Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Воскресенье, 05.12.2021, 21:03
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Елена Семёнова. Воля чеченского народа как закон для власти РФ
«У нас маленькая территория, мало места, чтобы сеять и пахать, а рождаемость высокая. Нефть закончится, что я тогда буду делать как отдельное государство? Куда мне идти?» - заявил в своём недавнем интервью Рамзан Кадыров, отвечая на вопрос «РГ», не хочет ли Чечня отделиться от России. Что ж, предельно конкретно. Сеять и пахать чеченцы не хотят. И дело здесь не в количестве земли, которой вполне хватало терским казакам, истреблённым и вытесненным ещё советской властью, опиравшейся в этом деле на чеченцев, которым и отошли в итоге «очищенные от контрреволюционного элемента» станицы (к слову, геноцид казачества в отличие от депортации чеченцев в России официально не отмечается). Землепашество не относится к традиционным занятиям чеченцев. Даже во время депортации, в Казахстане, они избегали его. Большинство старалось устроиться шоферить, что давало некоторое ощущение воли и возможность для различных тёмных дел. Итак, сеять и пахать не привыкли, а жить хочется сытно. Что для этого нужно? Дойная корова, которой и сделалась Россия. В этом факте, собственно, и заключается плачевный итог двух наших войн. Недаром заявил А. Закаев ещё в конце 2007-го года: «С назначением Кадырова мы получаем независимость наиболее незатратным способом: Его окружение на 60-70% состоит из наших людей, которые завтра скажут, что Чечня независимая». Позже он также отмечал, что «в самом невыигрышном положении во всей этой ситуации оказались оккупационные войска». Как говорится, что и требовалось доказать…
 
Все яйца в одну корзину…
 
При обустройстве Чечни после 2-й войны российские власти декларировали весьма правильный принцип сдержек и противовесов. Но принцип этот продержался недолго. Очень скоро центр тяжести стал смещаться в сторону одного клана – кадыровского. Из администрации Ахмата Кадырова, муфтия, призывавшего ещё недавно к резне русских, стали один за другим вытесняться люди, не входившие в клан. Москва покорно отдавала своих ставленников, заменяя их людьми, угодными власти ЧР, в основе своей, бывшими боевиками. Наибольшая трудность возникла у последней с некоторыми представителями бывшей антидудаевской оппозиции, сохранявшими свою независимость. 
РФ изначально не умела ценить верных ей людей в ЧР. Антидудаевская оппозиция была разгромлена не только с молчаливого согласия, но и при негласной поддержке Москвы. В 93-м году власти России, занятые подавлением восстания Верховного Совета, поддержала Дудаева в подавлении выступившей против него оппозиции. Позже антидудаевские войска трижды ходили на штурм Грозного, но каждый раз в последний момент получали отбой из Москвы. Эти штурмы стали своеобразным тренажёром для боевиков. Тогдашний министр обороны П. Грачёв заявлял, комментируя последний штурм чеченской столицы, что никогда бы не послал танки штурмовать город. Через несколько месяцев русские танки были посланы им на штурм Грозного, под смертоносный огонь набивших руку боевиков. Антидудаевская оппозиция ждала от Москвы помощи оружием. Москва оружие прислала… Но – неисправное. Это предательство можно было бы списать на пресловутый ельцинский режим, когда бы такая политика не превратилась в систему. Сделав ставку на А. Кадырова, Россия последовательно шла ему на уступки, позволяя, в частности, вытеснять из руководства республикой всех неугодных (пророссийских) деятелей. Одни из них были вынуждены, как Б. Гантамиров, покинуть Чечню, другие ушли из жизни при довольно странных обстоятельствах. В страшной автокатастрофе погиб легендарный командир чеченского ОМОНа М. Газимагомадов, фигура независимая, не имевшая связей с дудаевско-масхадовским режимом, не подконтрольная правящему клану, стремившемуся подчинить себе все силовые подразделения. Снять с должности такого человека без риска бунта со стороны его бойцов было крайне затруднительно, поэтому нельзя не заметить, что смерть Газимагомадова пришлась весьма кстати определённым силам. Командиром ОМОНа должен был стать его ближайший соратник и заместитель Б. Дахиев, но этого не произошло, и назначение ставленника президента ЧР едва не спровоцировало раскол в рядах подразделения, предотвращённый лишь занятой Дахиевым лояльной позицией. Последний остался заместителем нового командира, но так и не стал «своим» для правящего клана. Через несколько лет он был убит опять же при достаточно странных обстоятельствах. Незадолго до гибели Дахиев дал интервью журналистке А. Политковской, которая, как отметила газета «Спецназ России», написала о нём очень толковую (редкую для себя) статью. Газета «Время новостей» отмечала: «…в конце 2002 года, в Москве возобладала линия на жесткий контроль за чеченской исполнительной властью. Премьер-министром стал Михаил Бабич, а министром внутренних дел - выходец из прокуратуры Руслан Цакаев. Но новая чеченская элита уже была достаточно влиятельна для того, чтобы сменить неудобного премьера и главу МВД. Уже весной 2003 года, не проработав и пяти месяцев, г-н Цакаев написал заявление об отставке. 30 апреля того же года он умер в Ставрополе от инфаркта. По одной из версий, инфаркт был следствием методов, с помощью которых его склоняли к увольнению по собственному желанию.
В день отставки Руслана Цакаева в госпитале в Москве умер легендарный командир чеченского ОМОНа Муса Газимагомадов, попавший в страшное ДТП в Чечне. С уходом Руслана Цакаева и Мусы Газимагомадова МВД Чечни практически полностью перешло под контроль Ахмата Кадырова. Процентная доля кадровых российских милиционеров в его штате стала быстро снижаться в пользу бывших боевиков, которые сдавались «под гарантии» Ахмата Кадырова, а затем его сына. Одним из последних «старых» командиров, служивших скорее закону и республике, чем лично ее лидеру, оставался начштаба чеченского ОМОНа Бувади Дахкиев, но он погиб в прошлогодней перестрелке между чеченскими и ингушскими милиционерами на административной границе двух республик…»
Все эти люди были изначально верны России, никогда не воевали на стороне боевиков. Освободившиеся с их уходом места были заняты сплошь бывшими масхадовцами. Характерно, что последним российская власть щедро предоставляет амнистии, тогда как русские военные снисхождения не встречают.
Власти ЧР очень быстро стали добиваться сокращения федерального присутствия на территории республики. И снова Москва пошла навстречу, сократив до минимума количество своих частей. Впрочем, и этот минимум прошлым летом недвусмысленно попросили очистить площадь. Президент Чечни Рамзан Кадыров на совещании с министрами и главами городских и районных администраций потребовал от федеральных силовых структур незамедлительно освободить занимаемые ими гражданские объекты и земли сельхозназначения, где дислоцируются воинские части и подразделения МВД. Как выяснилось, договор на использование этих площадей не был заключён должным образом. Кадыров-старший отложил его подписание, при Алу Алханове о нём также не побеспокоились, не ожидая никаких проблем со стороны лояльного России президента, никогда не бывшего на стороне боевиков. И в итоге – дождались…
До последнего времени в Чечне сохранялись чеченские подразделения, находившиеся в федеральном подчинении: «Горец» М. Байсарова (ФСБ России), «Восток» С. Ямадаева (МО России). И Байсаров, и Ямадаев в первую войну сражались на стороне боевиков, а во вторую, как и А. Кадыров, перешли на сторону федеральных сил. В них, безусловно, трудно заподозрить искренних и верных друзей России (на которых, впрочем, было бы странно рассчитывать после разгрома антидудаевской оппозиции). Но они были необходимым противовесом, сдерживающим фактором для растущих амбиций кадыровцев. И Байсаров, и Ямадаев были убеждены, что Москва их не сдаст, что принадлежность к федеральным силам создаёт им некоторый иммунитет, о поддержке Москвы они уверенно говорили в своих интервью. Но уверенность эта не оправдалась.
Мовлади Байсаров командовал спецотрядом «Горец», подчинявшимся оперативно-координационному управлению ФСБ по Северному Кавказу. В конце 2005-го года УФСБ под нажимом чеченских властей было ликвидировано. Тогда же Рамзан Кадыров решил расформировать и отряд «Горец», распределив его бойцов по силовым структурам, которые ему подконтрольны. Рассчитывая, что при поддержке бывших кураторов из ФСБ ему удастся сохранить спецподразделение, Байсаров отказался подчиняться премьеру Кадырову, а его бойцы забаррикадировались на своей базе в Побединском. Тогда же прокуратура Чечни «реанимировала» уголовное дело, возбужденное еще в 2004-м году. В нём командир «Горца» обвинялся в массовых похищениях и убийствах мирных жителей. Сам Байсаров это отрицал. Когда были найдены тела якобы убитых им людей, он прокомментировал это в том роде, что тем, кто их закапывал, лучше знать, где откапывать. Незадолго до гибели Байсаров дал ряд интервью российской прессе, в которых весьма жёстко высказывался в адрес Рамзана Кадырова. В ноябре 2007-го года в Москву из Чечни приехала спецгруппа для его захвата, которую, по некоторым данным, лично курировал первый зампред правительства Чечни, близкий родственник Рамзана Кадырова Адам Делимханов. Один из знакомых Байсарова рассказал Ъ, что визиту чеченской группы в Москву предшествовали переговоры, которые проводились на уровне руководства силовых структур России. После этого с подполковника внезапно сняли охрану. Нескольких его товарищей задержали и отправили в Чечню. Одновременно в самой республике разоружили последних бойцов «Горца». По словам людей из окружения Байсарова, всю последнюю неделю он звонил своим бывшим кураторам из расформированного УФСБ. Зная, что они больше не смогут его прикрывать, он пытался через них добиться встречи с кем-нибудь из руководства Главной военной прокуратуры, якобы собираясь дать показания, доказывающие его невиновность, а заодно рассказать об убийствах и похищениях, которые были организованы его политическими противниками. Ответ недавних кураторов был предельно конкретен: «Программа закрыта. Больше не звони». Кто и зачем вызвал Байсарова на место ликвидации, так и осталось неизвестным. Люди из окружения командира говорили, что это наверняка был авторитетный человек из Чечни, которому он всецело доверял. Поэтому и поехал к нему без охраны, на частнике, которого поймал на дороге. Байсаров был застрелен на Ленинском проспекте в ходе спецоперации, проводимой сотрудниками правоохранительных органов Чечни. Помощь чеченским милиционерам оказывали сотрудники московского Управления по борьбе с оргпреступностью. Это крайне странная спецоперация вызвала большой резонанс. «Представители так называемых силовых структур Чечни абсолютно бесконтрольно занимаются своими разборками либо ликвидацией людей - в данном случае в центре Москвы. Может быть, это, как принято говорить, и была внутричеченская разборка. Но завтра вдруг властям Чечни не понравится какая-то другая ситуация, вне зависимости от национальности ее участников. И спецназ МВД Чечни приедет разбираться - в Москве или каком-либо другом регионе…» - отмечал в интервью «МН» депутат Михаил Маркелов. Он предложил рассмотреть дело Байсарова на заседании Думы, но Дума, как и следовало ожидать, предложение отклонила.  
По схожему сценарию была начата и разборка с братьями Ямадаевыми, чей батальон «Восток» находится в подчинении российского МО. Р. Кадыров подписал указ об отстранении С. Ямадаева от командования, на что федеральный центр ответил молчанием. Пауза затянулась на несколько месяцев. Наконец, объявленный в розыск по обвинению опять-таки в похищениях и убийствах мирных жителей Ямадаев появился во главе своего батальона в Южной Осетии… После возвращения оттуда он немедленно был отправлен в отставку, после чего федеральный розыск был отменён «в связи с установлением места нахождения» разыскиваемого.
В том, какая участь ожидает опального командира «Востока» мало кто сомневался. Однако первым от рук наёмных убийц погиб его старший брат, депутат от ЕР прошлого созыва Р. Ямадаев (характерная деталь: в новом созыве место Ямадаева во фракции занял Адам Делимханов). На этот раз убийцы сработали изящнее, нежели в случае с Байсаровым. Убийство произошло в самом центре Москвы, рядом с Белым Домом. В том месте, где обычно дежурит милиция. На трассе, которая как будто бы должна быть оснащена камерами видео-наблюдения. При этом картина убийства осталась неясной: то ли убийца был один (тогда непонятно, как он умудрился произвести аж 14 выстрелов в Ямадаева и его пассажира), то ли их было трое в медицинских повязках. То ли ушли, то ли уехали. Непонятно и то, почему всегда осторожный Ямадаев открыл окно своей бронированной машины. Вряд ли он открыл бы его кому попало. Равно как вряд ли М. Байсаров поехал бы  ни с того, ни с сего без охраны, на попутной машине на место своей гибели по чьему-то телефонному вызову, не будучи уверенным в личности звонившего и безопасности для себя такой поездки. Депутат Гуров отметил, что почерк убийцы Ямадаева выдаёт его причастность к спецслужбам. По некоторым данным, в день своей гибели Ямадаев встречался с кем-то в Кремле. Незадолго до того он весьма критически отзывался о руководстве ЧР, отмечая, что если каждый губернатор будет вести себя подобно Кадырову, то Россия развалится.
Ряд СМИ сообщили, что брат убитого в Москве Руслана Ямадаева, бывший командующий батальоном «Восток» Сулим Ямадаев обвинил президента Чечни в убийстве брата президента ЧР Р. Кадырова. Однако С. Ямадаев опроверг эти утверждения в своём интервью агентству «Регнум»: «Многие говорят мне, что это сделал Рамзан. Но я не хочу верить, что Рамзан пошел на убийство членов моей семьи. Он не кто-то, а президент республики. Я знал его отца. Я был Ахмату-хаджи как сын. Мы из одного тейпа. Как он мог пойти на такое? В Чечне такие убийства очень опасны. И Рамзан это знает». Сулим Ямадаев также прокомментировал обвинения президента Чечни в том, что он «похищал людей и требовал за их освобождение немалые деньги»: «Знаете, вот на такие вопросы мне трудно отвечать спокойно. Неужели никто не знает, что делал в Чечне батальон «Восток»? Мы федеральное подразделение, мы действовали в тех рамках, которые нам определило командование. Как это – «похищали и продавали за деньги»? Задачей моего батальона была ликвидация бандформирований. Почему нас никто не обвинял в похищениях и продаже за деньги, когда мы неделями сидели в засадах в Веденском и Ножай-юртовском районах? Когда ликвидировали Абу аль-Валида и других амиров. Если кто-то нас сейчас обвиняет, пусть указывает конкретно имена - кого мы похитили и продали и когда. У них должны быть доказательства, чтобы нас обвинять. Почему эти обвинения сейчас только появились? Халид стал депутатом Госдумы, и никто ничего не говорил. Он прошел всю Чечню, все самые глухие села, рисковал жизнью, объяснял, почему чеченцы должны жить с Россией. Он повернул мнение людей тогда в сторону России. Джабраил погиб в Ведено, потому что отстаивал наш выбор воевать за Россию. Восемь лет я и мой батальон воевали в Чечне. У нас три Героя России в семье. И вдруг в 2008-м оказалось, что страшнее бандитов, чем Ямадаевы, в Чечне нет. Почему?»
При этом он подтвердил информацию о том, что его убитый брат периодически встречался с представителями Кремля, чтобы решить проблемы, возникшие в последний период у самого Сулима Ямадаева: «Знаю, что решал мои вопросы. Все эти уголовные дела, непонятно откуда появившиеся, ну и с работой тоже... Я ведь приехал из Южной Осетии, думал, спасибо нам скажут…»
Сам Рамзан Кадыров заявил, что огорчён гибелью Ямадаева и не исключает, что он пал жертвой кровной мести.
Последнее заявление весьма любопытно, учитывая комментарий президента ЧР к убийству уже Сулима Ямадаева, застреленного неизвестными в Дубаи, где он скрывался последние месяцы. Кадыров обвинил Ямадаева в убийстве своего отца: «У нас были объективные данные о том, что Сулим Ямадаев причастен к этому теракту. В течение всего этого времени велась работа для того, чтобы юридически закрепить эту базу и принять меры по привлечению его к судебной ответственности». Кадыров также считает, что Ямадаев неоднократно предпринимал попытки организовать покушение и на него: «Во время моей инаугурации в качестве президента Чеченской республики в городе Гудермес была предпринята попытка совершить отравление. Кроме того, предпринимались попытки отравить водоем в селе Центорой для того, чтобы таким образом физически устранить меня». Также президент Чечни заявил, что в случае, если Ямадаев жив, он заинтересован в его возвращении в Чечню и суде над ним, после которого Сулим, возможно, должен будет ответить за убийство Кадырова-старшего по закону гор – то есть должна быть осуществлена кровная месть. Остаётся добавить, что после гибели отца Рамзан Кадыров говорил, что уничтожит каждого, кто окажется причастен к этому преступлении. Однако  свою причастность к гибели братьев Ямадаевых президент ЧР категорически отрицает.
Иначе смотрит на дело дубайская полиция. Она обвиняет в организации покушения на бывшего командира батальона «Восток» заместителя председателя Комитета Госдумы по делам федерации и региональной политики Адама Делимханова, бывшего вице-премьер Чечни, в ведении которого находились силовые ведомства республики. Сам Делимханов и Рамзан Кадыров это обвинение категорически отрицают. Обвинения в адрес своего родственника Кадыров расценил как обвинения себе самому. «Разговоры, которые шеф полиции ведет о Делимханове, преследуют цель смазать случившееся, увести от ответственности действительно виновных лиц, скрыть свою несостоятельность и неспособность найти преступников, - заявил он. - Я еще раз повторяю, эти заявления беспочвенны, носят примитивный характер, и здравомыслящими людьми не могут быть восприняты всерьез». Дубайская полиция ответила на это готовностью создать международную группу для расследования убийства Ямадаева и объявить депутата российской Думы Делимханова в международный розыск.
 
Уроки истории
 
Во всех перечисленных случаях российские власти демонстрировали, что доверять им нельзя, что понимают они только недвусмысленный язык силы. Образ российской власти у племён нерусских неизменно ассоциируется с образом всего русского народа. Неслучайно, русский человек в разговоре с инородцем о власти общероссийской часто может услышать словосочетание «ваша власть». В глазах инородцев отвечает за «свою власть» русский народ. Суетливые и слабые действия этой власти не заслуживают ничего, кроме презрения. И это отношение переносятся автоматически и на всех русских. Кавказ не прощает слабости и непоследовательности. Если правитель ненавидим, это полбеды. Но если презираем – это бочка с порохом, которая рано или поздно взорвётся. История кавказских войн продемонстрировала ярко, какой должна быть стратегия на Кавказе. А.П. Ермолов, как известно, проводил на Кавказе очень жёсткую политику, но последовательную и подкреплённую налаживанием инфраструктуры этого региона. И, несмотря на жёсткость, генерал пользовался на Кавказе большим уважением. «На небе Аллах, на земле Ермолай!» - говорили о нём горцы. Единственны селом, которое не тронул Шамиль, было село, где жили родственники жён Ермолова. Первым человеком, с которым пожелал встретиться в России имам, был именно он. Ермолов говорил: «Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены». До тех пор, пока на Кавказе будут встречать слабость со стороны России, непоследовательность её политики, продажность её руководства, вызывающую справедливое презрение, покоя там не достигнуть. Вот, что писал известный учёный Казем-Бек, оценивая деятельность Ермолова: «Великодушие, бескорыстная храбрость и правосудие – вот, три орудия, которыми можно покорить весь Кавказ, одно без другого не может иметь успеха. Имя Ермолова было страшно и особенно памятно для здешнего края: он был великодушен и строг, иногда до жестокости, но он был правосуден, и меры, принятые им для удержания Кавказа в повиновении, были тогда современны и разумны». Современные российские власти не пожелали учесть ничего из двухвекового опыта. За последние десятилетия Кавказ ничего не видел от России, кроме слабости, неуверенности в себе, трусости, бесчестности, неуважения к самой себе, к своим людям. Такая Россия не может вызывать уважения, а без уважения невозможно построить нормальных отношений с Кавказом.
 
Точка невозврата
 
Власти РФ раз за разом расписываются в собственной слабости и трусости. Ультимативную форму отношений применительно к себе со стороны ЧР Москва окончательно приняла, с постыдной поспешностью освободив Кадырову место президента ЧР после его недвусмысленных угроз в адрес Алу Алханова. За несколько дней до отставки Алхановым и секретарём совета безопасности республики Германом Воком было предпринято контрнаступление в информационной битве с командой премьера Рамзана Кадырова. Президент Чечни провел совещание с представителями федеральных силовых структур и сделал довольно резкое заявление, в котором, в частности, говорилось: «В чеченской среде никогда не было ни рабов, ни господ. Тоталитарные методы правления всегда противоречили не только самой истине, но и духовному менталитету нашего народа. Поэтому возведение в культ личности и идеализация одного человека ничего хорошего республике и ее обществу не принесет».
Герман Вок, которого считали ближайшим сподвижником Алханова, был более категоричен: «У него (Рамзана Кадырова) нет уровня председателя правительства и вице-премьера. (…) Рамзан Кадыров - это молодой человек, позволяет себе оскорблять президента, который назначил его на должность председателя правительства. Каждый уважающий себя человек должен сначала уйти в отставку, а потом высказывать критику относительно президента».
В окружение чеченского премьера, говорил секретарь совбеза, очень многие люди попали из окружения Джохара Дудаева, и они сохраняют надежду «прийти к той цели, к которой шли», т.е. к независимости Чечни.
За несколько дней до своего назначения ИО Рамзан Кадыров заявил в интервью журналу «Профиль»: «Алханов мне не очень понятен как президент. [...] Я настолько зол на него, что готов сделать заявление и стать его официальным оппозиционером. [...] Если я даю слово, что буду верно служить народу, то я должен полностью этому отдаваться. Внутренне я не готов стать президентом, потому что я должен быть в ответе за данные обещания перед Всевышним и перед народом. Никто не знает, что ждет человека на том свете, но отвечать за невыполненные обещания я не хочу. А еще я не хочу быть таким президентом, как Алханов…»
А уже вечером накануне отставки Алханова в СМИ просочилась информация: «Работа пресс-службы президента Чечни Алу Алханова, а также аппарата его советников и помощников была блокирована в среду в Грозном – в их помещениях были отключены все телефоны, свет, Интернет».
Комментируя эти события, лидер КРО Дмитрий Рогозин отметил, что отставка Алханова «не может считаться добровольной и предпринята, вероятнее всего, под давлением непреодолимых обстоятельств - таких, как ужесточение требований Рамзана Кадырова и его окружения передать им всю полноту власти». Также Рогозин добавил, что скудная информация, имеющаяся в его распоряжении, «позволяет оценивать будущее Северного Кавказа и его отношения с русским народом весьма пессимистично».
К слову, по одной из версий Мовлади Байсаров предлагал Алханову опереться на отряд «Горец» для укрепления своей власти в республике. Но предложение это принято не было. 
Отставка Алханова стала очередной точкой невозврата в отношениях Москвы и Грозного, после прохождения которой ситуация в республике окончательно вышла из-под контроля федеральной власти, а Россия оказалась поставлена в унизительное положение данника Чечни.
 
Грозный сказал - Москва ответила «есть!»
 
С приходом к власти Р. Кадырова всякая «воля чеченского народа», озвучиваемая им, стала для федерального центра законом. Потребовали ритуальной жертвы в виде двух русских офицеров – пожалуйста, с нарушением всех правовых норм приговорены к длительным срокам Сергей Аракчеев и Евгений Худяков. Потребовали всех заключённых-чеченцев отправлять отбывать наказание в Чечню – пожалуйста. Стоит напомнить, что то же самое было сделано в преддверье 1-й Чеченской. Тогда заключённые-чеченцы также были возвращены на малую родину, а там отпущены на свободу Дудаевым. Они-то и составили костяк тех банд, что терроризировали русское население и даже самих чеченцев.
А, вот, лишь несколько последних примеров.
После условно-досрочного освобождения полковника Юрия Буданова Рамзан Кадыров заявил, что Буданов – враг чеченского народа и должен, как минимум, сидеть пожизненно, что, де, хоть немного утолило бы скорбь чеченцев. И тотчас СКП открыло новое уголовное дело: вдруг объявившиеся «свидетели» объявили, что узнали в Буданове русского офицера, который девять лет тому назад похитил и убил аж восемнадцать их соплеменников!
Чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев потребовал увеличения компенсационных выплат семьям «погибших и пострадавшим в результате военных действий в Чечне». Вначале требование Нухажиева было отклонено Министерством здравоохранения и социального развития РФ. Тогда главный чеченский правозащитник обратился к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой дать указание правительству Российской Федерации начать в 2009-м году выплаты единовременной материальной помощи и рассмотреть вопрос увеличения суммы этой помощи с целью приведения ее размера к общеевропейским нормам. В своем обращении он отмечал необоснованность отказа Татьяны Голиковой. «Как будут выглядеть мои рекомендации десяткам тысяч пострадавшим гражданам  обращаться в суд, в том числе, в Европейский Суд по правам человека,  и поднимет ли это  авторитет России на международной арене?» - говорилось в обращении омбудсмена. Президент РФ Нухажиеву внял. Теперь при Минюсте России будет создана межведомственная рабочая группа по подготовке предложений по законодательному урегулированию вопроса о компенсационных выплатах пострадавшим в ходе военных действий  в Чечне. Как сообщил помощник президента России Дворкович, данная межведомственная рабочая группа должна будет подготовить и представить предложения по законодательному урегулированию вопроса о компенсационных выплатах, пострадавшим в ходе военных действий  в Чечне до 1-го июня 2009-го года. Понятное дело, что для десятков тысяч изгнанных из Чечни русских, лишившихся имущества и близких, ничего подобного не предусмотрено. О них щедрые наши власти и сердобольные правозащитники не вспоминают.  
Между тем, депутаты парламента ЧР также намерены добиваться от федерального центра значительного увеличения размера денежной компенсации жителям республики, ставшим жертвами политических репрессий. На очередном заседании депутаты обсудили проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий».
На днях Р. Кадыров заявил, что пора отменять режим контр-террористической операции в Чечне и снять вызванные им экономические ограничения – и российские власти немедленно исполнили это желание. «По поручению президента РФ, Национальным антитеррористическим комитетом внесены изменения в организацию антитеррористической деятельности на территории Чеченской республики. Председателем комитета, директором ФСБ России Александром Бортниковым с 00:00 по московскому времени 16 апреля отменен приказ, объявляющий территорию республики зоной проведения контртеррористических операций», - цитирует «Интерфакс» официальное сообщение Национального антитеррористического комитета (НАК).  В ближайшее время республику покинут 20 тысяч российских военнослужащих. Отмена режима КТО позволит создать в Чечне таможенную и пограничную службы, а также придать международный статус аэропорту «Грозный», заявил ИТАР-ТАСС министр экономического развития и торговли республики Абдула Магомадов. По мнению президента ЧР, принятое решение «с удовлетворением воспримут многочисленные бизнесмены в странах Восточной и Западной Европы, Ближнего Востока, Азии, которые давно проявляют интерес к Чечне, хотят вкладывать большие инвестиции в ее экономику, но проявляли некоторую настороженность из-за действующих ограничений, связанных с КТО».  Как отмечают эксперты, при таком раскладе, обладая не контролируемыми центром силовыми подразделениями, Кадыров может в любой момент переключить на себя нефтяные скважины, которые дают в год до 2 млн. тонн нефти.
«Бывшие» боевики возвращаются на родину и получают тёплые места. Недавно о своём возвращении заявил родной брат полевого командира Арби Бараева, уничтоженного в ходе спецоперации в 2001 году, отец Мовсара Бараева, известного по захвату заложников в театральном центре на Дубровке в Москве в 2002 году, спецпредставитель лидера чеченских экстремистов Доки Умарова в Европе Бухари Бараев. «Находясь вдали от Родины, я наблюдал по сводкам информационных лент за масштабными и позитивными изменениями, которые происходят в Чечне. Именно по этой причине я пришел к тому, что ранее глубоко заблуждался, так как разум мой был ослеплен фанатичными идеями. Я не вижу смысла в противостоянии существующей в Чечне законной власти. Рамзан Кадыров и чеченские власти для возрождения республики делают все, что от них зависит», - говорится в заявлении Бараева.
Любые проблемы с неугодными разрешаются по старой традиции – несколькими выстрелами. В русских городах чеченские диаспоры диктуют свою волю русскому большинству в уверенности, что в случае чего Рамзан Кадыров не даст их в обиду, сдержит угрозу, прозвучавшую однажды в адрес Кондопоги. В самой Чечне возвели крупнейшую в Европе мечеть, размер который превышает размер Храма Христа Спасителя, возводят крупнейший же исламский медицинский центр. Глядя на это, сам собой напрашивается ответ на вопрос классика: кому на Руси жить хорошо? И абсолютно правдив Кадыров, когда говорит, сколь много сделал В.В. Путин для чеченского народа:  «Если бы не Путин, то Чечня не существовала бы. Я знаю эту историю, я непосредственно участвовал в ней. Если бы не Путин, нас не было бы. Я обязан Путину жизнью. Если я это забуду, я не мужчина. Когда мне было страшно трудно в моей жизни, он помог. Это для меня самый святой человек, где бы он ни находился, кем бы он ни был – слесарем или комбайнером...» Вот, только русский народ не может сказать того же о своём экс-президенте. Охотно верю, что для народа чеченского он – отец родной, равно как и для других, особенно выделяющихся на российском многонациональном ландшафте. Но только – не для русского, который в лице его офицеров он предал, принеся в жертву народу чужому.
 
Кто виноват?
 
Многие комментаторы выступают с критикой Рамзана Кадырова. Думается, напрасно. Кадыров отстаивает свои интересы и интересы своей республики в той мере, в какой ему это позволено (то бишь практически вне всякой меры). Если Россия бездарной и предательской политикой своей власти поставила себя в позорное положение, то это не вина тех, кто этим пользуется, а её самой, её руководства, доведшего ситуацию до полного тупика, полной зависимости от одной единственной фигуры, которой она трусливо угождает, трусостью этой провоцируя ещё большие требования и новые унижения России. Власти РФ пренебрегли историей многовековой и совсем недавней, забыли древний мудрый принцип «разделяй и властвуй», пренебрегли (традиционно) интересами России и русского народа. Невозможно привести к порядку народ чужой, не разобравшись сперва со своими изменниками. Давно убиты Дудаев и Масхадов. Но подельники их с российской стороны здравствуют и процветают, тогда как их вина в разразившихся трагических событиях ничуть не меньше, но, на мой взгляд, даже больше. Имена этих деятелей, стоявших в ту пору во главе России, известны, но ни один из них не понёс ответственности за свои преступления. Нынешние лидеры России, как и их предшественники, также должны будут отвечать за сегодняшние позорные страницы. Отвечать не в интервью западной прессе, а в зале суда. За победы, обращённые пораженьем, за героев, получивших сроки вместо наград, и за многое другое.
Можно сколько угодно объявлять КТО завершённой, но кавказская война в более или менее горячей форме будет длиться до тех пор, пока Россия не предаст суду своих предателей, от которых страдает не только русский народ, но и лучшие представители иных народов, населяющих Россию, не отречётся от их разрушительного курса и не обретёт, наконец, разум и волю для проведения твёрдой, последовательной и дальновидной политики.
Категория: Чечня | Добавил: rys-arhipelag (16.04.2009)
Просмотров: 1316 | Рейтинг: 5.0/8