Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4044


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.08.2019, 05:15
    Главная » Статьи » Публицистика » Страницы истории

    Е.В. Семёнова. Россия-Китай: смертельная дружба. Часть 2.

    После разгрома армии адмирала Колчака многие русские беженцы нашли прибежище в Китае. Только в Харбине обрели приют порядка 100 тысяч русских людей, лишившихся своей Родины. Харбин был крупнейшим центром белой эмиграции, где сохранялись русские традиции, развивалась русская культура. Остатки белой армии не остались в стороне во время начавшейся в Китае гражданской войны. Русские офицеры были советниками у китайских генералов, формировались русские части, проливавшие кровь на чужой земле и за чужие интересы. Впрочем, кроме чужих, оставался и некоторый «свой» интерес. Мемуарист А. Еленевский писал: «Стремление русских людей к борьбе с оккупационной советской властью приводило иногда к тому, что их чувствами пользовались разные политические спекулянты для своего личного устройства и обогащения.

    Таким, после крушения Приморья, оказался Н. Меркулов. Устроившись политическим советником к генералу Чжан Зун-чану, он стал стремиться к упрочению своего влияния путём создания воинской силы из русских, которая помогла бы маршалу Чжан-Цзо лину и генералу Чжан Зун-чану приобрести богатые и доходные провинции. А так как, на юге Китая, китайский Ленин – Сунь Ятсен – на деньги компартии готовил поход для захвата их в свои руки, то понятно, что сопротивление ему приобрело известный идейный смысл».

    Судьба русских добровольцев на китайской службе трагична. Больше половины из них сложили головы в боях. Последним пристанищем для них стало кладбище в Цинафу, где похоронено около двух тысяч убитых офицеров и юнкеров…

    Во время Второй Мировой войны Харбин был оккупирован японцами. Русские беженцы терпели притеснения, как от них, глумившихся над православной верой, так и от китайских партизан, видевших в белых эмигрантах классовых врагов. При наступлении советской армии в 45-м году большинство русских харбинцев покинуло город. Сегодня в «Петербурге Маньчжурии» мало что напоминает о том, что город этот был некогда русским, русских в Харбине не осталось…

     

    Отношения Советского Союза с Китаем складывались непросто. С первых лет установления своей власти коммунисты всячески поддерживали революционное движение в Китае, представленное тогда Сунь Ятсеном и Чан-Кайши. Позже советское руководство разочаровалось в лидерах Гоминьдана, и помощь прекратилась. Надо заметить, что и китайцы не стояли в стороне от российской гражданской войны. Китайские наёмники наряду с латышами и мадьярами составляли ударную силу Красной армии, из китайцев же был сформирован личный конвой В.И. Ленина.

    В послевоенные годы открылась новая страница российско-китайских отношений. Политика СССР в отношении дальневосточного соседа носила характер непоследовательный, колеблясь от открытой вражды до братских объятий. «Конфликты ХХ века между Россией (СССР) и Китаем связаны с тем, что Пекинским договором 1860 года водное пространство пограничных рек и острова не были разграничены. Такое разграничение не было возможным, в силу изменчивости русла Амура и других дальневосточных рек. Владение складывалось исторически», - отмечает в своей статье «На границе двух империй» А.Н. Савельев. Пик противостояния между двумя странами пришёлся на 1969 год, когда произошло вооружённое столкновение на острове Даманский. Обстановка в этом районе накалялась с начала 60-х годов. Поначалу на территорию СССР по указанию властей КНР заходили крестьяне и демонстративно занимались там хозяйственной деятельностью: покосами и выпасом скота, заявляя, что находятся на китайской территории. Число таких провокаций резко возросло: в 1960 их было 100, в 1962 более 5000. Затем стали совершаться нападения хунвэйбинов на пограничные патрули. Счёт подобным событиям шёл на тысячи, в каждом из них задействовались до нескольких сотен человек. 4 января 1969 на острове Киркинский (Цилициньдао) была проведена китайская провокация с участием 500 человек. В ночь на 2 марта 1969 года 300 китайских военнослужащих скрытно заняли Даманский и оборудовали там замаскированные огневые точки. Их действия были поддержаны миномётным огнём с китайского берега. После двухнедельного вооружённого противостояния советские пограничники вынуждены были отступить. Тогда командование убедилось в том, что введенных в бой сил для победы недостаточно, и в дело вступили силы развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой отдало приказ своей артиллерии (в том числе отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «град») открыть огонь по позициям китайцев на острове. Это был первый случай применения в бою ракетных установок «град», удар которых решил исход сражения. Значительная часть китайских солдат на Даманском (более 700 чел.) была уничтожена огненным шквалом. Россия потеряла убитыми 58 пограничников.

    Конфликт продолжал тлеть до осени. На закрытых переговорах в пекинском аэропорту председатель Совета Министров А.Н. Косыгин заявил, что если агрессия не будет остановлена, то атомный подводный флот СССР применит ядерную торпеду, волна от взрыва которой смоет юг Китая. Тогда угрозы из уст официальных представителей нашей страны ещё воспринимались в мире серьёзно, так как ни у кого не было сомнений, что они будут приведены в действие, а не останутся пустым сотрясением воздуха. Китайцы вынуждены были пойти на-попятную. Однако, и СССР пришлось пойти на уступки. По итогам переговоров 20 октября 1969 года стороны пришли к соглашению о необходимости пересмотра советско-китайской границы. Сам же этот процесс до поры до времени повис в воздухе.

    Надо заметить, что периоды дружбы приносили интересам России гораздо больший вред. Находясь в состоянии холодной войны с Западом, советское руководство всемерно поддерживало «братские» режимы в других странах. Не говоря о том, что такая политика не была оправдана, так как губительно сказывалась на внутреннем состоянии России, ресурсы которой нещадно истощались на подобную помощь, в случае с Китаем она была прямо опасна для стратегических интересов нашей страны в долгосрочной перспективе. Не секрет, что большая часть технологий, которыми сегодня располагает КНР, была так или иначе передана ему Советским Союзом. Особенная щедрость в отношении «братского» Китая пришлась на период правления Н.С. Хрущёва. Дмитрий Шепилов, бывший недолгое время министром иностранных дел, приводит в своих воспоминаниях рассказ о пекинских переговорах 1954 года: «Руководство КПСС и советское правительство были полны решимости устранить все исторические следы и остатки былых неравноправных отношений между двумя государствами. Оно стремилось согласовать с Китаем и добиться единства позиций и действий по всем международным проблемам, затрагивающим общие интересы СССР и Китая. А также пойти на самую широкую помощь Китаю в развитии его экономики и на самые тесные виды экономического, научно-технического и культурного сотрудничества.

    (...)

    В целях полного устранения каких-либо привилегий Советского Союза в Китае и обеспечения полного суверенитета Китая было подписано соглашение о выводе советских войск из совместно используемой военно-морской базы Порт-Артур к маю 1955 года и о безвозмездной передаче всех сооружений в этом районе правительству КНР.

    В целях оказания эффективной научно-технической помощи Китаю советский союз открыл свои двери для получения Китаем безвозмездно необходимой ему технической документации, информации, присылки для консультаций специалистов и т.д.

    Во время пребывания нашей делегации в Пекине было подписано соглашение о кредите.

    (…)

    Но Н. Хрущев, движимый точно так же самым возвышенным желанием еще и еще раз продемонстрировать китайскому народу нашу решимость оказать Китаю максимальную помощь, изобретал все новые и новые сюрпризы. Уже к концу пребывания делегации в Пекине Хрущёв предложил подарить Китаю оборудование и технику для организации зернового совхоза на целине площадью в 20 тыс. Гектаров. Мы поддержали эту идею. Москва одобрила. Правительственная делегация направила Мао письмо, в котором просила принять дар. В числе другой техники в дар входили: 100 тракторов, 100 зерновых комбайнов, 54 грузовые автомашины, 9 легковых, 128 тракторных плугов, 120 сеялок, станки, электростанция, радиостанция и т.Д.

    Мао ответил на это сердечным благодарственным письмом.

    Затем последовал и еще один дар. Правительственная делегация преподнесла Китаю бесплатно все станки (83 экземпляра) и все сельскохозяйственные машины, которые экспонировались на нашей выставке в Пекине. Мао снова ответил благодарственным письмом.

    Но и на этом "милости и щедроты" не закончились. Еще в Москве, готовясь к поездке, н. Хрущев дал указание управлению делами ЦК отобрать в художественных фондах и на торговых базах подарки для отправки в Пекин с делегацией. Они выставлены были в зале заседаний оргбюро ЦК, и нас пригласили посмотреть на них. Здесь собраны были телевизоры, радиолы, картины, палехские шкатулки, ружья, часы, серебряные сервизы с золотой и эмалевой отделкой, ювелирные изделия, хрусталь и фарфор, шахматы из перламутра и янтаря и многое другое. Все отобранное доставлено было в Пекин, и здесь Никита Хрущев, словно Садко - заморский гость, покорял всех своей щедростью…» 

    Вскоре после этого «дружба» завершилась и переросла во вражду, пиком которой, как мы уже указали, стал конфликт на острове Даманский, когда китайцам, надо думать, весьма пригодились подаренные им технологии. Практически всем своим вооружением современный Китай обязан «старшему брату» в лице Советского Союза. СССР, увлечённый противостоянием с Западом, собственными руками вскармливал себе потенциального врага, куда более опасного, благодаря общей с Россией границей и неисчерпаемым людским ресурсам.

    Получая от Советского Союза современные технологии, вооружения, Китай перенимал у нас ещё и полезные новшества в ведении хозяйства, которые сами мы не сочли нужным развивать. Когда-то в конце 50-х и начале 60-х годов в советских колхозах и совхозах начали создавать семейные подряды (иначе – звенья), между которыми разделяли всю землю, закрепляли за ними технику. Таким образом, наконец, удовлетворялось неистребимое желание крестьянина быть хозяином своей земли, своей техники, плодов своего труда. Пробуждалась его заморенная за долгие годы инициатива, желание трудиться, личная заинтересованность в лучшем урожае. Первые опыты такого ведения хозяйства показали большую успешность этого метода в сравнении с колхозным. Поля, возделываемые семейными подрядами, обрабатывались гораздо более рачительно и, соответственно, давали больший урожай. Развейся тогда это спасительное для погибающего нашего сельского хозяйства начинание, и деревня бы ожила, и не случилось бы той продовольственной катастрофы, к которой мы пришли в итоге. Но, увы, как большинство здоровых ростков, было оно задавлено на корню и забыто. А китайцы метод этот переняли и с успехом внедрили у себя. И десятилетия спустя, уже в 90-е коммунистическая «Правда», восторгаясь «китайским чудом», повествовала со своих страниц о сути его, раскрывая секрет: «…подлинный бум начался с ликвидации принципа «питания из общего котла», то есть с введением семейного подряда в коммунах и больших производственных бригадах на селе… Причём речь шла не о каких-то многомиллиардных ассигнованиях на развитие сельского хозяйства, а всего лишь об изменениях производственных отношений в деревне. Сохраняя коммуны как административные единицы, а также государственную собственность на землю, власти ввели систему семейной ответственности за обработку земли, выращивание различных культур и содержание скота… …Понадобилось всего два-три года после начала первого этапа реформы, чтобы возродить торговлю, насытить рынок самыми необходимыми товарами. Только производство зерна в КНР за три года увеличилось на 100 млн. тонн и достигло 400 миллионов! Такого количества зерна никогда раньше не выращивалось в Китае»…

    В этой бездумной и растратной политике, то и дело меняющей крен, во второй половине 20-го века так и не было вполне осознано значение Дальнего Востока. И как век тому назад, наиболее дальновидные публицисты указывали на необходимость срочного освоения его, на приоритетность этого направления политики над помощью бесчисленным нахлебникам из социалистических стран. «Сегодня, в противостоянии Китаю, эта опасность (захват русских земель Китаем – Авт.) распространяется едва ли не на всю нашу Сибирь, - указывал А.И. Солженицын в «Письме вождям Советского Союза». – Две опасности смыкаются, - но от обеих счастливым образом рисуется единый выход: отбросить мёртвую идеологию, которая грозит нам гибелью и на путях войны и на путях экономики, отбросить все её чуждые мировые фантастические задачи, а сосредоточиться на освоении (в принципах стабильной, непрогрессирующей экономики) русского Северо-Востока – северо-востока Европейской нашей части, севера Азиатской и главного массива Сибири». Вопросу возможной войны с Китаем писатель посвятил отдельную часть своей работы. Говоря о причинах, которые могут её повлечь, он обращал внимание на «давление миллиардного Китая на до сих пор не освоенные наши сибирские земли – не на ту полоску, о кой идёт спор по старым договорам, а на всю Сибирь, до которой у нас впопыхах великих социальных и даже космических преобразований не дошли руки», которое «будет возрастать с ростом общей перенаселённости Земли».    

     

    Увы, эти и иные предостережения услышаны не были, а в перестроечном бесчинстве все территориальные вопросы и вовсе стали решать по методу булгаковского Ивана Васильевича. Так, в 91-м году СССР и Китай подписали крайне вредный для русских интересов договор. Писатель Б.А. Можаев, знаток Китая и Дальнего Востока писал в своей статье «Захват»: «Под предлогом "выравнивания границы" и "улучшения её охраны" к Китаю отошли большие участки земли и тот печально известный остров Даманский. А с колхозами и совхозами, земли которых отошли китайцам, даже не посоветовались. Ещё в сентябре прошлого года краевой Совет решил обратиться в Конституционный суд по этому поводу. Но увы! Где он, этот суд? Вроде бы есть, а вроде и нету….» В 1994 году хабаровский губернатор Виктор Ишаев указывал в докладе, посланном им на имя премьер-министр Черномырдина: «…в 1991 году бывшим Правительством СССР в лице Горбачёва М.С. и Бессмертных А.А. было подписано соглашение "О прохождении государственной границы между СССР и КНР на её Восточной части" в ст. 8 которого отмечается: "Договаривающиеся Стороны согласились, что суда различного типа, включая военные, могут беспрепятственно осуществлять плавание из реки Уссури (Усулицзян) в реку Амур (Хэйлунцзян) мимо города Хабаровска и обратно", что резко ухудшило обстановку на границе. Данное соглашение практически открыло свободный, бесконтрольный проход массы китайских граждан в г. Хабаровск.

    С весны 1992 г. по настоящее время продолжается неправомерная деятельность китайских судов, осуществляющих беспрепятственное плавание по нашим внутренним водам мимо г. Хабаровска. Отмечаются неоднократные случаи, когда китайские суда отклоняются от главного фарватера, заходят в протоки, проводят промеры глубин, фотографируют нашу местность и объекты. На звуковой и световой сигналы пограничников не реагируют.

    Китайские рыбаки систематически нарушают правила лова рыбы, причём варварскими способами, включая применение взрывчатых веществ. имеют место случаи, когда сотни лодок вторгаются в наши воды для ловли рыбы вблизи нашего берега. Это наносит невосполнимый ущерб рыбным запасам р. Амур, особенно ценным породам рыб. Китайские рыбаки буквально атакуют суда Амурского речного пароходства, пытаясь воровать перевозимые грузы. При воспрепятствовании со стороны наших команд пытаются применять силу.

    Отмечаются неоднократные случаи столкновения интересов российских и китайских граждан, так как китайские граждане постоянно похищают с нашего берега лес, рыбу, железо, медь и другие материалы.

    Нарастание недовольства среди жителей Хабаровского края может привести к непредвиденным последствиям.

    Назревает необходимость обеспечения безопасности плавания судов Амурского речного пароходства по пограничным рекам.

    Принимаемые меры по линии погранпредставительской работы и через Генерального консула КНР в г. Хабаровске малоэффективны.

    Китайский погранпредставительский аппарат на встречах постоянно занимает жёсткую позицию, все наши заявления по неправомерным действиям китайских граждан в этом районе не принимает, объявляя их "вмешательством во внутренние дела Китая". В неофициальных разговорах проводит мысль, что китайская сторона терпит присутствие российских граждан на островах Большой Уссурийский и Тарабаров в качестве временной меры.

    Такое положение сложилось в результате беспринципного подхода бывшего министра иностранных дел СССР А. Бессмертных к решению этого важного вопроса, выразившегося в подписании вышеупомянутого соглашения. Вопрос решался без тщательной проработки и согласования с местными органами…»

    В те разгромные годы впервые встал вопрос о передаче Китаю, кроме Даманского, ещё двух островов: Большого Уссурийского и Тарабарова. В. Ишаев выступал категорически против этой новой территориальной уступки. В уже упомянутом докладе губернатор настаивал на необходимости принятия ряда срочных мер для защиты региона от китайской экспансии:

    «1. Российскому Правительству признать соглашение, подписанное руководством бывшего СССР, недействительным и отменить.

    2. Запретить Министерству иностранных дел России рассматривать какие-либо территориальные вопросы, относящиеся к территории Хабаровского края, без согласования с краевым руководством.

    3. До конца 1993 года разработать новый порядок прохода китайских судов по реке Амур, так как порядок прохода их судов, предусмотренный в соглашении, для российской стороны неприемлем, противоречит правилам плавания, затрагивает безопасность нашего государства и принципиальный вопрос о принадлежности островов Большой Уссурийский и Тарабаров.

    4. Демаркацию границы осуществлять по протоке Казакевичево с учётом её прогрессирующего обмеления.

    5. Рассмотреть вопрос о включении в дальнейшую работу комиссии по демаркации государственной границы с КНР на территории Хабаровского края представителей российской части смешанной Комиссии по судоходству. Это значительно повысит эффективность конечного результата работы комиссии по демаркации границы в пользу российской стороны.

    6. Рассмотрение каких-либо вопросов о передаче части российской территории, в частности острова Большой Уссурийский и Тарабаров не может быть даже предметом переговоров, так как является прямым ущемлением прав российских граждан, проживающих в Хабаровске и на Дальнем востоке.

    Считаю святым долгом любого правительства работать над приумножением мощи государства, а передача любой части российской территории является прямо противоположным действием и будет негативно оценена нашими современниками и особенно потомками».

    Тогда передачу русских земель набирающей мощь соседней империи удалось предотвратить. Однако, ни одной из мер, на которых настаивал Ишаев принято не было, его письмо так и осталось без ответа.

    Между тем, обстановка в регионе накалялась с каждым годом. Б.А. Можаев, побывавший там в начале 90-х писал в уже цитируемой нами статье: «Есть одна особая примета, которая бросилась мне в глаза при этом посещении Дальнего Востока по сравнению с давними наездами и многолетним периодом жизни моей в Приморье и Хабаровском крае. Это множество китайцев и в административных центрах, и особенно в пограничных посёлках, в Гродекове, Уссурийске, приханкайском районе и в других местах. Помню, раньше там по доступным ценам можно было купить и женьшень, и пантокрин. Теперь пусто. Спрашиваю:

    - Почему?

    - Теперь это всё у китайцев, а через них уходит за границу.

    По прикидочным данным Дальневосточного пограничного округа через границу в КНР уходит в среднем вдвое больше грузов, чем ввозится в Россию. «За 10 месяцев 1993 года только из Хабаровского края в Китай отправлено чёрных и цветных металлов, минеральных удобрений, древесины, нефтепродуктов, цемента, автотракторной техники на сумму почти 130 млн. долларов», - сообщает «Владивостокское время». Это при том дефиците в металле, бензине, тракторах, автомобилях, который режет под горло экономику ДВ. Вот ещё цифры: только через КПП проследовало более 1 миллиона человек и 80 тысяч транспортных средств.

    Так это в открытую. А что творится «около»? Этого никто не скажет. За прошлый год официально задержано 365 нарушителей границы. Одной контрабанды зафиксировано 198 случаев на общую сумму 950 млн. рублей…»

    Массовая экспансия китайцев в Россию началась в 91-м году и приходится, в первую очередь на три района: Дальний Восток, Москву и Санкт-Петербург. В 94-м численность китайской диаспоры составляла от 20 до 40 тысяч человек, к 99-му она достигла уже 1,5 млн. По данным экспертов в тот период ими ежегодно вывозилось из России порядка 1-2 млрд. долл.

    Китайская экспансия с начала 90-х и по сей день идёт сразу по нескольким направлениям. Сегодня в России большая часть прилавков в магазинах, киосках, на рынках завалена товарами китайского производства. От игрушек до радио-приёмников, от одежды до люстр – на всём стоит неизменное клеймо «made in China». Такое впечатление, что подобных товаров Россия никак не в состоянии произвести сама. Китайский ширпотреб пользуется большим спросом, поскольку стоит дёшево, что для большей части российского населения, живущего крайне небогато, имеет первое значение. То, что китайская продукция часто бывает прямо опасна для здоровья, на спросе никак не сказывается. Производится всё это товарное изобилие зачастую в самой России, где китайские мигранты оборудовали целые цеха по производству котрафакта.

    Особенно страдает от непрошенных гостей российская флора и фауна. «В Приморье, например, ежегодно нелегально вырубается до 1,5 млн кубометров древесины, что приносит теневым структурам не менее 150 млн долл. прибыли – почти половину годового бюджета края. Знаменитая Байкало-Амурская магистраль сегодня - это десятки лезозаготовительных предприятий, арендаторов приамурских лесосек. По данным Природоохранной прокуратуры, под рубки в Амурской области отдано более половины государственного лесного фонда. По оценкам Всемирного фонда защиты природы (по состоянию на февраль 2002 года), такие масштабы вырубки угрожают полным исчезновением лесов в самое ближайшее время. В целом по Дальнему Востоку нелегальная продажа леса приносит 450 млн долл. прибыли в год, причем две трети этой суммы достаются иностранным операторам, в основном китайского и южнокорейского происхождения.

    Самым варварским способом истребляется животный мир. В сводках пограничного управления ФСБ по ДВО сообщалось как о достаточно обыденных фактах, что при задержании у одних китайских курьеров были обнаружены лапы 210 убитых медведей, у других – 250 кг губ убитых лосей, у третьих – 2500 шкурок соболя и т.д.

    Серьезный ущерб нанесен в последние годы лесам Иркутской области. Приобретая разрешение якобы на санитарную рубку, лесозаготовители (как правило, нанимаемые китайцами местные жители) в дальнейшем действуют по собственному усмотрению, вырубая первосортный пиловочник и беря при этом только нижнюю, наиболее ценную часть ствола, а остальное бросая на месте рубки. Заплатив за кубометр круглого леса 40 долл., китайские фирмы затем реализуют на международных лесных биржах пиломатериалы уже по 500 долл. за кубометр. Способствуя этому грабежу, китайское правительство даже приняло закон, запрещающий приобретение в России обработанных лесоматериалов», - указывает в своей статье «Китайское присутствие в России: промежуточные итоги» М.С. Пальников. По мнению публициста это объясняется тем, что под воздействием пропаганды китайцы убеждены «в том, что Россия некогда захватила якобы исконные китайские земли, простиравшиеся чуть ли не до Урала, а потому чувствуют себя хозяевами, которые «берут свое, а не грабят чужое»». Однако, стоит отметить, что к окружающей среде и животному миру китайцы безжалостны и у себя дома. Совсем недавно, к примеру, международные организации по защите животных были шокированы массовым избиением в Китае домашних собак. 

    С начала 90-х в России стало расти влияние китайских криминальных структур, т.н. «триад» (чан-цзу). «Китайцы предпочитают жить в России как граждане государств Средней Азии, что объясняется внешним сходством китайцев и среднеазиатов, - пишет в книге «Российская организованная преступность и власть» А.А. Мухин. – Уклад в триадах отличает внешняя скромность, даже аскетизм, слепое повиновение руководителям, дисциплина, беспощадность, круговая порука и обет молчания, который свято соблюдается во время арестов. Китайцы в момент задержания никогда не оказывают сопротивления. Российских граждан китайская ОП практически не затрагивает». Китайское криминальное сообщество в Москве разделяется на три триады: пекинскую, харбинскую и шанхайскую. Основной источник их дохода – котрабандная торговля. Деньги вывозятся из России авиарейсами Москва-Пекин или переводятся через российские банки и АКБ «Банк Китая «Элос». Для решения внутренних конфликтов внутри китайских ОП в России прибывают «летучие отряды» из Чехии, огнестрельное оружие завозится из Югославии. Российские силовые структуры на сегодняшний день уделяют крайне мало внимания проблемам китайского сообщества, китайские структуры остаются гораздо более закрытыми, нежели иные этнические группировки.
     
    Категория: Страницы истории | Добавил: rys-arhipelag (16.06.2009)
    Просмотров: 861 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz