Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4044


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.08.2019, 05:26
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Красный террор

    Алексей Тепляков. Красные партизаны против белых казаков на востоке России: победа террором (2)

    Согласно докладу Лейнера губернским партийным властям от 20 марта 1920 г., он «увидел ужасный хаос» и «ужасный террор — мщение белогвардейцам». По его словам, партизанский суд М.В. Козыря «без всякой определённой системы присуждал к расстрелам и проч., без предварительных следствий… На третий день из стоящей [там] власти партизан кое-как власть была сконцентрирована и передана нам — Ревкому. В тюрьмах камеры были переполнены… было много и невинных. При разборе [дел] и разгрузке тюрьмы… на нас были нарекания со стороны партизан. По поводу учёта и отобрания захваченной мебели и проч. вещей партизанами было большое неудовольство против коммунистических порядков"[37].

    Сильно пострадало и енисейское казачество (до 14 тыс. чел., из которых не менее 2 тыс. воевало на стороне белых[38]), активно участвовавшее в вооружённой борьбе с большевиками и партизанами на протяжении всей Гражданской войны. Уже в ходе Минусинского восстания в ноябре 1918 г. ярко проявились антиказачьи настроения. Это восстание было вызвано в первую очередь кампанией по уничтожению нелегальных самогонных заводов, иные из которых выпускали до 70 вёдер спирта в день, а также розыском дезертиров и взиманием недоимок. Ряд сёл стихийно восстали, перебив часть администрации, казачьих воинских команд и представителей зажиточного населения. Так, в с. Дубенском Тигрицкой волости 9 ноября было убито 10 казаков и милиционеров, а в большом с. Каратузе повстанцы убили 19 казаков с офицером, вырезали купеческую семью, расстреляли священника и его жену[39].

    В феврале 1919 г. партизанская шайка П.Е. Щетинкина сожгла станицу Игинка Ачинского уезда, перебив многих казаков[40]. Создавший осенью 1919 г. в Минусинском уезде свой партизанский отряд П.Л. Лыткин в неопубликованных мемуарах охотно рассказывал об убийствах: в с. Восточенское — священнослужителя и четверых казаков, в станице Алтайской — семи казаков. Жители уезда отзывались о Лыткине как о террористе-хулигане, стрелявшем в крестьян ради озорства, и грабителе, привёзшем домой после своей партизанской эпопеи несколько возов чужого добра. Уже при советской власти Лыткин «прославился» как один из активнейших деятелей красного бандитизма[41].

    Пробиравшийся в Соединённые Штаты через Монголию и Китай известный журналист Ф. Оссендовский весной 1920 г. отметил: «Каратуз — столица южно-енисейского казачества. Впрочем, теперь селение не узнать. Пришлые крестьяне и красногвардейцы перерезали всех казаков, разграбили и сожгли их дома, превратив село в большевистский центр всей Минусинской округи». Он же вспоминал о ледоходе на Енисее: «По реке плыли трупы расстрелянных контрреволюционеров — офицеров, солдат, казаков из армии адмирала Колчака… сотни обезглавленных тел, у некоторых были отрублены и руки, у других — проломлены черепа, обезображены лица, сожжена кожа…"[42].

    Откровенный садизм постоянно проявляли и алтайские, и енисейские, и забайкальские, и амурские партизаны, жестоко пытавшие и убивавшие пленных. Рядовой партизан дивизии Ивана Третьяка Я.А. Пасынков, вспоминая о партизанских буднях, выразился более чем определённо: «Пленных дивизия редко брала, большинству головы отрубали на «рукомойке""[43]. Из этого мемуара следует, что у партизан либо имелись штатные палачи, либо, что вероятнее, сами расправы носили характер соревнования: кто ловчее смахнёт шашкой голову жертве и т. п.

    Сводка штаба отдельной Восточно-Сибирской армии за 3−4 апреля 1919 г. сообщала, что в горах Забайкалья близ Курунзулая было найдено 20 трупов казаков 3-го полка, в том числе четырёх офицеров — все «без носов, ушей и пальцев». Белая пресса, сообщая об этом эпизоде, указывала, что отказавшихся идти к партизанам рядовых казаков красные, прежде чем убить, обливали кипятком[44]. Изменявшие присяге и переходившие на сторону врага казаки не жалели вчерашних товарищей. Так, в посёлке Грязновском Олочинской станицы, что в 20 верстах от пограничного с Китаем Нерчинского Завода 15 июля 1919 г. две сотни казаков 1-го Забайкальского казачьего полка перешли к красным партизанам и в ходе последовавшей «чистки», помимо 13 офицеров, было расстреляно более четверти состава — 52 казака[45]. Командовавший в 1920 г. Восточно-Забайкальским фронтом и 1‑м Забайкальским корпусом казак Я.Н. Каратаев, воевавший с семёновцами, отличался крайней жестокостью и практиковал красный бандитизм, из-за чего многие арестованные вскоре оказывались убитыми «при попытке к бегству"[46].

    В мемуарах бывшего начальника Амурской уездной милиции описывается нападение партизан (вероятно, в конце 1919 г.) на с. Тамбовка под Благовещенском, взявших в плен несколько человек: «Мы искали нашего делопроизводителя и нашли его и трёх казаков недалеко от деревни Тамбовки, в овраге, раздетых донага, изрубленных, истыканных как только можно. Потом им были приданы издевательские позы, и так они были заморожены. А мой делопроизводитель был поставлен на колени и держал в руках собственное сердце"[47].

    Партизанский комиссар дальневосточных отрядов П.П. Постышев, говоря о повстанческих расправах и умиротворяющей роли партийцев, хладнокровно вспоминал, ухитряясь соединять понятия «нередко» и «иногда», буквально следующее: «Единственно, что нередко срывалось у коммунистов, — это то, что иногда не удавалось удержать разъярённых крестьян-партизан, которые, видя издевательства белых над их деревнями и сёлами, в целях мести иногда, нам казалось, переходили пределы. <…> Уссурийские казаки, пожалуй, в значительной своей части бывшие опорой Калмыкова, увидевши его гибель [в 1920 г.], начали присоединяться к нам… Чтобы доказать свою преданность и искупить своё прошлое, они так зверски, так жестоко расправлялись с пленными калмыковцами, которые попадались нам, что у наших партизан иногда морозом кожу подёргивало"[48].

    Историк Гражданской войны в Восточной Сибири П.А. Новиков отметил, что забайкальские казаки в годы Первой мировой войны в процентном отношении потеряли убитыми в три раза меньше, чем русская армия в целом, причём данные по другим казачьим войскам носят схожий характер. По мнению исследователя, в условиях Гражданской войны это обстоятельство не могло не повлиять на поведение казачьего населения. Надо полагать, что казачество оказалось не готовым терять большое количество людей, поскольку не имело такого опыта в прошлом. Это и могло стать одной из причин поражения казачьих сил в Гражданской войне[49]. Похоже, что беспощадный террор партизан оказался эффективным и сломил сибирское казачество.

    Красная партизанщина нанесла сильнейший как демографический, так и экономический ущерб казакам восточной части России. Число погибших исчислялось многими тысячами. В 1919 г. партизаны уничтожили хозяйства примерно пятой части крестьянской буржуазии Сибири. Во второй половине 1920 г. и за 1921 гг. «в результате разгрома кулацко-белогвардейских мятежей было ликвидировано около половины хозяйств деревенской буржуазии"[50]. Наиболее пострадавшими оказались зажиточные казачьи семейства. К этому необходимо добавить, что разорение усадеб очень часто сопровождалось убийствами хозяев, если те не успевали скрыться. А с окончанием партизанских действий в Сибири и на Дальнем Востоке последовал продолжительный период красного бандитизма, когда местные партийные ячейки, милиция, работники волостных и уездных ревкомов, внутренние войска, в значительной степени состоявшие из бывших партизан, где открыто, а где тайно самосудом истребляли тех, кого считали белыми «гадами». В результате зимой 1920−1921 гг. только в одной из волостей Алтайской губернии, по признанию председателя губисполкома, было убито до 400 чел.[51]

    Особенно красный бандитизм проявился при подавлении крестьянских мятежей[52]. Так, военком Кокчетавского уезда Акмолинской губернии Ф.В. Воронов в марте 1921 г. писал в ЦК РКП (б), каким образом подавлялось Западносибирское восстание: «Красноармейские части были невероятно разъярены, когда шли подавлять восстание, расстреливали всех, кто попадался под руку при входе в ту или иную казачью деревню. От 9 восставших казачьих станиц около гор. Кокчетава, можно сказать, не осталось камня на камне"[53]. В целом по Сибири, Казахстану и Дальнему Востоку значительную часть пострадавших от красных бандитов составили казаки. Одновременно их постоянно «чистили» и чекисты, фабрикуя многочисленные дела об антисоветских заговорах и повстанческих организациях. Добивали казачье сословие в 1930-е гг. главные репрессивные кампании этого десятилетия — коллективизация и Большой террор.


    [1] См. Колосов Е. Е. Сибирь при Колчаке. Воспоминания. Материалы. Документы. — Пг., 1923.

    [2] Ганин А. В. Повстанческий период Гражданской войны в казачьих областях: общее и особенное // Партизанская и повстанческая борьба: опыт и уроки ХХ столетия: доклады Академии военных наук. Саратов, 2009. № 3 (38). С. 88.

    [3] См. Шулдяков В. А. Гибель Сибирского казачьего войска. Т. 1. 1917−1920 гг. — М., 2004.

    [4] Аманжолова Д. А. Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш. — М., 1994. С. 52−53.

    [5] Симонов Д. Г. Белогвардейские вооружённые формирования на Семиреченском фронте в 1918 году // Материалы Международной научно-практической конференции «Роль архивных документов в исследовании социально-политического и культурного развития страны». — Семей (Семипалатинск), 2010. С. 95−113.

    [6] Эхо (Владивосток). 1919. № 92. 27 июня.

    [7] Ганин А. В. Повстанческий период Гражданской войны в казачьих областях… С. 87.

    [8] Шулдяков В. А. К вопросу об участии Сибирского казачьего войска в Гражданской войне на стороне Белого движения (1918−1919 гг.) // Катанаевские чтения-98: Материалы докладов 2-й Всеросс. научн. конф. — Омск, 1998. С. 248−255.

    [9] См. Познанский B.C. Очерки вооружённой борьбы Советов Сибири с контрреволюцией в 1917—1918 гг. — Новосибирск, 1973.

    [10] Бежала из отряда Сухова и группка во главе с будущим командиром партизанского корпуса И.В. Громовым (Мамоновым), который по этому поводу сокрушённо высказался в ранних воспоминаниях, прямо именуя себя дезертиром (в середине 1930-х гг. он вычеркнул эту оценку): «Сейчас, когда я эти строки пишу, то мне очень и очень стыдно». ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1073. Л. 21. В мемуарах, появившихся 30 лет спустя, нейтрально сказано: «Я же с группой красногвардейцев в 6 человек, разрушая телеграфную линию, отстал от отряда и больше в него не возвращался». Громов И. В. За власть Советскую. — Барнаул, 1966. С. 18.

    [11] Курышев И.В., Гривенная Л. А. Социально-психологический облик и протестное движение крестьянства Западной Сибири и Северного Казахстана в годы гражданской войны (1918−1921). — Ишим, 2010. С. 23.

    [12] Сибирская жизнь (Томск). 1918. 21 июля.

    [13] Там же. 9 авг.

    [14] Свободная речь (Семипалатинск). 1918. 17 дек. Цит. по: Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. — М., 2010. С. 867.

    [15] Кладова Н. В. К вопросу о влиянии гражданской войны на массовое политическое поведение // Актуальные вопросы истории Сибири. — Барнаул, 1998. С. 221.

    [16] Исаев В. В. Малоизвестные страницы Гражданской войны на Алтае - «Чарышская трагедия» // Исторический опыт хозяйственного и культурного освоения Западной Сибири: Четвёртые науч. чтения памяти проф. А.П. Бородавкина. Сб. науч. тр. Кн. 2. — Барнаул, 2003. С. 309; Третьяк И. Я. Партизанское движение в Горном Алтае. — Новосибирск, 1933. С. 30−38.

    [17] ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1157. Л. 20.

    [18] Цит. по Гришаев В. Ф. «Агентурную проработку прекратить…" // Политические репрессии в Алтайском крае 1919−1965. — Барнаул, 2005. С. 284; Морозов А. Мир даждь нам // Алтайская правда. 1993, 27 окт.

    [19] В 1918 г. И. Пичугин вместе с сосновскими казаками М. Назаровым и Е. Соколовым «за измену исконным казачьим обычаям и за обольшевичивание» были публично выпороты и заключены в Бийскую тюрьму. Боевые годы. — Новосибирск, 1959. С. 265.

    [20] Исаев В. В. Малоизвестные страницы Гражданской войны на Алтае - «Чарышская трагедия"… С. 309-312; Чарышский район: страницы летописи. — Барнаул, 2002. С. 58−60.

    [21] ОСД УАДАК. Ф. Р-2. Оп. 7. Д. П-5215 (архивно-следственное дело по обвинению И.Я. Третьяка, А.А. Табанакова и др.). Т. 2. Л. 67−69.

    [22] Третьяк И. Я. Партизанское движение в Горном Алтае… С. 53−54.

    [23] ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1156. Л. 2. Характерно, что в 1958 г. автор вычеркнул текст про «мясорубку» и сбережение таким образом боеприпасов из рукописи своих мемуаров, указав, что в целом они не пригодны в качестве источника и читателям следует пользоваться опубликованным в поздние сталинские годы вариантом.

    [24] Гришаев В. Ф. «Агентурную проработку прекратить..» // Политические репрессии… С. 285.

    [25] Исаев В. В. Казачество Бийской линии в революции и Гражданской войне… С. 123; Революционные события и гражданская война в Алтайской губернии… С. 415−418.

    [26] Исаев В. В. Вооружённая борьба казаков Бийской линии с партизанами 6-й горностепной дивизии в ноябре-декабре 1919 г. // Актуальные вопросы истории Сибири. Пятые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина: Сб. науч. трудов / Под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. — Барнаул, 2005. С. 162−163.

    [27] См. Швецов В. Н. Горькая новь. — Омск, 2006.

    [28] Исаев В. В. Казачество Бийской линии в революции и гражданской войне… С. 154; URL: http://my.mail.ru/community/charysh/34F0D507694847AC.html

    [29] ГАНО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 12. Л. 24 об. — 25.

    [30] Исаев В. В. Казачество Бийской линии в революции и гражданской войне… С. 154.

    [31] ГАНО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 12. Л. 51 об. — 52, 31 об.

    [32] Эльцин В. Пятая Армия и сибирские партизаны // Борьба за Урал и Сибирь. — М.-Л., 1924. С. 275.

    [33] Эльцин В. Крестьянское движение в Сибири в период Колчака // Пролетарская революция. 1926. № 3. С. 61.

    [34] Там же.

    [35] Шишкин В. И. Ликвидация «козыревщины» (декабрь 1919 — февраль 1920 гг.) // Бахрушинские чтения. Вопросы истории Сибири советского периода. Вып. 1. — Новосибирск, 1973. С. 17, 20; Тепляков А. Г. «Непроницаемые недра»: ВЧК-ОГПУ в Сибири. 1918−1929 гг. — М., 2007. С. 38.

    [36] Исаев В. В. Казачество Бийской линии в революции и гражданской войне. — Барнаул, 2004. С. 168, 155.

    [37] ГАНО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 12. Л. 70.

    [38] Тарасов М. Г. Антисоветские воинские формирования енисейских казаков // Вестник Томского государственного университета. 2010 (№ 335). С. 85.

    [39] Мармышев А.В., Елисеенко А. Г. Гражданская война в Енисейской губернии. — Красноярск, 2008. С. 85−87; Шекшеев А.П. Гражданская смута на Енисее: Победители и побеждённые. — Абакан, 2006. С. 433−434.

    [40] Замураев Я. С. Енисейские партизаны. — Новосибирск, 1970. С. 54−55.

    [41] Шекшеев А. П. Гражданская смута на Енисее… С. 182−191.

    [42] Оссендовский Ф. И звери, и люди, и боги. — М., 1994. С. 62−63, 56.

    [43] ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1156. Л. 2; Тепляков А. Г. Опричники Сталина. — М., 2009. С. 298. Вероятно, мемуаристом имелось в виду определённое место, где производились казни. В книге В.В. Исаева этот фрагмент со ссылкой на ГААК цитируется без кавычек и с другим падежным окончанием: «большинству отрубали головы на рукомойки». Исаев В. В. Казачество Бийской линии в революции и Гражданской войне. — Барнаул, 2004. С. 134. Таким образом, по варианту из текста В.В. Исаева получается, что Пасынков употребил какое-то жаргонное выражение (отрубленная голова величиной и формой действительно могла напоминать обычный рукомойник).

    [44] Константинов А. В., Константинова Н. Н. Забайкалье: Ступени истории (1917−1922 годы). — Чита, 2009. С. 62; Баринов А. О. Забытый писатель, или «Пиарщик» атамана // Забайкальский рабочий. 2002. 30 марта.

    [45] Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М., 2005. С. 172.

    [46] Сибиряков Н. С. Конец Забайкальского казачьего войска // Минувшее. Исторический альманах. — М., 1990. Вып. 1. С. 208−210, 215, 238, 251−252.

    [47] См. Хейдок А. П. Страницы моей жизни // Дельфис. 2002. № 2 (30).

    [48] Постышев П. П. Гражданская война на Востоке Сибири (1917−1922 гг.). — М., 1957. С. 45, 50.

    [49] Новиков П. А. Восточно-Сибирские воинские соединения в войнах 1-й четверти ХХ века. Автореферат дисс… д.и.н. — Улан-Удэ, 2009. С. 36.

    [50] Журов Ю. В. Гражданская война в сибирской деревне. — Красноярск, 1986. С. 123−124.

    [51] Тепляков А. Г. «Непроницаемые недра»: ВЧК-ОГПУ в Сибири… С. 165.

    [52] См. Третьяков Н. Г. Из истории ликвидации Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г. («красный бандитизм») // Тоталитаризм в России (СССР) 1917−1991 гг.: оппозиция и репрессии: Материалы научно-практических конференций. — Пермь, 1998. С. 17−19.

    [53] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 13. Д. 665. Л. 20 об.

    http://rusk.ru/st.php?idar=70046

    Категория: Красный террор | Добавил: Elena17 (13.03.2015)
    Просмотров: 704 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz