Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4044


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 22.08.2019, 03:13
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Красный террор

    Сталинская эффективность:убийства, принуждения к некрофилии, трупосожжения (Житомирщина, 1937)
    КРОВАВЫЕ СТРАНИЦЫ «КУЛАЦКОЙ ОПЕРАЦИИ»
    Сегодня мы попробуем пролить свет на кровавое событие, которое происходило в том числе и на нашей Житомирщине в жуткие 1937–1938 годы, при этом приобретя всесоюзный размах, известное как «Кулацкая операция». 2 июля 1937-го Политбюро ЦК ВКП (б) приняло Постановление «Об антисоветских элементах», где требовалось, чтобы в областях были обнаружены и уничтожены «кулаки и уголовники», которые отбыли сроки заключения и вернулись в родные места.

    «СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА» НА УБИЙСТВО

    Четвертого июля 1937 года в 22.20 всем начальникам НКВД и управлений НКВД была отправлена телеграмма Ежова под № 11926, где приказывалось «взять на учет всех кулаков и уголовников, осевших в вашей области, которые вернулись из мест лишения свободы, и тех, кто убежал из лагерей и ссылки. Распределить их на две категории: 1) самые вражеские элементы, которые подлежат аресту и расстрелу после рассмотрения их дел тройками; 2) менее вражеские элементы, но которые также подлежат аресту и ссылке в регионы, определенные НКВД СССР».
    Территория республик, краев и областей делилась на оперативные секторы. По каждому сектору за пять дней до начала операции в бывших окружных центрах и других пунктах были созданы межрайонные оперативные группы. В УССР таких было 45. Во главе этих групп ставились ответственные представители областных управлений НКВД или начальники соответствующих горкрайотделов или окротделов. Аресты санкционировались начальниками межрайонных оперативных групп на основании материалов дел и согласовывались с районным прокурором. К участию в операции привлекался «проверенный» партийный актив.
    Тридцать первого июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП (б) утвердило приказ Ежова № 00447 от 30 июля «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Этот документ требовал осуждать бывших кулаков, криминальных преступников, представителей религиозных объединений, бывших членов политических партий, противников большевиков во время гражданской войны (белых) и бывших деятелей времен царизма к лишению свободы с отбываем наказания в лагере или тюрьме или к смертной казни.
    «Лимит» жертв, установленный в Москве для Украины, составлял 28800 человек, в том числе по 1-й категории — 8 тыс. человек. При этом в приказе было подчеркнуто, что «утвержденные цифры — ориентировочные», и «если обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр», наркоматы внутренних дел республик должны будут подавать «мотивированные ходатайства». Благодаря этому был выработан механизм, побуждающий региональных руководителей НКВД к соревнованию за наивысшие показатели и вместе с тем давал центральному руководству инструмент дозирования репрессий.

    «КУЛАКОМ» И «ФАШИСТОМ» ОКАЗЫВАЛСЯ КАЖДЫЙ ДВАДЦАТЫЙ

    Операция по приказу НКВД СССР № 00447 началась в августе 1937 года, а уже с начала сентября 1937 года начальник НКВД УССР Леплевский подал ходатайство об увеличении «лимитов» для УССР. Под его руководством областные управления НКВД устроили настоящее соревнование по задержанию «кулаков» и «уголовников». Не забывали при этом и об «украинских националистах». Им во время операции по приказу № 00447 приговоры выносили неизменно жестокие: это была, как тогда говорили, «высшая мера социальной защиты», то есть расстрел.
    В рамках «кулацкой операции», продолжавшейся в СССР с августа 1937-го до 17 ноября 1938 года, всего было осуждено около 770 тыс. человек, из них свыше 370 тыс.— к смерти и более 380 тыс.— к разным срокам заключения. По Житомирской области эти цифры соответственно 12300 и 1127.
    Одиннадцатого августа 1937 года Ежов подписал оперативный приказ № 00485 и «Закрытое письмо о фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР». Этими документами требовалось провести с 20 августа до 20 ноября операцию по «полнейшей ликвидации местных организаций „Польской организации военной" и прежде всего ее диверсионно-шпионских и повстанческих кадров в промышленности, на транспорте, в совхозах и колхозах».
    Для организации следствия в соответствии с «польской операцией» создавались особые группы оперативных работников. Согласно приказу, прекращалось освобождение из тюрем и лагерей осужденных по статьям «польский шпионаж». Материалы на каждого из них необходимо было присылать на рассмотрение Особым совещанием НКВД СССР.
    Когда завершалось следствие, на обвиненного составлялась справка с коротким изложением следственных и агентурных материалов. Короткие справки в течение десяти дней следовало собирать и перепечатывать в виде списка. Список предоставляли на рассмотрение начальнику НКВД или управлению НКВД и прокурору. Эту комиссию начали называть «двойкой». В ее компетенции был приговор по первой (расстрел) или второй категории (заключение от пяти до десяти лет). После этого список отправляли на утверждение в Москву, где его окончательно рассматривали и утверждали нарком внутренних дел (то есть Ежов) и генеральный прокурор (Андрей Вышинский). После этого список возвращался в соответствующий регион для исполнения приговора.
    На практике на местах, в том числе и на Житомирщине, после того как оперативный сотрудник составлял справку, он же вместе с начальником участка или отделения предлагал то или иное наказание. Начальники управлений и прокуратуры, ставившие подписи под списками, делали это автоматически, обычно отдельно друг от друга, без анализа, обсуждений, без изучения следственных дел.
    Всего в СССР по «польскому» приказу было рассмотрено дел на 143810 человек, осуждено 139835, расстрелян 111091 человек. Вообще в 1937–1938 годах под предлогом борьбы с контрреволюцией в Украине было репрессировано около 50 тыс. граждан польской национальности, из которых только на Житомирщине 27800 человек.
    Террористические планы не ограничились только немцами и поляками. Были начаты репрессии против финнов, эстонцев, румын, болгар, македонцев, латышей, греков, иранцев, харбинцев (под харбинцами имелись в виду бывшие служащие Китайско-Восточной железной дороги и реэмигранты из Маньчжурии), китайцев как иностранных подданных, так и граждан СССР. Сталин и Ежов исходили из наличия разветвленной шпионско-диверсионной и повстанческой сети соответствующего государства, которое якобы только и думало о том, как нанести ущерб СССР. Всего по «национальным операциям» прошло 227986 человек, из которых расстреляли свыше 172830, на Житомирщине — 43768 и 4174 человека.

    В ЖИТОМИРЕ ЧЕКИСТЫ ПРИНУЖДАЛИ ЛЮДЕЙ К НЕКРОФИЛИИ

    Посмотрим на НКВД Житомирской области тех черных времен. Чекистским кадрам у нас был присущ размытый социальный состав, низкий образовательный уровень, неукраинское происхождение, различные грехи (криминальные, политические, моральные). С одной стороны, это позволяло коммунистическим властным структурам легко манипулировать чекистами и принуждать их исполнять любые преступные приказы, с другой — стало основанием для уничтожения многих из них.
    В декабре 1938 года арестовали и начальника Житомирского областного управления НКВД (возглавлял это управление с октября 1937-го по февраль 1938 года), одного из непосредственных исполнителей «кулацко-националистической мясорубки» Лаврентия Якушева (Бабкина). В июне 1939 года его осудили к 20 годам исправительно-трудовых лагерей, но в октябре 1941 года с него вдруг сняли судимость. Хотя было хорошо известно, что именно творилось под его руководством. Например, он лично принимал участие в избиениях заключенных, осужденных к смертной казни, в сожжении 11 заключенных. По его санкции осужденные сами копали себе могилы, по 200–250 человек связывали, выстраивали в очередь и расстреливали на глазах у других заключенных. По санкции Якушева у арестованных без квитанций отбирали ценные вещи, добротную одежду, составляли фиктивные сведения о получении осужденными денег, сданных ими в кассу тюрьмы.
    А вот что делали подчиненные Якушева. Начальник внутренней тюрьмы и комендант УГБ управления НКВД по Житомирской области в конце декабря 1937 года, как засвидетельствовано, «заставлял осужденного старика-инвалида… иметь половые сношения с расстрелянной женщиной, лежащей среди трупов, обещая за это его освободить. В момент выполнения стариком требования… его застрелили на трупе этой женщины». Кроме этого, как указано в документе, составленном в январе 1939 года, подчиненные Якушева с его ведома «занимались вытягиванием кирками и клещами золотых зубов изо ртов трупов расстрелянных…».
    Вадим КИПЛИНГ
    (По материалам
    центральной и российской прессы)
    http://www.exo.net.ua/dosie02/1801---l-r
    Категория: Красный террор | Добавил: rys-arhipelag (13.10.2012)
    Просмотров: 632 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz