Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 07.12.2021, 06:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


ОЙЦЕВИЧ Г., ВЛОДАРЧИК Р. Криминалистические эксперименты и дело о смерти поэта Сергея Есенина

Гжегож Ойцевич
Рената Влодарчик

Высшая школа полиции в г. Щитно, Польша



Криминалистические эксперименты

и дело о смерти поэта Сергея Есенина


 


Несмотря на то, что со дня трагической гибели поэта Сергея Александровича Есенина (1895–1925) прошло уже 84 года, его неожиданная смерть всё ещё остаётся окутана тайной. При установлении настоящих обстоятельств и причины преждевременного ухода поэта из жизни помогают многие публикации, которые появились, особенно в России, за несколько последних десятилетий, но их наличие не всегда значительно уменьшает количество вопросов, неясностей и споров по есенинскому делу. Поэтому, используя возможности современной криминалистики, мы проверили некоторые, существенные на наш взгляд, точки зрения на смерть поэта и доказали, что официальная версия о якобы самоубийстве Сергея Есенина абсолютно не имеет прочных оснований.

I. Введение


Настоящая статья является очень сильно сжатым фрагментом одной из глав книги, изданной в 2009 г. в Польше под заглавием — в переводе на русский — Убийство Сергея Есенина. Криминалистическо-историко-литературное исследование. (G. Ojcewicz, R. Włodarczyk, D. Zajdel. Zabójstwo Sergiusza Jesienina. Studium kryminalistyczno-historycznoliterackie. – Szczytno, 2009.)




Из-за ограничений, вытекающих из общих правил Интернета, мы не в состоянии показать здесь всё в объёме, необходимом с точки зрения научного исследования. Но всё-таки, по убедительной просьбе администратора сайта Есенин.РУ мы решаемся представить русскому читателю основные этапы и результаты нашей работы, целью которой было провести ряд криминалистических экспериментов, непосредственно относящихся к обстоятельствам трагической смерти Сергея Есенина. Читателей, заинтересованных полной картиной наших исследований, мы приглашаем ознакомиться с книгой.
Итак, мы провели десять экспериментов, исходя из информации об обстоятельствах смерти поэта и документов, которые сопровождали дело о смерти Есенина, в первую очередь ими были акт патологоанатомического вскрытия тела Сергея Есенина от 29 декабря 1925 г., а также акт участкового надзирателя Николая Горбова, составленный им на месте происшествия 28 декабря 1925 г. Все проведённые нами эксперименты, учитывающие новейший подход европейской криминалистики и судебной медицины, явно опровергают бытующее в России мнение о самоубийстве поэта. Они дают также серьёзные основания для построения правдоподобной версии развития событий в ночь с 27 на 28 декабря 1925 г. в ленинградской гостинице «Англетер» и тайной камере пыток ОГПУ, возможно находившейся в подвале гостиницы «Астория». (См., нпр., мою статью, опубликованную на есенинском сайте: Г. Ойцевич. Лев Троцкий и Сергей Есенин, или Laudatiofunebris как источник коварного стереотипа. [14 III 2009]. См. также: Г. Ойцевич. Поэтическое произведение как источник информации о преступлении (Поэты-современники о смерти Cергея Eсенина) / Актуальные проблемы современной науки. Научная сессия «XI Невские чтения». Язык и культура — основы общественной связности. Под общ. ред. Н.И Озеровой, Санкт-Петербург 2009, с. 172–177.)

Названия и очередь, представляемых ниже экспериментов:




  1. Странгуляционная борозда и гусиные перья,
  2. Погружение головы жертвы в воду,
  3. «Приём чекиста»,
  4. Удавка,
  5. Правая ладонь жертвы,
  6. Механические повреждения головы,
  7. Транспортировка трупа,
  8. Ранения от огнестрельного оружия,
  9. Повешение и положение петли,
  10. Тумба.

 


Все эксперименты представляются по определённой схеме:




  1. исходная точка,
  2. цель эксперимента,
  3. ход эксперимента,
  4. комментарий.

 


II. Эксперименты


1. Странгуляционная борозда и гусиные перья (фот. 1–3)


Исходная точка
В акте патологоанатомического вскрытия тела Сергея Есенина, составленном профессором Александром Гиляревским 29 декабря 1925 г., мы читаем: «на шее над гортанью — красная борозда, идущая слева вверх и теряющаяся около ушной раковины спереди; справа борозда идет немного вверх к затылочной области, где и теряется; ширина борозды с гусиное перо». (
Акт патологоанатомического вскрытия тела Есенина. http://ru.wikipedia.org). Так как гусиные перья могут иметь различную ширину, оценку судмедэксперта мы считаем непрофессиональной с точки зрения судебной медицины, но одновременно сознательной и целевой, т.е. такой, которая должна направлять тяжесть подозрений в убийстве поэта на сотрудников ОГПУ.

Цель эксперимента
Целью эксперимента было сопоставление стержней гусиных перьев разной ширины с морговскими фотографиями покойника, на которых изображена странгуляционная борозда, а также попытка ответа на вопрос, касающийся ширины странгуляционной борозды.


Ход эксперимента
Нами были собраны гусиные перья со стержнями шириной от 0,2 см до 0,7 см. Перьями с более широкими стержнями мы не располагали. Затем мы сравнили их со следами от странгуляционной борозды на шее трупа. На доступных морговских фотографиях видно, что на шее жертвы образовались кровавые подтёки, указывающие на то, что на шею действовали со значительной силой зажима, приводящей, в конце концов, к лишению человека жизни. Факт удавления подтверждает также наличие у трупа отёчной жидкости в носовых отверстиях.
На фотографиях, сделанных Моисеем Наппельбаумом, а также на морговских снимках, проглядывают странгуляционные борозды двоякого типа: одни происходят от удавки, другие от подвешения мёртвого тела поэта. Последняя из странгуляционных борозд от удавки — самая тёмная
имеет хорошо сохранённый рисунок вдвойне сложенной верёвки, части которой заходят друг на друга. Странгуляционная борозда от подвешения трупа также сохраняет рисунок вдвойне сложенной верёвки.



Фот. 1. Два вида борозд:
a) странгуляционная борозда (ближе подбородка)
и б) борозда от удавки (на шее).
Автор не известен. Источник: http://esenin.niv.ru



Фот. 2. Правый профиль С. Есенина:
на шее следы от странгуляционной
борозды и от удавки (справа – в приближении).
Автор не известен. Источник:
http://esenin.ru


Фот. 3. Левый профиль С. Есенина: странгуляционная борозда
бежит из-под подбородка к левому уху.
Ниже её – следы от борозды от удавки (справа – в приближении).
Автор не известен.
Источник:
«Смерть Сергея Есенина» (М., 2003 г., с.146)


Комментарий
На шее трупа образовались странгуляционные борозды двоякого типа. Одни происходят от удавки и идут параллельно вокруг шеи. Следы от петли свидетельствуют о том, что при удавке использовалась вдвойне сложенная верёвка шириной от 0,5 до 0,7 см. Вторая пара борозд является результатом подвешения поэта к отопительной трубе. Судмедэксперт, упоминая о странгуляционной борозде шириной с гусиное перо, имел ввиду не одну, а две пары борозд, оставленных вдвойне сложенной верёвкой шириной 0,5–0,7 см. Эти борозды могут совпадать с их описанием, которое находится в акте Гиляревского, т.е. с гусиным пером шириной по крайней мере 0,6 см.



{mospagebreak}


 


2. Погружение головы жертвы в воду

Исходная точка
Проф. Александр Гиляревский в акте патологоанатомического вскрытия тела Сергея Есенина упоминает о пенистой слизи в гортани и трахее. В судебной медицине принято считать, что данная слизь могла быть реакцией организма на погружение головы жертвы в воду (напр., в таз или ведро, наполненные водой) и придерживание её там в течение определённого времени, или же интенсивное поливание человека водой (напр., в тайном аресте ОГПУ, куда был перенесен Есенин после того, как его лишили сознания ещё в гостинице «Англетер»). Приведение жертвы в чувство было необходимым условием для проведения допроса, сопровождаемого сильным избиением, допроса, как выяснилось позднее, смертельного.


Цель эксперимента
Основной целью эксперимента стала проверка возможности проведения действенного погружения головы жертвы в наполненный водой сосуд и придерживание её там, т.е. поиск ответа на вопрос о том, сколько человек — один или больше — потребовалось, чтобы провести насильственные действия над поэтом, который отличался немалой физической силой и в нормальных условиях, если бы у него не были повреждены свободные ноги или руки, он бы смог отчаянно побороться за свою жизнь. Напомним, что Есенин вплоть до 1922 г. занимался боксом и знал, вероятно, приёмы рукопашного боя. Поэтому он был в сотоянии оказать результативное сопротивление в схватке с одним или даже несколькими нападающими.


Ход эксперимента
Сначала был проведен эксперимент с погружением головы жертвы в сосуд с водой одним лицом-«палачом». В ходе данной попытки мы установили, что одному «палачу» почти невозможно было бы провести данные действия, так как здоровая жертва имела объективные возможности самозащиты: у неё была свободна по крайней мере одна рука, были свободны обе ноги. Жертва могла, например, сбросить сосуд с водой на землю, удариь ногой палача. Потом мы проверили вторую версию, согласно которой придерживание поэта во время погружения его головы в сосуд с водой совершало двое людей. Только тогда возможным оказалось результативное придерживание головы жертвы и манипулирование ею, т.е. погружение в воду и вытягивание из воды. По всей вероятности, нападающие сильно тянули Есенина за длинные волосы, что значительно облегчало им проведение насильственных действий над поэтом, а ему самому причиняло немалую боль.
Этот эксперимент мы вели с учётом факта, что у Есенина не были (или не была) повреждены ноги и он был в состоянии самостоятельно стоять. Но, согласно абсолютно возможному варианту, у жертвы была повреждена левая нижняя конечность, которую он сломал (открытый перелом) на лестнице во время попытки сбежать от палачей, и тогда, наверное, ведущие смертельный допрос интенсивно поливали пострадавшего поэта водой, чтобы он быстрее пришёл в себя.


Комментарий
Очевидным кажется тот факт, что в процедуре действенного погружения головы поэта в воду должно принимать участие по крайней мере двое людей. Только обладая как количественным, так и физическим превосходством, палачи имели реальные шансы обезвредить защищающегося Есенина, лишая его свободы движения. Проведённые эксперименты доказали, что, только когда насильственные действия над «жертвой» проводились двумя «палачами», она была практически лишена любой возможности самозащиты: не могла делать ударов ногой (ногами), не могла вертеть головой, отворачивая ее от принудительного погружения в сосуд с водой.
{mospagebreak}

3.
«Приём чекиста» (фот. 4–5)


Исходная точка
Не исключено, что после этапа погружения головы поэта в воду, была предпринята очередная жестокая пытка, целью которой было смягчить жертву, чтобы из-за переживаемой ею физической боли (а возможно, и психического давления, если жертву шантажировали и словесно оскорбляли) она дала ожидаемые палачами показания или сделала то, к чему её принуждали нападающие.
Многочисленные протяжённые следы телесных повреждений на теле трупа свидетельствуют о том, что в тайном аресте ОГПУ Есенин боролся за свою жизнь с абсолютной решимостью. Крупицы песка и земли, находившиеся в волосах мёртвого поэта, указывают на то, что его голова должна была прикасаться в тайном аресте к нижнему уровню, т.е. к полу, но, по всей вероятности, не к деревянному, а прямо к земле или к бетону.
Применение в боевой обстановке нападающими приёма, названного нами условно «приёмом чекиста», всегда ведёт к смерти жертвы из-за поломки позвонков в шейном отрезке позвоночника. Не исключено, что истязатели пытались воспользоваться этим приёмом, чтобы серьёзно напугать Есенина. Сильный физически поэт мог бы избежать потенциальной смерти в поединке с непосредственным его убийцей Василием Назаровым, но оказался совсем беспомощен, когда на помощь Назарову пришёл его помощник, второй убийца, Георгий Устинов.


Цель эксперимента
Целью эксперимента была проверка того, которая из наиболее популярных техник атаки и самозащиты может образовать такие физические повреждения на теле жертвы, которые описаны в акте судмедэксперта Гиляревского и посмертных, а также морговских фотографиях Есенина. Наши выводы мы основываем также на высказываниях свидетелей, имевших непосредственный контакт с мёртвым телом поэта. Мы предполагаем, что удавку с использованием «приёма чекиста» мог сделать один человек или трое людей: двое подстраховывало, один душил. В данном эксперименте нас особенно интересовало положение рук жертвы, так как мы предполагали, что Есенин подвергался ударам различной силы и с разных сторон.


Ход эксперимента
Первый этап эксперимента заключался в попытке удавления жертвы одним нападающим. Из многих техник удавки и обезвреживания человека мы выбрали лишь несколько способов, чтобы проиллюстрировать, как в действительности происходит удавка и когда появляется настоящая угроза для жизни жертвы. В ходе эксперимента установлено, что нападающий во время проведения удавки имеет возможность постоянно контролировать силу нажима своего предплечья на шею жертвы. Притягивая к себе предплечье и одновременно нажимая плечом на шею жертвы, нападающий принуждает её наклониться вперёд к полу, постепенно обеспечивая себе превосходство над противником.




Фот. 4. Борьба: нападающий лежит на полу и ногами обнимает
жертву, нажимая ими на диафрагму, причиняя жертве огромную
боль и перекрывая дыхание. Одновременно
нападающий совершает руками удавку.


Фот. 5. Конечный этап удавки: нападающий всё сильнее
угнетает своей рукой на шею жертвы, которая вскоре теряет
сознание и умирает.
Автор: Збигнев Домбровски


 


Комментарий
В ходе эксперимента мы применили четыре техники удавки. Каждая из них могла привести в конечном счёте к смерти жертвы в результате асфиксии. В боевой обстановке нападающий после удавки ломает ещё жертве позвонки в шейной части позвоночника, чтобы полностью обезвредить атакуемого. Борьба и самозащита не на жизнь, а на смерть сопровождается физическим насилием, дёрганием друг друга за части тела и одежду, её маранием, падениями на пол, фиксированием грязи с пола на телах борющихся. Знания о прохождении борьбы и самозащиты позволяют предложить гипотезы, объясняющие физические повреждения на теле жертвы, а также происхождение следов в виде крупиц земли и других загрязнений в волосах трупа и на его одежде.

{mospagebreak}

4. Удавка (фот. 6–11)


Исходная точка
Следы повреждений на шее трупа указывают на то, что прежде чем инсценировать самоубийство путём самоповешения, было произведено удушение удавкой, которая оставила на шее характерный рисунок параллельной странгуляционной борозды. При удавке жертву душат чаще всего сзади и своими действиями лишают сознания через несколько минут, а иногда даже через несколько десятков секунд. Так как судмедэксперт Александр Гиляревский в своём акте установил, что хрящи гортани были целы, использованная для удавки верёвка продолжительнее всего находилась, по всей вероятности, ниже гортани и время от времени незначительно перемещалась по шее жертвы вниз и вверх, соответствуя слабым уже из-за сильного избиения самозащитным движениям поэта, для которых он использовал свою правую ладонь.
Мы также знаем, что характерной патологоанатомической чертой, являющейся результатом удавки, чаще всего является ущемление кончика языка между зубами. На этот факт у мёртвого Есенина два раза указывает профессор Гиляревский в упомянутом акте вскрытия. Ущемлённый между зубами язык мы видим и на фотографии Моисея Наппельбаума, представляющей лицо мёртвого поэта, лежащего на софе в пятом номере «Англетера».


Цель эксперимента
Мы хотели проверить, сможет ли человек в одиночку удушить другого человека,  произведя неожиданную атаку сзади, захлёстнув шею петлей и быстро затянув удавку. В такой ситуации даже сильный мужчина, каким был Есенин, оказывается почти беззащитен, поскольку в условиях настоящего убийства атакуемый очень быстро лишается сознания после зажима шейных кровеносных сосудов. Само собой разумеется, что совершение удавки при участии, например, трёх палачей намного облегчает задачу, по сравнению с ситуацией «один на один». Непосредственный убийца, т.е. тот, кто затягивал удавку, имеет возможность сосредоточить всё своё внимание исключительно на лишении человека жизни, зная, что его помощники действенно обезвредят жертву, держа её жестко, например, за руки и волосы, и ограничивая движения её ног. Если мы учтём и такой совершенно возможный вариант, согласно которому беспомощный Есенин лежит ничком с открытым переломом левой ноги на полу, то, конечно, для окончательного усмирения поэта без малейшего затруднения нападающий Василий Назаров мог, воспользовавшись вдвойне сложенной верёвкой, надавить сзади правым коленом на спину лежащего на полу поэта и быстро удавить почти мёртвую от боли жертву.



Категория: Красный террор | Добавил: rys-arhipelag (25.02.2010)
Просмотров: 2790 | Рейтинг: 0.0/0