Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 18.01.2022, 22:20
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4073

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Русский геополитик XIX века Ростислав Фадеев. Часть 2.

6

Между тем в 1875 году началось очередное обострение восточного вопроса. Летом началось восстание боснийских сербов против турецкого ига. В апреле 1876 года вспыхнуло восстание болгар. Затем началась война Черногории и Сербии против турок. Было ясно, что русское общественное мнение потребует вступления России в войну за освобождение славян.

Для Фадеева, обладавшего благодаря знакомству со славянскими деятелями всей полнотой информации о ситуации на Балканах, это не было неожиданным. Более того, еще за полгода до восстания, в своей записке, адресованной Наследнику, Великому князю Александру Александровичу, он отмечал, что кризис на востоке вот-вот начнется, и Россия, независимо от собственного желания, вынуждена будет вести войну. И он решил действовать теперь не только на страницах печати. Как частное лицо, он был теперь более свободным своих действиях. И это не могло не сделать полностью самостоятельным политиком.

В начале 1875 года он воспользовался давним приглашением египетского хедива Исмаила реорганизовать египетскую армию. Он прибыл в Египет и стал советником хедива по военным вопросам и «распорядителем армии». При этом Фадеев оставался в российском подданстве, формально числился гражданским лицом и не носил египетской формы.

Следует пояснить, что в то время Египет считался вассальным государством, подчиненным Османской империи, хотя и имевшим своего наследственного монарха с титулом хедива. Зависимость от Турции проявлялась еще и тем, что египетская аристократия была иноземного, преимущественного турецкого и албанского происхождения. Языком команды в египетской армии был турецкий, и только один араб имел чин полковника. Впрочем, это обстоятельство очень помогало Фадееву, прекрасно владевшим турецким языком и превосходно знавшим исламские обычаи, руководить египетской армией. Как власти, так и простые египтяне стремились избавиться от турецкой зависимости. В случае большой войны Османской империи против России Египет мог выступить против турок. При этом Египет был полуколонией Англии, владевшей египетскими банками, заводами и железными дорогами. Английское владычество вызывало всеобщую ненависть египтян. Фадеев учитывал, что любое решение восточное вопроса грозит вызывать войну России с Британской империей, мог надеяться на то, что Египет окажется в этом случае союзником России.

Увы, существовали еще и другие обстоятельства, которые оказались более существенными, приведшие к тому, что все пошло по-другому. Египет переживал тяжелый финансовый кризис, который привел к тому, что над страной был установлен иностранный финансовый контроль. В том же 1875 году хедив был вынужден продать по дешевке акции компании Суэцкого канала. Построенный за египетские деньги и трудом египетских рабочих Суэцкий канал за сумму, составляющую несколько процентов от реальной стоимости, достался Великобритании, которой руководил в то время еврей Дизраэли. Это стало началом полной оккупации англичанами Египта, которое и было осуществлено в 1882 году. Но когда в Египет прибыл Фадеев, страна стояла на распутье, и все еще могло пойти по другому.

Первоначально дела Фадеева в Египте шли хорошо. Хедив осыпал его наградами и подарками, и обещал выступить против турок, если начнется русско-турецкая война. Однако Фадеев проницательно обращал внимание на непостоянство и лживость хедива, на коррумпированность египетской верхушки, перешедшей на содержание англичан. К тому же на Фадеева крайне тяжелое впечатление произвела египетская армия. Он признавал в частном письме, что реорганизовать эту армию все равно, что выпить грязную лужу.

И все египетское предприятие кончилось неудачно: после того, как контроль над Суэцким каналом перешел к англичанам, вся финансовая система страны стала контролироваться ими. Понятно, что англичане, желая захватить Египет и одновременно не допустить русских на Восток, смогли элементарно купить египетскую верхушку и переманить на свою сторону слабовольного хедива. В довершение Египет начал военные действия против христианской Эфиопии. Фадеев отказался способствовать войне против единоверного народа, и в апреле 1876 года оставил службу в Египте.

В ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг египетские войска сражались в составе турецких войск. Для Фадеева единственным утешением было то, что египтяне оказались очень плохими его учениками, и посланные воевать против русских египетские солдаты проявили поразительно низкую боеспособность.

Одной из главных причин провала египетской миссии Фадеева было то, что он действовал в одиночку, не получая никакой помощи со стороны официальных властей России. Определенную поддержку ему оказывал посол в Стамбуле Н. П. Игнатьев, но это была его личная позиция, расходившаяся с позицией российского МИДа. В таких условиях бороться с британским, турецким влиянием в Египте даже при поддержке хедива было невозможно.

Одновременно с Фадеевым его партнер по газете «Русский Мир» и охранительному движению М. Г. Черняев прибыл в Сербию и возглавил сербскую армию в ходе сербо-турецкой войны лета 1876 года. Другой товарищ Фадеева по «Русскому миру» В. В. Комаров также прибыл в Сербию и стал начальником штаба одной из сербских армий. Всего в Сербию при поддержке славянофильских организаций прибыли примерно 4 тысячи русских добровольцев. Но они также действовали в одиночестве, не имя поддержки официального Петербурга. В Белграде также ожидали скорого прибытия Фадеева, но Александр II лично запретил ему ехать в Сербию. Как истинный военный, остававшимся таким и в отставке, Фадеев подчинился приказу.

Между тем сербо-турецкая война 1876 года, продолжавшаяся ровно 4 месяца, в силу многих причин закончилась поражением сербской армии. Но Фадеев продолжал активно действовать. Он вплотную занялся делами болгарского дела.

В те же дни апреля 1876 года, когда Ростислав Андреевич вернулся в Россию, когда в Болгарии началось восстание против турок. Плохо вооруженные повстанцы были разбиты. Началась жестокая расправа турок над мирным болгарским населением.

Теперь от полного истребления балканских славян могли спасти только русские войска. И 12 апреля 1877 года началась русско-турецкая война. Но еще за полгода до начала военных действий Фадеев подал начальнику Главного Штаба русской армии графу Ф. Л. Гейдену записку, озаглавленную «Болгарское дело в турецкой войне». Поскольку война была неизбежна, Фадеев заранее старался обратить внимание военных кругов России к болгарскому вопросу, который, собственно был главным в надвигающейся войне. Фадеев предлагал создать из болгарских добровольцев особое ополчение в 15 тысяч человек, к которым предлагал присоединить 5 тысяч русских военных болгарского происхождения. Это ополчение должно было стать основой будущей болгарской армии, которое возникнет после освобождения Болгарии. Записка была доведена до сведения императора, и получило его одобрение. В России началось формирование болгарского ополчения из числа болгарских беженцев в России. Во главе болгар стал генерал Н. Г.Столетов, давний сослуживец Фадеева по Кавказу (и Черняева по Туркестану), хорошо знавший восточные и славянские языки. Сам же Фадеев при этом был обойден, не получив никаких должностей.

Фадеев занимался сбором средств для помощи болгарам. На собранные им 150 тысяч рублей было закуплено оружие для болгарского ополчения. Когда же война России с Турцией началась, он вновь просился на службу, но получил холодный отказ. Это было неудивительно - за время публицистической деятельности он нажил своими статьями немало врагов в высшем военном руководстве.

Фадеев осенью 1877 года, отправился в Черногорию, и фактически стал, не имя на то никаких официальных полномочий, военным представителем России в этом союзном балканском государстве. Командуя черногорцами, Фадеев действовал весьма успешно, одержав над турками победу при Антивари. Впоследствии черногорский князь Никола Негош подарил Фадееву небольшое имение. Но война завершилась до того, когда Фадеев успел проявить в Черногории свои военные таланты. Война закончилась подписанием 19 февраля 1878 года в пригороде Константинополя Сан-Стефано мирного договора, по которому рождалось большое Болгарское государство, полную независимость и значительные территориальные приобретения получали Сербия, Черногория, Румыния.

Победа России вызывала резкое недовольство западных держав. Великобритания, Австро-Венгрия, и еще ряд европейских государств предъявили России ультиматум, и угрожали войной, требуя пересмотра Сан-Стефанского мира. Фадеев вновь подавал записки высшим военным чинам России, доказывая, что Европа не способна к большой войне и ситуация 1854 года, когда западные державы начали войну с целью защиты Османской империи, не повторится. Он прибыл в Белград, и был готов возглавить сербские войска в случае войны с Австро-Венгрией и Англией. Но было тщетно. На Берлинском конгрессе в июле 1878 года Россия потерпела унизительное дипломатическое поражение, согласившись с почти всеми западными требованиями. Не случайно тогда говорили, что Россия выиграла войну, но проиграла мир.

7

Известия о результатах Берлинского конгресса вызвали в России взрыв негодования против правительства. 22 июня 1878 г вождь славянофилов Иван Аксаков выступил в Славянском комитете с резкой антиправительственной речью, которая прогремела на весь мир. Гнев правящих кругов России не заставил себя ждать - Московский Славянский комитет был закрыт, а И. С. Аксаков сослан в деревню. Одновременно были закрыты практически все славянофильские и охранительные газеты. «Московские ведомости» М. Н. Каткова провели своеобразную демонстрацию, отказавшись печатать любые статьи о российской внешней политике. Ругать царскую дипломатию в условиях общероссийского кризиса Катков не хотел, а хвалить не было за что.

Конфликт правительства с консерваторами пришелся на время подъема революционного движения, перешедшего к террористической деятельности. Либеральная интеллигенция в очередной раз стала союзником радикалов. Показателем этого стало дело Веры Засулич. Еще во время войны, 24 января 1878 г она стреляла и ранила градоначальника Ф. Ф. Трепова. Суд присяжных ее оправдал 31 марта. Подобное не могло произойти ни в одной западной стране. Получалось, что благородные мотивы оправдывали убийство. Таковы были гримасы судебной реформы 1864 г.

Показателем «кризиса верхов» были зигзаги правительственного курса. Сначала пытались разгромить революционеров и либеральную оппозицию грубой силой. Разделив страны на семь генерал - губернаторств («семигенеральщина») с чрезвычайными полномочиями, правительство обрушило репрессии на противников. С апреля 1879 по июль 1880 гг. было казнено 16 и выслано 577 человек. Либеральная пресса немедленно завопила о невероятном произволе в России. Но террор продолжался. 5 февраля 1880 г С. Халтурин организовал взрыв в Зимнем Дворце. Хотя монарх спасся и в этот раз, правительственный курс сделал очередной зигзаг. Началось то, что получило название «новых веяний», то есть новый этап реформ. Была создана Верховная Распорядительная комиссия во главе со старым кавказским воякой генералом М. Т. Лорис - Меликовым, одновременно ставшем министром внутренних дел. Он пришел к выводу о необходимости осуществления в стране либеральных реформ, которые завершаться «увенчанием здания» империи конституцией. В результате начался конфликт охранителей с Лорис - Меликовым и поддерживающей его группой либеральных бюрократов.

Охранители вовсе не были противниками преобразований как таковых. Но они считали необходимым, что бы все реформы в стране опирались на исторические традиции России. Контр - программой либеральному западничеству стала новая книга вернувшегося в строй Ростислава Фадеева.

Вернувшись в конце 1878 года в Петербург, он не мог остаться в стороне от происходящей борьбы. Фадеев направлял в высшие сферы империи свои записки и предложения. За границей в Берлине, весной 1881 года вышла в свет его новая книга «Письма о современном состоянии России. 11 апреля 1879 г. - 6 апреля 1880 г», содержавшая уже открытую критику реформ Александра II, и выдвигавшая свою позитивную программу. Показательно, что Фадеев выпустил книгу за рубежом. Благодаря этому он мог открыто, без оглядки на цензуру, критиковать государственных мужей и самого монарха. Впрочем, Александр II предварительно ознакомился с содержанием «писем».

Александр II подписал проект Лорис-Меликова о привлечении выборных от земств в Государственный Совет, что превращало его в парламент. Фактически это означало введение в стране конституции. Однако 1-го марта 1881 г. император был убит. Революционный кризис достиг вершины.

Период с 1-го марта по 29 апреля 1881 г был одним из самых драматичных и переломных в российской истории. Останется ли Россия самодержавной монархией, или бросится в неизведанные преобразования, чреватые народнической революцией под социалистическими лозунгами, - все это в громадной степени зависело от одного человека - только что вступившего на престол Александра III.

8 марта 1881 г, на совещании Комитета министров, произошла решающая схватка охранителей с конституционалистами. При голосовании «за» проект Лорис-Меликова высказались 9 участников, «против» - 5. Однако на нового императора произвела речь К. П. Победоносцева, яростно выступившего против конституционного принципа вообще. Выступление К. П. Победоносцева покончили с колебанием Александра III, поддержавшего меньшинство. Конституционный проект Лорис-Меликова был отвергнут.

Однако национально мыслящие русские деятели понимали, что бюрократическое средостение между царем и народом способно и впредь тормозить и выхолащивать все разумные мероприятия. Они помнили, что в России ранее, до реформ Петра I, существовало земское самоуправление, и периодические созывались Земские Соборы, на которых царь спрашивал мнение «Земли» (то есть общества). Неудивительно, что лидер славянофилов И. Аксаков предложил проект созыва Земского Собора. Идею созыва Собора поддержал новый министр внутренних дел, граф Н. П. Игнатьев, давний друг и единомышленник Фадеева.

Сам Р. А. Фадеев и новый министр двора И. И. Воронцов - Дашков также выступали со своим проектом. С их точки зрения, власть должна привлечь на свою сторону общество. Проект Фадеева, составленный весной 1882 г., предлагал созвать 3 тысяч депутатов по куриям от землевладельцев, земледельцев и городов, по 2 - 5 человек от уезда.

Но это произошло несколько позднее, а в первые дни после цареубийства Фадееву пришлось заниматься борьбой с крамолой. В мае 1881 года Фадеев стал осуществлять контроль над «Правительственным Вестником» - главным официальным изданием России, что было очень важно и ответственно в период кризиса в государстве. Но публицистическая деятельность в этот горячий момент не устраивала боевого генерала. Он рвался к делу.

Фадеев стоял у истоков создания нелегальной контртеррористической монархической организации «Священная Дружина». Племянник генерала, С.Ю. Витте сразу после гибели Царя-Освободителя направил ему письмо, в котором предлагал создать тайное общество, независимое от государственных учреждений, для внесудебной расправы с цареубийцами. Идея Витте понравилась Фадееву и он ознакомил с письмом начальника охраны нового императора Александра III, своего давнего знакомого, министра двора И. И. Воронцова- Дашкова. Министр, отмечая слабую способность полиции бороться с террористами, согласился с привлечением на борьбу с крамолой общественных сил. 12 марта 1881 года такая тайная организация, получившая романтическое название «Священная Дружина», была образована.

«Священная Дружина» создавалась как законспирированная организация по образцу своих противников народовольцев с многоступенчатой структурой, сложной системой паролей и шифров, явочными квартирами и т.д. «Дружинники», именующие друг друга «братьями», состояли в основном из гвардейских офицеров, молодых аристократов, приказчиков и торговцев. Руководителем «Священной Дружины» был Воронцов - Дашков, его заместителем - Ростислав Фадеев. Всего в «Дружине» насчитывалось 729 членов. Кроме «дружинников», существовала также Добровольная Охрана, насчитывавшая 14 672 члена, охранявших монарха и членов его семьи во время поездок по России, и ставшая для «Священной Дружины» кадровым резервом.

Организация была хорошо законспирирована, поэтому сведения об устройстве и непосредственных руководителях довольно фрагментарны. Руководящий орган - Совет первых старшин (состав его неизвестен), состоявший из 5 человек. Остальные члены делились на 2 отдела. Первый отдел (100 человек) занимался организационной работой. Из его членов были созданы административные и руководящие органы Дружины - Центральный комитет (наиболее закрытый высший руководящий орган, его персональный состав был известен только Совету старшин), Исполнительный комитет (ведал агентурой) и Организационный комитет (устройством). Второй отдел занимался практической работой. Какую роль играл в организации инициатор ее создания Фадеев неизвестно.

Главной задачей «дружинников» была борьба с революционным движением «грязными» методами. Руководители «Священной Дружины» планировали устранить с помощью террористических актов видных деятелей революционного движения, за границей издавались провокационные газеты «Правда» и «Вольное Слово», ставившие целью дезориентацию радикальной оппозиции, разжиганию противоречий среди революционеров. Против земских либералов «братья-дружинники» действовали под видом организаций «Земский Союз» и «Земская Лига».

В целом, однако, деятельность «Священной Дружины» оказалась малоэффективной. Во-первых, в «Священную Дружину», как и во всякую созданную сверху организацию, по признанию С. Ю. Витте, «направилась всякая дрянь, которая на этом желала сделать карьеру». Во-вторых, состоящая из дилетантов организация не могла в борьбе с революционным движением тягаться с профессионалами из охранного отделения. 26 ноября 1882 г. «Священная Дружина» была распущена, когда революционное движение в основном было разгромлено силами полицейских служб.

Упорная борьба государства и революционеров закончилась победой Самодержавия и привела к курсу контрреформ Александра III. Но эта победа была нелегкой, о чем и свидетельствует деятельность самого Фадеева, прибегавшего к нелегальным методам борьбы с крамолой, не надеясь на мощь и благонадежность государственного аппарата. Следует заметить, что хотя «Священная Дружина» и не выполнила тех задач, ради которых была создана, но объяснялось это возросшей эффективностью полицейских служб, а не ошибочностью самой идеи.

Для Фадеева борьба в «Священной Дружине» стала последним боем старого солдата. 29 декабря 1883 г. он скончался в Одессе. Похоронен он был в первый день 1884 года. Кладбище, где покоился прах генерала и его родни, было уничтожено в 30-х гг.

Как личность, Ростислав Фадеев всегда производил сильное впечатление на всех, с кем ему приходилось общаться, будь-то его единомышленники, или противники.

Интересно, что образ Фадеева изобразил известный писатель Н. С. Лесков в повести «Очарованный странник». В повести главный герой говорит: «Полковник у нас был отважной души и любил из себя Суворова представлять, все, бывало, «помилуй Бог» говорил и своим примером отвагу давал». В повести описывается переправа через реку Койсу, и полковник, командующий русскими, обращается к своим подчиненным словами «благодетели». Именно таким командиром был Фадеев. Про него можно было сказать словами Лермонтова - «Слуга царю, отец солдатам».

Весьма ядовито выведен образ Фадеева в «Современной идиллии» Салтыкова-Щедрина. Известный левый сатирик изобразил Фадеева в виде «странствующего полководца» Полкана Редеди. (Впрочем, в большей степени сатирик использовал при создании этого образа черты генерала Михаила Черняева, друга и единомышленника Фадеева).

Во время своих поездок в Египет на пароходе Фадеев встретился с известным философом Владимиром Соловьевым. В короткой поэме «Три свидания» Соловьев так описал Фадеева:

Всех тешил генерал - десятый номер -

Кавказскую он помнил старину...

Его назвать не грех - давно он помер,

И лихом я его не помяну.

То Ростислав Фадеев был известный,

В отставке воин и владел пером.

Назвать кокотку иль собор поместный -

Ресурсов тьма была сокрыта в нем.

Мы дважды в день сходились за табльдотом;

Он весело и много говорил,

Не лез в карман за скользким анекдотом

И философствовал по мере сил.

Как уже говорилось, весьма высокого мнения о качествах Фадеева как человека и политика был Ф. М. Достоевский. Ценили Фадеева также и такие деятели, как К. П. Победоносцев и Лев Толстой. Тем не менее, при всех высоких качеств Фадеева как человека для большинства мыслителей второй половины XIX века он был человек не от мира сего. Увы, как мыслитель Фадеев явно обогнал свой века, и оказался не понят современниками.

Личная жизнь Ростислава Андреевича явно не удалась. Проживший шесть десятилетий, Фадеев не имел ни жены, ни детей. Хотя в дни его Екатеринославской и кавказской юности за ним числилось множество романов, своей семьи он так и не создал.

Аналогичным образом, не сделал Фадеев и состояния. Свою долю от отцовского наследства он передал сестрам, и единственным источником его доходов оставалось офицерское жалование. Став генералом, Фадеев отнюдь не стал богачом. Его жалование, или «оклад по чину», составляло 1017 рублей. Впрочем, сам Фадеев, привыкший на Кавказе к спартанскому образу жизни, никогда не заботился о личном благоустройстве. Получив от египетского хедива значительную сумму денег, он немедленно потратил ее на организацию помощи русским добровольцам на Балканах. Кроме того, немалые суммы из личных доходов тратил на издание газеты «Русский мир» и других охранительных изданий.

О личном бескорыстии Ростислава Андреевича свидетельствует такой факт, который передала его сестра: «В «Московских ведомостях» ему прочитали статью графа Толстого о голоде, свирепствовавшем в Самарской губернии. Ростислав Андреевич, выслушав, сказал: «У меня есть 300 рублей, я их отошлю в Самару», хотя это были все деньги, которые он имел, и берег на отъезд в Петербург».

Впрочем, Фадеев не имел даже собственного дома. Помимо казармы и казенных квартир, единственным его семейным гнездом был номер в петербургской гостинице «Париж». Его он занимал всегда по приезде в столицу империи. Правда, нечто вроде родного очага он мог иметь во время нечастых визитов к своим сестрам Надежде и Екатерине в Одессу.

И все же вряд ли на закате своих дней Фадеев считал себя неудачником. С его активным участием Россия твердой ногой встала на Кавказе, была разгромлена революционная смута рубежа 70-80-х гг. XIX века. Некоторые из предложенных Фадеевым преобразований действительно были реализованы, в том числе и после смерти самого Фадеева. Но многое из того, что предлагал Ростислав Андреевич осталось в силу многих обстоятельств забыто.

Думается, пришла пора вспомнить о некоторых предложениях «генерал-мыслителя», великого мыслителя и скромного патриота, воителя и публициста, одного из первых русских геополитиков.

Сергей Викторович Лебедев, профессор, доктор философских наук, завкафедрой философии в Высшей школе народных искусств (ВШНИ)

Татьяна Владимировна Линицкая, кандидат философских наук, доцент кафедры философии ВШНИ
 
[1] Достоевский Ф. М. Полное Собрание Сочинений в 30 тт. Л., 1981 г., т.23, с. 43 -44
 
Русская линия
 
 
 

 
Категория: Мыслители | Добавил: rys-arhipelag (13.01.2010)
Просмотров: 1683 | Рейтинг: 0.0/0