Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Четверг, 23.09.2021, 11:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


И.Н. Михеев. Выход из кризиса есть. Но власть на это никогда не пойдёт (1)

 

Что в России стоит в 50 раз дороже, чем в США? Деньги.

В конце апреля в российской экономике случилось знаменательное событие. Наконец, произошло то, о чём многие говорили ещё с прошлой осени. После пяти повышений в 2008 г. Центробанк впервые с начала кризиса понизил учётную ставку. На этой теме несколько дней пиарился в СМИ премьер Путин. Некоторые новостные редакции представляли дело так, что радетель за отечественных заёмщиков Путин чуть не силой принудил главу Центробанка Игнатьева пойти на столь решительный и эпохальный шаг. Шутка ли - ставку рефинансирования (СР) понизили аж на целых 4%. Здесь, впрочем, имело место явное лукавство, ведь ещё в марте зампред ЦБ Улюкаев пообещал небольшое снижение СР во втором квартале. Так что понижение ставки в два приёма - второй раз в середине мая - с 13 до 12% было плановым.

Что ж, в условиях современной экономической модели, тотально подчинившей производственников ростовщикам, учётная ставка едва ли не ключевой экономический регулятор. Понижение СР ведёт к росту активности хозяйствующих субъектов. Но значит ли это, что в России начнётся ажитация заёмщиков на кредитном рынке и триумфальный рост экономики? Как говорил незабвенный Сухов, это врядли.

Во-первых, коммерческие банки, которые будут перекредитовываться в ЦБ по более низкой ставке, едва ли перестанут задирать свои проценты. Требование правительства к банкам, получившим помощь государства, удовольствоваться тремя процентами маржи при кредитовании предприятий и населения на сумму не меньше объема господдержки выглядит мало реальным. «Наши» банкиры будут извиваться, как ужи на сковородке, но постараются это требование обойти.

То обстоятельство, что из 300 млрд. госпомощи, зарезервированных для предприятий, признанных системообразующими, не было выдано, по словам главы Счётной палаты Степашина «ни копейки», ясное выражение позиции банкиров - скорее, они, вообще, не будут заниматься кредитованием реального сектора, чем согласятся суетиться за три процента. О тех же заёмщиках, кто не попал в привилегированный список - в разряд системообразующих, и говорить не приходится. Если при ставке ЦБ 13%, коммерческие банки ссужали под 25%, т.е. накручивали вдвое, то с какой стати при ставке ЦБ 12%, они поделятся деньгами под 15%?

Во-вторых, даже и при кредитовании под 15% рассчитывать на сколь-нибудь существенный подъём реального сектора отнюдь не приходится. Потому что 15% приемлемо для спекулянтов в финансовом секторе, на валютной бирже, более менее в экспортно-импортных торговых операциях, для сырьевиков, для строителей в Москве и крупных мегаполисах, точнее девелоперов, которые, пользуясь остротой жилищной проблемы в России, могут позволить себе поднимать цены на квадратные меры до заоблачных небес и отбивать любые проценты по кредитам. Но для большей части реального сектора - для машиностроения, для обрабатывающей промышленности, для сельского хозяйства, для оборонного комплекса, для малого бизнеса 15% уже много.

Да даже и для сырьевиков 15 % - далеко не подарок. Не случайно дело дошло до маразма. Объём кредитов, набранных российским корпоративным сектором за границей ещё до кризиса, составлял, примерно, $500 млрд., а на внутреннем кредитном рынке российские компании смогли занять всего 50! Если кто-то хотел бы порушить в пыль финансовую безопасность страны, то надо было бы добиваться именно подобных пропорций. А ведь в современном мире финансовая безопасность не менее важна, чем безопасность ядерная.

И здесь было бы уместно вспомнить о том, о чём так не любят вспоминать ни Путин, ни Кудрин, ни Игнатьев, ни вся либеральная рать. Что учетная ставка в успешных странах в десятки раз ниже, чем в России. В США, например, в 50 (!) раз ниже. Там ФРС держит её в пределах 0-0,25 процента годовых. Нулевую ставку, кроме американцев, применяет Банк Японии. Чуть выше базовая ставка Банка Англии - 0,5 процента. Европейский Центробанк (ЕЦБ) в начале мая также в очередной раз снизил стоимость своих кредитов в Еврозоне, теперь до 1%. Притом, президент ЕЦБ Жан-Клод Трише не исключил, что в будущем она будет ещё ниже. Заметим, с начала кризиса ФРС, ЕЦБ, Банк Англии снизили ставки уже в 6-ой - 7-ой раз. Центробанки других развитых стран мира (Кореи, Канады, Швеции) также объявили о снижении базовых ставок в два, в три, в четыре раза - почти всюду они достигли минимума за много лет. Это притом, что в развитых экономиках учётная ставка и до кризиса была не высокой - в пределах 5%, а в США и вовсе 2%.

Логика действий успешных стран понятна. Базовая ставка, попросту говоря - цена денег для коммерческих банков, как уже замечено, важнейший инструмент влияния на экономику со стороны властей. Снижение ставки рефинансирования приводит к увеличению денежной массы в финансовой системе, дополнительной накачке рынка межбанковского кредитования наличными средствами, удешевлению межбанковских кредитов. А чем дешевле деньги для банков, тем, по здравой, не извращённой логике, дешевле кредиты для хозяйствующих субъектов. Поэтому понижение СР в нормальных экономиках приводит и к росту фондовых индексов, и к росту рынка кредитования. Через кредитование хозяйствующих субъектов происходит вливание дополнительных средств в реальный сектор и, одновременно, через более дешёвые кредиты населению стимулируется потребительский спрос.

В этом контексте поведение российского ЦБ, который дважды - в ноябре и в декабре прошлого года, то есть в разгар кризиса, наоборот, свою ставку повышал, выглядит как экономическая диверсия. То обстоятельство, что в конце апреля текущего года и в середине мая произошло небольшое понижение - не в разы, как на Западе, а всего на несколько процентов, положение дел существенно не меняет. На фоне стремления к нулю ставок западных ЦБ российские 12% годовых, по-прежнему вызывают уйму вопросов. Это, конечно, не абсурдистские 150, как в 98-м или 210, как в 94-м, но это вовсе не та ставка, с которой развивают экономику и, тем более, не та ставка, с которой выходят из глубокого экономического кризиса.

В чём же дело? Почему Россия проводит денежную политику кардинально отличную от политики преуспевающих стран? Почему успешные страны борются с кризисом минимизацией СР, а российский ЦБ свою ставку удерживает высокой? Или пересекая границу России экономические законы действуют иначе? Едва ли. Основные экономические законы, точнее закономерности, причинно-следственные связи и тенденции, тренды как, нынче стали выражаться, вполне универсальны. А ответ на поставленный в начале абзаца вопрос стоит поискать совсем в другой плоскости.

Две стратегии выхода из кризиса: «для белых» и «для чёрных»

Есть две принципиально разные экономические стратегии в период кризиса. Притом одна из них активная, другая - пассивная. Активная - это полномасштабное стимулирование экономики фискальными, тарифными и монетарными методами. Данную стратегию реализуют страны Запада и Восточной Азии. Американская ФРС, ЕЦБ, Банк Японии, китайский Центробанк в рамках объявленных операций по рефинансированию выдают своим банкам, по сути, неограниченные кредиты, и на всё более выгодных условиях. ЕЦБ, к примеру, недавно объявил об увеличении срока таких кредитов с 6 до 12 месяцев. Идёт накачка финансовой системы деньгами. В частности, за счёт выкупа у банков и прочих держателей «плохих» долговых обязательств. Масштабы накачки ФРС и Минфином США частных банков на конец апреля оценивались в почти $13 трлн.! Глава ФРС Бернанке вышел с инициативой дополнительной 2-х триллионной программы кредитования финансовых институтов с целью выкупа «ядовитых активов». ЕЦБ также начнет реализовывать программу размером в 60 млрд. по выкупу облигаций, номинированных в евро и выпущенных эмитентами Еврозоны. В Англии программа по выкупу государственных и корпоративных облигаций недавно расширена с 75 миллиардов фунтов до 125.

Другая мера по активной борьбе с кризисом - снижение налоговой нагрузки на инвестиции в реальный сектор и на физических лиц - потребителей. На днях глава Минфина США Т. Гайтнер в рамках подготовки бюджета США на 2010 г. представил программу сокращения налогообложения, рассчитанную на десять лет вперед. Её объем составит около триллиона долларов. Притом налоги будут сокращать именно для среднего класса, в этом секторе фискальная нагрузка сократится на $736 млрд. и $100 млрд. сэкономит малый бизнес. Также понижаются налоги на инвестиции в инновации. А вот крупные корпорации, напротив, в США в условиях кризиса поприжмут. Предполагается отмена налоговых льгот для нефтедобывающих компаний и отмена налоговых преференций для спекулянтов, вкладывающих деньги за рубежом. Кроме того, с целью перенаправить денежные потоки на внутренний рынок власти США собираются вводить запрет на перевод прибыли от зарубежных инвестиций в оффшоры.

Собственно, накачка экономики ликвидностью, защита внутренних рынков капитала и труда, государственные субсидии и дотации в необходимых размерах ключевым хозяйствующим субъектам, госгарантии по кредитам, стимуляция потребления - не одна из двух, а единственная реальная стратегия борьбы с кризисом. Предметом дискуссии может быть только вопрос, что стимулировать в первую очередь - спрос или предложение, реальный сектор или спекулятивный финансовый сектор? Точнее - в каких пропорциях поддерживать эти сферы. США приоритет отдают финансовому сектору, а, скажем, Германия и другие крупные страны Евросоюза стараются выдерживать баланс. Китайцы же свою антикризисную программу до 2010 г. объёмом 4 трлн. юаней, по обменному курсу это порядка $600 млрд., а по паритетному более $1 трлн., ориентируют не просто на реальный сектор, но именно на развитие инфраструктуры - дороги, мосты, порты, аэропорты, атомные электростанции, трубопроводы для углеводородов из Средней Азии, жилищное строительство и т.д.

Вообще, обильные вливания в инфраструктуру в период кризиса с целью стимуляции экономики, борьбы с безработицей - самый логичный ход. Именно так выходили из кризиса Германия в 30-е, Америка в ходе Великой Депрессии, Япония после Второй Мировой. Да и СССР в эпоху подъёма вкладывался именно в инфраструктуру. Впрочем, у тех же европейцев в этом отношении гораздо меньше возможностей. Европа уже давно благоустроена и ухожена. Инвестиционная емкость инфраструктурного сектора здесь не так уж и велика. То же и в США. Потому на Западе приходится искать иные сферы приложения капитала и активности.

Кстати, когда говорят, что американцы, поддерживая свой финансовый сектор свежеотпечатанными триллионами долларов, тушат пожар бензином, нужно иметь в виду, что финансовый сектор в США в определённом смысле выполняет функцию реального. Америка живёт за счёт спекуляций крупных финансовых игроков на глобальном финансовом рынке. Да, крах долларовой пирамиды ФРС ускоренной эмиссией приближается. Но под обломками этой пирамиды окажется весь мир, и первыми пострадают третьи страны, потому что инфляцию США переносят именно туда. А реальные активы до наступления краха доллара перетекут как раз в руки американских финансовых структур. Сейчас, когда капитализация упала, активы подешевели, всё самое ценное по всему миру становится лёгкой добычей тех, кто беспрепятственно печатает доллары.

Что означает, к примеру, рост индексов российской фондовой биржи в последние месяц-два? Ни что иное, как то, что российские активы уплывают к иностранцам. Потому что игра на повышение обеспечивается, прежде всего, иностранными спекулянтами. Западные, так называемые инвесторы из числа тех, кто получает в руки напечатанные ФРС ничем не обеспеченные доллары, пользуясь безденежьем российских игроков, неторопливо скупают российские активы, равно сырьевые и финансовые. И скупают именно всё лучшее.

К примеру, уже почти треть банковских активов России принадлежат иностранцам. Доля нерезидентов - иностранных компаний в уставных капиталах российских банков выросла до почти 32% процентов. С 2007 г. более, чем вдвое. Если в 2007 г. в России только 12 банков полностью принадлежали иностранцам, сегодня - 70. При этом иностранцам принадлежит и значительная часть главных госбанков - Сбербанка и ВТБ. И Греф занимается дальнейшим наращиванием иностранного участия в Сбербанке. На прошлой неделе на брифинге Греф сообщил, что его банк планирует провести допэмиссию - продать до15 млрд. новых акций. И кто их купит? Тем более, в условиях кризиса. Российские пенсионеры? Не удивлюсь, если скоро Сбербанк будет на 49,9 % принадлежать иностранцам.

Можно не сомневаться, что и структура собственности крупных российских сырьевых компаний меняется в том же направлении.

В целом, активная стратегия - накачка в экономику ликвидности, максимальное удешевление кредитов, т.е. снижение цены денег, стимуляция спроса - это стратегия «для белых», для привилегированных, для золотого миллиарда. А вот вторая стратегия, если это вообще можно назвать стратегией, пассивная - это то, что при посредстве МВФ и ВБ навязывается и даже вменяется в обязанность странам Третьего мира. Суть и смысл этой пассивной стратегии просты и наглядно иллюстрируются на примере поведения российских властей - подождём, когда Запад оклемается и начнёт вновь скупать российское сырьё по более-менее приличным ценам. А пока будем снижать потребление, сокращать инвестиции, сворачивать и без того худосочные программы развития.

Примечательно, что в разгар кризиса Минфин счёл нужным отдельным приказом запретить вкладывать в России средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ). 95% средств Резервного фонда и 100% средств ФНБ вложат в долговые обязательства иностранных государств. А на оставшиеся 5% Резервного фонда купят бумаги международных финансовых организаций. Пусть задыхается без инвестиций и даже без оборотных средств реальный сектор, пусть падает потребление, пусть пухнет с голоду пенсионер, учитель и участковый терапевт, но своего отечественного производителя, своего бюджетника и, в целом, свой внутренний спрос стимулировать будем в час по чайной ложке. Это и есть стратегия «для чёрных». Для реализации этой стратегии как раз и нужна ставка рефинансирования в 50 раз выше, чем в США.

Не случайно кризисная информация из-за океана столь разнится с российской. В США, к примеру, печалятся, что прибыль игровой индустрии понизилась на несколько процентов, хотя по-прежнему исчисляется миллиардами. А в России давно считают не прибыли, а убытки. РЖД, к примеру, отчитались об убытках в первом квартале текущего года почти на 27 млрд. рублей. Причиной убытков, среди прочего, стало снижение в условиях падения совокупного спроса грузовых перевозок почти на треть и уменьшение пассажиропотока на 14 %. А чтобы избежать увеличения убытков, РЖД будут резко сокращать расходы, в частности, уменьшат объемы капитального ремонта и уволят часть персонала.

То есть в США кризис проявляется в том, что американцы стали чуть меньше развлекаться у игровых консолей, и их это серьёзно огорчает. А в России люди не могут позволить себе из-за отсутствия денег элементарно поехать на поезде в другой город на похороны близких. А если и поедут, то рискуют попасть на собственные похороны из-за неотремонтированных ж/д путей. Как говорится, кому бисер мелкий, а кому суп жидкий. Антикризисная стратегия российских властей это, повторюсь, стратегия «для чёрных». Для второго сорта, для лузеров, как теперь выражаются. Ведь в сущности, все меры, которые предпринимает российская власть, сродни снижению ставки рефинансирования на несколько процентов - это не более чем паллиатив. Денег в экономику попадает ровно столько, чтобы дело не доводить до открытых массовых выступлений измордованного населения. И не более того.

Главное продержаться как можно дольше, расходуя резервы. А когда резервы закончатся, начнём заимствования за границей. Благо Запад уже дал на это добро Медведеву и Путину. Корпоративный сектор уже на долговом крючке у западных кредиторов, и теперь вынужден отдавать западным банкам активы в счёт погашения кредита, или продавать их за бесценок первому попавшемуся иностранному купцу для получения наличности. А скоро, как в ельцинскую эпоху, и на шее собственно российского государства затянут долговую удавку. Что тогда будем продавать? Курилы?

Единственное место, где путинско-медведевский режим проявляет искреннюю заботу и небывалую щедрость, банки. Притом именно крупнейшие московские банки - священная корова неолиберальной экономики. Эту корову будут кормить, вырывая изо рта последний кусок у шахтёров, учёных, военных, пенсионеров и сирот. Им из казны выделяют сотни миллиардов под 8%, причём аж на 10 лет. То есть отдавать, по сути, ничего не надо. Через десять лет или шах умрёт, или ишак сдохнет. Впрочем, дешёвым деньгам для банков, казалось бы, надо радоваться - кредиты будут доступнее. Но кто-нибудь слышал, чтобы деньги также в разы подешевели для реального сектора и для граждан - физических лиц?

Примечательна в этом контексте последняя инициатива правительства. Если прежде ответственность государства по кредитам системообразующих предприятий была субсидиарной, то теперь решено сделать её солидарной. Иначе коммерческие банки, как уже замечено, вовсе отказываются заниматься кредитованием реального сектора. А что означает солидарная ответственность государства? Она означает, что минимум 15% - непомерный по меркам Запада ростовщический процент, банкирам будем гарантировать все мы - налогоплательщики. Другими словами, если частный банк испытает малейшие проблемы с возвратом денег, то из бюджета, т.е. нашего общего кармана немедленно достанут и отдадут Фридману и Авену миллиарды рублей. Даже не дожидаясь, когда банки займутся реализацией залога. Такая вот нежная забота о ростовщиках. Только едва ли она поможет остальной России подняться с колен.

Между тем эффективные меры борьбы с кризисом и способы подъёма национальной экономики есть. И они отнюдь не являются откровением, они давно проговорены добросовестными экспертами, в частности Глазьевым и Хазиным, и не один раз.

 
Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (19.05.2009)
Просмотров: 526 | Рейтинг: 0.0/0