Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 01.10.2022, 21:23
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4078

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


К 140-летию С.В. Рахманинова

Сергей Васильевич Рахманинов родился 20 марта (1 апреля по новому стилю) 1873 года. Длительное время местом рождения считалось имение его родителей Онег, недалеко от Новгорода. Исследования последних лет называют усадьбу Семеново Старорусского уезда Новгородской губернии.Отец композитора, Василий Аркадьевич, сын Варвары Васильевны и Аркадия Александровича Рахманиновых, происходил из дворян Тамбовской губернии. Мать, Любовь Петровна, была дочерью Софьи Александровны и Петра Ивановича Бутаковых, постоянно живших в Новгороде.

Склонность к музыке была характерной чертой Рахманиновых. Она ярко проявилась у деда композитора Аркадия Александровича Рахманинова. Отличный пианист, ученик Дж.Фильда, он выступал в благотворительных концертах и в музыкальных салонах Тамбова, Москвы, Петербурга, был знаком с видными музыкантами своего времени. Музыкальная одаренность С.В.Рахманинова обнаружилась уже в раннем детстве. С 4-х лет, он начал обучаться игре на фортепиано, сначала под руководством матери, затем А.Д.Орнатской, знакомой родителей композитора. На начало 1880-х годов приходятся тяжелые невзгоды, обрушившиеся на семью Рахманиновых: разрушение материального благополучия семьи, продажа Онега, переселение в Петербург.

Осенью 1882 года С.В. Рахманинов поступает на младшее отделение Петербургской консерватории и поселяется в семье Трубниковых. Однако, нелады в семье, отсутствие правильного надзора за мальчиком и его ранняя самостоятельность мало способствуют учению. Самым близким человеком для Рахманинова в те годы была его бабушка С.А.Бутакова. По окончанию каждого года занятий в Петербургской консерватории она берет внука к себе в Новгород или близлежащее имение Борисово. Там они посещают церкви, слушают духовную музыку. Большое впечатление произвели на юного композитора звон колоколов и служба в монастырях и соборах. Так как занятия С.В.Рахманинова в Петербургской консерватории в течение трех лет шли плохо, то мать его по совету А.И.Зилоти решает перевести сына в Московскую консерваторию и отдать на воспитание профессору Н.С.Звереву.

Николай Сергеевич Зверев был выдающимся музыкальным учителем и воспитателем, о чем свидетельствует быстрый рост его нового ученика. Огромное значение для юного музыканта имела художественная и интеллектуальная атмосфера дома Зверева. Рахманинов посещает концерты замечательных пианистов А.Н.Есипова, А.И.Зилоти, А.Г.Рубинштейна и др., знакомится с С.И.Танеевым, В.И.Сафоновым, П.И.Чайковским, дружбой и поддержкой которого Рахманинов очень дорожил. Именно в годы пребывания у Зверева Рахманинов усвоил то умение трудиться, которое помогло впоследствии вести на редкость интенсивную и разностороннюю работу композитора, пианиста и дирижера. Громадные успехи С.В. Рахманинова и по классу фортепиано, и по специальной теории с каждым годом все ярче выделяли его среди учеников консерватории.

В конце 1889 года Рахманинов уходит от Н.С.Зверева и находит пристанище в семье Сатиных - Александра Александровича и Варвары Аркадьевны. Перейдя весной на следующий курс консерватории Сергей Васильевич проводит лето с Сатиными в их имении Ивановка Тамбовской губернии, которое стало его любимым местом отдыха и его лучшей творческой лабораторией на всю жизнь. Еще в годы учения в Московской консерватории выступления Рахманинова проходили с большим успехом. З0 января 1892 года, он дает свой первый самостоятельный концерт, в котором выступает не только как пианист, но и как автор ряда произведений.

29 мая 1892 года С.В.Рахманинов заканчивает консерваторию, с большой золотой медалью, его имя заносится золотыми буквами на мраморную доску в Малом зале консерватории. Дипломной работой молодого композитора явилась одноактовая опера "Алеко",которая была поставлена в Большом театре, а позднее в Киеве, где композитор впервые встал за дирижерский пульт. Сезон 1892-93 гг. стал началом артистического пути "свободного художника" Рахманинова. Он выступает в концертах в Москве, Харькове и других городах. Смерть П.И.Чайковского 25 октября 1893 года была большим ударом для Рахманинова. Под влиянием тяжелой утраты он написал Элегическое трио, посвятив его памяти Чайковского. С весны 1894 года он начинает педагогическую работу в Мариинском женском училище и Елизаветинском институте. Крупнейшим созданием молодого композитора является Первая симфония, написанная в 1895-97 гг. Однако необычность симфонии и ее неудачное исполнение А.К.Глазуновым привели к провалу, который тяжело переживался автором. Большое значение в это время имела для композитора моральная поддержка и забота близких ему людей. Лето 1897 года он проводит в семействе Скалон, в их нижегородском имении Игнатово. С 1897 года начинается дирижерская деятельность Рахманинова на посту второго капельмейстера оперного театра С.И.Мамонтова. В мамонтовском театре произошла встреча Рахманинова с Ф.И.Шаляпиным, с которым композитор поддерживал дружеские отношения всю жизнь. Летом 1898 года Рахманинов с артистами Русской частной оперы приезжает в Крым, где встречается с А.П.Чеховым. В начале 1899 года Рахманинов прошел курс лечения у врача-гипнотизера Н.В.Даля, что значительно улучшило его физическое и моральное состояние. Весной 1899 года состоялась первая концертная поездка С.В.Рахманинова за границу в Англию. На первые годы нового столетия приходится начало новой главы в летописи жизни и творчества Рахманинова. Великий музыкант испытывает мощный прилив творческих сил, наступает расцвет его гениального таланта композитора, пианиста, дирижера. Рахманинов создает новые произведения, выступает в концертах в Вене, Москве, Петербурге и провинции, с 1904 года занимает пост капельмейстера Большого театра. В связи с частыми концертными выступлениями и дирижерской деятельностью творческая деятельность Рахманинова сокращается. Борьба между тремя специальностями красной нитью проходит через всю его музыкальную жизнь.

В 1902 году Рахманинов женится на своей двоюродной сестре Н.А.Сатиной и отправляется в свадебную поездку в Италию, Швейцарию, Германию. По возвращению он на несколько месяцев останавливается в Ивановке. 14 марта 1903 года в семье Рахманиновых родилась дочь Ирина, 21 июня 1907 года Татьяна. События 1905 года заставляют Рахманинова несколько раз выступать в печати в поддержку демократических реформ. Начиная с 1906 года Рахманинов, порвав с театром, проводит три зимы в Дрездене (летом семья Рахманиновых возвращалась в Ивановку). Посвятив большую часть времени композиторской деятельности, Сергей Васильевич все же дает концерты и в Европе, и в России как дирижер и как пианист. Осенью 1909 года Рахманинов впервые посещает Америку, где выступает в сольных и симфонических концертах. На пороге 1910-х годов в творчестве С.В.Рахманинова находят отражение ощущения назревавших внутренних сдвигов в русской жизни. В произведениях этих лет усложняется, становится более напряженным их эмоционально-образный строй, усиливается интеллектуальное начало. Кроме плодотворной композиторской деятельности и частых выступлений в концертах, Рахманинов принимает деятельное участие в Российском музыкальном издательстве. Став в 1910 году совладельцем Ивановки Сергей Васильевич увлекается "сельскохозяйственной деятельностью". Любимым отдыхом для него становится езда на автомобиле, приобретенном в 1912 году. Разразившуюся мировую войну 1914-1918 гг. Рахманинов воспринимает как тяжелейшее испытание для России. С первого же "военного сезона" Сергей Васильевич стал постоянно участвовать в благотворительных концертах. В то же время он проводит серию концертов в память А.Н.Скрябина.

Февральская революция 1917 года была радостным событием для Рахманинова. Вскоре, однако, чувство радости сменилось тревогой, которая все нарастала в связи с развертывающимися событиями. Октябрьская революция была встречена композитором с тревогой. По его мнению, в связи с ломкой всего строя, артистическая деятельность в России могла прекратиться на многие годы. Поэтому, в декабре 1917 года, выехав на гастроли в Швецию, вместе с семьей, С.В.Рахманинов уже больше не возвращался в Россию. В течение нескольких месяцев Рахманинов концертировал в Скандинавии, обосновавшись с семьей в Дании. В ноябре 1918 года Рахманиновы переехали в Америку и поселились в Нью-Йорке. Расставание с Родиной стало трагическим фактом биографии Рахманинова и на 8 лет прервало его композиторскую деятельность. В Америке, в течение многих лет, Рахманинов пользовался услугами концертного бюро Чарльза Эллиса. Давая концерты в Америке и в Европе, Рахманинов достиг прочного артистического и материального благополучия, но не обрел утраченного при отъезде из России душевного покоя. В течение многих лет он оказывал помощь сотоварищам по профессии, проводил благотворительные концерты. Начиная с 1924 по 1939 годы Рахманиновы проводили лето в Европе, возвращаясь осенью в Нью-Йорк. В 1926 году С.В.Рахманинов вернулся к композиторской деятельности и в течение года им были написаны четвертый концерт и "три русские песни" для хора с оркестром.

Усиленная, непрекращающаяся работа Сергея Васильевича начинала отражаться на его здоровье, но несмотря на это он не прекращал своей концертной деятельности. В 1930 году С.В.Рахманинов приобретает участок земли в Швейцарии, недалеко от Люцерна. С весны 1934 года Рахманиновы прочно обосновываются в этом имении, которое было названо "Сенар" (СЕргей и НАталия Рахманиновы) и напоминало композитору об Ивановке. Здесь он прожил творчески плодотворную пору своей зарубежной жизни. В 1941 году, переживая за судьбу своей Родины, С.В.Рахманинов проводит концерт, весь сбор которого передает русскому генеральному консулу. Последний концертный сезон, несмотря на плохое самочувствие, Рахманинов начинает 12 октября 1942 года. 17 февраля 1943 года состоялся его последний концерт, после которого, из-за болезни, Рахманинов вынужден был прервать турне.

28 марта 1943 года С.В.Рахманинова не стало. Он был похоронен на русском кладбище в Кенсико, недалеко от Нью-Йорка.
http://rachmaninoff.su/biography/11-biografiya-sergeya-vasilevicha-rahmaninova.html

http://muzruk.net/wp-content/uploads/2011/09/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9-%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%A0%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2-1873-%E2%80%9319431.jpg

Рахманинов был пианистом мирового значения. Его славе гениального исполнителя сопутствовала широкая известность композитора. А в сущности, он — совершеннейший в слиянии своих выдающихся способностей русский музыкант. И был период в творческом пути Рахманинова, когда на концертной эстраде композитор и исполнитель составляли непререкаемое единство, выявлявшееся в величавом пафосе пианиста-оратора, великолепно владевшего аудиторией благодаря мастерству распределения эмоциональных нюансов пленительно напевной музыки. В игре Рахманинова хранился секрет широкого и глубокого воздействия творчества композитора Рахманинова (разумею не только фортепианную его музыку, но и тончайший показ его вокальной лирики, когда Рахманинов выступал в качестве аккомпаниатора).

Сказанное только что вовсе не означает, что рахманиновская музыка не живет в отрыве от исполнителя-автора. Ее лирические интонации с их весьма детализированной «гаммой пафоса встревоженного сердца» не могли не влиять на слушателей независимо от авторской интерпретации. Но все-таки, когда автор раскрывал интонационную действительность своей музыки, исполняя свои произведения, эмоциональный тонус этой музыки возвышался до великолепного ораторского пафоса. В плане русской поэтической культуры, я бы сказал, Рахманинов поднимался до блестящих контрастных образов державинских од — «искусства метания звуками» как выражения безмерного богатства откликов человеческого сердца на жизнь и как художественного «формования» игры страстей. Именно собственная музыка Рахманинова, особенно в ее образах, сопряженных с широко развитой формой русского фортепианного концерта, предоставляла его исполнительскому ораторскому воображению и мастерству широкое поле действия. «Львиный пианизм» Антона Рубинштейна нашел в лице Рахманинова умного и пламенного продолжателя.

От нежнейших лирических воспеваний прекрасных мгновений жизни (знаменитые рахманиновские музыкальные «моменты статики» — долго длящегося созерцания, когда кажется, что музыка — словно остановившийся поток или чуть колышащаяся озерная гладь) до бурного рокота страстных волнующих «гамм» гнева, негодования, восторженного подъема, праздничного ликования, «звонов радости» и «сумрачных перезвонов», — то вздымает, то опускает, баюкая, эмоции слушателей композитор-пианист.

И когда впоследствии Рахманинов стал выдающимся интерпретатором музыки не своей, музыки гениев фортепиано, в его трактовке сохранились те же замечательные свойства поэта-оратора. Для него каждое данное произведение прежде всего — живая ткань, разгадка интонационного содержания которой и составляет главную задачу исполнителя: это так же, как в жизни можно познать человека через эмоциональный строй и оттенки его голоса!

Как ни великолепна была игра Рахманинова с точки зрения фортепианной виртуозной культуры, но самое волнующее в его пианизме это что-то, что и жизненнее и правдивее пианизма и что глубже наслаждения виртуозной стороной исполнительства. Рахманинов не пророк, не трибун, не проповедник: в своем искусстве ораторского пафоса он оставался в пределах созерцания, но так, что сквозь строгий надзор властителя-художника за своими выразительными средствами слушатель никогда не переставал ощущать трепетное, отзывчивое сердце чуткого русского композитора-лирика.

Особенность глубоко жизненного обаяния рахманиновского пианизма в его песенной напевности и распевности. И этими же качествами насыщена его музыка, и в них глубокое своеобразие его фортепианной полифонии, полифонии узорчатой, напевной орнаментики, и, наконец, обаяние его ритмики, тесно связывающей мелодическое становление его музыки с тоничностью и смысловой акцентностью русской лирической поэзии.

В Рахманинове-пианисте всегда присутствовала русская лирико-творческая стихия, хоть и скованная в своем проявлении высоким забронированным академическим мастерством, но хранящая образы безмерных родных далей, величавое раздолье русских пейзажей и «говор» и тишину лесов и полей. В лиризме своем Рахманинов показывал себя чутким слушателем русской природы: он равно умел слышать ее тишину и ее «зеленый шум» — голоса весны, зовы жизни, пробуждающейся и манящей из каменных тисков города и условностей света. Недаром в области кантаты композитор нашел возможность для новоромантической «музыкальной поэтики», и, в сущности, даже его симфонические поэмы пребывают в сфере «инструментальной кантатности», где все повествование ведется песенно, так же как Рахманинов-пианист кантатно-песенно формовал свои раздумья.

Необходимо пояснить: когда идет речь о песенности, это не имеет здесь фольклорно-этнографического значения, что для Рахманинова не характерно. Под песенностью в данном аспекте разумеется особенное национальное качество русской лирики и, особенно, русской городской демократической мелодики, образовавшееся в течение прошлого века из сочетания различного рода «потоков» и представляющее собою органический комплекс именно русского современного мелоса, весьма отличный от общеевропейской «итальянщины» с ее чувственной окраской.

Место, занимаемое музыкой Рахманинова в создании русской мелодийной культуры, основанной на правдивости интонационного содержания, весьма значительно, и тут он сближается с лучшими сторонами русского художественного реализма в литературе (Чехов), в оперном театре (как он создавался Мамонтовым), в драматическом театре (Станиславский) и даже в «мелодике» настроений русского музыкально-выразительного пейзажа той же эпохи (Левитан, Нестеров, Остроухов, а также Рылов).

Мне хочется воссоздать художественно-творческий облик Рахманинова в его единстве. Поэтому в изложении моем неизбежно переплетаются композитор и пианист (должно бы прибавить еще: и превосходный дирижер, вскрывавший в своем исполнении ту же напевно-интонационную, глубоко реалистическую природу русской музыки: особенно памятной осталась трактовка «Пиковой дамы» Чайковского). Но мне и не хочется делить музыкально цельное явление, такое, как Рахманинов, на элементы, ибо его искусство выросло из эпохи борьбы за национально-народные свойства русского художества, борьбы как против безоглядно-подражательного западничества, так и против «варварского черносотенства», борьбы за художественную самостоятельность на основе общечеловеческой демократической культуры и просвещенства.

Итак, столь славный в мире пианизм Рахманинова коренится в эпохе реалистического обновления русской лирики на основе борьбы за правду живой интонации. Поэтому-то Рахманинов-пианист — не только пианист в обычном словоупотреблении. Он в своем исполнительстве ораторски воплощает заветы эпохи, ознаменованной подъемом русского оперно-театрального художества (еще раз театр Саввы Мамонтова), лебедиными песнями Чехова, пламенной романтикой новелл писателя-трибуна Горького и юностью МХАТ, если вести его историю с исканий Станиславского, страстных и упорных. Пианизм Рахманинова возник в художественной культуре «сердца России» — Москвы и жил традициями глубоко национального фортепианного стиля.

Если отвлечься от далекой практики старомосковского фортепианного музицирования, включая прадедушку Фильда, то выдающейся личностью совершенного музыканта был Николай Рубинштейн, гармонично сочетавший в себе возможности композитора, мало проявившиеся, с выдающейся ролью дирижера-пропагандиста, тонкого пианиста и «деятельнейшего музыкального деятеля». И тем не менее историка современного русского пианизма надо начинать с рождения первого фортепианного концерта Чайковского, где великий композитор по-русски, в условиях интенсивно возраставшей общей московской художественной культуры, обобщив лучшие завоевания тогдашнего Запада, создал русский симфонический пианистический стиль.

И вот, из огромного композиторского завоевания, чем является упомянутый фортепианный концерт, выросло художественное течение, составляющее главное, существенное свойство русско-московского пианизма, — его насыщенность творчеством, ощущениями творческого процесса и проявлением композиторской культуры, вопреки чистой виртуозности блестящего концертного стиля. Достаточно вспомнить Танеева и назвать славное имя «аристократа музыки» Скрябина.

Русско-московский пианизм в выдающихся своих проявлениях стал сферой русского музыкально-симфонического мышления, и мощным аккордом в этом развитии звучал творческий пианизм Рахманинова. Отсюда вытекают его своеобразие и его поразительные качества всепокоряющей жизнеспособности, сочетания пламенности и суровости, вдохновенной импровизационности и академически величавого спокойствия и дисциплины, тишины и статики созерцания и бурных порывов радости, трагического пафоса скорби и праздничной, триумфальной поступи. Во всем и всюду — великий, чуткий сердцем русский музыкант!

Многие годы прожил Рахманинов за границей. И казалось порой, что уже порвались нити, связывающие его с Россией. На деле оказалось не так. В грозную для родной земли годину войны в душе композитора ярко зажглось пламя патриотических чувств. Он устремил сердце свое навстречу героическим делам и дням Красной Армии и всей Советской страны.

Воля к жизни и радости вновь привела Рахманинова к Родине, и Родина сохранит его образ поэта музыки и даст его творчеству долгую и прекрасную жизнь в памяти великого народа.

Рахманинов(к 100-летию со дня рождения).Б.В.Асафьев.Муз. жизнь.№6.

http://rachmaninoff.su/publications/73-rahmaninovk-100-letiyu-so-dnya-rozhdeniya.html

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/37/Sergei_Rachmaninoff_LOC_33968_Cropped.jpg
Категория: Люди искусства | Добавил: rys-arhipelag (30.03.2013)
Просмотров: 1145 | Рейтинг: 0.0/0