Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 01.12.2021, 15:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


О рождении и жизни святого в миру. Антоний Сийский (2)

О создании второй церкви Живоначальной Троицы и прочих церквей и поставление святого на игуменство

 

     Увидел Преподобный, что не оставляет Бог место это святое и труды его не презирает, и большим подвигам отдался, ополчась на врагов невидимых, верой христианской и терпением, как щитом, вооружась. Стал он строить другую церковь, больше первой, своими руками, и когда совершилась она, украсил ее божественными иконами и книгами святыми, освятив во имя Отца и Сына и Святого Духа. После же стал Преподобный созидать и трапезу братскую, а с восточной ее стороны пристроил церковь во имя Пречистой Владычицы нашей Богородицы, Благовещения Ее. И надвратную церковь преподобного и Богоносного отца нашего Сергия Радонежского чудотворца тогда же он воздвиг, и келии устроил вокруг церквей, подобно светилам посреди их сияющим, и составилась обитель, вырос монастырь.
     Был же он от мира вдалеке, в диком лесу посреди озер, за семь с лишним верст от ближайшего поселения мирского. Не многие тропы, путников приводящие, вели туда, но единственным путем можно было туда попасть, ибо разлились озера окрест обители, рекой Сией связанные, так что дивились все, кто видел это, неизреченной премудрости Божией, святое место изначала устроившей и водами оградившей. И стал монастырь Сийским по реке называться, из Михайлова в Плоское озеро впадающей, а потом в Двину.
    Пришла тогда к Преподобному братия вся, умоляя его игумена сан воспринять, он же сначала по смирению отказывался, после же молению братии уступил, но не изменил нисколько правила своего, памятуя, что кому, сказано, много дано, больше с него и взыщется. И другое слово Спасителя: «Если кто хочет большим быть среди братии своей, да будет всех меньше и всем слуга; не для того пришел, дабы послужили Мне, но чтобы другим послужить».
     Работал он днем с братией своей вместе, ночью же на славословие и бдение всенощное поднимался, душевное око просвещая. Никогда в церкви Божией не прислонялся он к стене и жезла своего пастырского в руки не брал, неподвижно стоял, по сторонам не озираясь, руки на груди сложив и очи долу опустив, боголюбивую свою душу ввысь отпуская, с сокрушенным сердцем пение божественное слушая и словесами божественными питая душу свою. Так и братии повелевал он в церкви благочиние хранить, собою образ им подавая благоговейного поведения.
    Наставлял братию Преподобный и о келейном правиле, чтобы имел каждый из них правило келейное по силе своей и по благословению отцов своих духовных, уча их: «Да не будет никто празден среди вас, но всякий день молитвенное свое правило Богу приносит с сокрушением, и примете милость от Него». На трапезе же повелел он братии пищу с благодарением вкушать, в молчании чтению внимая, ибо этим воздастся благодарность Богу, питающему нас всякий день. Что братии повелевал блаженный, то и сам старался делом сотворить, собою образ братии полагая. Более же всего к земным трудам он прилежал: лес рубил, нивы расчищал, землю своими руками копал, пашню расширял, ибо силен был блаженный телом и крепок. А после трудов дневных ночью молился он до звона к заутрене, нисколько не засыпая, спал лишь немного он днем после трапезы. Равные с братией были пища его и питие, и то не до сытости, а столько, чтобы не знали о посте его. Был блаженный смиренен, и по слову евангельскому: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня кротости и смирению сердца», — меньшим и последнейшим всех себя почитал, так что если не знал кто и видел преподобного Антония, не узнавал в нем игумена, ибо ризу носил он изветшалую и закапанную всю, словно один из иноков нищих и убогих.
     Часто ходил Преподобный по службам, в пекарню и поварню, призывая служащих работать с благодарением и праздных бесед не творить, но во устах своих Иисусову молитву непрестанно иметь и Бога благодарить с пением и молитвами, чем и служба благословляется, и душа освящается. Так и вне обители трудящимся творить он повелевал. Часто ходил блаженный Антоний и в больницу, посещая братию болящую и поучая их терпеть с благодарностью болезнь свою Господа ради и в молитве неуклонно пребывать, вспоминая смертного часа приближение. Приставил он к больным надзирателя, чтобы заботился он о них, и прочим наказывал слабую братию посещать и в немощи им помогать, как бы своего тела болезнью немощь их почитая.
     Устав же блаженный принял во обители такой, чтобы пищу и питие, одежду и обувь всем равные класть по возможности, а напитков же хмельных совершенно воздерживаться им повелел, и не держать, и не варить таковых заповедывал, если же христолюбец некий привезет питие хмельное и этим захочет братию угостить, того у него не принимать и в монастырь его не впускать. Смог Уставом этим блаженный змию пьянства главу отторгнуть и корень его отсечь, и повелел соблюдать Устав не только при жизни, но и после смерти своей. Утвердил он это духовным писанием и свою руку к писанию приложил, дабы не забыли заповедывание его. Повелел же Преподобный досыта нищих кормить и милостыню неоскудно давать, дабы не оскудела милость Божия над святым местом этим, о таковых ведь сказал Спаситель наш: «Если единому из меньших братий этих что сотворите — Мне сотворите». Сам Преподобный часто тайно от братии милостыню раздавал, дабы ропота братии избежать. Братию же так он поучал: «Пребывайте, братия, в любви духовной между собой и единомыслии, прекословия и гнева удаляйтесь, смирением украшайтесь, не лгите друг другу, но только правду говорите. Если же кто из вас предубеждение имеет в сердце своем на брата своего по наваждению диавольскому, то старайтесь такие мысли из сердец ваших исторгнуть и любовию гнев разорять, да не зайдет солнце во гневе вашем, и в молитвах не ослабевайте, поминая слово Господне: «Бдите и молитесь, да не впадете в напасть». Всякое слово гнилое да не придет из уст ваших, но только чтобы благодать слышащим дать. Не оскорбляйте Духа Святого, им же запечатлитесь вы в день избавления. Всякие уныние и гнев, ярость и клич, вопль и хула со всякою злобою да возьмутся от вас. Бывайте же друг ко другу благи и милосердны, дабы не прельстил вас никто словами суетными, и, по слову апостола, ходите во всякой благостыне, и правде, и истине, что благоугодно Богу. Вражды между собой не имейте, если же себя укоряете, блюдитесь, чтобы не укорять друг друга. Храните душевную чистоту и телесную, и пьянства уклоняйтесь, ибо в нем есть блуд. Укрепите терпением души ваши, и всякую скорбь претерпеть сможете с благодарением. Гордость возненавидьте, а смирение и кротость возлюбите, и не ропщите ни на кого, да не погибнете в ропоте злом вашем, ибо все немощи человеческие Бог терпит и носит, человека же, всегда ропщущего, не оставляет без наказания. Отвращайтесь вражды, дабы не стать соблазном миру, ибо сказано: «горе миру от соблазнов».

 

О преславных чудесах чудотворного образа Живоначальной Троицы

Чудо первое об исцелении бесноватого

 

      Был некогда на Двине наместником боярин, князь Дмитрий Жижемский, и был слуга у него по имени Иаков, нечистым духом мучимый. Прислал его боярин к игумену Антонию в монастырь, повелев об исцелении его молиться. Молил святой Живоначальную Троицу и Пречистую Богородицу о человеке этом и скоро был услышан. Когда приложили бесноватого к образу Троицы Живоначальной, исцелился он по молитвам святого и отошел в дом свой, радуясь, славя Бога и преподобного его угодника Антония.

 

Чудо второе о беснующемся человеке

 

     Был и другой боярин Василий, по прозванию Воронцов, наместником на Двине, у слуги же его Самойлы случилась болезнь падучая от лютого беса, так что испускал он вопли ужасные, как вол ревел и зубами скрежетал, пену испуская из уст своих. Насильно привели его в монастырь в узах железных, по совершении же молебна Преподобный приложил бесноватого к чудотворному образу, и в тот же час исцелился он от недуга своего и осмысленно стал говорить. Дал исцеленный Самуил обет Живоначальной Троице постричься в обители преподобного Антония и отошел в дом свой, радуясь и Бога славя. После преставления же Антония исполнил обет свой и во обители Сийской постригся, имя же в ангельском чине получил Силуан. Помонашествовал он довольно и ко Господу преставился.

 

Чудо третье о слепой жене

 

     Жил в деревне Ракула поп Феодосий, и была у него сестра ослепшая. Услышал иерей этот о святом, что творит Бог многие преславные чудеса по молитвам его. Пришел он в обитель с сестрой своей и припал ко блаженному, моля его со слезами, да помолит тот Бога о невидящей света. Помолился о ней святой, и священной водой окропил очи ее, и к образу Живоначальной Троицы приложил ее. В тот же час прозрела слепая по молитвам святого и отошла в дом свой, радуясь, славя Бога и воздавая благодарение великое угоднику его Антонию, таковое дерзновение к Богу приобретшему.
     И иных многих бесноватых и больных ко святому приводили, он же молитвами своими здоровье всем возвращал. Тут увидел Преподобный, что далеко слава его разнеслась, и опечалился, ибо за стыд считал почитание человеческое, но Божией славы желал, и боялся земной славой против небесной погрешить. Потому старался он славы бежать и от людей удаляться, одному Богу работая.

 

Об отшествии преподобного в первую пустыню

 

      Избрал преподобный Антоний одного из учеников своих, священноинока Феогноста, духовного, добродетельного и благорассудительного монаха, вручил ему паству и чад своих, и монастырское строение и, наставив его, возвел во игумены на свое место. Сам же преподобный Антоний взял с собой одного из братии, тайно ушел из монастыря и пошел вверх по Сие на озеро Дудница. Был же посреди озера того остров, для пустынного жития пригодный. Обошел его преподобный Антоний, и полюбился он ему. Остров тот был в трех поприщах от обители, озеро же леса непроходимые и болота окружали. Поселился там боголюбивый Антоний, хижину себе поставил и часовню устроил во имя отца нашего Николая, архиепископа Мирликийского.
     Кто сможет поведать обо всех трудах и подвигах его, какие нес он в пустыни этой! Лишь о малой толике свидетельствовали жившие с ним горячие последователи его. Жил Преподобный в пустыни с непрестанной молитвой во устах, огнем божественной любви распаляя душу свою, ум свой Богу предоставляя, в безмолвии и в жестоком воздержании пребывая, постясь больше прежнего. Днем рубил он лес, ниву расчищал, землю возделывал и жито сеял, от своих трудов питаясь, ночью же молился Богу и спал лишь столько, чтобы умом не повредиться. Имел он в пустыни этой обычай по окончании молитвенного правила, когда сон его томил, молоть жито до самой заутрени, и, отбирая себе необходимое, остальное в монастырь отсылал. А во время заутрени обнажал он тело свое до пояса, и множество оводов и комаров облепляли его кругом, уязвляя плоть его и кровь его пия, так что и пальцем нельзя было нигде тела его коснуться. Блаженный же Антоний не сгонял их и не трогал. И кто не удивится чудному терпению святого старца, даже с места на место не переступавшему, но непоколебимо, как столп, стоявшему, руками своими размалывая жито, умом же на небесах пребывая, не чувствуя укусы их.
     Вспоминал часто блаженный о смертном часе, будущих муках и вечных благах, так что и хлеб свой с плачем вкушал, и питие слезами растворял, по слову Давидову.

 

Об отшествии святого во вторую пустыню

 

     Со временем Преподобный перешел с острова на Дуднице на другое озеро — Падун, за пять верст от первой своей пустыни. Там поставил он себе келию и продолжал подвизаться в трудах великих, непрестанной молитве и всенощном бдении, посте и воздержании. Был он врагом плоти своей и стремился до конца ее умертвить.
     Место же, где поселился он, ограждено было горами, как стеной, на горах рос лес великий, под самые небеса, а у подножия гор разлилось озеро Падун. И росли вокруг келии святого двенадцать берез, подобно снегу белеющие. Печально было место то, и если приходил кто туда к Преподобному, весьма умилялся от созерцания трогательной красоты его.
      Срубил там себе Преподобный плот, и когда на этом плоту удил рыбу на озере, то в это время обнажал голову и плечи свои. Множество оводов и комаров облепляли его и кровь его пили нещадно, блаженный же Антоний, терпения столп непоколебимый, не сгонял их и пальцем не трогал до конца рыбалки своей, долгое время, так и роились они над ним. Прочие же добродетели его, втайне в пустыне совершенствуемые, один Бог ведает, втайне испытывающий сердца и утробы. Всего же в обеих пустынях жил преподобный Антоний два года.

 

О возвращении святого в обитель и втором игуменстве его.

Чудо о рыбах

 

     Через два года оставил игумен Феогност Христово стадо свое. Пришла тогда братия к блаженному Антонию с просьбой слезной, да будет он им снова пастырем и наставником. Вначале отказывался Преподобный, ссылаясь на старость и болезни свои, они же с плачем ему говорили: «Не оставь, отче, чад своих, но пойди в обитель свою и с нами пребывай, а иначе разойдемся мы все, как овцы, пастыря не имеющие». Тогда повиновался Преподобный молению их и вернулся в монастырь снова игуменство принять и пас Богоизбранное стадо свое на словесной ниве вечной жизни, во всем образом благим стаду своему бывая. К тому времени Преподобный уже состарился и земные труды оставил, усердие же имел к церкви Божией, постом и молитвами Богу служа, в добродетелях многих процветая и благим нравом Богу угождая, творя шествие свое к вечным обителям.
     И приблизился однажды праздник Преображения Господа нашего Иисуса Христа. Трудились всю ночь рыболовы и ничего не поймали, утром же пришли к Преподобному, опечаленные неудачной ловлей. Стал их Преподобный за нерадивость стыдить, а они твердили, что даром всю ночь трудились. Блаженный же укорял их, не слушая, и сказал: «Поезжайте к Красному носу на озере и там сети забросьте». Упорствовали они, говоря, что всю ночь зря трудились, и теперь напрасно пробовать. Преподобный же сказал им в кротости сердца: «Знаю я обо всем, чада, но сотворите послушание по обыкновению и увидите славу Божию, Бог милостив, не забудет Живоначальная Троица труды ваши и не оставит братию нашу алчущими в праздник свой святой». Взяли рыбаки благословение у святого и забросили невод по слову его, и наловили рыбы много, как никогда, больших щук и лещей. Отослал их Преподобный в братскую поварню, и несколько дней на трапезе предлагалась братии рыба эта, и ели все ее, благодаря Бога и Пречистую Богородицу. И с тех пор стали называть ту тоню, где поймали тогда рыбу, Антониевой.

 

О последнем поучении преподобного, духовной грамоте его и поставлении строителя

 

      Достиг преподобный отец наш Антоний глубокой старости, и постигли его болезни от многих трудов и жестокой жизни, да и по естеству ослабли телесные силы его. И была в скорби духовная братия его о Христе, видя отца своего больным и состарившимся, на пороге смерти стоящим. Пришли они к блаженному, скорбя и сетуя, и молили его оставить им последнее духовное поучение, и предание отеческое об общежительном пребывании им написать, и Строителя на свое место прежде преставления своего им оставить, чтобы не остались без попечения после смерти его святое место это и братия вся.
     И стал утешать опечаленных духовных чад своих преподобный Антоний: «Не скорбите, братия, но уповайте на Бога и Пречистую Богородицу, и устроят они спасение душ ваших. О мне же Божиего суда ожидайте, да понесу я общий долг естества. Просите вы писанием изложить любви вашей убогое мое преданьице, как вам после меня жить. Но знаете сами, что не много я умею Божественного писания, к тому же грешен, груб и неразумен, и не имею в душе своей ничего благого. И если не отчаиваюсь в спасении своем, то потому только, что на милость всещедрого Бога и на ваши святые молитвы надеюсь, да простит мне согрешения мои, по слову Божественному Его, что не праведных пришел он призвать, но грешных на покаяние. И разве силой благодати Божией смогу нечто вам поведать, от многих малое покушусь передать любви вашей о духовном сожительстве. Строителя же изберите себе, кого хотите, и я его благословлю».
     Братия же словно устами едиными с плачем говорили: «Хотели мы, отче, пастырь наш добрый, дабы ты был строителем душам нашим, и готовы все с тобою умереть и погребены быть, но не благоволит так нам Бог. Не наша, а Божия на то воля, ибо Ему ты, отче, работал всю жизнь свою, и Он вразумит тебя Строителя нам дать, какого захочешь». Призвал тогда Преподобный одного из учеников своих по имени Кирилл, инока добродетельного, искусного и разумного, и благословил его на строительство, и завещал ему монастырь, хотя тот и не хотел. И сказал братии своей: «Вот вам вместо меня Строитель, ему монастырь поручаю». Строителя же так старец поучал: «Вот принял ты, брат Кирилл, попечение о строительстве, Бога свидетелем имея». И молил он его со слезами, да не разорит он ничего из переданного ему, но и после смерти его все соблюдет, более же всего велел заботиться о Божией церкви, соборном пении церковном по правилу святых апостолов и уставу святых отцов, на трапезе же пищу и питие по преданию общежительному святых отцов по возможности для всех равные класть. И поучал он его образом братии быть во всяком деле благом, и подобно Христу, не себе, а многим угождать, ко братии равную ко всем нелицемерную любовь иметь, и Христову смирению подражать по слову Его: «Если кто хочет старшим быть, да будет всех меньше и всем слуга». Наставлял старец преемника своего с кротостью наказывать согрешающих и самого себя блюсти, о делах же монастырских в трапезе со всей братией собороваться и без этого ни одного дела не решать, о больных заботиться, хмельного в обители не держать. Напоследок же благословил его и сказал: «Если все это сохранишь ты, во всем будешь благословен».
     На игуменстве же вместо себя повелел он быть одному из учеников своих, священноиноку Геласию, добродетельному и духовному, хоть и не было его в то время в монастыре, задержался он на реке Золотице по нужде монастырской. Когда же захотел он вернуться в монастырь, то не смог сделать это из-за встречного ветра и волнения на море, ибо наступила тогда уже глубокая осень, море возгремело, и сильный встречный ветер поднял волны, горам подобные, и лед по морю носился. Пришлось Геласию зазимовать вне монастыря, и не был он при кончине Преподобного.
    Преподобный же так поучал братию перед кончиной своей: «Имейте страх Божий в сердцах ваших и не ослабевайте в молитвах своих. Между собой имейте любовь о Христе и единомыслие друг ко другу, удаляйтесь гнева и лукавых словес, будьте друг ко другу любовными и благими, да не будете Богу противны. Склоняю я, отцы и братия, мои чада духовные, голову свою и молю вас всех иметь во Христе любовь и послушание, о Господе покорение к наставникам духовным и игуменам вашим. Не сопротивляйтесь им, пекущимся о душах ваших, ибо они воздадут слово за вас в день судный, и если судят они вас и искушают, любите это и почитайте их заповеди, как волю Божию о себе. Прежде всего же храните чистоту душевную и телесную, хмельного же пития не велите варить и держать по преставлении моем, и пищу имейте не мечтательную и не смутную».
   И так их поучив духовно, оставил им отеческое предание в духовной грамоте своей, и молил со слезами не презирать ничего из написанного в ней по отшествии его к Богу, но исполнять все, как и при житии его. Своей рукой подписал он духовное предание свое так: «Во имя Святой и Живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и Пречистой Богоматери, и угодника их преподобного Сергия чудотворца я, грешный и смиренный игумен Антоний, пишу эту духовную память детям своим и братии при жизни своей. Господня святая братия и отцы, видите меня, грешного, как постигла меня старость и в частые болезни я впал, коими и ныне одержим. Возвещают же они мне ни что другое, как смертный час и страшный суд будущего века. И потому смутилось сердце мое страшного ради и грозного исхода, и страх смерти напал на меня. Что сотворю, не знаю. Понуждаете меня, грешного, написать, как вам пребывать после моего преставления. Бог знает мои беззакония и перед вами согрешения. Просите у меня выше меры моей, поскольку видели сами, что не был я вам образом добродетели, но звали вы меня отцом себе, пастырем и учителем. Я же был вам не пастырем и учителем, Христос ибо единый пастырь наш, но своим нерадением был я, грешный, разгонителем Боголюбивых душ ваших, и не отчаиваюсь в спасении своем потому только, что надеюсь на милость Божию и святые молитвы ваши по слову Господню: «Не праведных пришел призвать, но грешных на покаяние». Возложу я на Господа, по слову пророка, печаль свою, да сотворит Он мне по воле Своей, ибо хочет Он всех спасти и в разум истинный привести. Многое хотел бы изложить я вам из Писания, но знаете сами, что грамоте немного я обучен, и боюсь осуждения Владыки моего Христа, сказавшего: «Подобает прежде самому творить, а потом учить». И ныне предаю монастырь свой и вас Богу и Пречистой Матери Его, Царице Небесной, и преподобному чудотворцу Сергию, и благословляю на свое место управлять домом Живоначальной Троицы, Пречистой Богоматери и преподобного чудотворца Сергия, Строителя, сына и постриженного своего старца Кирилла, по вашему челобитию, дабы управлял он со священниками и всей братией при жизни моей и после меня домом Живоначальной Троицы, ведал казной, селами, деревнями, солеварнями и всеми промыслами монастырскими и обо всем бы в трапезе с братией соборовал. А кто из братии будет ропотником и раскольником и не захочет по монастырскому чину жить и Строителю с братией повиноваться, тех из монастыря изгонять, чтобы прочие страх имели. Если же вернется изгнанный брат в монастырь и в согрешении своем покается, примите его снова и простите, как брата своего.
    Кто же из братии из монастыря выедет без благословения и монастырскую кадку увезет, а потом покается и в монастырь с кадкой вернется, то примите такого снова и простите его, а в остальном волен Бог да царь-государь всей Руси, великий князь Иван Васильевич. Молитесь в соборе и по келиям Господу Богу и Пречистой Его Матери и преподобному чудотворцу Сергию о благоверном царе и государе всей Руси, великом князе Иване Васильевиче, дабы покорил Бог под руку его все страны поганые, и о благоверной царице великой княгине Анастасии, и о благородном чаде их царевиче князе Иване, здравии и спасении их, и о архиепископах, епископах и благоверных князьях, и о всех православных христианах. Не забудьте меня, грешного, в святых молитвах своих ко Господу, по слову апостольскому: «Молитесь друг за друга, да исцелеете». Имейте прежде всего страх Божий в сердце своем, да вселится в вас Дух Святой и наставит на путь истинный. Имейте любовь о Христе и покорение друг ко другу, да покроется грехов ваших множество. В общем житии живите равно духовной и телесной пищей и одеждой по заповеди святых отцов. На трапезе Строителю ничего из пищи и пития не прибавляйте, так же и в обуви, и в одежде. И пития хмельного не держите в монастыре и от христолюбцев не принимайте. Женщины совсем не должны на ночь в монастыре оставаться, и миряне в братских кельях не должны жить и ночевать. И отроков малых в монастыре не держите, а нищих поите и кормите досыта и милостыню давайте, дабы не оскудело место это святое.
   Кроме больных, никто из братии не должен без службы монастырской пребывать ради своего спасения. А вокруг монастыря дворы ставить христианам не давайте, разве что загоны коровьи, да и то за озером. Да будет с вами милость Божия и Пречистой его Матери, и преподобного чудотворца Сергия молитвы ныне и присно и во веки веков».

 

О преставлении преподобного

 

    После духовного своего поучения уединился Преподобный в безмолвие, предчувствуя последние дни свои, посту и молитве себя посвящая. И от многого воздержания и великого поста прилепилась плоть его к костям, так что на живого мертвеца он походил по слову Давидову: «Прильпе кости моя плоти моей, и кости моя, яко сушило, сосхошася, и аз яко сено исхох» и еще: «Уязвен бых, яко трава, и исше сердце мое». От всенощного предстояния молитвенного и множества поклонов оцепенели и отекли ноги его, так что не смог он сам ходить, но водили его в церковь ученики, под руки поддерживая. Изменилась плоть его от множества трудов земных, и стал он сутулым, но и при скорби такой не изменил нисколько правила своего молитвенного, сидя его исправляя, и никогда молитва уст его не покидала, но как фимиам благовонный, непрестанно на небо к Богу восходила. И если естественная крепость в нем изнемогла, то сила душевная осталась. И так достиг Преподобный конца жизни своей, стал изнемогать и к часу смертному приближаться. Узнав об этом, собралась к Преподобному братия вся и, увидев отца своего на одре возлежащим и болезненно изнемогающим, рыдала и плакала. Блаженный же утешал их: «Не скорбите, братия, в день покоя моего, но благодарите Бога, разрешающего меня от уз греховных к будущему покою. Вас же, чада, предаю Богу и Пречистой Матери Его и преподобному чудотворцу Сергию Радонежскому, да наставят вас пребывать в любви Божией и будут вам прибежищем и заступлением от страха вражия и обид людей неправедных, надеждой и упованием во всей жизни вашей. Приносите обо мне молитвы Богу, да невредимо пройдет окаянная душа моя мытарства воздушных лукавых бесов. Не будут забыты труды мои перед Богом и терпение на святом месте этом, если будете вы, братия, любовь иметь друг ко другу, и не оскудеет тогда святое место это. Я же, если и отхожу от вас телом, духом неотступно с вами буду».
    Вопросила же умильно братия святого, где положить честные мощи его, блаженный же им отвечал, дабы связавши за ноги, влекли его в дебри, во мхи и болото затоптали грешное тело его, оставив на растерзание зверям и гадам, или на жерди повесили птицам на съедение, или, за шею зацепив, в озеро забросили. Они же с рыданиями говорили: «Нет, отче, не сделаем мы этого никогда, но у Живоначальной Троицы в созданной тобой обители честно погребем трудолюбивые мощи твои святые».
    Настал час отшествия ко Господу блаженного Антония. Причастился он Владычного тела и крови Господа нашего Иисуса Христа в день воскресный, в ночь же на понедельник братия перед ним стояла, плача и рыдая, когда же настало время заутреннего пения на рассвете, повелел Преподобный братии идти к заутреннему славословию и последнее духовное целование им даровал. Братия же о Христе лобзала святого со слезами и прощения последнего просила у него вместе с благословением. Он же, как чадолюбивый отец, даровал им всем прощение и благословение оставил, и сам у всех прощения просил, отпуская их, у себя же оставил двух своих учеников, Андроника и Пахомия. Когда же пришло время последнего издыхания его, повелел блаженный зажечь фимиам и выйти ученикам этим, сам же воздел к небу руки свои и со слезами многими молитву Богу принес, перекрестил лицо свое и приложил руки к груди, так и предал честную и трудолюбивую душу свою в руки Божии. Собравшаяся вскоре братия нашла святого отца своего уже бездыханным. С плачем припали они к телу его, и если бы можно было, не оторвались бы от него, не желая разлучаться с ним, как с душой своей, рыдая о потере всеблагого отца своего, кроткого пастыря, истинного учителя. Вспоминали они умильные слова последнего поучения его, что духом он неотступно с ними будет. И смягчив этим воспоминанием сердца свои, возложили упование на Бога, к которому имел Преподобный дерзновение.
    И было похоже на уснувшее, а не мертвое, тело блаженного, не было следов смерти на нем, и лицо его светилось. Взяли со слезами Боголюбивые чада блаженное тело отца своего, возложили на одр и на головах своих отнесли в церковь честные мощи его. С подобающей честью, при зажженных свечах и кадилах, со псалмами и песнями духовными погребли священные мощи его в созданной им обители, положили трудолюбезное тело его с правой стороны церкви Живоначальной Троицы, близ алтаря церковного. Преставился преподобный отец наш Антоний в лето 1556-е декабря в 7 день на память отца нашего святого Амвросия, епископа Медиоланского.
     Когда же пришел святой отец наш Антоний на место это святое, было ему 42 года, подвизался он здесь 37 лет, всех же лет жития его без году восемьдесят.
    По погребении святого поставила братия гробницу над местом погребения его, украсила ее иконами Божественными и свечами для поклонения с верой приходящим и любезно припадающим к честному гробу его. Братия же всякий вечер после повечерия приходили к любезному им гробу духовного отца, и целовали честную раку его, со слезами к ней припадая. Поминали они духовную любовь его и просили умильно: «Не оставь нас, сирых чад своих, здесь тобой собранных, мудрый и добрый пастырь наш, и не забудь, что обещал духовно во веки с нами пребывать, и как при жизни посещал нас поучениями духовными, так и по смерти своей не оставь нас, последних рабов своих, посещая святыми своими к Богу молитвами». И славя Бога во псалмах и песнях духовных, отходили в кельи свои.
    Конец и Богу слава.

 

* * *

   Житие преподобного Антония составлено было в монастыре Живоначальной Троицы в 1578 году, священноиноком Ионой. В это время еще были живы некоторые из учеников Преподобного, достоверные свидетели его жизни. Их рассказы записал составитель Жития по повелению игумена Питирима и просьбе учеников блаженного Антония, завершив свой труд молитвой:

 


    «О, преподобный отец наш Антоний, добрый наш пастырь! Непрестанно молись Пресвятой и Живоначальной Троице о стаде своем, его же собрал ты, богомудре, во святом месте этом, за него же много трудов и подвигов совершил, многие скорби и изгнание претерпел и душу свою положил, яко да избавит нас Бог от тьмы страстей и от одержания лукавых бесов и людей, яко да сохранит нас в единстве веры и в соединении любви истинной, да святыми твоими молитвами безмолвное и тихое житие поживем и достигнем кончины благой в день нашего отсюда отшествия, и милостивого Судию, Христа Бога Нашего обретем, в будущем веке страшного его пришествия. Не забудь и меня, благой наш наставник, преподобный Антоний, грешного инока Иону, святую твою жизнь с любовию многой от многих малое в повесть вписавшего. Сотвори о мне молитвы твои к Богу, да по молитвам твоим святым подаст мне множество щедрот Своих и прощение грехов моих бесчисленных, и отраду малую на Страшном суде Своем от всяческих мук. Будь же мне, старец Божий, и в настоящей жизни сей и в происходящих скорбях и напастях помощником крепким от лица врагов многогрешной душе моей, ибо пребываю в твоей Богохранимой ограде, как овца заблудшая из последних иноков, и рукоположение имею на многогрешной и убогой главе моей от рук честных наставников святой твоей обители, твоими трудами созданной. Не отринь меня, преподобный отец наш, в молитвах твоих святых от святого стада Богоизбранных чад своих, с ними же вместе и Царствию Небесному причастником меня сотвори, его же все мы сподобимся получить от Христа Иисуса, Господа нашего, с Ним же Отцу слава со Святым и благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

 

 

Опубликовано: Житие преподобного Антония, Сийского чудотворца. [Акафист святому преподобному Антонию, Сийскому чудотворцу].— Cыктывкар: Ред. христиан. газ. "Вера"; Св. Троиц. Антониево-Сийский монастырь, 1999.— 47 с.: ил.

http://siya.aonb.ru/index.php?num=520

Категория: Светочи Земли Русской | Добавил: Elena17 (20.12.2014)
Просмотров: 430 | Рейтинг: 0.0/0