.

    Категория: Чечня | Добавил: rys-arhipelag (28.05.2009)
    Просмотров: 33017 | Рейтинг: 4.3/10
    Сайт создан в системе uCoz