Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 18.09.2021, 04:01
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Виталий Николаевич Носков. Штурм Первомайского. РЕШИЛИ РАНО ПОВЗРОСЛЕТЬ
Сначала в черном студеном небе уверенно нарастающий гул самолета, какое-то неяркое цветное мигание - и степное пространство вокруг нас озаряется острым, все разоблачающим светом. "Люстру повесили", - говорит мне сапер Владимир Бирюков, ладно скроенный девятнадцатилетний кубанский казак.
   Саперов, приданных собровцам, чуть больше десяти человек. Командует ими подполковник Сергей Шаховцов. Этой ночью все они спят в медицинской "таблетке", за год войны привыкшие к фронтовым неудобствам. Володя же не позволяет себе заснуть. Он бережет сон двух минно-розыскных собак: молодую, беспокойную восточно-европейскую овчарку, которая время от времени порыкивает на меня, и крепко спящего эрдельтерьера.
   С этой золотисто-рыженькой, ласковой собачкой по кличке Нюра я познакомился еще вчера. Наслышанный о подвигах минно-розыскных собак в годы Великой Отечественной войны (тогда ими было обнаружено более четырех миллионов мин), я знакомился с Нюрой, чувствуя к ней огромное уважение. А на вопрос: "Почему в саперной команде декоративный эрдельтерьер?" - подполковник Шаховцов ответил: "У нас и дворняжки работают. Был бы у собаки нюх, да для них хороший учитель".
   Пока в небе висела "люстра", я смотрел на Нюру. Безмятежно спокойно, как ребенок, она спала, и невозможно было не залюбоваться этим чудом природы, отыскивающим мины. Завтра бой. И ей, Нюре, идти с саперами в Первомайское, где их ждут мины, "растяжки", смертоносные ловушки. "Нюрочка! Девочка!" - так, когда ласково, когда требовательно, обращается к ней ее проводник-кинолог сержант Бирюков. Он не спит, чтобы выспались минно-розыскные собаки.
   - Не то чтобы кто их обидит, - говорит он мне у костра. - Этого не будет, мы в охраняемой зоне. А просто надо, чтобы люди к ним не подходили, не отвлекали от сна. Работа завтра будет тяжелая.
   Мы с Володей поддерживаем костер то ли колючей акацией, то ли терновником. Невысокое пламя все равно беспокоит овчарку. Она пытается уснуть в трех шагах от нас, а может, это моя негромкая речь тревожит ее. Она вдруг снова взлаивает.
   - Тихо! Это свой... Нервничает немного, - помолчав, поясняет поведение собаки Владимир.
   Что завтра бой - известно всем. Многодневное ожидание атаки на Первомайское через несколько часов должно вылиться в выстрелы, команды, кровь, стоны людей. И боевая восточно-европейская овчарка, возможно, предчувствует то, что недоступно нам, людям. Что она думает и знает о нас?
   - Может, мне уйти, чтобы не беспокоить собак? - говорю я Володе.
   - Вы не мешаете. Грейтесь, - отвечает он мне. "А куда мне идти? - думаю я. - У СОБРа ГУОП МВД России в распоряжении только маленький "Кавзик". Мы спим в нем, меняясь через два часа. Среди офицеров есть люди богатырского роста и телосложения, так пусть отсутствие журналиста, которого на время операции с разрешения старшего начальника взяли в отряд, позволит хоть одному из бойцов расположиться на сиденьях свободнее".
   Авиаторы снова постарались, чтобы стало светлее, и я вижу караван автобусов с работающими на малых оборотах двигателями - там обогреваются люди, которым поутру в бой. Возле каждой машины охрана из собровцев. Редкая цепь костров. А мы с Володей возле дороги. Рядом с нами "таблетка", где в позах эмбрионов спят саперы. Падает снег. Влажновато. Костер нервно подергивается, требуя в жертву сухие дрова и ветки. Но где их взять?
   - О собаках я читал с пяти лет, - поддерживая разговор, говорит мне Володя. - "Белого клыка" Джека Лондона я прочитал еще в первом классе. Очень нравится Василий Песков. Я люблю животных. Работаю с малых лет. Особенно нравилось на конеферме. Ведь я крестьянский сын.
   Он поворошил ветки, на правой руке тонко блеснуло кольцо.
   - Ты женат? - спросил я.
   - Обручен.
   На Кубани ждет Володю невеста. Она приехала в казачью станицу из далекого Казахстана. Куда еще возвращаться русским людям? Туда, где особенно крепок русский православный корень, где знают, почем фунт лиха.
   В наступившей тишине, глядя на огонь, я думаю, что невеста Володи, наверное, красива не по-кубански. Она кажется мне светленькой, хрупкой, голубоглазой и, как Володя, немногословной. Знает ли она, что ее жених постоянно на боевых операциях? Что он был в группе саперов, которая прибыла на "Минутку", где при взрыве фугаса подорвался генерал-лейтенант Анатолий Романов? Командиром той группы был майор Виктор Шахов. Несколько дней назад он подорвался при разминировании кизлярской больницы. Володя, вздыхая, говорит, что Шахов - один из его учителей.
   Мы молчим. Наконец-то овчарка уснула.
   - Где ты хочешь работать, Володя, когда вернешься домой? - спрашиваю я.
   - Буду проситься в УГРО, кинологом.
   Наш разговор идет медленно, как сама ночь. Иногда в темноте постреливают.
   В Чечне мы с Володей уже были где-то рядом, но не встречались, а теперь вот довелось. Подполковник Сергей Шаховцов рассказал, что в его подразделении, командированном в Первомайское, все добровольцы.
   - Бывало, - рассказывал подполковник, - 30-40 километров надо проверить - не заминированы ли? Все забираются на броню. Туда-сюда проедем... Знаете, как шутят в Чечне? Мы - "одноразовые саперы". Вот так о нас говорят. Главное же, не нарваться на приличный фугас.
   Шаховцов поступал в Тюменское инженерное училище еще в 1975 году.
   - Мне кажется, - сказал я ему, - все саперы, как вы, Сергей Михайлович, выдержанные, сверхвнимательные интеллектуалы, с большим чувством юмора.
   Но глаза у Шаховцова были с грустинкой, как и у старшего лейтенанта Дмитрия Колотилина, как и у тех саперов, что спали сейчас в "таблетке".
   "Что день грядущий им готовит?" - спрашивал я себя, переживая за все наше воинство. Как-то нехотя Володя признался, что был ранен в Грозном на блокпосту в левое предплечье осколком от РПГ.
   - Но я жизнерадостный, - сказал мне под утро он. - Нюра моя, саперочка, такая же жизнерадостная. Вечером мы с ней потренировались. В несколько консервных банок мой помощник положил два кусочка тротила. Он запрятал их здесь рядом, с большим разбросом, землей прикопал, но она нашла. - И Володя с большой любовью посмотрел на крепко спящего эрдельтерьера.
   - Ну, а чем ты поощрил Нюру? - спросил я. - Кусочком сахара?
   - Да нет. Солдатским сухарем. Она их очень любит.
Январь 1996 г.
 
http://artofwar.ru/
Категория: Герои наших дней | Добавил: rys-arhipelag (22.05.2009)
Просмотров: 638 | Рейтинг: 5.0/1