Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 18.01.2022, 21:48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4073

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Владимир Захаров. РЫЦАРЬ ИДЕИ. Политическое кредо Игоря Огурцова.. К семидесятипятилетию со дня рождения. Часть 1.

"Бог стучится в сердце интеллигенции”  Сергей Булгаков

В городе святого апостола Петра живет герой, подвиг которого Российское государство не только никак не удосужится по достоинству оценить, как он того заслуживает, но выдающийся борец с коммунистической диктатурой после двадцатилетнего заключения в ГУЛАГе и спустя 18 лет после выхода Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» «демократическим» государством до сих пор даже не реабилитирован…

1

Игорь Вячеславович Огурцов родился 22 августа 1937 года в Сталинграде. Мать — Евгения Михайловна — из купеческого рода Деревенсковых, бывших среди основателей города Царицына! При царе Федоре Иоанновиче, работала учителем музыки. Отец — Вячеслав Васильевич — из древнего казацкого рода, корни которого уходят в Запорожскую Сечь. Один из его рода — Андрей Кандыба — был единственным из казачьих старшин, кто не изменил Петру I под Полтавой с Мазепой. После Полтавской битвы по представлению нового гетмана Украины Даниила Апостола Андрей Кандыба был утвержден генеральным судьей Украины. В. В. Огурцов — коренной петербуржец, инженер, потомственный кораблестроитель.

Когда грянула Великая Отечественная война, Вячеслав Васильевич Огурцов, работавший в Ленинграде на оборонную промышленность, имея бронь, освобождавшую от призыва в военное время, ушел добровольцем в морскую пехоту. После победы над Германией майор Огурцов в должности исполняющего обязанности начальника штаба 124-й стрелковой дивизии принимал участие в разгроме стратегического союзника гитлеровского Третьего рейха — милитаристской Японии. Был ранен, контужен, награжден 5-ю орденами и 12-ю медалями. После войны В. В. Огурцов до 70-ти лет работал в Ленинграде в судостроении.

С началом войны Евгения Михайловна Огурцова с сыном были эвакуированы в Казахстан, в Акмолинск. Евгения Михайловна работала инспектором сектора учета союзного Наркомата заготовок. Игорь пошел там в школу. После победы они вернулись в Ленинград.

В 1954 году Игорь Огурцов закончил 10 классов в средней школе № 181 и в том же году поступил в Ленинградский государственный университет на Восточный факультет (отделение арабской филологии). Учился на двух факультетах — Восточном и Философском. После окончания Восточного факультета ЛГУ в 1965 году до ареста работал в Центральном научно-исследовательском институте технико – экономических исследований Министерства морского флота редактором отдела.

Игорь Огурцов стал основателем, идейным вдохновителем и главой Всероссийского социал-христианского союза освобождения народа —единственной оппозиционной, политически структурированной, подпольной, антикоммунистической организации в России с 1920-х годов, представлявшей русское патриотическое и национально-освободительное движение и поставившей программной целью «освобождение от коммунистического ига» путем вооруженной борьбы при определенных условиях.

Официальной датой основания ВСХСОН считается число, которым помечена программа, — это 2 февраля 1964 года, а фактически организация была создана еще в 1962-м. ВСХСОН насчитывал около 30 членов и более 30 кандидатов, в подполье просуществовал три года и был разгромлен ленинградским управлением КГБ в феврале 1967 года по доносу предателя из членов организации.

Игоря Огурцова арестовали 15 февраля 1967 года. С февраля по ноябрь с предельной интенсивностью шло следствие. Дело четырех основателей ВСХСОН слушалось в Ленинградском городском суде с 23 ноября по 3 декабря того же года. В роли «публики» на судилище присутствовали только функционеры КГБ и КПСС.

Игорь Огурцов и трое других основателей организации — Михаил Садо, Евгений Вагин, Борис Аверичкин — были осуждены по подрасстрельной статье 64 пункт «а» УК РСФСР («измена Родине» в форме «заговора с целью захвата власти»). В апреле 1968 года по статьям 70 и 72 УК РСФСР («антисоветская агитация и пропаганда» и «участие в антисоветской организации») к различным срокам лишения свободы осудили 17 других членов ВСХСОН.

Глава организации — Игорь Огурцов — получил максимальный срок заключения — 20 лет. Он отбыл до последнего дня 10 лет в тюрьмах, 5 — в лагерях и 5 — в ссылке и стал самым долголетним политзаключенным ГУЛАГа последнего периода.

После освобождения в феврале 1987 года Огурцову не дали в Ленинграде прописку, и, не имея возможности жить дома и устроиться на работу, 29 ноября 1987 года он был вынужден эмигрировать вместе с родителями на Запад. Подло и цинично, путем силового нажима и подлога горбачевский режим навязал этим русским людям выезд по израильской визе, хотя у них не было в Израиле ни родственников, ни знакомых. Не было даже формального вызова из Израиля. В результате этой спланированной цековско-гэбэшной провокации Огурцовы автоматически лишились гражданства СССР и были выдворены в «никуда». Так Игоря Огурцова репрессировали повторно. В 1994 году районный и городской суды Петербурга признали лишение Огурцовых гражданства противозаконным.

5 лет политэмигранты Огурцовы жили в Западной Германии, в Мюнхене. Игорь Вячеславович читал лекции в многочисленных аудиториях, много ездил по миру, создал ассоциацию эмигрантских групп в поддержку возрождения России. В 1989 году Огурцовы подали ходатайство в Верховый Совет СССР о возврате паспортов. Но вернуть гражданство удалось лишь в августе 1992 года — уже в другом государстве.

7 декабря 1992 года Игорь Огурцов первым из известных политических эмигрантов третьей волны окончательно вернулся в Россию. По этому поводу он сказал автору статьи: «За свою многотрудную жизнь я трижды возвращался в родной город с победой — в 1945-м, в 1987-м и в 1992-м».

В настоящее время И. В. Огурцов является президентом благотворительного фонда «Милосердие».

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 1994 года приговор Ленинградского городского суда от 5 апреля 1968 года в отношении 17 рядовых членов ВСХСОН, осужденных по статьям 70 и 72 УК РСФСР, отменен и «дело производством прекращено за отсутствием состава преступления». Но четверо самоотверженных борцов против коммунистического режима, составлявших руководящее ядро ВСХСОН, — Игорь Огурцов, Михаил Садо, Евгений Вагин и Борис Аверичкин — не реабилитированы до сих пор.

2

Написанная Игорем Огурцовым программа датирована 2 февраля 1964 года и опубликована в книге «ВСХСОН. Программа. Суд. В тюрьмах и лагерях», вышедшей в Париже в издательстве «ИМКА-Пресс» в 1975 году. Кроме того, программа ВСХСОН напечатана в 1976 году в Франкфурте-на- Майне в издательстве «Посев» и в том же году в Гуверовском Институте войны и революции профессором Джоном Дэнлопом в его книге «Новые русские революционеры». И наконец в Москве программа вышла в свет в 2003 году в книге «Без выбора» всхсоновца, бывшего политзаключенного, в настоящем главного редактора журнала «Москва» Леонида Бородина.

Идейно программа ВСХСОН перекликается с русской религиозной философией и немарксистской политической мыслью XIX и XX веков.

Программа делится на две части: критическую и позитивную.

Уже во введении Огурцов заявил о полном неприятии преступного и антигуманного марксистско-ленинского учения, составные части которого были «заимствованы из западных буржуазных теорий. Новым в марксистско-ленинской «науке» являются программа обобществления, т.е. захвата принадлежащих народу средств производства классом партийной бюрократии и руководство к установлению диктатуры этого класса над народом».

«Поверхностный буржуазный материализм, — пишет Огурцов, — превратился в фанатический атеизм, который стал почвой страшного антигуманизма, отрицанием человеческой личности. Отступив от Бога, коммунизм тем самым обезличил человека, превратил его в объект, в средство. Не только хозяйство было отчуждено от человека, но отчуждены его воля, его ум, его сердце. В среде этого принципиального антигуманизма закономерно возник и развился до патологических форм культ лжеспасителей человечества».

«Коммунизм довел до предела начатую капитализмом пролетаризацию масс. Принудительный труд сменил относительную свободу труда, которая характерна для капиталистических отношений».

Разбирая язвы и пороки системы, Огурцов приходит к выводу, что коммунистический мир органически не способен к реформам и находится в стадии разложения. Всякая попытка реформ в политике, экономике, идеологии будет неизбежно вести к ликвидации всей тоталитарной системы. Поэтому добровольно, без борьбы, господствующий класс не уступит ничего. Отсюда следует, что «освобождение народов от коммунистического ига может быть достигнуто только вооруженной борьбой».

Освободительная революция, направленная на свержение диктатуры коммунистической бюрократии, по своим задачам и последствиям будет иметь международный характер. «Для полной победы народу необходима своя подпольная армия освобождения, которая свергнет диктатуру и разгромит охранные отряды олигархии».

В разделе I первой части программы делается блестящий анализ тоталитарной идеологии коммунистической бюрократии.

Марксизм-ленинизм характеризуется как течение «глубоко антиморальное, антигуманное, антикультурное, антинародное». Это течение, отрицающее божественные основы мира, надматериальные ценности и духовную свободу человека, по формулировке Огурцова, представляет собой «метафизический материализм — самое безнадежное и ложное философское учение».

Учение о диктатуре пролетариата, составляющее ядро коммунистической идеологии, программа определяет как «руководство к захвату политической власти в момент общенародного кризиса, к безмерному распространению этой власти на все стороны жизни, к ее постоянному укреплению при помощи бесчеловечных методов».

Догмы марксизма-ленинизма неизбежно приводят к самоубийственной для народов страны гражданской войне и к диктатуре коммунистической олигархии, при которой государство впервые в истории становится органом непрерывного насилия над народом.

Тезис об авангардной роли пролетариата в революции позволяет коммунистам использовать часть рабочего класса как организованную силу для политического переворота, который приводит к еще большему закрепощению рабочих.

Национализация народного хозяйства при коммунистическом строе ведет к хозяйственной тирании, к возникновению абсолютной зависимости народа от правителей, к резкому падению производительности труда и низкому качеству товаров, к нищенскому уровню жизни трудящихся.

Марксистское понимание равноправия женщин с мужчинами принуждает женщин к труду на производстве, что ослабляет семью и обрекает детей на беспризорность.

Ленинский тезис о «единстве партии», монополизировавшей власть, неизбежно приводит к культу вождя этой партии, который в той или иной степени постепенно превращается в деспота.

Принцип «партийности» науки и искусства ведет к «вырождению общественных наук, к торможению во всех областях знания, к уничтожению национальной традиции, к фальсификации действительности, к замене культуры пропагандой».

«Марксистско-ленинское требование идеологического единства и тотального коммунистического воспитания народа вызывает жесточайшее моральное угнетение всего общества, развращает людей в атмосфере всеобщего лицемерия».

Огурцов приходит к закономерному выводу: «Марксизм, ленинизм, сталинизм, маоизм — все это последовательные звенья одной цепи. Все учение логически взаимосвязано и не поддается частичной ревизии. Оно может быть, после признания его основных предпосылок ложными, отвергнуто только целиком».

В разделе II анализируется большевистский переворот 1917 года и его последствия.

Октябрьский переворот удался большевикам потому, что партия Ленина, использовав тяжелое положение России в годы Первой мировой войны, демагогической агитацией разложила армию; играя на социальных и национальных противоречиях внутри страны, захватила власть и спровоцировала гражданскую войну, в процессе которой лихорадочно создавала тоталитарную систему, отбросившую страну назад, в эпоху крепостного права.

В результате большевистского путча крестьянство превратилось в организованный в коммуны сельский пролетариат. Рабочий класс, потеряв даже те права, которые у него были при царе, оказался закрепощенным на государственных предприятиях, ставших коллективной собственностью коммунистической бюрократии. «Коммунистическое обобществление хозяйства есть экспроприация народа в целом, превращение его в народ- пролетарий».

Одновременно с пролетаризацией огромного количества народа возник и формировался новый эксплуататорский класс, превзошедший своей силой и паразитической природой все господствующие классы прежних социальных систем.

Этот могущественный класс — коммунистическая бюрократия — обладает гигантским, ни с чем несравнимым потенциалом власти потому, что он милитаристски организован и имеет большие навыки в демагогии и терроре, монопольно владеет всем народным хозяйством, сосредоточил в своих руках всю полноту власти, которой пользуется «исключительно в своекорыстных интересах, попирая общечеловеческие законы морали», организовал духовное насилие над людьми, силой навязав им свое мировоззрение.

Далее программа дает краткий исторический очерк той непрерывной катастрофы, в которую попала Россия после захвата власти большевиками. Весь период коммунистического господства программа характеризует как «непрекращающуюся, то скрытую, то открытую, войну между диктатурой бюрократов и народом».

В разделе III анализируется сущность коммунистической системы.

Истоки зарождения режима коммунистической диктатуры и всемогущего эксплуататорского класса в «марксистской доктрине обобществления хозяйства и ленинском учении о партии, как руководящей и направляющей силе коммунистического общества».

Обобществив всю собственность, бюрократия получила возможность эксплуатировать все группы населения в невиданных до сих пор масштабах. При этом с одной стороны возникает класс всесильных монополистов, с другой — класс неимущих, «народ, спрессованный в безличную крепостную массу», который, в отличие от прежних малоимущих классов, радикально отстранен от всякой собственности, обеспечивающей свободу труда.

В результате большевистской революции пролетариат не только не стал владеть средствами производства, но его новые хозяева, намного более сильные, чем ушедшие в небытие капиталисты, еще больше увеличили эксплуатацию и поставили рабочих в такие условия, при которых они не могут легально бороться за улучшение своего положения.

Крестьянство за пользование ничтожными приусадебными участками вынуждено отрабатывать советскую барщину на государственных латифундиях. В результате идущего процесса пролетаризации колхозники должны со временем превратится в сельскохозяйственных рабочих, в «батраков коммунистической бюрократии, которая прикрывается государством».

Вместе с рабочими и крестьянами жестокой и утонченной эксплуатации подвергается интеллигенция, вынужденная работать под строжайшим контролем партийной олигархии.

Программа жестко и справедливо критикует неэффективную советскую систему управления и планирования в народном хозяйстве и «хроническое отставание сельского хозяйства».

Если с экономической точки зрения программа определяет коммунистическую систему как «разновидность государственно- монополистического капитализма», то с политической — она представляется Огурцову как «крайний тоталитаризм, вырождающийся в деспотию».

Единственным субъектом власти является коммунистическая партия во главе с партийной олигархией, находящейся в самом центре системы, от которого отходят «рычаги» и «приводы», опутывающие все общество. Сама партия, строящаяся по милитаристскому принципу, который исключает всякий демократизм, не является самостоятельным организмом, она лишь используется как одно из главных орудий партийной клики, группирующейся вокруг генерального секретаря-диктатора, присваивающего себе все прерогативы власти и даже устанавливающего нормы «коммунистической морали».

Под жестким контролем олигархии находится не только партия, но все другие структуры: государственный аппарат, профессиональные союзы, суды, вооруженные силы, общественные организации и т.д.

Государственные органы — от местных до Верховного Совета — являются «косвенно партийными и ни в какой мере не представляют народ». «Выборы» носят «исключительно показной характер» и являются фикцией.

Партийно-государственные профсоюзы полностью лишены самостоятельности и являются «еще одним орудием угнетения трудящихся». «Задача советских профсоюзов — воспитывать рабочих в коммунистическом духе, организовывать при помощи штрейкбрехерской агентуры «социалистическое соревнование», являющееся утонченным методом эксплуатации, создавать у рабочих иллюзию, будто они имеют свою классовую организацию»,

В коммунистическом государстве право имеет классовый характер и целиком подчинено интересам господствующей бюрократии. Нет никаких гарантий жизни, свободы и достоинства граждан. Судебный аппарат автоматически выполняет карательные функции, осуждая всех неугодных преступному режиму. «В этих условиях конституция становится фикцией, а провозглашенные ею куцые права — циничным издевательством».

Все поры общества пронизаны тайной политической полицией, обладающей неограниченными возможностями. Репрессивные органы вербуют сотни тысяч человек в осведомители и секретные агенты. «Взаимная слежка, шантаж, провокация, клевета, пытки, концлагеря, планомерное истребление цвета нации — все это обычные явления в жизни коммунистического мира».

Одновременно с откровенным террором режим для поддержания существующего статус-кво использует и «диктатуру мировоззрения». Свою социал-расистскую партийную идеологию и философию коммунистическая олигархия превратила в «официальное государственное исповедание», отпадение от которого может закончится гибелью "вероотступника”.

Марксизм-ленинизм враждебен религии не только потому, что это учение атеистическое, но и потому, что он сам есть новая лжерелигия. Это учение отвергает, объявляет враждебным, шельмует, насилует и калечит все, что не совпадает с его догматами и «моралью». Это казенное тоталитарное мировоззрение имитирует религиозные обряды, вводит свои «иконы», «святцы» и т.д.

Но насадить ложную эрзац-религию нельзя прежде, чем будет О е. искоренена «национальная традиция — живая душа народа». Для этого «внедряется идолопоклоннический культ деспота, культ «ленинского ЦК», культ партии». Политическая власть фетишизируется. В области духовного сознания народы страны насильственно отбрасываются к дохристианской эпохе. Культурное наследие нации находится под жестким контролем идеологических надзирателей, которые приспосабливают его для целей «коммунистического воспитания». «Железный занавес изолирует население коммунистического лагеря от жизни окружающего мира». Коммунистическая олигархия держит народ в узде, используя массовый социальный гипноз.

Атмосфера внутри страны пропитана тотальным шпионажем, задавлено всякое живое общение. Все, что есть в народе самобытного, талантливого, благородного, подавлено и находится в глухой оппозиции. «Ни на один день не прекращает свою работу гигантская фабрика дезинформации, фальшивой пропаганды, эрзац-культуры и фальсификации истории». Режимом создан целый словарь, в котором извращены все понятия.

Все это делается для того, чтобы подобным «воспитанием» поработить мысль народа и опустошить его душу.

Далее Огурцов резко критикует хрущевскую программу построения коммунизма и выражает твердую уверенность в том, что «несмотря на то, что история довела эксперимент почти до предельно уродливой формы, конечные цели коммунистического класса неосуществимы. И мировой крах наступит для этого класса именно тогда, когда ему будет казаться, что он стал всесильным на земле и на небе».

В разделе IV программы обосновывается историческая обреченность коммунизма.

Сущность коммунизма настолько реакционна и аморальна, что его идеологи не могут ее обнаруживать в неприкрытом виде.

До захвата власти коммунисты, скрывая свои истинные цели, пропагандируют «общие социалистические идеалы», выступают с другими политическими силами за создание единого народного фронта, требуют самых широких демократических свобод. Но после захвата власти тактика коммунистов круто меняется. Устанавливается тоталитарная диктатура, партии — союзницы уничтожаются или их роль сводится к нулю, организуется принудительное единомыслие, так как обнаруживаются расхождения между обещаниями и жизнью.

Реальная сущность коммунистического режима заключается в том, что партия, захватившая власть во имя освобождения народа от эксплуатации, сама образовала класс всемогущих эксплуататоров. Организованное коммунистической олигархией «строительство социализма» было всего лишь индустриализацией, проводимой в интересах господствующего класса самыми преступными методами.

Программа отмечает, что историческое развитие форм собственности вело неуклонно к свободному народному хозяйству, и коммунизм представляет собой ненормальную экономическую формацию. Этатистская система хозяйства была искусственно создана, силой навязана и приспособлена к интересам самого хищного эксплуататорского класса. Этот путь Огурцов считает бесперспективным, развитие собственности должно идти не к монополизации ее какой-либо одной социальной группой или классом, а к ее всемерной дифференциации. Будущее только у смешанной экономики, только она может освободить труд и обеспечить широкую хозяйственную демократию.

Коммунистическую идеологию с ее «материалистическими догмами, фанатической нетерпимостью к духовному опыту всего человечества» Огурцов называет «сектантским мировоззрением хищнического класса, порвавшего с общечеловеческими идеалами». Единственная цель этого класса — сохранить свою власть и собственность любой ценой.

Огурцов убежден, что класс этот «духовно мертв», в его среде происходит разложение, и победа народа исторически предопределена.

В разделе V обосновывается несостоятельность коммунистической идеологии и системы и их неизбежный крах.

Игорь Огурцов полагает, что так как философская система никогда не может быть мировоззрением народа, марксизм-ленинизм как учение совершенно неизвестен народу. «Народное мировоззрение может быть только органическим, религиозным. Временное помрачение и ослабление духовности означает только, что народ живет в сумерках, которые не могут долго продолжаться».

Анализируя ситуацию в мире, Игорь Вячеславович приходит к выводу, что к середине 1960-х годов «коммунизм исчерпал свою потенциальную силу, его агрессивный порыв выдыхается и уже утратил свой ореол», и сделал пророческий прогноз о том, что «судьба мирового антикоммунистического движения будет решаться в России».

Во второй части программа ВСХСОН предлагает план создания свободного гражданского общества после падения коммунистической диктатуры на основе принципов социал-христианства.

В современном мире идет духовная борьба за личность. У человечества два пути: либо «свободное обращение к Богу и принятие Его заповедей, и тогда раскрываются все силы и красота Человека», либо «отпадение от Бога, и тогда — сатанократия, растворение личности в стихийных силах, рабство у материи, вырождение сознания вследствие потери истинных целей и смысла жизни».

Коммунизм, по мнению Огурцова, может быть преодолен только через христианизацию всей жизни общества, через воплощение этических принципов христианства в политической и экономической практике.

Поскольку высшей и абсолютной ценностью после Бытия Божия христианская религия признает каждую человеческую личность и братские отношения между людьми, социал-христианство восстанавливает права личности и права народа как сложного духовного организма, способного на творческое самопроявление. Цель социал-христианского движения — преобразование безличного коммунистического коллектива в коллектив персоналистический — одухотворенный, свободный, братски взаимосвязанный.

Социал-христианство признает за человеком неотчуждаемые права, вытекающие из его природы. Социал-христианство выступает за равновесие между личностью, обществом и государством, за ограничение всякой власти ее естественными пределами.

Воззрения автора программы ВСХСОН на политическое устройство общества в чем-то схожи с идеями славянофилов, Николая Бердяева, Ивана Ильина.

Политическая сфера со значительными ограничениями должна быть по преимуществу областью государства. «Социал-христианская государственная доктрина рассматривает как безусловное зло такую организацию власти, при которой она является призом для соперничающих политических партий или монополизируется одной партией».

Непосредственное участие народа в политической жизни Огурцов видел в самоуправлении на местах и представительстве крестьянских и городских общин и национальных корпораций — крупных союзов работников физического и умственного труда — в высшем законодательном органе страны. В целях свободного проявления мнений могут беспрепятственно образовываться политические течения и движения, которые не будут, однако, иметь статуса партийных организаций.

Труд должен быть раскрепощен, чтобы он служил благополучию личности, семьи и общества. Создается смешанная экономика, проводится персонализация государственной собственности и земли, в результате чего национальные богатства будут справедливым образом распределены среди народа, а собственность поставлена на службу социальным целям.

Земля должна принадлежать всему народу в качестве общенациональной собственности и не подлежит продаже или иным видам отчуждения. Из всех земель создается государственный фонд, общинный фонд, гражданский фонд. Земли гражданского фонда предоставляются желающим их обрабатывать гражданам России с правами вести хозяйство самостоятельно или в свободном объединении с другими хозяевами и свободно распоряжаться продуктами своего труда.

Далее важный пункт! «Государству должно принадлежать исключительное право на эксплуатацию недр, лесов и вод, имеющих общенациональное значение».

Еще один важный пункт: «Предприятия промышленности и обслуживания должны быть переданы в собственность и самоуправление коллективам, вкладывающим в них свой труд или средства». Возможны два варианта акционирования: а) передача предприятия в полную собственность работающему на нем коллективу, б) передача предприятия в частичную собственность работающему на нем коллективу «с участием свободных акционеров, в целях распространения доходов от промышленности на все слои народа».

Государство должно безусловно выполнять социальные функции: «Не допускать образования монополий; обеспечивать честность конкуренции; регулировать налогообложение, выравнивая распределение благ среди населения; предоставлять финансовую помощь нуждающимся предприятиям».

«Не должны подлежать персонализации энергетическая, горнодобывающая, военная промышленность, а также железнодорожный, морской и воздушный транспорт общенародного значения. Право на их эксплуатацию и управление ими должно принадлежать государству».

Государство, считает Огурцов, должно конституироваться как «теократическое, социальное, представительное и народное». Теократическое, поскольку государство должно быть построено на моральной основе и обязано руководствоваться в своей деятельности религиозными принципами, общими для всех христианских народов. Социальное, поскольку государство обязано гарантировать политические, экономические, гражданские, семейные, личные права всем своим гражданам и должно гармонично регулировать и сочетать общие, групповые и личные стремления, не принося в жертву ничьих законных интересов. Представительное и народное, поскольку на политическую власть не должно быть монополии у лица, сословия, класса, партии, а власть должна гармонично распределяться среди народа в форме местного самоуправления в административно-государственных единицах и участия народа в высшем законодательном органе страны через свободно избираемых депутатов.

Программа ВСХСОН декларировала, принцип разделения властей. Наряду с законодательной, исполнительной и судебной властью, она предложила сформировать еще одну ветвь власти — контролъно- блюстителъную. Эту власть будет представлять духовный авторитет народа — Верховный Собор, который, не имея административных и законодательных функций, должен располагать правом вето на любой закон или действие, которые не соответствуют «основным принципам социал- христианского строя» или могут быть рассмотрены как злоупотребление политической властью. «Верховный Собор должен состоять на одну треть из лиц высшей иерархии Церкви и на две трети из выдающихся представителей народа, избираемых пожизненно».

Много конструктивных идей из программы Игоря Огурцова касаемо строительства цивилизованного государства, экономики, правосудия, религии, образования, культуры и т.д. в той или иной форме уже воплощены в жизнь в современной России или стоят на пороге воплощения.

В XV разделе программы провозглашаются права человека и гражданина, которые должны быть закреплены в новой конституции страны. Эти права и свободы полностью соответствуют нормам международного права. Игорь Огурцов первым у нас в стране детально разработал концепцию прав человека. В начале 70-х годов эта идея была подхвачена московскими диссидентами во главе с академиком Сахаровым. А при президентах США Картере и Рейгане права человека стали стратегической доктриной американского правительства, не без помощи которой был сокрушен коммунистический мир.

Таковы основные идеи созданной Игорем Огурцовым программы ВСХСОН — одного из самых выдающихся документов сопротивления тоталитарной коммунистической системе.

Владимир Захаров. РЫЦАРЬ ИДЕИ. Политическое кредо Игоря Огурцова.. К семидесятипятилетию со дня рождения. Часть 2.

http://rpczmoskva.org.ru/stati/vladimir-zaxarov-rycar-idei.html

Категория: Мыслители | Добавил: rys-arhipelag (29.07.2012)
Просмотров: 852 | Рейтинг: 0.0/0