Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Понедельник, 20.09.2021, 20:05
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Марат Мусин. КАК СЕГОДНЯ "ПИЛЯТ" РОССИЙСКИЙ ЛЕС
Вывозим лес, ввозим зубочистки
«У каждой лесной деревеньки, железнодорожного поселка, вдоль проселочных дорог таежного Забайкалья, как после побоища, лежат вповалку комли да вершины вековых сосен— останки великого русского леса. А ядреные их стволы — за тридевять земель в далеком Китае, на великих стройках Поднебесной, в переработке на их мебельных и химических комбинатах. И возвращаются они на родину в виде обоев, мебели да зубочисток» («Завтра», 2007, №51).

Между тем лес— это еще один важнейший реальный ресурс России. Думается, что сегодня наступило время подведения итогов реформирования отечественного лесопромышленного комплекса. Необходимо трезво оценить последствия проведенной в 1990-х годах приватизации лесной отрасли России, признать допущенные тогда серьезные ошибки и затем грамотно скорректировать экономическую политику государства в данной области. Для оценки сложившейся ситуации рассмотрим структуру сегодняшнего экспорта леса и продукции его переработки.

Анализ российского экспорта данного вида сырья и продукции за год (с 1 июля 2005 года по 30 июня 2006 года) выявил следующее. Всего за 12 календарных месяцев в различные страны было поставлено лесной продукции на 131 млрд. рублей. Из них 97,6 млрд. рублей приходится на древесину— спиленный на корню лес-кругляк и деловую древесину, вывозимую за рубеж по цене явно ниже себестоимости под видом так называемых «экспортных дров» или «продольно-распиленного кругляка» (с учетом пересортицы, перегруза и откровенной контрабанды, масштабы которой тоже давно превысили все разумные пределы). Необходимо отдавать себе отчет в том, что в данном случае речь идет о ценах, не имеющих ничего общего с реальной рыночной ценой делового леса. Очевидно, что таможня не должна допускать вывоз из страны древесины по откровенно заниженным ценам. В расчетах налоговой нагрузки в оценках внешнеэкономической деятельности необходимо перейти к натуральным измерителям объема и качества вывозимого леса с последующим их сопоставлением со средневзвешенными рыночными ценами на древесину конкретных стран-импортеров. Только одна эта простейшая мера позволяет государству существенно пополнить казну.

Еще 20,9 млрд. рублей экспорта приходится на бумагу и картон (причем с последующим их импортом на 20,3 млрд. рублей всего лишь с одним дополнительным циклом переработки, но уже совсем по другим ценам — по ценам в 3 раза выше! В натуральном измерении — 1,5 млрд. экспорта против 0,5 млрд. импорта их простейшего передела).

Кроме того, 12,4 млрд. рублей в год приходится на экспорт бумажной массы, опять же по ценам, нередко в полтора раза ниже рыночных (биржевых). Например, при мировой биржевой цене на целлюлозу в 2001 году в $456 за тонну средневзвешенная на объем поставки цена ведущих предприятий отрасли (экспортная) составляла всего $293 за тонну, в 2002 году — $436 и $305 соответственно. Список можно продолжить. Даже с учетом корректировки расчетных мировых цен на условия поставки (полная стоимость доставки продукции в порты Европы мировых перевозчиков, например компании Helios, составляла в среднем не более $20 за тонну) и законодательно установленную норму коммерческой скидки в размере до 20%, размер минимально наносимого ущерба остается очень серьезным-(более 25%). В целом, с учетом объема российского экспорта речь идет о хищении миллиардов долларов. Тем не менее ситуация с целлюлозой все же на порядок лучше, чем с вывозом древесины.

Свыше 48,7% экспорта целлюлозы приходится на Китай. При этом безусловными лидерами по экспорту целлюлозы (78%) являются Иркутская (59,31%) и Архангельская (28,76%) области в лице головных предприятий известного отраслевого лидера. Для сравнения, приведем показатели экспорта целлюлозы остальных регионов: Калининградская область (3,52%), Республика Карелия (2,60%), Ленинградская область (2,28%), Республика Мари Эл (1,17%), Санкт-Петербург (0,50%), Приморский край (0,45%), Москва (0,40%), Ростовская область (0,38%) и т.д.

«Лесная» стратегия Китая и российская действительность
Заметим, что государственная стратегия и политика Китая в лесной отрасли, в отличие от политики России, не может не вызывать профессионального уважения. Обратим внимание: Китай импортирует 29,6% российской экспортной древесины, 48,7% нашей целлюлозы и всего... 5,6% готовой бумаги и картона (формула 30:50:5). Следует признать, что российские леса в Сибири и на Дальнем Востоке де-факто стали китайскими делянками.

«И уже сами китайцы активно внедряются в расхищение лесного богатства Забайкалья. Организуют порубку леса, его скупку. Ставят в лесных поселках пилорамы, дабы не гнать в Поднебесную невыгодный для транспортировки кругляк, а отправляют плотными штабелями доски, шпалы, брус. Местным жителям при этом, как с барского плеча, по сходной цене сбывают горбыль. Хочешь — забор городи, хочешь — печь топи. То есть безотходное производство налаживают... Работают на китайских «лесных воротил» русские мужики, их руками валится и пилится лес, грузится в вагоны. На хозяина-китайца они смотрят как на благодетеля, который работу дал, да какие-то копейчонки платит, с голоду помереть не дает. Китаец, соответственно, смотрит на русского мужика как на дешевую рабочую силу, причем совершенно бесправную», («Завтра», 2007, № 51). Обидно и горько читать эти строки, но, к сожалению, такова сегодняшняя российская действительность.

Имеющиеся серьезные экономические интересы Китая в Сибири и на Дальнем Востоке не могут не порождать столь же серьезных проблем у российской власти на уровне государственного управления этими краями и областями. Очевидно, что Китай всей своей мощью будет защищать завоеванные в российских лесах экономические позиции и реально занятые географические рубежи. Китай будет пытаться не только сохранить, но и приумножить свое влияние. В связи с этим особую остроту приобретает проблема нелегальной иммиграции из Китая, экспансия китайского криминала в приграничных регионах Российской Федерации, коррупция и уход «под китайцев» отдельных сибирских губернаторов или их заместителей. Так, убийство кандидата в мэры Дальнегорска Приморского края Дмитрия Фатьянова в конце октября 2006 года местные жители связывают с лесной мафией, полностью ориентированной на интересы своих партнеров из Китая. Пример Китая диктует необходимость кардинального пересмотра стратегии государства в лесной отрасли. На повестке дня непопулярный, но весьма актуальный вопрос о ее национализации, о восстановлении суверенитета государства на лесные ресурсы и установлении контроля государства за их эффективным использованием. Фактический уход государства из леса и приход на его место дюжины свежеиспеченных «лесных братьев»-миллиардеров не дал никакого позитивного эффекта для отрасли (разве что для них самих). В итоге на чаше весов оказались явно несоизмеримые вещи. Заявленные при приватизации цели социально-экономического развития не были достигнуты, как не были выполнены взятые на себя новыми собственниками в приватизационных соглашениях обязательства. Модернизация отечественной лесной промышленности так и не была проведена! Новые собственники не могут похвастаться успехами ни в развитии инфраструктуры отрасли, ни в повышении благосостояния и процветания ее работников, ни в углублении степени переработки древесины, ни в выводе отечественной лесной и целлюлозно-бумажной промышленности на современный уровень ведущих мировых лидеров.

Вместо промышленной модернизации отрасли мы получили ее фактический разгром с передачей основных активов иностранным компаниям, сокращение рабочих мест и упадок леспромхозов. Причем приватизированные за символические цены предприятия почему-то не дают обществу требуемой по закону отдачи.

Похвастаться управляющие могут разве что извлечением сверхприбылей в собственных корыстных интересах, да борьбой между собой за обладание предприятиями в рамках многочисленных корпоративных конфликтов и нашумевших «лесных» войн. Характерно, что все без исключения стороны этих конфликтов активно использовали ресурс прокуратуры по фактам всеобщей экономической преступности в отрасли, общепринятой практике трансфертного ценообразования и незаконного вывоза капитала. По сути, все свелось к банальному криминальному выводу за рубеж лесной природной ренты, ранее принадлежавшей государству, и перепродаже созданных другими активов — построенных нашими отцами и дедами комбинатов и предприятий. Замечу, что самим создателям данных активов — ведущих предприятий отрасли — ничего не досталось, если не считать нищенской пенсии (так называемый ресурс «доживания») или мизерной зарплаты в леспромхозах, нередко находящейся на грани физического выживания (своеобразный ресурс «выживания»). Попытки спекулировать на техническом прогрессе и приписывать себе его заслуги мы всерьез воспринимать не будем.

Годы «реформ» отчетливо выявили несостоятельность идеи приватизации «по Чубайсу». Долгожданные «эффективные» собственники и управленцы на деле оказались безответственными и алчными временщиками, дискредитировав себя в глазах общества стремлением любой ценой присвоить созданные другими активы и вывести «в тень» прибыль контролируемых ими предприятий. Они до сих пор не поняли, что в начале XXI века наш высокотехнологичный мир стал прозрачным. Сегодня невозможно скрыть капитал, размер которого, образно говоря, больше «чемодана Корейко». Современные технологии экономического анализа по принципу связанности сторон позволяют сравнительно легко обнаруживать факты хищения крупных средств и блокировать капитал «темного» происхождения как за рубежом, так и внутри России. Очевидно, что дело ЮКОСа лишь первое в этом печальном ряду.

Как уже говорилось, вступая в прямой конфликт с законом и государством, директора компаний уводят образовавшиеся «излишки» двумя способами. Экспортеры через механизм трансфертного ценообразования загоняют основные средства в заграничные офшоры. Все прочие выводят похищенные средства в теневой сектор экономики через отмывочные фирмы. Образовавшийся криминальный капитал порождает и питает коррупцию, другие виды преступлений.

Ситуацию усугубляет отсутствие каких-либо перспектив у наемных работников и невозможность содержать семьи. Это приводит к снижению потребительского спроса, к массовым разводам и распаду главной ячейки общества. В условиях очевидного беспредела, бесконтрольности и вседозволенности быстро разрушаются этическая и культурная среда, втаптываются в грязь любые ценности. Следом перестает работать институт права. Преступность всех видов выплескивается на улицы, как это недавно и случилось в Кондопоге — всероссийском центре производства и экспорта газетной бумаги. В стране, отдельном регионе или населенном пункте резко ухудшается деловой климат. Для потенциальных инвестиций возникают неприемлемо высокие риски. Круг замыкается.

Как разорвать порочный круг
Остановимся несколько подробнее на основной статье экспорта лесной продукции — на вывозе древесины, свыше 50% экспорта которой приходится на три страны: Китай (29,6%) и Японию (10,2%) на Востоке, Финляндию (11,5%) на Западе.

Восток. На Востоке около 42% необработанной российской древесины получают деревообрабатывающие предприятия трех стран: Китая, Японии и немножко Кореи (на 2,2%). Поставку и заготовку для них древесины обеспечивают: Иркутская область (12,87%), Хабаровский край (11,18%), Красноярский край (6,24%), Приморский край (5,31%), Читинская область (3,21%), Республика Бурятия (2%), Алтайский край (1,98%). С учетом вышесказанного социально-экономическую, политическую и демографическую обстановку в данных регионах необходимо анализировать с учетом реального веса китайского фактора.

Запад. Экспорт леса в Финляндию и другие страны Запада реально осуществляют: Санкт-Петербург (8,15%) и Ленинградская область (3,95%), Архангельская область (4,53%), Республика Карелия (4,3%), Новгородская область (3,54%), Вологодская область (3,35%), Москва (2.76%), Республика Коми (2,57%) и Костромская область (1.92%). Промежуточное положение между Европой и Азией, Западом и Востоком занимает Свердловская область (1,89%).

На Западе, как и на Востоке, в борьбу за контроль над лесными делянками нередко вступает организованная преступность, в том числе и этническая. Нежелание строить дороги и вкладывать прибыли в отраслевую инфраструктуру приводит к обострению конкуренции и перетоку криминальных капиталов в смежные сегменты рынка.

Разберем эту проблему на поучительном примере Карелии, когда неожиданно для всех взрывается образцово-показательный островок мира, спокойствия и благополучия (центр внешнеэкономической деятельности региона).

СПРАВКА. В структуре экспорта Карелии 75% занимает продукция лесной отрасли и целлюлозно-бумажной промышленности. Спиленный на корню лес составляет свыше 35,5% всего экспорта республики за последние 5 с небольшим лет: кругляк (около 20 млрд. руб.), продольно распиленный кругляк (более 10 млрд. руб.) и экспортные нераспиленные дрова (более 3 млрд. руб.). В республике четыре основных предприятия: ОАО «Кондопога» (производство газетной бумаги и прочего, 28,7% экспорта республики), Сегежский ЦБК (целлюлоза и крафт-бумага, 10,4% экспорта), ОАО «Надвоицкий алюминиевый завод» (алюминий, 7,28% экспорта) и ОАО «Карельский окатыш» (железная руда, 5,75%). Из других статей экспорта лидируют замечательные ягоды, плоды и орехи лесов и островов Карелии (0,82%). По направлениям: около 40% всего экспорта приходится на Финляндию, примерно по 6% — на Индию, Нидерланды и Великобританию, по 4,5% — на Германию и Турцию, а также около 3% — на Украину и Эстонию.

ОАО «Кондопога» является градообразующим предприятием и одновременно — главным экспортным предприятием Карелии (27% экспортных поступлений республики приходится на экспорт газетной бумаги комбината и еще 1,7% на его сопутствующую продукцию).

В этом небольшом городке в ходе акции демонстративного устрашения со стороны чеченской этнической организованной преступной группировки произошли жестокие убийства. В ответ на полное бездействие власти возмущенное население вышло на улицы, и ситуация вышла из-под контроля. Вызывает серьезные вопросы, почему милиция прикрывала убийц своих же земляков, а руководство внутренних дел Республики Карелии сразу бросилось ловить и разгонять не убийц, а... лиц, «спровоцировавших драку», и местных участников беспорядков.

Поскольку в деле явно проявилась организованная преступность и сильно коррумпированная власть, для начала необходимо оценить подпитывающий их ресурс теневого и криминального капитала. В первую очередь внимание криминала привлекает огромный бизнес, связанный с «пилением» леса в прямом и переносном смысле и последующим его экспортом по демпинговым ценам. И это вовсе не 35,5% республиканского бизнеса. Ясно, что реальная цена карельской древесины не соответствует формально указываемой в таможенных декларациях экспортной цене. Речь идет о существенно больших суммах. Только добрый таможенник может поверить в то, что по ценам отгрузки «экспортных дров» можно купить этот лес в Финляндии. Достаточно сравнить средневзвешенную рыночную цену на деловую древесину в Финляндии со смехотворной ценой российских экспортеров. А затем поискать разницу в подконтрольных им финских фирмах, которая во много раз превысит разрешенные Налоговым кодексом 20%.

Именно на экспорте кругляка, как известно, достигается максимальная теневая маржа, в силу чего и не развивается в стране переработка древесины, производство клееного бруса и многое другое. Вот первый источник происхождения криминального капитала. Когда же делянки леса начинают сокращаться, начинается грубая силовая экспансия этого капитала в другие привлекательные сектора экономики республики, а ОАО «Кондопога» — первый номер в этом списке. По экспертным оценкам, только за последние пять-шесть лет примерно из трех десятков тысяч партнеров Карелии свыше трети оказались причастными к совершению преступлений в сфере экономики. В частности, получив из Карелии за эти годы около 35 млрд. рублей, 10 тысяч компаний и организаций обналичили свыше 156,6 млрд. рублей сокрытых доходов. К сожалению, не стали исключением из этого правила и карельские предприятия лесной отрасли.

В частности, руководители ОАО «Кондопога» и ОАО «Се-гежский ЦБК», с учетом бесплатно проведенного нами внешнего корпоративного аудита, вполне могли бы оказать материальную помощь детским домам Карелии и перевести на их счета не менее 46 972 169 рублей и 32 859 628 рублей соответственно. В случае материальных затруднений мы готовы помочь им найти скрытые источники финансирования. Это к вопросу о необходимости проведения качественного финансового аудита и анализа используемых схем налоговой оптимизации на предприятиях лесной отрасли.
http://delokrat.ru/index.php?show_aux_page=124
Категория: Правление Путина | Добавил: rys-arhipelag (17.04.2009)
Просмотров: 1170 | Рейтинг: 5.0/1