Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Пятница, 17.09.2021, 03:10
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Генерал Барбович — забытая легенда


Фотогалерея
Он родился 27 января 1874 года в семье офицера, потомственного дворянина Полтавской губернии. Детство и юность Ивана не предвещали блистательной военной карьеры. Вместо престижного Петровского Полтавского кадетского корпуса он учился в гимназии, а военную службу начал почти в 20-летнем возрасте. В чине рядового Иван поступил в стоявший в Ахтырке 29-й драгунский Одесский полк на правах вольноопределяющегося.

Через полгода усердный солдат окончил полковую учебную команду и был произведен в унтер-офицеры, а через год — зачислен юнкером в Елизаветградское кавалерийское училище. Незаметно пролетели два года обучения, во время которого Барбович был награжден шашкой «за отличные успехи в науках», и вот, наконец, 27 декабря 1896 года последовал долгожданный Высочайший приказ о производстве в корнеты с переводом в 30-й драгунский Ингерманландский полк, в котором Ивану Гавриловичу доведется прослужить до самой революции и стать полковым командиром.

Образцовый служака

В Чугуеве, где был расквартирован Ингерманландский драгунский (с 1907 года — гусарский) полк, Иван Барбович прослужил почти двадцать лет. Уже в первые годы службы он неоднократно назначался на различные ответственные должности — заведовал полковым оружием и мастерской, охотничьей, конно-саперной, телеграфной и гелиографической командами, отвечал за прием пироксилина для всей дивизии. Избрав своей специализацией стрелковое дело и готовясь принять пулеметную команду, Барбович повышает квалификацию, пройдя курс обучения в Ораниенбаумской Офицерской Стрелковой школе. А вскоре и приобретает первый боевой опыт.

Вообще-то, на фронт начавшейся Русско-японской войны Ингерманландские драгуны не попали. От полка, мобилизация которого в последний момент была отменена, на войну была отправлена только конно-пулеметная команда штаб-ротмистра Барбовича, участвовавшая в редких боях с японцами в северной Корее.

По возвращении с теат­ра военных действий штаб-ротмистр снова с головой окунулся в будни полковой жизни: маневры, служебные командировки, заседания полкового суда, хлопоты, связанные с переименованием Ингерманландского полка в гусарский… Вне службы главным событием в жизни Ивана Гавриловича в 1909 году стала его женитьба на 26-летней Марии Дмитриевне Родионовой, дочери генерал-лейтенанта. В следующем, 1910 году у супругов родился первенец, названный при крещении Мстиславом. Младенец появился на свет в Санкт-Петербурге, где его отец, готовясь получить эскадрон, проходил двухлетний курс обучения в Офицерской Кавалерийской школе. Вскоре последовало повышение в чине, командование дивизионной конно-пулеметной командой и 2-м эскадроном 10-го гусарского Ингерманландского полка. Во главе этого эскадрона в 1914 году ротмистр Барбович выступил в первый поход Великой войны.

Герой лихих атак

Мобилизация началась 18 июля, а уже 26-го Ингерманландский полк получил первое боевое крещение. Эта честь выпала 2-му эскадрону ротмистра Барбовича, высланному на разведку у города Збаража и столкнувшемуся с австрийской пехотой. Остальные эскадроны полка в составе дивизии перешли границу 3 августа и в тот же день вступили в бой с конными и пешими частями противника. Ротмистр Барбович отличился и в этом бою, за что позже был представлен к производству в следующий чин — подполковника. Еще через пять дней — конный бой у польской деревни Ярославице, где русская 10-я кавалерийская дивизия наголову разбила кавалерийскую дивизию австрийцев и где снова одним из первых в атаке был Барбович. 17 августа отважный офицер во главе эскадрона бросился в атаку на укрепленные позиции вражеского полка с пулеметами. При этом, как говорится в Высочайшем приказе о награждении Ивана Барбовича Георгиевским оружием, «личным примером доблести разя врага, под жестоким огнем его успешно довел атаку до глубоких резервов, обратил неприятеля в бегство и захватил пулемет». А всего только за первые полгода войны Иван Гаврилович участвовал в 32 боях! Наградами лихому гусару, кроме уже названного повышения в чине и Георгиевского оружия, стали ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 2-й степени с мечами.

Мечи на орденах свидетельствовали о том, что награды получены за боевые заслуги. В следующем, 1915 году подполковник Барбович получает такие мечи к уже имевшимся у него орденам Св. Станислава 2-й и 3-й степеней и Св. Анны 3-й степени. А вскоре мундир Барбовича украсился белым эмалевым крестом — мечтой каждого русского офицера. Почетнейший боевой орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени Иван Гаврилович получил за то, что 29 апреля 1915 года, командуя дивизионом и преследуя противника, «с беззаветной отвагой атаковал и изрубил сначала одну, а затем еще две роты австрийской пехоты, занявшей очень выгодную позицию из пересеченной местности и встретившей атаку нашей конницы сильным ружейным огнем».

1916 год внес сравнительное затишье в бурный ритм боевой жизни Барбовича — временное командование полком, производство в полковники, лечение в Петроградском лазарете, отпуск домой… Но затишье это оказалось затишьем перед бурей.

Зловещий 1917-й — боев почти нет, но армия гибнет на глазах, стремительно разлагается, отравленная «свободой». Единственной радостью в жизни полковника Барбовича в это тяжелое время стало известие о рождении дочери Людмилы. Другое важное событие, о котором когда-то можно было только мечтать, теперь стало тяжким бременем. 4 мая 1917 года полковник Барбович был назначен командиром родного Ингерманландского полка. А в конце января 1918-го окончательно развращенный тыловыми агитаторами полковой комитет выразил ему «недоверие». Тогда же комитетчики дивизии постановили: «полкам самоопределиться по национальностям и разойтись».

В феврале 1918 года в связи с демобилизацией Ингерманландского полка его бывший командир был «отправлен в распоряжение Харьковского уездного Воинского Начальника». Казалось, это было печальным концом весьма удачно складывающейся карьеры талантливого боевого офицера, которому шел уже 45-й год. И вряд ли кто мог предположить, какая поистине феноменальная слава и широчайшая известность ждали Ивана Гавриловича впереди...

Соперник Буденного

К местам довоенных стоянок — в Харьков, Чугуев, Ахтырку и Сумы потянулись многие офицеры полков бывшей 10-й кавалерийской дивизии. Ехали домой, к женам и детям. Везли с фронта знамена, лелея смутные надежды на возрождение армии и родных полков. Власть гетмана Скоропадского, утвердившаяся к этому времени в Украине с помощью немецких штыков, давала хоть и слабое, но все же основание для таких надежд. И Иван Гаврилович Барбович с воодушевлением принимает участие в украинизации русской армии, назначается начальником кадров 10-й кавдивизии, получает чин генерального хорунжего армии Украинской Державы.

Увы, все надежды рухнули уже через несколько месяцев. В Германии случилась революция, а в Украине вспыхнуло восстание — «левые» украинцы Петлюры пошли войной на «правых» украинцев гетмана. И полковник Барбович, сформировав из гусар своего полка конный отряд в составе 74 человек, в конце октября 1918 года выступил походным порядком из Чугуева на соединение с Добровольческой Армией. Воюя с большевистскими и махновскими шайками, пополняясь в пути новыми добровольцами, отряд благополучно пробился к своим.

В марте 1919 года полковник Барбович возглавил 2-й Конный полк — лихих Дроздовцев.

Наконец Иван Гаврилович оказался в родной стихии жарких кавалерийских схваток! Едва успев вступить в командование полком, уже на следующий день в бою на Перекопе он был ранен штыковым ударом в голову, однако остался в строю и продолжил командовать. Новые упорные бои, отчаянный прорыв позиций красных, победоносное освобождение Крыма и Северной Таврии, блистательные операции и фантастические по смелости разведывательные рейды в тыл противника…

Известность Барбовича, возглавившего вскоре кавалерийскую бригаду, растет с каждым днем. «Слава батьку нашему Барбовичу за лихих сынов, и вся страна наша шлет им низкий поклон!» — написал в незамысловатом стихотворении один из его подчиненных, простой кубанский казак. «Знаток своего дела, большой личной храбрости и порыва, человек исключительного благородства души, строгий к себе и другим, пользующийся любовью и уважением подчиненных, генерал Барбович был отличным начальником конницы» — так охарактеризовал Ивана Гавриловича в своих воспоминаниях генерал Врангель.

Талант Барбовича как выдающегося военачальника особо проявился в конце 1919 — начале 1920 года, когда на фоне общего отступления белой армии, успешно командуя кавалерийской дивизией, он продолжал одерживать блистательные победы. В декабре 1919 года получает чин генерал-майора, возглавляет кавалерийский корпус и сражается в неравных боях с Конной армией бывшего унтер-офицера Буденного. Впоследствии Семен Михайлович вспоминал: «Корпус Барбовича действительно был лучшим во всей врангелевской армии. В нем находились самые отъявленные головорезы, белые казаки, обладающие изрядным боевым опытом, вооруженные до зубов. Они не раз одерживали победы над нашими бойцами». Но что мог сделать один корпус, к тому же понесший огромные потери, против целой армии? Только прикрывать отступление…

В Крыму Иван Гаврилович Барбович производится в генерал-лейтенанты и возглавляет всю кавалерию Русской Армии генерала Врангеля. Не в пример другим высоким чинам, во время наступления в Таврии он по-прежнему лично участвует в боях. «…Видя тяжелое положение нашей пехоты, атакованной во фланг восемью эскадронами красной конницы, при броневиках, он беззаветно лихой атакой во главе Гвардейского полка первым врубился в ряды красных, был ими окружен, но, тем не менее, смял их и обратил в бегство, чем положил начало разгрому трех конных дивизий противника…» — говорится в приказе генерала Врангеля о награждении Барбовича самой почетной наградой белой армии — орденом Святителя Николая Чудо­творца 2-й степени.

Всеми забытый

В лагере на турецком полуострове Галлиполи, а затем и в эмиграции генерал Барбович возглавлял Кавалерийскую дивизию, в которую были сведены все оставшиеся конные полки.

В эмиграции перед генералом Врангелем встал вопрос о сохранении армии для дальнейшей борьбы с большевиками. Средств для дальнейшего сохранения войск в первозданном виде Петр Николаевич не имел, да союзники бы все равно этого не допустили. Стремясь уберечь кадры армии от распыления, сохранить ее организационную структуру, а также дисциплину, традиции и духовную общность, в 1924 году Врангель создал на базе армии военную организацию — Русский Обще-Воинский Союз. РОВС делился на отделы, которые объединяли проживающих в разных странах воинских чинов. Югославским отделом, сперва неформально, а затем и официально, долгие годы руководил генерал Барбович, связанный с Врангелем узами крепкой дружбы. До самой своей смерти Петр Николаевич переписывался с Иваном Гавриловичем, спрашивал его мнения и совета по самым важным вопросам.

Живя в Белграде, после нескольких лет службы в юго­славском военном ведомстве Иван Гаврилович получил право на небольшую пенсию. Во время второй мировой войны, несмотря на неоднократные предложения, он отказался воевать на стороне Германии в сформированном в Сербии Русском Корпусе. А накануне прихода советских войск в конце 1944 года вместе с семьей эвакуировался в Германию. В лагере беженцев в американской оккупационной зоне у пожилого генерала обострилась старая, еще с фронта, болезнь. 21 марта 1947 года на 74-м году жизни генерал-лейтенант Иван Гаврилович Барбович, знаменитый военачальник, кавалер высших русских и иностранных орденов скончался.

Похоронили его в Мюнхене.

Родные Ивана Гавриловича уехали за океан. Несколько лет назад в Бразилии скончался Мстислав Иванович Барбович, в США — Людмила Ивановна. Сегодня в этих странах живут внуки генерала. К сожалению, почти все они уже мало что знают о своем легендарном дедушке…

На родине же Ивана Гавриловича и вовсе никто, кроме историков, не знает. Впрочем, даже историкам неизвестно — где именно в Мюнхене находится его могила, да и сохранилась ли она? На фоне громкой кампании по переносу на родину останков белых генералов Деникина и Каппеля желающих отыскать и хотя бы привести в порядок могилу Барбовича почему-то не находится...

Артем Левченко

http://www.vecherniy.kharkov.ua/

Категория: Белый Крест | Добавил: rys-arhipelag (19.11.2009)
Просмотров: 2198 | Рейтинг: 5.0/2