Меню сайта


Категории раздела
Герои наших дней [554]
Тихие подвижники [131]
Святые наших дней [5]
Судьбы [39]
Острова Руси [13]
Люди искусства и науки [84]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.10.2017, 14:23
    Главная » Статьи » Современники » Люди искусства и науки

    Русскій міръ Дмитрия Белюкина. Размышления после разговора с народным художником России
    Русскій міръ Дмитрия Белюкина

    Многие ценители искусства в конце прошлого года беспокоились, что в связи со сменой руководства РЖД может закрыться Картинная галерея народного художника России Дмитрия Белюкина на Казанском вокзале. К счастью, новое руководство компании приняло решение сохранить этот островок высокой духовности и культуры, ставший уже давно не узковедомственным железнодорожным объектом, а заметным явлением российского искусства.

     

    Только за последние два месяца в Галерее, которая находится в Царской башне вокзала, прошло две замечательные выставки: «Учителя и ученики» (совместно с Российской академией художеств) и «Современные иконописцы России» (вместе с Валаамским Спасо-Преображенским монастырем и гильдией «Храмоздатели»).

    …На выставку «Учителя и ученики» пришли маститые художники, с титулами и званиями, авторитетные искусствоведы, знатоки живописи. Много было и молодежи. Согласно неписанному правилу, подобные мероприятия открываются торжественными речами. Мне, как и многим другим, наверное, не очень нравится такой официоз, но, к удивлению, его здесь и не было.

     

    Люди выступали по делу. Причем все – с думами о будущем. Не о своем. А – об идущих на смену поколениях. По большому счету, разговор шел о России, ее днях нынешних и грядущих...

     

    Олег Кошкин, Главный ученый секретарь Президиума Российской академии художеств (РАХ), уточнил: «Президиум академии обратился к новому руководству РЖД с просьбой сохранить за Дмитрием Белюкиным эту Картинную галерею. Потому что ее полюбили москвичи. Ее полюбили художники. Ее полюбил простой народ, который проезжает Москву. Люди уносят отсюда прекрасные впечатления». А Геннадий Провоторов, выступая от имени Союза художников России, подчеркнул: «Особенно приятно отметить, что теперь уже есть уверенность: эта площадка, красивая и испытанная, полюбившаяся многим, будет работать и далее».

    Анатолий Любавин, академик РАХ, ректор Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова, отметил, в свою очередь: «Очень важно, что разные поколения выставляются в одном пространстве независимо от того, где находятся творческие мастерские – в Москве, Красноярске, Ростове или Санкт-Петербурге. Как раз здесь и есть чему поучиться старшим у младших и младшим у старших. Мне хочется поздравить Казанский вокзал с тем, что он имеет такую замечательную художественную площадку».

    Народный художник РФ Александр Цигаль продолжил эту мысль. Он сделал акцент на том, что именно в Галерее Дмитрия Белюкина молодые художники получают возможность выставляться на равных с учителями. И отметил: «Вот такая идея, такая концепция и такой общий круг, ведь молодые довольно быстро станут немолодыми, и у многих из них будут свои ученики - так и будет колесо катиться дальше».

    Замечу, что на выставках, которые организует Д. Белюкин, участники представляют свои произведения бесплатно, что по нынешним временам, когда любая аренда помещений становится источником дохода, большая редкость. При этом Попечительский совет Галереи допускает к показу только самые лучшие произведения художников, работающих в традициях русской школы живописи, понятно, что это распространяется также на жанры скульптуры и графики.

     

    Картинную галерею в Царской башне Казанского вокзала финансирует ОАО «Российские железные дороги». Значит, живы традиции российского меценатства и есть надежда, что будет жить и отечественное искусство.

     

    Правда, в разговоре, который у нас состоялся после выставки, Дмитрий Белюкин справедливо заметил: «Государство должно бы беспокоиться о культуре и изобразительном искусстве. У нас были отняты выставочные залы, их потом приватизировали, и с нас же берут аренду. Культура – вещь затратная, ей надо помогать развиваться, а не требовать возврата вложений и немедленной прибыли».

    Встретиться удалось с художником только через месяц после открытия выставки, раньше никак не получалось - Белюкин все по командировкам «мотался», хотя, казалось бы, с его-то положением мог бы уже и на месте посидеть: народный художник РФ, действительный член Российской академии художеств, Пушкинской академии, Петровской академии наук и искусств, лауреат премии Фонда Андрея Первозванного «За Веру и Верность», других почетных званий и наград. Ан нет: путешествовать любит!

    Думается, совершенно не случайно Тимофей Смирнов, кандидат искусствоведения и участник выставки, сказал: «Очень символично, что выставка проходит на вокзале, потому что искусство – это тоже пути, которые пересекаются, разветвляются, где-то и стрелки есть, что очень похоже на систему российских железных дорог. Но объединяет эти пути то, что все мы вышли из одной школы - Российской академии художеств».

    «Учителя и ученики. Это очень емкое и точное название выставки. Тот, кому в юные годы или даже в зрелом возрасте выпало найти своего учителя, получил дар на всю жизнь. Это – нить из самого прочного материала. Осознание того, что есть учитель, что он внутренне с тобой, мысленно рядом, что он тебя ведет, помогает преодолеть любые невзгоды», - говорил искусствовед кафедры искусствоведения Российской академии художеств Сергей Орлов, особо подчеркивая, что подобные «выставки составляют именно такую череду творческих проектов. А каждая выставка – это новый сюжет, новый поворот идеи».

    Ольга Калугина (кафедра искусствоведения Российской академии художеств) тоже отмечала, что молодые художники, «как и их учителя, полны жаждой эксперимента. Это - потрясающий вкус к материалу: каждый раз дать его по-разному, заставить его играть в новую образную игру. И в этом смысле никогда не устаешь приходить на такие выставки. Здесь молодые могут говорить на языке евангельском, мифологическом, карикатурном, кубистическом, но в любом случае – на языке творческом. И в этом - главный потенциал выставки…».

    Сам Дмитрий Белюкин участия в выставке «Учителя и ученики» Творческих мастерских графики и скульптуры РАХ не принимал. Он в свое время после Суриковского института закончил творческие мастерские живописи РАХ. Проведенная им в Галерее в 2013 г. выставка этой мастерской и заложила традиции совместного показа произведений учителей и учеников, так как вместе с с выпускниками, теперь уже известными художниками России С. Андриякой, С. Смирновым, М. Абакумовым, С. Гавриляченко, Н. Горским и другими показывали работы их учителя А.П. и С.П. Ткачевы.

    Периодически сам художник, обладающий редкостной работоспособностью, проводит выставки-презентации своих произведений. Иногда он обновляет экспозицию-ретро из своего фонда. Насчитывающего, кстати, более 700 работ! Время от времени в российских регионах проходят одна, а иногда и две передвижные выставки Д. Белюкина.

    Стоит напомнить и о том, что работы художника хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном музее А.С. Пушкина, в музее-заповеднике «Михайловское», в собраниях Московской, Антиохийской и Иерусалимской Патриархий, в Национальной Британской библиотеке в Лондоне, других музеях и частных коллекциях (в их числе и президента РФ В. Путина). Вместе с тем Белюкин считает нужным постоянно инициировать активную выставочную и музыкальную деятельность, предоставлять возможность другим художникам показывать свои работы широкому зрителю именно в исторических стенах Казанского вокзала. (Входные билеты стоят, что называется, копейки, по карману любому желающему.) Так что, как уже говорилось, за пять с небольшим лет Царская башня стала заметным культурным центром Москвы.

     

    А перед этим, кстати, был Ярославский вокзал столицы, где состоялась презентация эпической панорамы Дмитрия Белюкина «Матушка Русь. Ярославль». Эта акция продолжила традицию создания вокзалов-музеев, заложенную еще Саввой Мамонтовым. «Надо приучать глаз народа к красивому на вокзалах, в храмах, на улицах» - говорил этот известный в Российской империи меценат.

     

    В начале ХХ в. стены главного вестибюля Ярославского вокзала украсили 12 панно на темы русского Севера кисти Константина Коровина. В те времена этот вокзал и назывался - Северный. А вот для современного Ярославского вокзала, конечно, требовалось в продолжение традиций написать панораму старинного волжского города, что осуществили Московская железная дорога и Дмитрий Белюкин. Монументальная картина «Матушка Русь. Ярославль» украшает Ярославский вокзал (зал повышенной комфортности) с сентября 2008 г.

    Вы только вдумайтесь: сколько людей приобщается, таким образом, к подлинно русскому искусству! Помнится, в столь нелюбимом либералами советском прошлом школьные учебники были полны репродукциями картин великих русских (и советских) художников. Картина Алексея Саврасова «Грачи прилетели», - та самая, что с 1871 г. хранится в коллекции Третьяковской галереи, - была знакома мне и моим сверстникам, наверное, класса с 4-го. Все на ней было близко и понятно: потемневший тающий снег, стылые березы с голыми ветками, суетящиеся в преддверии весны грачи и даже деревянная церквушка на заднем плане как символ добра, света и душевной чистоты…

    Именно это творение мастера ассоциировалось у меня с весенним пробуждением природы. До тех пор, пока не довелось увидеть и картину Дмитрия Белюкина «Дорога к Храму»: тоже - мятущиеся облака, рыхлый тающий снег, отражающие предвесеннюю синь неба, широкие проталины и белый православный храм вдалеке, путь к которому хорошо виден, но по весенней распутице - не прост и труден, как путь к Богу вообще. И для меня сложились эти две картины в одно цельное полотно, ставшее образным знамением возрождения русской земли...

     

    Дмитрий Белюкин отмечает: «Мы воспитаны на классической школе живописи, традициях наших великих мастеров: Репина, Сурикова, Серова, Шишкина, Левитана, Поленова… И если ты позиционируешь себя художником, работающим в традициях этой школы, то должен держать соответствующую планку. И это уже некий крест: изволь рисовать не хуже».

     

    …«Девочка с персиками» Валентина Серова – тоже из светлых воспоминаний детства: безмятежное лето, зной, деревья в саду с гнущимися от яблок ветками... И картина Дмитрия Белюкина «Яблоки со Святой горки в Печорах». Они, эти его яблоки, из совершенно иной жизни, – сочные, желто-зеленые, со свежими еще листиками на тонких стебельках, - казалось, выписаны той же кистью, в такой же манере, что и серовские персики.

    В гостиной нашего дома висела репродукция картины Архипа Куинджи «Украинская ночь». Кстати, восторженные воспоминания оставил о ней Михаил Нестеров: «Украинская ночь Куинджи, перед которой была все время густая толпа совершенно пораженных и восхищенных ею зрителей». И цитирует он при этом из «Полтавы» Пушкина: «Тиха украинская ночь. Прозрачно небо. Звезды блещут…». Чем ставит на один уровень эти два произведения русской классики.

    Позволю себе продолжить этот отрывок из пушкинской поэмы: «Своей дремоты превозмочь//Не хочет воздух». И поставить в этот ряд картину Дмитрия Белюкина «Лунная ночь на Афоне. Облака». А его «Бабье лето. Раннее утро» (2013 г.) расположить на расстоянии вытянутой руки, не более, от знаменитой «Золотой осени» Исаака Левитана, репродукцией которой в «позолоченной» рамке я когда-то часто любовался.

    Левитан, по словам его современника художника Александра Бенуа, умел прочувствовать в природе то, что восхваляло Создателя, слышал биение ее сердца. И с Бенуа нельзя не согласиться. Любуюсь картинами двух великолепных пейзажистов, и от такого прикосновения к вечной России появляется глубокое чувство сопричастности с ее великой судьбой. В этом смысле и год создания картины указан мной с определенной целью: «Бабье лето…» в 2013-м появилось на почтовой марке РФ. Круглой, по византийскому образцу, почтовой печатью засвидетельствована принадлежность картины государству Российскому. Согласитесь, далеко не каждый художник удостоен при жизни такой чести.

     

    Отмечу, что выставка работ Дмитрия Белюкина «Тихая моя Родина», начиная с 2005 г., была показана в Санкт-Петербурге, во многих городах Центральной России, Поволжья, Севера, Забайкалья.

     

    Пишут, что «живописец  продолжает  традиции  художников–передвижников». Правильно пишут: география поездок и тем его картин впечаляет – Россия от края до края, Троице-Сергиева Лавра и Афонский Ватопед, Иудейская пустыня у монастыря Георгия Хозевита, Херсонес, Иверон и Пантократор Афона, Генисаретское озеро, Иордан, монастырь Марии Магдалины в Иерусалиме...

    400 полотен были представлены на персональной выставке Дмитрия Белюкина, члена Студии военных художников имени М.Б. Грекова, в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе (2009 г.). Его картины невозможно охватить взглядом с одного раза, они требуют внимательного и детального прочтения. Но сразу бросается в глаза характерный для белюкинских произведений синтез классического реализма, Православия и российской истории. Я бы назвал русскостью это глубинное соединение традиционных для живописного искусства России основ.

    Среди таких произведений Белюкина - эпические полотна «Утро Бородинской битвы. Выезд Кавалергардского полка на позицию», «Балаклавская бухта в 1773 году», «Николай I, отдающий приказ о выходе русской эскадры для спасения Греции», «Мы победили!» (серия «Знамена войны») и др. В числе героев его исторических картин - Петр I, Екатерина II, Александр Суворов, семья последнего российского императора Николая II, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Однако есть полотна особые, без заметных исторических деталей, но воспроизводящие дух времени настолько буквально, что, глядя на них, кажется, будто ты пребываешь в изображенной художником эпохе. Такое впечатление производит картина «Белая Россия. Исход». Написанная в начале переломных 1990-х гг., она, по мнению многих искусствоведов, отразила желание молодого художника «потягаться» с «Русью уходящей» великого Павла Корина - так, к сожалению, и не законченной автором.

    Если бы картина Белюкина появилась год-два тому назад, то по масштабности отраженных событий я бы сравнил ее с панорамным фильмом Никиты Михалкова «Солнечный удар», и это сравнение было бы не в пользу кинополотна. Притом что многие образы картины (1992-1994 гг.) перекликаются с фильмом (2014 г.), но в душе он все же оставляет гнетущее впечатление, тяжелый осадок безвозвратной потери и безысходности... А у Белюкина – печаль светлая и ощущение, что Святая Русь все равно вернется. Она и возвращается (художник ведь видит дальше).

    - Я заканчивал мастерскую Ильи Сергеевича Глазунова, - вспоминает Дмитрий Белюкин. – Тогда это было равноценно тому, что на спине нарисовать бубновый туз. Нас называли “глазунята”. Нелюбовь коллег и чиновников от искусства к Глазунову отражалась и на нас.

    - Вы считаете Глазунова своим учителем?

    - А как же иначе? Вспоминаю с теплотой и благодарностью годы обучения в его мастерской портрета.

    Вообще у меня было много учителей, но первый – это отец Анатолий Иванович Белюкин. Он был известным в России художником, проиллюстрировал более 200 книг. Отец для меня был высший суд. Иногда мог разгромить мою работу, которая очень нравилась другим художникам и на выставках участвовала. Судил безжалостно, но я понимал, что делал это в целях воспитания. И когда отца не стало, я как будто лишился тыла и долго не мог рисовать…

    …Безусловно, в творческом становлении Белюкина огромную роль сыграл именно Илья Глазунов. Благодаря ему студенты учились искать свой путь в искусстве, быть свободными от подражания, творить, не дожидаясь заказов и признания. Наверное, поэтому тоже Дмитрий Белюкин – столь разносторонний художник, работающий в самых разных жанрах: пейзаж, портрет, книжная иллюстрация, историческая картина. 

    А что сегодня в учебных аудиториях?

     

    «Грустно, когда видишь равнодушие, для многих студентов сейчас в духе времени на первом месте материальный интерес. Учиться рисовать, чтобы потягаться с Рафаэлем или Брюлловым, чтобы просто стать мастером, многим, увы, неинтересно…», - делится наболевшим Дмитрий Белюкин.

     Ему интересно все. Диапазон его творческих поисков распространяется на весь Русскій міръ. При этом наблюдается удивительное явление: что бы и где бы он ни писал, по духу его картины исключительно русские. Уместно вспомнить Пушкина, утверждавшего: «Гордиться славой своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной - есть постыдное равнодушие». Закономерно, что через все творчество Д. Белюкина проходит пушкинская тема. «У меня было желание проиллюстрировать всего одну книгу – гениальный роман «Евгений Онегин». В ходе работы над картинами «Смерть Пушкина» (мой диплом в институте), «Пушкин в Тригорском» я набрал колоссальное количество материала, который хотелось каким-то образом выплеснуть наружу, создать серию работ. Можно сказать, что, проиллюстрировав «Евгения Онегина», я завершил свой глобальный проект воспевания красоты любимой моей эпохи – первой четверти XIX века», - заметил как-то Дмитрий Белюкин.

    Нельзя не отметить  и серию  графических портретов   «Раны Афганистана», которая  создавалась художником, находившемся на лечении в военном госпитале им. Бурденко во время прохождения срочной службы в Советской армии. Тогда он стал рисовать солдат, искалеченных на той странной войне. Портреты вначале запретили к показу, потом, правда, за эту серию Дмитрий получил звание лауреата и премию Ленинского комсомола в области культуры (1989 г.).

    И был еще портрет знаменитой Антонины Тихоновны Пальшиной – «солдата Антона», как ее называли в годы Первой мировой войны. Переодевшись солдатом, она пошла на фронт, была награждена двумя Георгиевскими медалями и Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени. Последнюю награду после боев в Карпатах вручал ей генерал-адъютант Алексей Брусилов, который присвоил Пальшиной звание унтер-офицера.

    Продолжила эта 18-летняя девушка тот славный ряд подобных ей русских женщин-воинов: это и кавалерист-девица, герой Отечественной войны 1812 г., штабс-ротмистр Надежда Дурова, и поручик Русской императорской армии Мария Бочкарева, одна из первых русских женщин-офицеров Первой мировой. Но когда по путевке комсомола Дмитрий Белюкин приехал в Сарапул к Антонине Тихоновне Пальшиной, та попросила изобразить на ее белой праздничной кофте рядом с Георгиевскими наградами медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Более 90 лет ей тогда было. Что тут добавить?..

    Кажется мне она очень похожей на Дарью Пинигину из повести «Прощание с Матёрой» незабвенного Валентина Распутина, которую он представил как берегиню духовной преемственности поколений.

     

    Говорила Дарья, расставаясь с деревней, которая три века простояла на родной земле: «Правда в памяти, у кого нет памяти, у того нет и жизни».

     

    «Какое будущее ждет русское классическое искусство при сегодняшнем-то засилье постмодерна?» - спросил у Дмитрия Белюкина. И он коротко ответил: «Именно классическое искусство лучше всего воспринимается зрителем, такой уж у нас менталитет. Это искусство вечно, в России оно не может устареть».


    Валерий Панов

     

     

    Специально для Столетия
    Категория: Люди искусства и науки | Добавил: Elena17 (06.02.2016)
    Просмотров: 113 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz