Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 25.09.2021, 12:25
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Монах Афанасий. Чемодан. Вокзал. Баку. Часть 2.
У Православной Церкви и русского народа и враг общий – это Враг всего Рода человеческого, который и есть, по сути, вдохновитель борьбы против них. Враг Церкви не ставит своей целью Ее полное уничтожение, зная, что она неосуществима, так как ?врата Адовы не одолеют Ее?, и, даже в малом числе, пребудет Она до конца времен. Целью своей он ставит – увести от Нее как можно больше Ее чад, используя самые хитроумные методы, что он на протяжении всей истории и делал, увлекая целые народы в различные ереси, прельщая их всевозможными теориями. Русский же народ всегда отличался истовостью в вере, тщательным соблюдением канонов и, самое главное, преемственностью Предания, что позволяло ему сохранять чистоту Православия, несмотря на многовековую борьбу против Него. Даже Синодальный период Церкви, когда она была превращена, по существу, в департамент религии и управлялась открытыми масонами, не смог выхолостить истинно христианский дух русского православного народа. Поэтому одной из главных задач врага было прервать эту преемственность, – уничтожить как можно больше живых носителей Православной традиции, устроить духовную пустыню, чтобы потом ?на чистом листе бумаги написать новые иероглифы?. Именно в этом заключалась главная цель революции и последовавшего за ней истребления миллионов русских людей.
 
За годы коммунистического ига была прервана преемственность Православной духовной традиции, так как было уничтожено большинство ее носителей, а немногие, из оставшихся в живых, были высланы в Сибирь, Казахстан или глухую провинцию. Был уничтожен сам уклад русской жизни. Преследованию не подвергалось только священство, которое придерживалось ложной доктрины Патриарха Сергия о том, что Церковь нужно сохранить, спасти во времена гонений, путем компромисса с безбожными властями. Доктрины ложной, – потому что Православная Церковь не есть общественная организация, а – мистический организм, и в разсуждении о Ней нельзя применять человеческие понятия и категории, о Ней следует разсуждать духовно. Не человек спасает Церковь, а как раз наоборот. Можно сохранить структуру, но, если она не останется православной по духу, то превратится в обычную бюрократическую организацию. А будет ли это Церковь Христова? Вся история Православной Церкви, говорит о том, что исповедничество христиан во времена гонений возвышало Ее и укрепляло, а периоды Ее подчинения светским властям приводили к духовному упадку.
 
Доктрина эта действовала разлагающе на православную духовность. Дух конформизма, как это ни прискорбно сознавать, проник во все сферы церковной жизни. Когда же гонения закончились, и во времена ?перестройки? люди снова потянулись в Церковь, утолить свой духовный голод, этот дух, в ней царящий, ими был принят, как присущий православной духовности. Ну а неофиты-священники, в авральном порядке, без соблюдения канонических требований, массово рукоположенные в этот же период, исказили само представление о ней. И нельзя им это поставить в вину, так как большинство из них действовало из искреннего желания послужить Богу.
 
Невозможно, окончив филфак, покреститься и стать богословом, потому что Богословие – это не наука, а мистический опыт. Равно, как и нельзя бывшему комсомольскому деятелю, пусть и рукоположенному во священники, начитавшись ?Доб-ротолюбия? начать старчествовать. Известно, что чтение аскетических творений, без опытного прохождения в них написанного, пользы не приносит. Духовная традиция передается от старца – ученику самим примером его жизни, самим его образом. (Помню, рассматривая фотографию недавно умершего старца Иакова, один молодой монах сказал, что в этом портрете заключена вся ?Филокалия? – ?Добротолюбие?).
 
Поэтому и неудивительно, что так далеки от истинных -чисто умозрительные представления о Православной духовности многих современных русских священников и монахов, не имевших ни аскетического опыта, ни настоящих духовных наставников. Оторванные от православных корней, без опытного духовного руководства, имея о духовной жизни только теоретическое понятие, они, каждый по-своему, стали трактовать представление о ней.
 
За Православную духовность стали выдавать некое экзальтированное, восторженно-пафосное, и, в то же время, какое-то анемичное, робкое, инфантильное состояние. Такое болезненное состояние искажает представление о христианских добродетелях. Разсуждение – высшая добродетель, без которой никакая другая истинной не будет являться (безрассудная любовь или пост, например), – выдается за осуждение. Трезвение – внимание ко всем приходящим помыслам, с целью не допустить возможности быть обманутым, прельщенным, – напрочь забывается. Смирение из мужественного ?за все Бога благодарения? становится какой-то рабской покорностью. Послушание превращается в подчинение всем подряд и, почему-то, оказывается выше поста и молитвы… И что самое примечательное, из числа добродетелей как бы выпадает мужество! Исходя из таких своих взглядов на Православную духовность, современные духовники-неофиты и формируют внутренний мир своих чад.
 
В результате, духовная жизнь современного русского православного человека приобрела нездоровую и во многом даже неправославную окраску. Из нее был выхолощен отличительный дух Христианства – дух свободы, свободы выбора и волеизъявления. В моментах, когда нужно проявить смелость и решительность, начинаются поиски благословений, старцев, знамений… Обнаружилась какая-то неуемная жажда чудес, видений, исцелений, мироточений… ?Чудеса? эти и ?мироточения? с удивительным безразсудством и легковерием, принимаются, хотя все это может исходить и от демонов. Благословению духовника придается излишне мистическое, близкое к магическому, значение. Старчество возведено в некий культ, – любое слово ?старца?, которых вдруг откуда-то развелось немерено, принимается, как глас Божий, и, даже в самых их нелепых поступках и высказываниях, ищется ?духовный? смысл. Все деревенские дурачки – нынче Христа ради юродивые, а ведь истинный юродивый только представляется дурачком. Апокалиптические настроения, нагнетаемые безчисленными лжепророками и кликушами, царят в душах… (Напоминает атмосферу, царившую на Руси в Смутное время? Правда, сейчас оно еще смутнее.)
 
Вся духовная энергия многих православных растрачивается на всевозможные кампании (по канонизации, против ИНН… и пр.), которые, при их трезвом разсуждении напоминают действия машиниста паровоза, выпускающего пар, и заставляют задуматься о том, кто их инспирирует. Это тоже очень серьезная и отдельная, для ее рассмотрения, тема. Напомню только, что Св.Евангелие учит все оценивать по плодам, и оставлю каждому русскому человеку подсчитать количество и качество плодов этих шумных и крикливых кампаний, ведущихся ?православно-патриотическим? движением.
 
Но как только речь заходит о конкретных действиях, сразу слышится привычное: ?Господь все управит, Матерь Божия покроет…?. Безразсудное упование на Бога – не есть свидетельство веры, а как раз, наоборот, – свидетельство духовного обольщения. Бог ждет от нас дел веры. Нам же, зачастую, удобнее прятать собственное малодушие и леность за ложно-истолкованными смирением, любовью и другими христианскими добродетелями, чем открыто вступать в борьбу со злом. Это малодушное состояние и привело нас к национальному позору.
 
Слава Богу, что Он, нам в назидание, на Святой Горе Афон оставил осколок православной Византии. Дух Mipa сего проникает и сюда, но преемственность Православной традиции здесь не прерывалась и живы еще ее носители. Что же мы видим в сравнении?
 
Здесь трезво глядят на вещи и любому необычному явлению стараются не придавать значение или найти естественное объяснение. Вопреки расхожему среди русских мнению, считают, что чудеса веру не укрепляют, а скорее наоборот. Здесь не идут к старцу услышать волю Божию. Более того, дерзнувший возомнить себя пророком и провидцем, по афонским понятиям, достоин сожаления и молитвы, как человек, впавший в духовную прелесть. Здесь к старцу идут за разсуждением, не принимая его слова за истину в последней инстанции, а как совет духовно опытного человека. Свобода же выбора остается за вопрошаемым. (Иное – послушник, после тщательного испытания старца, предавший себя в полное ему послушание, с уверенностью, что тот приведет его в Царствие Божие.) Духовная свобода – здесь одна из главных ценностей, и свято оберегается. Здесь нет непререкаемых духовных авторитетов, кроме Святых Отцов, и табуиро-ванных тем, и за тобой всегда оставляется право иметь собственное мнение.
 
Православный христианин, по афонским представлениям, – это свободный, решительный, трезвомыслящий, мужественный и смиренный ратник Христов. Причем, смиренный – означает не безвольный, а великодушно и без ропота принимающий все ему в жизни случающееся. Здесь привычно, в ответ на вопрос, как дела, услышать – ?полемос? (война). Мороз пробирает, видя, как загораются глаза, выпрямляются спины и расправляются плечи у древних старцев, когда речь заходит о врагах Веры и Отечества. ?Врага – убей?, – просто ответил дивный агелоподобный старец Иоаким, вопрошавшим его русским паломникам. (Естественно не – личного, а врага Веры, народа…)
 
И как бледно выглядят на их фоне большинство русских монахов и священников, старающихся в беседах уходить от острых тем и вопросов, требующих выражения собственной точки зрения. Это по их представлению называется ?не осуждать?. Когда речь заходит об отпоре врагу, всегда вспоминается о левой щеке, которую нужно подставить, забывая, что и Господь брал бич в руки, а, когда Его ударили по щеке, Он не подставил вторую, а спросил ударившего, почему он это сделал. Да, это великое мужество не уклониться, держать удар, и тот, у кого это в жизни случалось, знает, как обескураживающее действует это на врага (твоего личного). Этим можно его победить, пусть даже сам ты погибнешь. А многие ли на это способны?.. Но когда ты кого-то защищаешь, то погибнуть, подставив щеку, не имеешь права.
 
Вообще, среди русских монахов распространено мнение, что интересоваться тем, что происходит в Mipe, дело не духовное, что, мол, надо больше внимания уделять посту и молитве, монашескому деланию… (Хотя многие афонские старцы придерживаются противоположной точки зрения, считая что Mip сейчас, как никогда, духовно жаждет и ждет ответа от Церкви). Согласен, что высший монашеский подвиг, – удалившись из Mipa, за него молиться. Но когда ты каждодневно в нем пребываешь, занятый множеством совершенно не духовных проблем, говорить так не есть ли фарисейство? (Также как и о посте, имея вес за 100кг.)
 
Странно наблюдать подобную самоустраненность от проблем своего народа в такое судьбоносное для него время. И эти настроения преобладают…
 
Поэтому, так радостно было здесь увидеть о.Максима, смиренного молодого русского батюшку, благословившего свое духовное чадо помолиться и, с ?поэтом?, написавшим богохульную ?поэму?, оскорбляющую Матерь Божию, поступить, как Господь на сердце положит. Господь положил -дать негодяю по лицу… Кстати, на суде (не над богохульником, а над рабом Бо-жиим), на ?саркастический? вопрос адвоката, – ну, а что если бы Господь положил на сердце – убить, – матушка о.Максима, не мудрствуя, ответила, что, естественно, нужно было бы так и сделать.
 
Не пример ли это для подражания?
 
Одним из духовных дарований является различение духов. Но, чтобы быть на это способным, нужно знать, какие качества каковому присуши. И вот при этом сравнении не возникает ли вопрос, а православного ли мы духа сейчас, а, значит, может быть уже и не русские?.. Не говорю об упомянутых мною ?еврочеловеках?, а о нас, считающих себя православными. Не в этом ли лежит корень всех наших национальных проблем?..
 
Представляю возмущение многих – на что поднял руку!.. Что ж, ваше право, как и право евреев, до сих пор считать себя богоизбранным народом…
 
Предвидя обвинения в посягательстве на устои и основы, сразу скажу, что я не ?зилот?(ревнитель), в теперешнем понимании этого определения. Покинуть родную Церковь, чтобы, создав секту ?истинных ревнителей?, хулить Ее и доказывать, что именно эта горстка ?избранных? является единственно оставшейся хранительницей Истины, преемственности и благодати, считаю высшей степени умопомрачением. Но, полагая, что каждый православный христианин должен быть зилотом по духу, не могу закрывать глаза, на губительные процессы в нашей Церкви происходящие.
 
Существует мнение, что сейчас русский народ, как никогда, нуждается в каком-то институте, стержне, вокруг которого бы он объединился, а поскольку единственным таким институтом, изданный момент, является Русская Православная Церковь то, критикуя Ее, можно отнять у людей последнюю надежду. Мол, если уже и в Церкви нестроения и духовный кризис, – тогда полная безысходность. На это отвечу, что, как выше и отмечалось, таким духовным стержнем для русского народа Русская Православная Церковь была во все времена, но, будучи человеческим сообществом, она подвержена всем присущим людям изменениям. (В отличие от мистической Церкви Христовой, которая всегда пребывает в Истине и неизменна, как неизменен Бог). К этому нужно быть готовым и относиться, как к естественному ходу вещей. В свое время Римская Церковь была первенствующей среди Поместных Церквей, а теперь превратилась в еретическое сборище.
 
Здоровая критика церковной организации, иерархии, клира – это никакая ни хула на Церковь и на Святого Духа, как некоторые преподносят, а бдительность и Ее охрана. Наоборот, отсутствие критического к себе отношения всегда и всех приводило в плачевное состояние. Мы же порицая ?папизм? с его догматом о безгрешности папы, у себя самих развели ?попизм?, при котором действия любого попа не допускают никакой критики. Истина не боится ни критики, ни даже клеветы. Критики и обличения боятся только ложь и грех.
 
Ничего нет гибельнее, чем решать жизненно важные проблемы ?методом страуса?, закрывая на них глаза. Все равно придет время их решать, но может будет уже и поздно. И, если нашу родную Русскую Православную Церковь, – этот сплачивающий народ духовный стержень, – не оберегать от коррозии, то не строим ли мы здание на песке?..
 
Все вышеизложенное может показаться излишне резким и категоричным по форме, но это полезней для исправления. Пишу это, не превозносясь, выставляя себя неким ?афонитом?, тем же ?младостарцем?, о которых упоминал, поучающим и обличающим всех и вся, а, сознавая, что все это относится и ко мне, даже в большей степени, как монаху. Это сознание своего личного падения только усиливает желание исправить то плачевное положение, в котором мы оказались.
 
Мы стоим у последней черты, а на обозримом горизонте не видно ни лидеров, ни реальных сил, способных переломить ситуацию…
 
Президент, на которого возлагались такие большие надежды, за три года своего правления не показал нам примеров ни государственной мудрости, ни политической воли. Все эти разговоры о том, что во вражеском окружении он выстраивает сложнейшие чекистские многоходовки, с множеством отвлекающих маневров и скрытых действий, и, в решающий момент, нанесет врагу сокрушительный удар, – на деле оказались сущей чепухой. Может это и имеет место, но России и русскому народу ничего не дает. Подходит к концу срок его правления, но достижений не видно. Вся наша политика, как внутренняя, так и внешняя, протекает в русле глобализационных процессов. (Наша тема как раз и является одной из главных составляющих плана глобализации). Что это – заблуждение или сознательная служба врагу?.. Пока еще надеемся на первое.
 
Госаппарат, коррумпированный в высшей степени и насквозь •инфильтрированный вражескими агентами влияния, не стоит на страже интересов государства и народа, а, зачастую, открыто пособничает неприятелю.
 
?Народные? депутаты, кроме Владимира Вольфовича в его оригинальной интерпретации, эту жизненно важную для сохранения нации тему не затрагивают. (Но ?потомственного юриста? и содержат как раз для того, чтобы профанировать все важные для страны и народа проблемы). Зато какие баталии разгорелись в ?Думе? при обсуждении прав ?сексуальных меньшинств?! Проблемы пидарасов (именно так их всегда называли русские люди), видимо, волнуют депутатов больше, чем проблемы русского народа. А своей законотворческой деятельностью они только отягчают его положение, лишая его последней возможности к сопротивлению.
 
Официальные церковные круги занимают откровенно соглашательскую позицию. Сложившийся статус-кво им менять не хочется. Ведь подобного ?процветания?, с мирской точки зрения, Церковь не видела со времен Византии. Как никогда высок Ее авторитет у светских властей. Ни одно официальное мероприятие не обходится без ?свадебного архиерея?, представителей власти постоянно можно видеть на праздничных службах, очень популярными стали совместные паломничества представителей церковных и мирских властей к святыням мирового Православия, большую помощь оказывают светские власти в восстановлении и строительстве храмов и монастырей и пр. и пр…. Продолжать можно безконечно. Но, наделе, не так все благополучно, как видится с первого взгляда. За годы синодального и последующего за ним советского периода официальная Церковь превратилась в полугосударственную структуру, обезпечиваю-щую легитимность государства и его моральную поддержку и, в удобном для себя ключе понимая, что ?всякая власть от Бога?, неизменно следует ее курсом. Хотя сейчас, как никогда в обозримой истории, Русская Православная Церковь может вести самостоятельную политику и влиять на принятие решений политическими и государственными лидерами.
 
Современные духовники, преследуя различные свои интересы, и не желая идти на конфронтацию, вместо того, чтобы обличать власть предержащих и призывать их к покаянию и жертвенному служению народу, поют им дифирамбы. Обезпечивают ?духовный комфорт?, создавая иллюзию благополучия и духовного возрождения в стране. В этот судьбоносный для России час не слышно призывов к защите Родины и ее святынь, а только умильные восторги по поводу восстановления храмов и золочения куполов. Слава Богу, что это происходит. Но важно правильно расставлять приоритеты. Строим рукотворные храмы, не думая о том, что, если мы не сохранимся как народ, то с их золотых куполов будут призывать к намазу муэдзины. А ведь наша история и история Афонского монашества свидетельствуют о том, что в самые тяжелые для Отчизны моменты именно из церковной среды раздавался призыв к защите Родины и Православия. Но, увы, нету нас сейчас духовных вождей, равных Преподобному Сергию и Святителю Гермогену.
 
Некогда непобедимая армия наша, ныне числом не более десятка боеспособных дивизий, вместо того, чтобы защищать открытые для всех границы страны, ведет странную войну не на уничтожение врага, а на самоуничтожение.
 
Православно-патриотическое движение выродилось в откровенную тусовку. Типичный облик православного ?патриота?: или практически маргинал, человек без средств к существованию, не говоря уже о средствах осуществления цели, к тому же оболваненый современными попами-толстовцами и, потому, не имеющий даже воли к действию; или – несостоявшийся в жизни человек, ищущий в патриотизме, как в незанятой нише, последнюю возможность для удовлетворения своих амбиций. Самой их решительной акцией по защите Родины был крестный ход вокруг ее границ… на самолете! Ну, полный маразм…
 
Иль перевелись в русском народе люди самоотверженные, способные на поступок и жертву?
 
?Не надейтеся на князи и сыны человеческие…? Спасение народа – дело рук Божиих и самого народа.
 
Свидетельство того, что здоровые клетки сохранились в нашем национальном организме, – как это ни парадоксально звучит, – движение скинхэдов, которое является естественной реакцией народа на национальное унижение. Жаль, конечно, что по выражению оно не русское и не православное, и их естественный, на уровне инстинкта протест против засилья непрошенных гостей принимает уродливые формы. Не вина этих мальчишек, что за последние десятилетия русская национальная идея была в загоне, а русская культура профанировалась, что литература и искусство не дали нам ни одного по-настоящему привлекательного русского образа. За неимением достойного примера для подражания, и ведут себя они, копируя бесноватых, которых каждый день видят с телеэкрана. А ведь по сути, они – единственные, кроме наших парней в Чечне, кто дает отпор врагу. И не надо драматизировать ситуацию. В Чечне нашим парням отрезают головы, в наших городах взрывают дома, берут заложников, а тут убили в драке одного азербайджана, причем, можно предположить, что не без причины, и – вопли на весь мир о русском фашизме. Протест молодых русских людей – обоснованный и справедливый. Только необходимо придать ему законные формы и православное содержание и ввести в русло освободительной борьбы русского народа.
 
А сколько в наших Храмах молодых одухотворенных красивых лиц!…Сколько прекрасных русских парней приезжает на Афон… Нет, жив еще русский народ…
 
Война эта, которую можно назвать ассимиляционной по форме, имеет, по сути своей, религиозное содержание. Поэтому именно Церковь, как и во все времена, должна сплотить народ и призвать его к борьбе. И, если вина за то духовное разслабление, в котором пребывает русский народ, лежит на нас, монахах, церковном клире, то и начинать исправление нужно с себя, показав примеры истинно православного духа, которым должен обладать каждый русский человек… Отцы святые, братие, неужели мы забыли о том, что нам, монахам, легче всех? Терять нам нечего, не отягчены мы ни имениями, ни семьями… А посему всегда должны быть впереди. И на поле боя тоже… Своим примером мы должны пробудить от смертельного сна наш народ.
 
 
Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (22.06.2009)
Просмотров: 1768 | Рейтинг: 5.0/3