Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 28.09.2021, 22:46
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Носков Виталий Николаевич. Штурм Первомайского. "ПУРГА-555" ПОД ПЕРВОМАЙСКИМ
Дагестанские старейшины, уходя из Первомайского перед штурмом, просили российское командование поберечь кладбище с могилами предков. "Село-то мы отстроим заново, - говорили они, - а вот не сохранить дорогие могилы для нас большое несчастье". Боевики-чеченцы особенно вгрызлись в землю именно на кладбище. Заставляя работать захваченных заложников и новосибирских милиционеров, они закопались в дагестанскую землю, как кроты, нарыли дополнительные ходы сообщения, запасные окопы, а самое неприкосновенное в Дагестане - могильные плиты - стали для них пулеметными щитками.
   Такой участок предстояло атаковать краснодарским собровцам 15 января, Краснодарский же спецназ УИН был определен на охрану передового КП, где находился командир сводного отряда генерал-майор А.Карташов, на эвакуацию раненых, а в дальнейшем на работу по специальности - на фильтрацию пленных боевиков.
   Из Краснодара эти два отряда вылетели одним "бортом" 9 января. Отличный организатор, начальник УВД Краснодарского края генерал-лейте­нант милиции А. Сапрунов оперативно решил вопрос с отправкой своих людей на задание. Предстояло освобождение двух с половиной тысяч заложников из больничного комплекса. К чеченским боевикам и наемникам, захватившим больных детей, женщин, стариков, у спецназовцев уже давно не было ненависти. Только презрение и четкое профессиональное осознание: преступники должны быть уничтожены. Все сотрудники и военнослужащие МВД, летевшие в Кизляр из Краснодара, Москвы, Ставрополя, Волгограда, надеялись, что на этот раз операция по ликвидации захватчиков состоится. По их общему мнению, то, что бандюг отпустили из Буденновска, стало причиной того, что боевиками овладела зараза вседозволенности. После Буденновска в России ­­ началась эпидемия террористической чумы. Уже на второй день после того как, вопреки мировой практике, правительство России пошло на переговоры с Басаевым, краснодарские спецназовцы УИНа схватились с террористом в Новороссийске, потом еще, еще... Во всем мире террорист не "фигура", ему сразу дают понять, что наказание неотвратимо. Посягнувший за рубежом на жизнь детей, стариков твердо знает, что его ждет смерть. Своей лютой акцией в Кизляре радуевцы поставили правительство России перед принятием решения о том, какой быть государственной политике по отношению к террористам. После Буденновска в России с этим так и не определились. Уровень бандитского злодеяния на этот раз был так велик, что не отреагировать на него адекватно означало обречь Россию на террористический беспредел.
   После захвата чеченцами Первомайского стало ясно, что предстоит войсковая операция. Какими силами? Чтобы мировое сообщество поняло, что в Кизляре и Первомайском Россия имела и имеет дело с уголовными элементами, было принято решение об их ликвидации силами спецподразделений по борьбе с организованной преступностью.
   9 января 1996 года можно назвать точкой отсчета в новом осмыслении чеченской преступности и борьбы с ней. В своей жестокости и хищнической организованности боевики достигли такого кровавого изуверства и такой оснащенности, что Россия, чтобы защититься, должна теперь законодательно закрепить возможность уничтожения уголовно-террористических бандгрупп силами армейских войсковых подразделений. Раньше такие перспективы почему-то нервировали американских, западно-германских, швейцарских налогоплательщиков и российских господ, вроде Сергея Ковалева, к которым, к несчастью, прислушивались в правительстве. Решение на уничтожение банды Радуева - профессиональной в военном смысле, оснащенной современным оружием, уголовной по сути и поведению, - стало новым этапом борьбы России с терзающей ее преступностью.
   Вот какие обстоятельства привели собровцев ГУОП МВД России, из Краснодара, из Московской области, Москвы, Махачкалы, Ставрополя, Волгограда в чистое поле с приказом о взятии села Первомайского, оккупированного радуевцами. А их было более трехсот человек, вооруженных гранатометами, тяжелыми и обычными пулеметами, минометами, автоматами, снайперскими винтовками.
   Собровцам после короткого "щадящего" артналета, дабы не погубить захваченных боевиками заложников, и недолгого огневого воздействия четырьмя-шестью вертолетами предстояло атаковать село среди белого дня! Налицо были недооценка противника и переоценка своих возможностей. Идеальным вариантом было бы размолотить село до основания, уничтожив земляные укрытия и окопы чеченцев минометными батареями. Но кто бы назвал это освобождением заложников? Выходило, куда ни кинь, везде клин! Соотношение атакующих и защищающихся боевиков к 15 января было один к одному. Это изначально предполагало большие потери среди наступа­ющих.
   В этот день собровцам и спецназовцам внутренних войск из отрядов "Витязь", "Русь", бойцам спецгруппы "Ягуар" ценой личного мужества пришлось превозмочь сверхосторожность политиков, отсутствие мирового опыта по освобождению большого числа заложников из укрепленного противником населенного пункта. А также и недостаток огневых средств, назначенных для поддержки, отсутствие надежной связи, зимней экипировки, в частности, костюмов и обуви с электроподогревом, горячего питания, средств его доставки. Вот почему нормы обеспечения отрядов по борьбе с организованной преступностью, предназначенных для кратковременных операций в городских условиях, должны коренным образом пересматриваться. События в Буденновске, Кизляре и Первомайском раскрыли мировому сообществу глаза на то, что в пределах Российской Федерации набрала силу организованная преступность, представляющая опасность для всего человечества.
   Собровцы Краснодара атаковали на левом фланге, рядом москвичи, волгоградцы, ставропольцы, дагестанцы, а для их поддержки... всего две БМП-2.
   Артналет и удар с воздуха не нанесли радуевцам ощутимых потерь, ни одна огневая точка не была подавлена. Чеченцы переждали артналет, уйдя по отсечным позициям вперед, в то чистое поле, откуда ждали собровцев, наступающих, как пехота.
   - "Пурга-555", - раздалось в эфире. И вся линия атакующих, числом чуть больше трехсот бойцов и офицеров, пришла в движение.
   Первую БМП-2 из гранатомета сжег боевик в черном полушубке. Он внезапно вырос над окопом. Выстрел. И БМП окуталась сначала белым дымом, а потом разгорелась, распространяя в пространстве тяжело ползущий, клубящийся черный дым. За ним, спасительным, краснодарцам по арыку удалось продвинуться несколько вперед без потерь. Вторую БМП, завалившуюся в арык, краснодарцы стали использовать как огневую точку. Их командир, майор, когда-то окончивший Ташкентское высшее общевойсковое командное училище, умело стрелял из башенной пушки, гася огневые точки радуевцев. На левом фланге атакующим собровцам Краснодара, Ставрополя, Москвы, Волгограда, Дагестана препятствовали вырытые в полный профиль окопы, пулеметные гнезда, ходы сообщения, длинный высокий бетонный забор, превращенный боевиками в крепостную стену с бойницами для тяжелых пулеметов, ПК, стрельбы из гранатометов.
   Как бы там ни было, краснодарский СОБР (в нем служит много бывших армейских офицеров) выбил радуевцев с дагестанского кладбища. И закрепился на нем. Самый ближний "духовский" окоп был всего в тридцати метрах.
   В первый день у краснодарцев было трое раненых. Первое ранение - самое тяжелое - в живот.
   Александр по прозвищу Рейнджер получил ранение в правую кисть руки. Капитан Сергей П. - ранение в бок. Раненого в живот эвакуировали сразу. Александр и Сергей остались в строю. "Война есть война, - сказал мне потом заместитель командира отряда Владимир Г., - но холод - вот это страшно".
   Двое с половиной суток краснодарцы провели на январском морозе, то забываясь коротким сном на корточках, то участвуя в ночных перестрелках и снайперских дуэлях.
   - Эй, русс Иван, - кричали им из чеченских окопов, - сдавайся! - А когда боевики замолкали, краснодарцы напоминали им о себе:
   - Нохча! Давай не спи! Видишь, один уснул и получил пулю! Задремавшего боевика отыскал в прицел краснодарский снайпер...
   Собровцы воевали упорно, смело, нанося врагу невосполнимый урон. На дагестанском кладбище и напротив него нашли свою смерть не один чеченский гранатометчик и снайпер. Краснодарцы использовали тактику, воюя малыми группами в составе снайпера, гранатометчика, двух-трех автоматчиков. Двое с половиной суток упорных боев на стылой земле, когда один сухпай на троих, нет чистой воды, раненые... Плотность огня по собровцам была очень высокой... А потом по ним ударили... свои вертолеты. Ошиблась и родная артиллерия: снаряд разорвался в пяти метрах от делящих одну бутылку водки на пятерых, горлышко которой начисто срезал осколок.
   Краснодарскому же спецназу УИН поначалу под Первомайском выпала доля эвакуировать с "передка" раненых, доставлять боеприпасы, охранять передовой КП, который время от времени обстреливался. А 18 января под командованием майора Николая Р. отряд шел в первой линии атакующих. Я встретился с ними на зачистке села Первомайского, и майор Р. сказал мне, что "работой краснодарцев-собровцев и своих ребят в селе Первомайском удовлетворен. Мы доказали, что Россия будет долбить боевиков при любой их попытке показать клыки. Главное, мы перестали утираться! Лично я воюю, чтобы мафиозная экспансия с идеей мусульманской фундаменталистской конфедерации "от Каспия до Черного моря" не получила реального воплощения. Я воюю, чтобы моя родная Кубань была в безопасности. Мне известно, что Дудаев мечтает о расширении своих земель за счет Ставрополья, Кубани и Дона. Не бывать этому!".
   Домой герои-собровцы и спецназовцы Краснодара, СОБРы ГУОП МВД России, Московской области летели в одном самолете. В Краснодаре их ждала теплая встреча кубанских руководителей. Меня дружески приветствовал начальник Управления по организованной преступности Краснодарского края, который 9 января провожал, а 19 января встречал каждого своего бойца крепким отцовским объятием и которому, прощаясь 9 января, я хотел шутливо сказать: "Прощевайте покуда, господа казаки", а вырвалось только "Прощевайте". И он меня пожурил: "Эх ты, разве так прощаются?! Надо говорить: "До свидания!".
   Краснодарцы вернулись в родной город живыми - все! - честно отработав свое. А из Краснодара я улетал с одной мыслью: правительство России должно быть достойно своих бойцов.
Январь 1996 г.
 
http://artofwar.ru/
Категория: Герои наших дней | Добавил: rys-arhipelag (19.06.2009)
Просмотров: 2345 | Рейтинг: 0.0/0