Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Пятница, 17.09.2021, 04:12
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Сергей Леонидович Марков
 
Марков Сергей Леонидович (7.7.1878 - 25.6.1918, станица Мечетинская Кубанской области), рус. генерал-лейтенант (16.8.1917). Образование получил во 2-м Константиновском училище (1898) и Николаевской академии Генштаба(1904). Участник рус.-японской войны 1904-05. С 10.6.1907 помощник старшего адъютанта штаба Варшавского ВО. С 29.1.1908 помощник делопроизводителя ГУГШ, с 8.10.1911 штатный преподаватель военных наук Николаевской военной академии. С началом войны переведен в действующую армию и назначен начальником отделения управления генерал-квартирмейстера штаба армий Юго-Западного фронта. С дек 1914 начальник штаба 4- й стрелковой дивизии, с 1915 командир 13-го стрелкового великого князя Николая Николаевича полка в дивизии ген. А.И. Деникина. За бой 29.3.1915 у деревни Комарники награжден орденом СВ. Георгия 4-й степени (17.10.1915). 20.4.1916 назначен начальником штаба 2-й Кавказской каз. дивизии, а 1.1.1917 генералом для поручений при командующем 10-й армией. С 15.4.1917 командующий 10-й пех. дивизией. 12.5.1917 переведен в Ставку и назначен 2-м генерал-квартирмейстером при Верховном главнокомандующем. С 10.6.1917 И.д. начальника штаба армий Западного, с 4.8.1917 - Юго-Западного фронта, ближайший помощник ген. Деникина. Активно поддержал выступление ген. Л.Г. Корнилова. 29.8.1917 отчислен от должности указом А.Ф. Керенского с преданием суду за мятеж и арестован ВРК в Бердичеве. Содержался в Быховской тюрьме. Бежал на Дон, одним из первых вступил в Добровольческую армию, принимал активное участие в ее создании. Участник 1-го Кубанского похода. С 12.2.1918 командир 1-го Офицерского пех. полка (им же сформированного). С 22.3.1918 командир 1-й пех. бригады Добровольческой армии; с начала июня -1-й пех, дивизии. Смертельно ранен при взятии станции Шаблиевка. 13.6.1918 1-й Офицерский полк переименован в 1-й Офицерский ген. Маркова полк.
 
Отрывок из очерка Е.В. Семёновой "И жизнь, и смерть за счастье Родины"
 
12 (25) июня на рассвете белые вышли к станции Шаблиевской. С расположенного впереди хутора по наступающим тотчас был открыт огонь. Приходилось продвигаться перебежками по открытой и ровной местности. Атака неизбежно сулит большие потери. Видя это генерал Марков, приказал командиру конной сотни, указав на низину вправо, обскакать по ней хутор с юго-востока и атаковать его. Сотня, проделав предварительный маневр по низине, с расстояния чуть ли ни с версту кинулась в атаку на хутор. Она налетела на левый фланг расположения красных. Снаряды красных рвались сзади нее. Огонь пехоты с противоположного берега речки почти не нанес ей потерь, когда она с гиком ворвалась в южный край хутора, захватив сразу же два пулемета и до 150 пленных. Углубиться в хутор сотня не смогла, но ее удар заставил красных оставить позиции перед хутором.

Тогда Марков вместе с группой бывших с ним конных, помчался к хутору где были встречены огнем. Пулемет и орудие белых, следовавшие за генералом, открыли огонь по сараям, в которых задержались красные. Помогла и артиллерия противника, снаряды которой ложились как раз по расположению красных. Через короткое время подбежали цепи стрелков. Хутор был занят. На плечах убегающих красных стрелки перешли мост через речку и продолжили наступление на станцию.
Сергей Леонидович вышел из хутора, чтобы видеть переправу стрелков через речку. Он отдавал распоряжения кубанцам и батарее. Близко рвались снаряды. Бывший с ним есаул едва уговорил генерала уйти в хутор, но и там, едва он отошел от одного здания, как на месте, где он был, разорвался снаряд.
- Знатно, но поздно! - бросил Марков.
Генерал должен был непременно видеть все поле боя, противника, его бронепоезд, красных, оставляющих свой подбитый эшелон, о чем ему только что доложили. Он поднялся на крышу одного сарая, где батарея устроила свой наблюдательный пункт, но вскоре опять отправился на окраину хутора. Есаул вновь просил Маркова уйти с явно наблюдаемого противником места, но, получив задачу для конной сотни, вынужден был покинуть его.

Артиллерийский бой был в самом разгаре, когда в около 6 часов утра произошла трагедия. Как вспоминает очевидец: «Один из вражеских снарядов упал с левой стороны, шагах в трех от генерала Маркова. Раздался взрыв и генерал Марков, как подкошенный, свалился на землю. Рядом - его белая папаха…»
Поручик Яковлев писал: «Наблюдая за ним, я и находящийся рядом со мной прапорщик Петропавловский бросились вперед и подбежали к генералу Маркову. В первое мгновение мы думали, что он убит, так как левая часть головы, шея и плечо были разбиты и сильно кровоточили, он тяжело дышал. Мы немедленно подхватили раненого и хотели унести его назад, за сарай, как раздался новый взрыв с правой стороны. Мы невольно упали, прикрыв собой генерала. Когда пролетели осколки, мы отряхнулись от засыпавшей нас земли, снова подняли его и перенесли в укрытие».
Раненого перенесли в дом. Доктор ужаснулся: осколочное ранение в левую часть затылка, и вырвана большая часть левого плеча.
- Положение безнадежно, - сказал он.
Генерал Марков тяжело дышал, но не издал ни стона.
- Как мост? - спросил он, едва придя в сознание.
Командир Кубанского стрелкового полка поднес к лицу генерала его икону, которую всегда возил его ординарец. Сергей Леонидович поцеловал икону и произнёс отрывисто:
- Умираю за вас… как вы за меня… Благословляю вас…
Через несколько минут генерала Маркова не стало…
Это был тяжелейший удар по Белой армии. Один из Добровольцев вспоминал:
«Сердце упало… Уныния не было, не было и отчаяния: была какая-то пустота. Отомстить, отомстить! Ко многим счетам прибавился еще один - огромный. Не такой смерти заслуживал генерал Марков…»
«Нам продлена еще жизнь для того, чтобы мы продолжали выполнять свой Долг перед Родиной и выполнять его так, как показал нам генерал Марков и те, кто погиб в бою…»

На следующий день гроб с телом генерала Маркова был перенесен на станцию Шаблиевка, погружен в вагон и отправлен на станцию Торговая, накануне взятую армией. В последний раз отдавали ему честь стрелки, "батарейцы" и "инженеры"… Дрожали винтовки в их руках, слезы лились из глаз. Почетный караул от Инженерной роты сопровождал гроб.
Некий кубанец писал в газете "Свободный казак": «К 19 часам 13 (26) июня на улице, ведущей от станции Торговой в центр села Воронцовского, выстроились войска. Уже в сумерках с вокзала двинулась печальная процессия. Над гробом генерала Маркова плавно колыхался его черный с крестом флаг.
В церкви села отпевали и прощались с дорогим для всех генералом Марковым.
Главный священник армии в своем последнем слове призывал нас дать клятву выполнить долг до конца. И клятва эта была мысленно дана.
В этот момент каждый из нас ярче, чем когда-либо, чувствовал правоту творимого армией дела и уходил от гроба генерала Маркова с полной уверенностью, что дело армии будет завершено…»
Ночью гроб с телом генерала Маркова был отправлен для погребения в город Новочеркасск.
Стоявший там Офицерский полк был потрясён случившимся несчастьем. Его командир, полковник Тимановский, зачитал приказ генерала Деникина:
- Русская армия понесла тяжелую утрату: 12 (25) июня при взятии станции Шаблиевки пал смертельно раненый генерал С.Л. Марков.
Рыцарь, герой, патриот с горячим сердцем и мятежной душой, он не жил, а горел любовью к Родине и бранным подвигам.
Железные стрелки чтут подвиги его под Творильней, Журавиным, Борыньей, Перемышлем, Луцком, Чарторийском… Добровольческая армия никогда не забудет любимого генерала, водившего в бой ее части в Ледяном походе, под Екатеринодаром, у Медведовской…
В непрерывных боях в двух кампаниях вражеская пуля щадила его. Слепой судьбе угодно было, чтобы великий русский патриот пал от братоубийственной русской руки.
Вечная память со славою павшему!
Для увековечения памяти первого Командира 1-го Офицерскoro полка части этой впредь именоваться - 1-й ОФИЦЕРСКИЙ ГЕНЕРАЛА МАРКОВА ПОЛК.
Офицеры были подавлены. Окончив чтение приказа, Тимановский добавил:
- Отныне каждый чин полка носит имя первого его командира; не будет с нами генерала Маркова, но он будет жить в сердцах всех нас и незримо вести нас, руководить нами; мы увековечим его память своей жертвенной любовью к Родине, непоколебимым духом, своими делами, пример которых он показал нам; мы в рядах полка его имени будем выполнять свой долг с полной верой, что Россия снова будет Великой, Единой и Неделимой.
Чтобы укрепить духовную связь с Шефом, было решено установить день полкового праздника в день его Ангела - 25 сентября (8 октября), день, посвященный Святому Сергию Радонежскому.

Утром 14 (27) июня гроб с телом генерала Маркова и несколько других гробов с убитыми были привезены в Новочеркасск и поставлены в Войсковом Соборе, а затем он был перенесен в домовую церковь при Епархиальном училище.
Все в городе узнали об этом и пошли поклониться телу убитого всем известного генерала. Полковник Биркин вспоминал:
«Я немедленно, чуть не бегом отправился в собор. Подхожу к клиросу и вижу несколько гробов, стоящих на левом крыле. Вхожу на клирос и сразу остановился у первого гроба, так как через стекло, вделанное в крышке, увидел лицо своего удивительного командира полка.
Не помню уже, как долго я стоял над гробом.
Мыслей не было, а я не мог оторвать свой взор от лица того, кого больше всех других уважал и более всех других боялся.
И положив земной поклон великому воину и еще раз взглянув на того, который ничего не боялся, я поплелся домой.
Если бы все генералы были такие, как он, - думал я…
После смерти двух великих людей - генерала Корнилова и генерала Маркова - остался в живых только один, третий - генерал Деникин, заместитель последних и равный им. Что ожидает его?"
В церкви Епархиального училища у гроба генерала Маркова стали почетные часовые его полка. Целый день к церкви тянулся народ, несли венки. Приходили марковцы. Церковь всегда была полна. Пришел и генерал Алексеев. Он стал у гроба, молился, всматривался в лицо погибшего, и из глаз его текли слезы. И невольные слезы текли у всех. Отвесив земной поклон, Михаил Васильевич вышел из церкви.
На другой день состоялось последнее отпевание и похороны. Когда гроб был опущен в могилу, генерал Алексеев тяжело повернулся лицом к присутствующим и не сразу начал говорить свое последнее надгробное слово. Хриплым, сдавленным, прерывающимся голосом он говорил о Христолюбивом Воине Сергии, положившим "жизнь свою за други своя"; говорил о верном сыне Отечества, для которого жизнь была не дорога, "жила бы только Россия во славе и благоденствии"; говорил он о примере для всех, который дал воин Сергий… Взглянув на семью покойного и повысив с усилием свой голос, Михаил Васильевич обратился к присутствующим:
- Поклонимся же мы земно матушке убиенного, вскормившей и вспоившей верного сына Родины, - и, упав на колени, отвесил ей земной поклон, а за ним - все присутствующие.
- Поклонимся мы и его жене, разделявшей с ним жизнь и благословившей его на служение Родине, - и снова земной поклон.
- Поклонимся мы и его детям, потерявшим любимого отца. - И, повернувшись к могиле, генерал Алексеев бросил первую лопату земли на гроб. Застучала земля по гробу и закрыла его. Новая могила со скромным деревянным крестом, как и на всех других могилах, появилась на Новочеркасском кладбище. На кресте не было надписи, но висел лишь терновый венец.
На черных марковских погонах отныне уже появился вензель генерала Маркова: "М", и вензель - "Г.М." для 1-й роты полка - "роты генерала Маркова". Меньше чем через две недели после его героической гибели, 25 июня (8 июля) 1918 года у станицы Кагальницкой марковцы наголову разбили многократно превосходящие силы красных отважной «психической атакой».

ЦИТАТНИК
Я смерти не боюсь, больше она мне любопытна, как нечто новое, неизведанное, и умереть за своим кровным делом — разве это не счастье, не радость?!
*
 
Не будем ничего желать себе, нам ничего не надо кроме одного: Да здравствует Россия! 

*
Забудьте все теории, все расчеты. Помните одно: нужно бить противника и, выбрав место и время для удара, сосредотачивайте там наибольшее количество ваших сил… Весь ваш дух должен быть мобилизован на месте удара!

*
Не бойтесь пули, предназначенная вам – она всё равно везде вас найдет… Позор страны должен смыться кровью её самоотверженных граждан.

*
Легко быть смелым и честным, помня, что смерть лучше позорного существования в оплеванной и униженной России. (...) Как бы мне страстно хотелось передать всем свою постоянную веру в лучшее будущее! Даже теперь, когда уже для себя я жду одно плохое.

*
Не спрашивайте, куда и зачем идем, а то все равно скажу, что идем мы к черту на рога, за синей птицей!

 
Сайт памяти генерала С.Л. Маркова
 
Категория: Белый Крест | Добавил: rys-arhipelag (25.06.2009)
Просмотров: 1788 | Рейтинг: 0.0/0